Форум » ТРАДИЦИЯ И ТРАДИЦИОНАЛИЗМ » Консерватизм и Традиционализм » Ответить

Консерватизм и Традиционализм

goutsoullac: Консерватизм и Традиционализм Консерватизм - само по себе понятие безсодержательное, абстрактное. Оно означает предельно общее стремление человека сохранить что-либо - некую ценность или совокупность ценностей в их полноте и целостности. Поскольку невозможно представить себе человека, не имеющего каких-либо ценностей и не пытающегося их сохранить, постольку все люди являются консерваторами или хранителями. Поэтому, когда мы размышляем о том или ином конкретном консерватизме, вопрос упирается в полне определённую систему ценностей этим консерватизмом сохраняемую и охраняемую. Консерватизм - это не мировоззрение, не идеология, не политическое направление, а естественное желание человека сохранить свой мир, всё самое ценное в нём, без чего он жить попросту не сможет, не изменив самому себе. Таким образом, консерватизм, - скорее, метод или способ выживания человека и человеческих обществ в океане людей, нежели умонастроение или направление ума. Однако, есть истинный консерватизм и консерватизм ложный. Консерватизм истинный обращается к ценностям абсолютным, вечным, тогда как консерватизм ложный стремится к сохранению ценностей относительных, вызванных запросами времени, места и обстоятельств, запросами тела, а не души и духа. Истинный консерватизм тесно смыкается с религиозной верой, традицией и традиционализмом. При этом нельзя путать религиозную веру с чисто психологической убеждённостью. Религиозная вера имеет своим источником религиозный опыт, опыт, получаемый в процессе связи с Абсолютом - Божественным Бытием или Бытием Небесным. Эта связь может выражаться в разных формах, происходить непосредственно или опосредованно на разных уровнях духовного восприятия. Ложная религия или псевдорелигия возникает тогда, когда относительное признаётся, либо выдаётся, за Абсолютное. Истинный консерватизм, сохраняя и защищая абсолютные ценности перед лицом "духа времени", "духа злободневности", является, по сути, орудием традиционализма, способом или методом обережения Традиции. Таким образом, с традиционалистской точки зрения,. консерватизм имеет сугубо инструментальное значение. Если традиционализм - это сакральная или Священная Миссия человека и человеческого общества, то консерватизм - это одна из её функций. "Традиция" и "традиционный" - понятия (в наше путанное и лживое время) модные и потому чрезвычайно затасканные, даже пошлые. Их либо по недоразумению, либо по не знанию, либо злонамеренно употребляют не к месту, пользуются ими легкомысленно, как попало... Тем не менее, это прискорбное обстоятельство не даёт нам права отказываться от столь значимой для всякого самосознания терминологии. Традиционализм пытаются отождествить с "фундаментализмом", "интегризмом", "тоталитаризмом" и, наконец, "архаизмом". Первые три понятия столь же абстрактны, сколь безсодержателен термин "консерватизм". Например, либерализм, наиболее жёстко и безкомпромиссно критикующий традиционализм за "фундаментальность", которая, якобы, ограничивает свободу личности, свободу выбора человека, сам в своих метафизических, онтологических и антропологических основах "фундаментален", точнее, претендует на "фундаментальность". Этот пример показывает, что любая идеология, в том числе самая архидемократичная и архилиберальна я, может быть фундаменталистской, тоталитарной, стремящейся интегрировать наибольшее количество людей. Об "архаизме" мы скажем несколько слов чуть позже, когда займёмся определением понятия "традиция". Традиция в переводе с латинского и в самом широком смысле означает "передачу", "предание" или "наследие". Однако, традиционализм как особое мировоззрение под "традицией" понимает не всякую передачу, не всякое предание, не всякое наследие, которое сплошь и рядом в человеческом обществе приходится наблюдать, а лишь наследие сакральное, Предание Священное или религиозное. Так как Священное Предание включает в себя основополагающий религиозный элемент (религиогему), оно может интерпретироваться как сакральная нерасторжимая связь с Абсолютом, Божественным Бытием, Высшей Реальностью. К тому же любая передача несёт в себе момент связи и связности, а религия в буквальном переводе с латинского, собственно говоря, и означает связь. В данном случае Традиция представляет собой священную связь человека (личности) и общества с Богом, в процессе которой Бог передает людям непосредственно или опосредованно (через своих благовестников, а также пророков) некие богооткровенные, высшие, абсолютного значения, знания, вечные идеи, истины, ценности и нормы, вечный образ, идеал человеческой жизни и деятельности. Причём эта связь осуществляется по вертикали, т.е., вне времени и пространства, совершенно не сообразуясь с преходящими обстоятельствами и условиями. Однако та же самая связь осуществляется и по горизонтали, т.е. в процессе исторической жизни человечества, жизни во времени и пространстве. Горизонтальная связь имеет свои особенности. Бог открывается нам не только вне времени и места, но и во времени и в определённых местах, при определённых условиях и весьма важных обстоятельствах. Богоявление, таким образом, становится величайшим историческим событием, в ходе которого Бог встречается с человеком. Человек в результате этой встречи заключает с Богом сакральный союз, получает от Бога некие священные знания, Божественные Заветы, т.е. становится посвящённым: пророком, апостолом, адептом (сыном Божьим), обязуясь не только строго исполнять данные заветы, но и верно, в чистоте, полноте и целостности хранить их, осуществлять их передачу (от учителя к ученику, от посвящённого к посвящаемому, и так - из поколения в поколение) в человеческом обществе. Весь этот процесс сакральной передачи носит название исторической традиции, исторической связи времён, связи поколений. Вертикаль Традиции, а также Божественное Провидение позволяют корректировать историческую традицию (горизонталь) таким образом, чтобы последняя ни на йоту не могла отклониться от Божественной Истины. Итак, историческая традиция есть связь старого и нового, прошедшего и будущего. Поэтому, с нашей точки зрения, смешно отождествлять "традицию" и "традиционное" со "старым", с "архаикой", с упрямым, ретроградным охранением всего старого, архаичного, косного, отжившего и настойчивой передачей, переносом его в новое и новейшее время. По глубокому убеждению традиционалистов, Традиция есть не консервация старого, а сакральная связь между старым и новым (историческая, горизонтальная, пространственно-временная), высшим и низшим (мистическая, вертикальная, вне-пространственная и вне-временная), выражающаяся в символах, образах, картинах, устных рассказах и поучениях, в письменности, памятниках, понятиях и практике преемственности, наследия, предания, передачи накопленного исторического опыта, высших и вечных (религиозно-метафизических) ценностей и принципов бытия, знаний об Абсолюте (Откровение, Богоявление, Благовестие, пророчество, мистический опыт, божественные чудеса). Разрыв этой связи является, с одной стороны, архаической реакцией, а с другой, - модернистской революцией, поэтому модернизация, если этот процесс понимать не как нигилистическое разрушение старого, а как его творческое и органическое (не механическое) развитие, должна происходить в лоне Традиции. При этом новация не может быть противопоставлена Традиции, иначе она теряет всякий положительный смысл. Новое, так же как старое, необходимо рассматривать через призму связи времён, поскольку и то и другое являются элементами Традиции. Кроме того, нужно помнить, что связь между старым и новым осуществляется на вечной и незыблемой основе (субстанции), которая является, так сказать, носителем и старого, и нового. Эта вечная и незыблемая основа есть само существо Традиции, ее неуничтожимое ядро. Носителем таковой связи является, например, в русской национальной Традиции прежде всего абсолютная (высшая) или религиозно-метафизическая реальность (Бог и Его энергии), космическая духовная иерархия или Царство и Церковь Небесные. Церковь земная и царство земное, православная вера и вероучение, Священное Писание и Священное Предание (церковный опыт), Священный язык (древнегреческий и церковно-славянский), на котором написаны церковные книги и на котором ведется церковное богослужение, мифологическая система (при этом мифология в Традиции рассматривается как Священная история, выраженная в символических образах и сюжетах – теогонии, космогонии и антропогонии), ритуал (обряд), Священные (культовые) места (сакральная география), объекты (например, источники воды, леса, дороги и пр.) изображения, здания, сооружения, предметы, ритуальная одежда, пища, посуда и т.п., государственно-политическая, культурная и хозяйственная преемственность, традиционное законодательство, Отечество как историко-географическая, этническая и ландшафтная реальность, народ, историческая и родовая память, национальная культура, включающая национальный быт, родной язык и т.д. есть ядро и субстанция Традиции исторической (горизонтальной). Всё это составляет "внутреннюю" и "внешнюю" стороны Традиции - её духовное и идейное содержание, её теорию и практику, сущность и символико-культурное воплощение, её материальную формализацию или манифестацию, её матрицу и патрицу. Собственно говоря, Традиция и традиционализм занимаются передачей и хранением Вечных Ценностей, тех ценностей, которые востребованы в любое время, в любых условиях, в любой ситуации. Поэтому традиционализм можно именовать истинным консерватизмом. Вечные ценности, поскольку они - вечны, постольку они всегда - новы. Вечное есть истинно Новое. Всё остальное, связанное с пространством и временем, с историей, с тварным миром, обладает (по сравнению с Вечностью) лишь относительной новизной и столь же относительной стариной. Поэтому часто старое, даже очень старое, на поверку оказывается новым, а, напротив, новое и новейшее при тщательном рассмотрении оборачивается хорошо забытым старым. Человек, хотя он занимается творчеством и способен производить новое, тем не менее, никогда не сможет создать абсолютно Новое, ибо он творит из всего того и при помощи того, что уже до него произвёл Бог. Да и творческие силы человека не могут быть творческими силами, если они не подпитываются Божественными энергиями и не имеют связи с Вечностью и Небом Духовным. Поэтому абсолютно новое (сотворённое из Ничево) может создавать только Бог. При этом нужно помнить, что вне связи с Богом, с Абсолютом, с Высшей метафизической Реальностью ни о какой традиции говорить нельзя. Если вам говорят о чем-то "традиционном" вне религиозно-метафизической связи с Божественным Абсолютом, то непременно лгут, лукавят, занимаются недостойной подменой понятий, сознательно и безсознательно вносят путаницу в умы и сердца. Здесь мы имеем дело с лжетрадицией и ее безбожными адептами, которую следует непременно разоблачать. Смешно, например, слышать о демократической, либеральной, революционной "традициях", о "традициях" гуманизма, критического или социалистического реализма, о научной "традиции", о "традиции" философской, "традициях" идолопоклонников, иудеев, католиков, протестантов, масонов, оккультистов или гностиков. Всё это лжетрадиции и псевдотрадиции. Не с Богом они связаны, а с человеческим произволением и самомнением, а часто с дьяволом. Во многих случаях Традицию путают с обычаями, нравами, общепринятыми нормами, стереотипами поведения и мышления. Традицию также путают с понятием "школа". К примеру, говоря о какой-либо "научной или философской традиции", тем самым стараются повысить исторический статус той или иной научной, либо философской школы (школки). Но школа - это всего лишь школа, не более, то бишь, учреждение и учение, основанное не Богом, а грешными людьми. Католицизм и протестантизм возникли именно как философские рационалистические школы, паразитирующие на христианстве. Ввиду всего этого проясняется смысл "архаики" и "модерна". "Архаика" и "архаизм" - это такое историческое явление, которое утратило всякую связь с новым и даже враждебно относится к новому (реакция). "Модерн" и "модернизм" - историческое явление, утратившее связь с прошлым и враждебно настроенное к прошлому (революция). В лучшем случае модернизм относится к прошлому с эстетских и гедонистических позиций как к некому экзотическому развлечению, исторической и этнографической достопримечательности, представляющей туристическую ценность. Модернизм использует элементы старого для всяческих манипуляций и спекуляций. Пост-модернизм произвольно смешивает прошлое, настоящее и будущее в один неразличимый текст, уравнивает архаику и современность, футуристические экскурсы с древностью. Пост-модерн отрицает историю и постулирует одну вечную современность, в которой все ценности, все события, все факты равнозначны и равновелики. Для пост-модернистов не существует ничего абсолютного, что неизбежно иерархически структурирует бытие, но они утверждают абсолютность безструктурного хаоса, в котором нет ничего неподвижного, постоянного, и всё исчезает, едва появившись на свет. ttp://community.livejournal.com/ru_neokons/26781.html

Ответов - 3

Admin: Сергій Капранов написав: Ще у 2013 році написав для "Сучасної мультімедійної енциклопедії філософських, культурологічних і релігієзнавчих знань", яку готувала РХГА (Санкт-Петербург), чотири статті з традиціоналістичної тематики: "Традиционализм", "Консервативная революция", "Генон" та "Эвола". Потім забув про них, і лише нещодавно згадав і - на диво - знайшов сайт енциклопедії і мої статті у ній. ТРАДИЦИОНАЛИЗМ. 1) В наиболее широком смысле, мировоззрение, основанное на традиции, либо приверженность традиционным ценностям. 2) Разновидность консерватизма, созданная в конце XVIII в. Ж. де Местром, для которой характерно полное отрицание идей Французской революции и стремление к реставрации феодальной монархии. Представители – Ж. Доносо Кортес, Л. де Бональд и др. 3) В католицизме – направление, не признающее нововведения II Ватиканского собора (1962–1965). Яркий представитель – М. Лефевр. 4) Интегральный традиционализм (перенниализм, от латинского perennis – вечный) – школа мысли, основанная на постулате о существовании единой изначальной (примордиальной) Традиции, содержанием которой являются высшие сакральные знания, полученные некогда путем откровения свыше, а также институты и организации для передачи такого знания. Все аутентичные религии, духовные и эзотерические учения – формы этой изначальной традиции. Ф. Шуон использует понятие «вечной религии» (лат. Religio perennis), составляющей потаенную основу каждой ортодоксальной религии. Каждая историческая форма традиции состоит из экзотерической и эзотерической частей. Первая включает обряды, правила морали и догматическую теологию. Она, в отличие от эзотерической составляющей, не дает возможности выйти за пределы человеческого состояния. Последняя, собственно, и относится к Традиции. Так, согласно Р. Генону, в индуизме экзотеризм и эзотеризм нераздельны, в китайской традиции эзотеризм – это даосизм, в иудаизме – каббала, в исламе – суфизм. Христианство одни традиционалисты (Р. Генон, Ю. Эвола) считают чисто экзотерической религией, а к западному эзотеризму относят герметизм, розенкрейцерство и т. п. Другие традиционалисты (Ф. Шуон, Дж. Катсингер) признают существование эзотерического измерения в христианстве (например, исихазм). С этой точки зрения традиционное («метафизическое», т. е. сверхрациональное знание божественного) знание противопоставляется философии как знанию человеческому. Оно передается исключительно путем инициации – передачи духовного влияния, изменяющего онтологический статус человека и открывающей ему путь к высшим, сверхиндивидуальным состояниям, и, в конце концов – к «метафизической реализации», единению с Абсолютом. Инициация бывает «горизонтальной» (осуществляемой в рамках определенной организации) и «вертикальной» (непосредственное откровение свыше). С точки зрения Т., все формы традиции равноценны и ведут к одной цели («трансцендентное единство религий», по Ф. Шуону), однако смешивать их доктрины нельзя, поэтому традиционалист, как правило, должен принадлежать к одной из ортодоксальных религий (список таковых, однако, различен у различных авторов). Это одно из основных отличий Т. от теософии Е. П. Блаватской, «Нью эйдж» и различных синкретических НРД, которые традиционалисты объединяют под названием неоспиритуализма и рассматривают как псевдо- или контринициатические. Согласно Т., основным законом истории является не прогресс, а, напротив, деградация, постепенное забвение традиционного знания. Он выражается в четырех фазах космического цикла: золотой, серебряный, бронзовый и железный века (или, в терминах индуизма, сатья-юга, трета-юга, двапара-юга и кали-юга). После завершения цикла снова наступает золотой век. Современная эпоха рассматривается как кали-юга, в связи с чем Т. подвергает суровой критике ее ценности – веру в научно-технический прогресс, материализм, рационализм, приоритет количества над качеством и т. п. Хотя идеи единства всех духовных традиций можно найти в учениях Индии, Китая, неоплатонизме и др., Т. в собственном смысле слова был основан в 1920-х гг. Р. Геноном. Представителями Т. являются также А. Кумарасвами, Ф. Шуон, Т. Буркхардт, М. Паллис, С. Х. Наср и др. Особое направление Т. – «политический Т.», смыкающийся с идеями консервативной революции (Ю. Эвола). М. Седжвик различает «жесткий» и «мягкий» Т., относя к первому Р. Генона и его последователей, а ко второму – М. Элиаде (хотя последний не считал себя традиционалистом). В России идеи Т. получили распространение, начиная с 1990-х гг., благодаря работам А. Г. Дугина, Г. Дж. Джемаля, Ю. Н. Стефанова, Е. В. Головина, альманаху «Волшебная гора». Помимо эзотерической мысли, Т. оказал влияние на развитие религиоведения (М. Элиаде, Х. Смит), в частности, на изучение ислама и суфизма (В. Читтик), индуизма (А. Кумарасвами), христианства (Дж. Катсингер), символизма в религиозном искусстве (Т. Буркхардт). Лит. и соч.: Быстров В. Ю. Человек в мире традиции. Великий Новгород, 2001; Дугин А. Г. Философия традиционализма. М., 2002; Стефанов Ю. Н.<#whitespace />Рене Генон<#whitespace />и<#whitespace />философия традиционализма<#whitespace />// Вопросы философии. 1991. № 4. С. 31-42; Шуон Ф. Очевидность и тайна. М., 2007; Nasr S. H. Knowledge and the Sacred. Albany, 1989; Quinn W. The Only Tradition. Albany, 1996; Schuon F. De l'Unité transcendante des Religions. Paris, 1948; Sedgwick M. Against the Modern World: Traditionalism and the Secret Intellectual History of the Twentieth Century. New York, 2004; The Unanimous Tradition. Essays on the essential unity of all religions / Ed. by R. Fernando. Colombo, 1991. С. В. Капранов http://summa.rhga.ru/vseob/cat/detail.php?rraz=2&ELEMENT_ID=4849 ГЕНОН (GUéNON), Рене Жан Мари Жозеф (Абд-аль-Вахид Яхья)(1886 – 1951) – французский мыслитель, метафизик, основатель и крупнейший представитель интегрального традиционализма. В молодости изучал математику и философию, увлекался оккультизмом и масонством. Принял ислам (1912) и был посвящен в суфийский тарикат шазилийа. В 1930 переехал в Каир, где прожил до самой смерти. Перешел в египетское подданство (1949). Г. не претендовал на создание оригинальной философской системы; он считал своей целью лишь поведать людям Запада о забытых ими вечных истинах, сохранившихся в учениях Востока и восходящих к единой примордиальной Традиции. Эти сакральные знания имеют сверхчеловеческое (трансцендентное) происхождение. Их ядро составляет метафизика, под которой Г. понимает знание универсальных принципов, полученное путем интеллектуальной интуиции, представляющей собой одновременно «и средство познания, и само знание, в котором субъект и объект тождественны друг другу» («Очерки о традиции и метафизике»). Такое познание не иррационально, но сверхрационально. Сакральные знания полнее выражаются в символах, чем в словах. Доступ к овладению этими знаниями дает инициация, осуществляемая в рамках эзотерической организации, обеспечивающей непрерывную преемственность передачи соответствующего духовного влияния. Инициация также дает человеку возможность выйти за рамки собственно человеческого бытия и достичь высших состояний (таких, как мокша в индуизме, нирвана в буддизме, фана в суфизме). Исторически единая Традиция существует в виде частных ее форм, возникших в результате адаптации к локальным условиям (индийская, китайская, еврейская, исламская и др.), причем ядро каждой формы составляет соответствующее эзотерическое учение. Формой традиции, наиболее близкой к изначальной, является индийская, причем Г. считает наиболее глубокой ее доктриной адвайта-веданту. В традиционности буддизма Г. долгое время сомневался, но впоследствии признал ее под влиянием А. Кумарасвами. Раннее христианство, считал Г., было полноценной эзотерической традицией, однако со временем оно превратилось в чисто экзотерическую религию, за исключением православия, где сохранился истинный эзотеризм – исихазм. Г. категорически отрицал любой синкретизм традиционных доктрин. В ряде работ Г. он излагает основы традиционной метафизики, составляющие суть любого истинного эзотеризма. Это учение о высшем Принципе (Брахман, Дао, Эйн-Соф) и его манифестациях, осуществляющихся циклически. В настоящее время идет последняя фаза космического цикла, в которой мир закрыт для высших духовных влияний, но при этом открывается для влияний демонических. Современная эпоха – «царство количества», утраты традиционных знаний, всеобщего смешения и нивелировки. Однако в конце ее произойдет «переворачивание полюсов» и начнется новый цикл, наступит «Золотой век». Идеи Г. были развиты его многочисленным последователями. Корме того, они оказали влияние на многих деятелей культуры, в т. ч. М. Элиаде, А. Жида, Ж. Даниелу, А. Глеза, А. Бретона, А. Арто, Р. Домаля, Р. Кено. Соч.: Царство количества и знамения времени. М., 1994. Символика креста. М., 2004; Человек и его осуществление согласно Веданте. Восточная метафизика. М., 2004; Символы священной науки. М., 2004; Восток и Запад. М., 2005; Кризис современного мира. М., 2008; Царь мира. Очерки о христианском эзотеризме. М., 2008; Очерки о традиции и метафизике. СПб., 2010. Лит.: Грицанов А. А., Филиппович А. В. Рене Генон. Минск, 2010; Chacornac P. La Vie simple de René Guénon. Paris, 1957; Sedgwick M. Against the Modern World: Traditionalism and the Secret Intellectual History of the Twentieth Century. New York, 2004. С. В. Капранов http://summa.rhga.ru/edin/pers/detail.php?rraz&ELEMENT_ID=4847 ЭВОЛА (Evola) Юлиус, Джулио Чезаре Андреа (1898–1974), барон – итальянский философ, эзотерик, поэт, художник, один из ведущих представителей традиционализма. Окончил инженерный факультет Римского университета, но от диплома отказался, считая его не совместимым со знатностью. В годы Первой мировой войны служил в артиллерии. Занимался альпинизмом. В молодости увлекался футуризмом, позднее – дадаизмом. Основал эзотерическую «группу Ур» (1927–1929). Поначалу поддерживал режим Муссолини, но вскоре разочаровался в нем и подверг его критике. Изучал масонские документы в архиве «Аненербе» в Вене (1943–1945). В 1945 во время бомбардировки был ранен и остался частично парализованным до конца жизни. В 1951 был арестован и отдан под суд по обвинению в апологетике фашизма, но впоследствии оправдан. С именем Э. связана политическая линия в традиционализме, близкая к консервативной революции. Согласно Э., в основе традиционного мировоззрения лежит доктрина двух порядков: высшего, метафизического, связанного с вечностью и бытием, и низшего, физического, связанного с историей и становлением. Высшее начало является небесным (ураническим), солярным, мужским; низшее – земным (теллурическим), лунарным, женским. Эта дуальность проявляется на различных уровнях. Так, в древности истинной гиперборейской традиции Севера, уранической и героической, противостояла упадочная матриархальная лемурийская традиция Юга. Солнечное начало воплощалось в Золотом веке в касте священных царей, сочетавших духовную и мирскую власть. В результате упадка высшей кастой становится жречество (брахманы), связанное с лунным началом; затем власть захватывают воины-кшатрии, далее – вайшьи (буржуазия), и, наконец, шудры (пролетариат). С указанным процессом связана и теория «духовных рас», которую Э. разработал в дополнение к классической расовой теории (уровень тела) и учению Л. Ф. Клаусса о «расах души».<#whitespace /> Путь восхождения человека от низшего к высшему порядку изложен в традиционных учениях, среди которых Э. особенно выделял буддизм (ранний и дзен), тантризм, даосизм, герметизм. Однако, в отличие от Р. Генона, Э. не считал необходимым принадлежность к определенной традиции, поскольку в современную эпоху все они переживают упадок, и регулярная («горизонтальная») инициация становится почти недоступной. «Прорыв уровня» возможен благодаря аскезе, к которой Э. относил, в частности, альпинизм и войну. Особое внимание Э. уделял критике современной эпохе и ее критике, в том числе критике либерализма и демократии. Современность, по Э. – конец космического цикла, кали-юга, время, когда «Бог умер». Преодолеть ее может «обособленный человек», внутренне принадлежащий Традиции. Ему следует «оседлать тигра», т. е. не противодействовать разрушительным силам, а использовать их энергию против них же самих. Работы Э. оказали сильное влияние на философию «новых правых», а также на эзотеризм ХХ в. Соч.: La tradizione ermetica. Bari, 1931 (Герметическая традиция. М. – Воронеж, 2010); Rivolta contro il mondo moderno. Milano, 1934; Lo Yoga della potenza. Torino, 1949; Gli uomini e le rovine. Roma, 1953 (Люди и руины. М., 2002); Metafisica del sesso. Todi-Roma, 1958 (Метафизика пола. М., 1996); Cavalcare la tigre. Milano, 1961 (Оседлать тигра. СПб., 2005); L'arco e la clava. Milano, 1968 (Лук и булава. СПб., 2009); Il cammino del cinabro. Milano, 1963.<#whitespace /> Лит.: Хансен Х. Т. Политические устремления Юлиуса Эволы. М. – Воронеж, 2010; Дугин А. Г. Консервативная революция Юлиуса Эволы // Эвола Ю.<#whitespace />Языческий империализм. М., 1994. С. 151–165; Быстров В. Ю. Юлиус Эвола – топограф Темного века // Эвола Ю. Оседлать тигра. СПб., 2005. С. 464–509; Sedgwick M. Against the Modern World: Traditionalism and the Secret Intellectual History of the Twentieth Century. New York, 2004. С. В. Капранов http://summa.rhga.ru/edin/pers/detail.php?rraz&ELEMENT_ID=4850

Целюлит: Этапы традиционализма (статья Яхонтрепы) Для себя представляю такую абстрактную схемку разных задач-этапов внутри традиционализма. Выразить более чётко и полно истину традиции, поскольку сама не могла, за неимением «иного»… Развивать традиционное знание: поскольку такие науки, ещё, предположительно, живы, регулярными методами, также и обновляя их – исследователь волен создавать гипотезы, делать допущения; насколько это оправдано, решает его интуиция, но стремится, по мере сил, сохранить такой ориентир, и связывается с наставниками, где это возможно. Восполнение, собирание камней. Любой учёный учит Закону, он «брахман». Его высота на Лестнице бытия «связана с его традиционалистским теоретизированием», т.к. постгеноновский традиционализм несёт свою уникальную мифологию. Ступень, когда традиционализм обособляется от Предания. Она связана поиском камней со всех концов света, экуменизацией. Такой шаг имеет свои преимущества, и отчасти оправдан самим Преданием. Но теперь, учёный идёт на риск потери почвы, ибо изучение собственной культуры уже не может быть столь прилежным. Более того, оно перестаёт соответствовать вековой норме обучения. Возникает разрыв с традиционными школами, складываются альтернативные. Возможно также и нек-е послабление в ритуальной дисциплине (о чём писал Фомин). Круг традиционалистов замыкается сверху, не очень прозрачен для старцев. Такие могут думать, что, когда Предание деградировало, сама история развела его с традиционализмом. При этом, учёные такого типа, не желают, во-первых, идти в традиционное высшее образование, и там реализовывать свою стратегию. Так возникает опасность, как сказал Ключарь, кабинетного мифотворчества, теоретизирования в ущерб практическому смыслу. Третий уровень. Учёный осознаёт свой высокий эзотерический ранг, получает тайную инициацию, доступ в альтернативную сакральность, и, с открывшейся высоты, теперь критикует фундамент Предания, вещи онтологического и сотериологического порядка, к к-му принадлежит. Ему не нужно близко знакомиться с другими эзотерическими группами и орденами его, и так «проницает»… Если не пророк, похож на пророка, и кто радикальный субъект, как не ПРОРОК ЗОЛОТОГО ВЕКА? Когда он, с учениками, думает, что в том, что касается Пути, понимает святых лучше, чем они сами себя за тысячи лет. Назвавшись р.с., не можешь не осознать своё пророческое служение. Входит это в конфликт с твоей верой или нет – другое дело, но я просто не вижу другого смысла в этом понятии. Важная примета пророка – провозглашать богов, неизвестных Преданию… «Огонь, вспыхивающий среди абсолютного льда» - образ именно пророчества.

Олег Гуцуляк: Сперанская сегодня пишет. После конференции Against Post-Modern World (октябрь 2011) я находилась в уверенности, что мы наблюдаем появление иного типа человека – героического, волевого, духовно ориентированного интеллектуала, для которого традиционализм является активной позицией, подразумевающей бунт против современного мира и царящей в нем десакрализации. И то, что многие из тех, кто пытались «оседлать тигра», попали прямиком в его пасть, свидетельствует о том, что заветам Юлиуса Эволы они следовали только на словах. Традиционализм не стал частью их экзистенции, не вошел в кровь, не превратил их в стрелу духа, которая неуклонно летит к цели, не зная никаких преград и остановок. Вместо того, чтобы упразднить время, они стали его заложниками. Сейчас не время расслабляться – мы приближаемся к финальной точке, с которой может начаться парадигмальный поворот (может быть, если совсем закончились силы, стоит перед сном открывать «Оседать тигра» и прочитывать 5-10 страниц, чтобы снова обрести внутреннюю стойкость и каждая мысль обратилась в остро отточенный клинок смысла?) Для 90 процентов людей слово Традиция превратилось в синоним совокупности правил поведения и обычаев прошлого (отсюда глупые обвинения в том, что традиционалисты якобы «бегут в прошлое»; всякому, кто предъявит вам этот упрек, вы можете смело назвать одним из тех слов, которые вы считаете наиболее унизительными) и, наверное, это самое печальное из того, что могло случиться. Традиция – это метафизическая реальность, превосходящая время; это инициатическая «передача» вечных и неизменных принципов, духовного наследия человечества, сохраняемого на всех этапах развертывания иероисторического процесса.



полная версия страницы