Форум » ТРАДИЦИЯ И ТРАДИЦИОНАЛИЗМ » ГЕЙДАР ДЖЕМАЛЬ » Ответить

ГЕЙДАР ДЖЕМАЛЬ

Олег Гуцуляк: ГЕЙДАР ДЖЕМАЛЬ

Ответов - 18

Олег Гуцуляк: Борис Межуев написал: О Джемале: в последнее время думаю о своих с ним разногласиях. У него была простая, но сильная мысль. Бог Авраама, Исаака и Иакова - это не просто не Бог философов и ученых, но это Бог воинов и кшатриев. Главная подмена, которую он делал, он выдавал за кшатриев людей "городской революции" - то есть Магомета, Кромвеля и Ленина. Получалось, что радикальные протестанты, охваченные идеей суда над неправедным миром, - это то же самый тип, что и феодальный рыцарь, для которого высшая ценность - это честь и сила, а высшее право - это право силы. Эта подмена, конечно, делалась Гейдаром вполне сознательно и делалась для того, чтобы провозгласить в конечном итоге союз левого исламизма и старой феодальной аристократии - то есть некоего феодального клуба, на роль которого в событиях последнего времени он делал постоянные намеки в своих выступлениях. Мне кажется, проблема коренная в том, что онтологический разлом проходит не по линии действие/созерцание, а по линии Воля в Власти/Воля к Истине. Люди Истины могут перейти от созерцания к действию, это будет для них серьезнейшим переломом, но они при этом все равно останутся Людьми Истины. Люди Воли к Власти могут вполне спокойно предаться созерцанию - состояние мокши в индуизме - но оттого они не перестают быть Людьми Воли к Власти. Джемаль смешал два онтологических уровня, чем, конечно, засвидетельствовал глубочайший кризис партии Ценностей в постсоветской России. ---------------- И обсуждение: Дмитрий Юрьев Борис, впервые за всё время - страшное огорчение от твоей позиции (несогласий - сколько угодно, разногласий - тоже, это нормально, это не огорчает, а тут - качественное, сущностное). С моей точки зрения, ГДж - олицетворения абсолютного зла. Без примесей, без вариантов, без интонаций. КАК можно - с христианской точки зрения - вообще что-то здесь подвергать сомнению??? По мне - лакмус! И то, что красные его чтут (в том числе те, кто лично мне симпатичен) - абсолютное доказательство дьявольской сущности красного...((( Борис Межуев Лакмус собственно чего? Дмитрий Юрьев Нравственной и религиозной неразборчивости. Отношение к чему угодно - хоть к Сталину - может быть "личной особенностью": эмоциональной окраской, ошибкой, неразборчивостью, своим взглядом. Джемаль - беспримесное, абсолютное зло. Идейное, политическое, человеческое, этическое. Принятие Джемаля - перверзия Борис Межуев А почему Сталин не зло беспримесное? Arkadiy Maler Потому что как коммунист он был вынужден произносить общегуманистические лозунги (восходящие к христианству), а как глава государства, наследующего историческую Россию, вынужден был произносить великодержавные лозунги (восходящие к византизму). То есть Сталин - это зло, иногда прикрывающееся добром, а Джемаль - неприкрытое зло. Разница между ними - это разница жизни в сталинском СССР и в ИГИЛ. Vitaly Zhuravlev для людей "Истины" созерцание это и есть высшее действие...) Борис Межуев Вот это и ошибка, я думаю - Истина может открываться и в практическом разуме. Когда Вебер пишет о протестантах, что они хотят быть орудием Бога, а не сосудом Божественной энергии, то же можно сказать и о ваххабитах в противоположность суфиям, он тем не менее говорит об одном типе человека, для которого высшая ценность - это стремление к Истине. Vitaly Zhuravlev практическое действие вне связи с познанием истины ведёт негативным последствиям. Другой вопрос - что есть Истина? ) Владимир Косарев Да вообще это надуманная дихотомия - люди истины, власти... Лютер - сосуд или орудие? Ясно, что и то, и другое... Такие дистинкции ничего серьезного не дают. А в Джемале много детского - очень хотел быть философом, играл в него. Не видел "по-взрослому" (действительно), где добро и зло... Vitaly Zhuravlev цели, функции и ценности у них разные...Кстати, Джемаль мне никогда интересен не был. Вообще, он был похож на какой-то политтехнологический проект, но не на личность, которая поглощена духовными посками. Владимир Косарев Человек - это такой... чудак, что один способен вместить (конечно, этому можно очень сильно удивиться) сразу аж две, а то и более, цели. А заодно и функции... Vitaly Zhuravlev совмещение профессий и переменчивость характера это другое... ). Как бы это сказать: Богу божье, а цезарю цезарево. Это, конечно, не исключает их взаимодействие. Владимир Косарев Да я и не о профессиях. О модальностях бытия в мире... Vitaly Zhuravlev модальности бытия в мире" ааа-а! чтоб я так говорил... ). Пойду смотреть футбол, Бог ему судья, Джемалю этому... Abdulvahidi Mansur Джемаль наоборот критиковал старую феодальную аристократию. С чего такое умозаключение о том, что он пытался соединить "левый исламизм" с ней? Борис Межуев Задавал в беседе прямой вопрос, получил очень уклончивый ответ, из чего сделал вывод, что прав в своих подозрениях. Abdulvahidi Mansur Флориан Гейер, к которому апеллировал Джемаль, как раз пошел против своих аристократических кругов, фактически их предал. Алексей Черняев а уж как пошел Филипп Эгалите Abdulvahidi Mansur Ленин. Владимир Ильич. Shvartser Arkadiy Гейдар апеллировал к Генону, прежде всего. Он занимался оккультной, сакральной философией. Всегда он подчеркивал, что являлся традиционным авраамистом. Против служителей культа всех мастей. За прямой контакт с Всевышним. Алексей Черняев Генон - это экуменизм справа Борис Межуев Б Мне представляется, что для него Генон - это как бы негативный полюс, от которого надо оттолкнуться - высшее выражение того самого сознания, которое открывается человеку, преданному созерцанию. Олег Гуцуляк Джемаль как-раз Генона считал своим оппонентом и идеологом контрреволюции (как её, революцию, Джемаль понимал). ейдар Джемаль обвиняет Рене Генона в том, что тот, следуя своей универсалистской логике, изо всех сил стремился максимально сгладить, затушевать структурные противоречия между манифестационистскими традициями и монотеистическим креационизмом и представить последний как просто экзотическую версию той же самой интегральной Традиции, просто адаптированную для менталитета людей конца эпохи Кали-юги. Таким образом, Р. Генон «разоблачается» Г. Джемалем как «апологет жреческой линии», сознательно или несознательно проигнорировавший уникальный смысл авраамического откровения пророков. Даже суфизм с его холистским, «криптоманифестационистским» принципом «вахдат-аль-вуджуд» («единство бытия») расцениваются Г. Джемалем в оптике «чистого монотеизма» как девиация в «традиции пророков» и «субверсивное жреческое влияние». Нигилистическо-гностические «рога» буквально вылезают у Г. Джемаля, когда он говорит о «концентрационной вселенной», «преодолении иерархии», «разделении на начала добра и зла» и «бытии как негативе». http://www.mesoeurasia.org/archives/17085 Arkadiy Maler Борис, я надеюсь, в этом состоит не единственное твое разногласие с Джемалем? Из его философии (предположим, она у него была) следовало полное отрицание ценности человеческой личности, а самым логичным ее воплощением стало ИГИЛ. Abdulvahidi Mansur На ходу фантазируете? Наоборот, Джемаль утверждал личность человека, его свободу и право на справедливость. Борис Межуев Выражение "ценность человеческой личности" - оно бьет немного мимо цели, тут все сложнее: Джемаль - так если грубо, это философ 1990-х годов, когда интеллектуалов бросили в бандитский мир и они решили, что бандистский мир - это и есть Da Sein, подлинное существование, а все что до это этого думали разные Головины и Мамлеевы - это все поповско-интеллигентские игры. Но в общем и Хайдеггера можно точно так же объяснить (Бурдье так и делает) - Джемаль смог это кризисное мироощущение подвергнуть систематической философской рефлексии. И надо признать, в этой рефлексивной силе не имел равных среди современников. Arkadiy Maler Абдулвахиди Мансур Видимо, вы при всей любви к Джемалю не знаете его мировоззренческую позицию - для него, вообще, не существовало никаких личностей, а свободу он отрицал также, как и большинство мусульманских школ. Мы с ним лично и публично об этом говорили, и он подтверждал свои позиции. Abdulvahidi Mansur Это как бы ваши слова и личные оценки. Я неплохо знаком с его творчеством, и ничего подобного не вижу. Если можно, пруф дайте. Abdulvahidi Mansur Аркадий Малер а вот если бы вы про Дугина это сказали - тут бы я с вами согласился. Но при всей своей близости в ранее время, в последние десятилетия они разошлись радикально. Arkadiy Maler Борис Межуев Борис, по-моему, ты несколько упрощаешь Джемаля. "Ориентация - Север" написана в 1980 году и если уж объяснять его позицию духом времени, то это поздний застой и перестройка, а никак не 90-е. Основы политической позиции Джемаля и Дугина были сформулированы именно в 80-е. Но дело не в этом - если ценность человеческой личности имеет для тебя значение, а какая-то философия ее прямо отрицает, то как можно сводить разногласие с этой философией к вопросу о "воли к власти"? Ведь речь идет не о каком-то пассивном отрицании, когда автор просто не знает этой темы или она не интересует его, а о самом прямом сознательном антигуманизме и антиперсонализме? Борис Межуев Аркадий Малер Я не чувствую этой проблемы в рамках этой философии. Для Юнгера или для Шпенглера существовала ли ценность личности? Люди, которые высшим предназначением человека считают войну, как они должны относиться к ценности личности? Я думаю, если бы не 1990-е "Ориентация - Север" оставалась бы интересной десятку людей, нужно, чтобы интеллигенты устыдились своей интеллектуальности, чтобы вся эта линия была бы востребована. Arkadiy Maler Борис Межуев Конечно, для Юнгера и Шпенглера не было такой ценности, поэтому я бы в равно степени удивился, если бы ты свел свое несогласие с ними к вопросу о "воли к власти". То, что своей популярностью Джемаль, как и Дугин, обязаны ситуации 90-х - это точно. Но очень интересно, как воспримет его в дальнейшем исламский мир - станет ли он там очередным маргинальным еретиком, или великим учителем, или его, вообще, забудут как какого-то странного "русского"? Abdulvahidi Mansur Да не было у Джемаля такого. Отрицание ценности человеческой личности - это ирфан, суфизм (отчасти), и в целом традиционализм, а он эти течения жестко критиковал. Вы очень поверхностно поняли Джемаля. Это уже не говоря о том, что встречи ваши, Аркадий, происходили почти 20 лет назад, а он с тех пор серьезно эволюционировал. Хотя с другой стороны, еще не совсем понятно, что вы подразумеваете под ценностью личности. Возможно, у вас какое-то свое, особое представление. Arkadiy Maler Абдулвахиди Мансур Мои встречи с ним были 14 и 10 лет назад, и я периодически читаю его концептуальные тексты и не вижу там никакой эволюции. Все его основные взгляды изложены в сборнике "Революция пророков" 2003 года - или вы хотите сказать, что этот сборник не отвечает его позициям? Alex Frank Этот человек был другом нашей семьи. Несмотря на ожесточёные споры, продолжавшиеся иногда неделями, не затихавшие до утра. Несмотря на то, что мы и тогда, в конце 70-х верили в очень разные вещи и со временем каждый остался при своей вере. Он хотел печатать Кораны в нашем доме, ведь КГБ, думал он, не станет искать Кораны дома у сионистов. Однако мы лучше него знали КГБ и понимали, что станут. Но подареный им Коран долгое время был нашим семейным талисманом. Как и многие мусульмане, он не принимал правоты сионизма, основы нашего мировозрения. И споры об этом были особенно яростными, громкими, эмоциональными. И примиряло нас только то, что мы знали, что каждый из нас готов отдать за свои убеждения жизнь. Мы, наша семья - за сионизм, он - за ислам. Говорят, что он оправдывал террористов. Не знаю, как изменились его убеждения под конец жизни. Когда-то он долго спорил об этом с моим дядей. И сошлись они на том, что только Двенадцатый, сокрытый Имам, сможет разъяснить всё тайное в этом мире. Мы всегда защищали друг друга от преследований власти и никогда не предавали. Потому что Советская Власть была безусловным общим врагом тех, кто верит в Единого Бога. А в Бога мы верили. Сегодня он, теолог и философ Гейдар Джемаль, предстал перед Судом Всемогущего. И мы не знаем, что там будет, на этом Суде. Но всё же хотелось бы нашему другу хорошего решения. Ведь что бы он ни делал, о чём бы ни говорил, куда бы его не заносила нелёгкая, мы никогда не отрекались от дружбы с ним. Потому что и он, и те в нашей семье, кто верит в возвращение Сокрытого Имама, и те, кто верит в Мессию, в общем-то, говорили об одном и том же. О спасении этого мира. И мы, и Гейдар Джемаль пытались и пытаемся спасти его, как умеем. Сегодня в этом мире стало одним спасателем меньше. إنا لله وإنا إليه راجعون

Олег Гуцуляк: Olena Semenyaka написала: Теолог-революционер, провозгласивший смерть главной категорией новой социологии, а политическую теологию - теорией "истинной революции", метафизический и социальный гностик, призвавший разрушать общественные иерархии и восставать против наличного порядка как несправедливой, демиургической формы организации хаоса, философ, считающий тягчайшим преступлением земной власти экспроприацию жизненного времени человека, богослов-еретик, смело осмеявший мертвечину клерикальных "толкований", во многом хайдеггерианец - в бытии-к-смерти, которая "всегда моя", а не вообще, тем самым пробуждая человека к аутентичной экзистенции, а также в инвертировании онтологической системы Парменида, этой "энтропийной косы объективизма", в другом - кшатрий-эволаист, до предела заостривший антибрахманическую линию Эволы против "союза жрецов и торговцев" - таким останется в моих глазах Гейдар "Джихадович" Джемаль, ученики которого явно выходят за пределы уммы... Конечно, при всем созвучии базовых метафизических интуиций, мы называли их разными именами и искали в отличных философских, политических и религиозных учениях, а реконструкцию им домонотеистической религиозности всегда считала антиисторической - впрочем, нормальной для такого эсхатологического финалиста, как Джемаль. Его картезианский дуализм, уводя в трансцендентные высоты вместе с правдоискательством русской религиозной философии, толкал его к Новому Небе и Земле - для всех, тогда как близкий мне кантианский дуализм предполагает личный фаустовский путь поиска инициатического опыта в духе Эволы. Как панъевропеистке, столь же сомнительной казалась мне "теория клубов" Джемаля за причисление консервативной революции к крайнему флангу либерального крыла, его самозащите, и возлагаемых надежд на радикальный клуб в лице исламского сопротивления из стран третьего мира. Тем не менее, и для этого стоило посетить конференцию в Подмосковье в 2011 г., уже тогда он согласился со сближением традиционалистов с радикалами. Символом этого воистину консервативно-революционного альянса для него был Флориан Гайер - немецкий рыцарь-герой Крестьянской войны, почитаемый как левыми ("Крестьянская война в Германии" Энгельса), так и правыми (8-я Кавалерийская Дивизия СС) и именем которого названо интеллектуальное сообщество Джемаля. Казацко-крестьянские восстания не редкость и в нашей истории, но Джемаль - глубоко почитаемый мною мыслитель не потому, что он в общем-то поддержал Майдан, а в одном из последних видео констатировал успехи Азова. Думаю, из посвященных ему слов памяти я согласилась бы со многим из уст коллег по философскому цеху, состоящих в противоборствующем лагере - величина предмета позволяет. Хотя для честности кое-кому стоило бы признать и то, что сообщения об ухудшении его здоровья поступили еще во время обысков у него дома по обвинению в хранении экстремистской литературы и призывах к свержению конституционного строя РФ... Впрочем, "идущий на север не боится ночи". Там и встретимся. ------------------------ Обсуждение: Иван Михеев Поражаюсь твоему таланту находить хорошее везде и во всех. Олена Семеняка Это не тот случай, когда о тех, кто не с нами - "или хорошо, или никак". И в его случае здесь не столько "хорошее", которое действительно не скуплюсь разыскать в людях, сколько великое, превосходящее личностный уровень. Различие в политических и исторических взглядах, достаточное для того, чтобы многие из моего "клуба" записали ГД во вражеский стан левого исламизма, для меня полностью перекрывается его харизмой, сильным интеллектом, идеализмом-волюнтаризмом и упомянутым метафизическим базисом, опять-таки, превосходящим уровень идеологии. В конце-концов, его самыми благодарными учениками, возможно, окажутся западные еретики вроде Вышинского, а не творцы исламского интернационала. Концептотворчество Джемаля точно делает честь современной российской интеллектуальной среде, надо переводить, как минимум, его "Ориентацию" и "Революцию пророков". Иван Михеев Да, я понял. Интеллект+харизма=признание со стороны Олены. Я же смотрю на вещи под другим углом. Мерзкий полукровка, исламист, участник левых инициатив, известный русофоб, за счёт чего частый гость на российском ТВ. Увы, какова "современная российская интеллектуальная среда", такова и "честь". Олена Семеняка Не люблю повторяться - я детально описала, за что ценю Джемаля и подчеркнула несоизмеримость интеллектуального и собственно социально-политического эффекта его наследия. Написала и о том, с чем не согласна - да, там нет пункта "русофобия": в его случае картина явно сложнее, да и пишу со своей перспективы, а не твоей или РЦ. "Мерзкий полукровка" - без комментариев. Исламист - для интеллектуалов. Левые инициативы левыми инициативам рознь, а он скорее гиперконсерватор в сфере общественных ценностей. И, кстати, пусть и с антисионистской точки зрения, не боялся публично давать позитивную оценку опыту государственного строительства Гитлера. Вот когда новый русский национализм создаст трактаты вроде "Ориентации Север" или "Революции пророков", тогда и можно будет всерьез оспаривать их интеллектуальное достоинство, в особенности первого, вообще не выходящего за рамки чистой метафизики. Иван Михеев Ну в принципе я и хотел дописать, что в Украине, конечно, такое определение как русофоб является скорее положительной характеристикой для любого персонажа, но поскольку очевидно, что я писал от себя и своё мнение, то не стал прибавлять никаких ИМХО. Олена Семеняка Как русофоба я его, конечно, никогда не воспринимала, так как, повторюсь, слишком мизерный резонанс его политических начинаний, имеющих собственную позитивную программу. Для меня есть множество куда более сложных случаев оценки наследия мыслителей, оказавшихся по разную сторону баррикад с украинскими националистами, и мой патриотический долг сколь незыблем на практике, столь же и слаб в плоскости объективной интеллектуальной аналитики, чтобы я искренне видела в них исключительно "украинофобов". И, кстати, моя высокая оценка Джемаля как мыслителя ничуть не мешает мне отстаивать европоцентричную точку зрения в аспекте культурной, этнической и расовой идентичности, в том числе в обсуждениях с известным критическим учеником ГД Харуном Сидоровым, теоретиком "белой нации" ислама - в моем понимании, могущей быть только культурным меньшинством на наших землях, как и геноновский исламский традиционализм Evgeny Rutsky Прям традиционалистская икона жирными красками без тени греха. Браво! Олена Семеняка Рада слышать, что мое субъективное восприятие может претендовать на определенную каноничность ) Evgeny Rutsky Это стиль, да. Но есть что-то напряженное и неоднозначное в этой традиционной установке воспринимать покойника непорочным аки неземная красота во гробех. Олена Семеняка Если сравнить мои комментарии или выступления о нем / на основе его концептов / в рамках полемики с ними и т.д. "при жизни", то они, право, не сильно отличаются. Те же плюсы и минусы, та же избирательность в отношении его (более) философских и политических текстов и выступлений (интерес исключительно к первым). Но в данном случае пафос не утаишь - точно традиционалистская дань жанру и человеку, преображенному встречей со смертью в восприятии "оставшихся", а также мотивация наконец подытожить свое отношение к Джемалю как мыслителю. Я затаилась в плане окончательной аналитики его творчества, так как, если честно, ожидала от него новых метафизических откровений. Жаль, не успел. Evgeny Rutsky Очень многие скатились от метафизики к политике в погоне за магией исторического момента. Олена Семеняка Да, увы, ведь политическая поточка забудется, а не у всех хватает остроты зрения вовремя увидеть, что работа ведется вхолостую, что пора менять ее формат и хоть изредка уходить во внутреннюю эмиграцию. Сама прилагаю дикие усилия в плане тайминга для того, чтобы успеть и с философско-академическими студиями. Преждевременная для читателей кончина Джемаля в этом смысле является для меня дополнительным стимулом. Evgeny Rutsky Вообще ситуация очень забавна. Когда занимаешься метафизикой, мир обвиняет в оторванности от жизни и удаленности от народа. Когда политикой - в трате времени на малозначимые и быстро улетучивающиеся моменты. Это в личном плане цугцванг, конечно. Но есть и другие "внеличностные" подходы к оценке политического - те же мусульмане благодарны Джемалю за то, что через него их голос стал слышен. Это достаточно серьезный и очень проблемный дракон для всей светской цивилизации. Олена Семеняка Да, и только в сравнении начинаешь ценить обе сферы по отдельности, я же пока пытаюсь усидеть на двух стульях. Можно отметить и иную диалектику - Джемаль не столько транслировал голос мусульман, сколько сам формулировал их посылы, пока что, в общем, так и не создав желаемый революционный субъект, могущий бросить вызов ТНК и мировому глобализму. Местные мусульмане - вменяемы, но непассионарны, их больше интересует защита религиозных прав, всякие ИГИЛовцы - пассионарны, но бестолковы и здорово дискредитируют "дракона". Таких, как он, мусульман, владеющих западным философским и политическим дискурсом, не так-то много. Большинство из них и не помышляет о критике глобализма, глобальной геополитике и халифатах. Evgeny Rutsky Для мусульман имели значение вовсе не посылы Джемаля и даже не его личность, а факт его присутствия в светском медийно-политическо-интеллектуальном пространстве в качестве агента ислама. Исламскому дракону не нужны никакие посылы - у него длительная история войн и по меньшей мере три одновременно работающих головы со своими стратегиями против Запада - либеральный, консервативный и радикальный ислам. Единственное, что сдерживает - это военно-техническое преимущество светского мира. http://politosophia.org/page/raspad-traditsionnogo-obshchestva-pod-vlianiem-tsivilizatsii-zapada.html Олена Семеняка Я читала Вашу статью раньше - глубокий анализ, согласна, что арабо-исламский мир содержит изначальное экспансионисткое зерно и что Запад сам, как по своей вине, так и невольно, разбудил этого зверя. Запад подтачивает его же мифология прав человека и девирилизация, поэтому внутренняя угроза существует. В плане же внешнего, военного превосходства Запад по-прежнему лидирует. Я имела в виду исключительно РФ: антиэкстремистское законодательство способствует смешению и замещению народов, однако, не считая персонажей вроде Кадырова, там рядовые мусульмане все же не пользуются таким объемом политических и социальных прав, как на Западе. Поэтому, несмотря на то, что ГД, казалось бы, как раз и занимается индоктринацией тотального джихада против Запада, в реальности "ползучая исламизация" куда опаснее, так как в открытом противостоянии ислам не устоит. Отсюда я как раз не против обретения исламом своей культурно-исторической субъектности - первый шаг к здоровому сегрегационизму - и помощи археофутуристического Запада в обустройстве цивилизованных центров исламского мира. Джемаль не только является глашатаем мусульман в светском мире, он также выступает против западной глобализации дискурсивными методами, а именно последняя создает очаги исламской проблемы в западных странах. Сомневаюсь в том, что ГД удалось бы "преобразить глину", согласно его концепции, создав из мусульман РФ революционного субъекта, а вот постепенно убрать у них и мусульман вообще подмеченный Жижеком бессознательный комплекс неполноценности по отношению к развитым западным и просто светским странам, который и вызывает у них реваншистские настроения, желание интегрироваться и доказать, что они что-то могут, было бы ему под силу. Пробуждение чувства собственного достоинства и осознание своей культурной обособленности наоборот способствовало бы гармонизации отношений ислама с Западом / светским миром и усилило бы европейский антиглобалистский фронт, пока что неэффективно противостоящий "исламизации" как таковой вместе с ее же творцами - неолиберальными элитами. Из Вашей же статьи следует, что, если оптимистично смотреть на вещи, Запад должен научиться нейтрализовать корень проблемы и сам переродиться для того, чтобы выйти из порочного круга "вестернизация-реванш антизападных сил". Evgeny Rutsky Ползучая исламизация движется как стихия на всех уровнях. На данной стадии это движение спокойно наращивает свою массу повсюду. ГД просто агент этого процесса в регионе. Культурно-историческая субъектность эту ползучесть не останавливает и не контролирует. Это просто инертное движение приращающейся огромной массы с некорректируемой системой ценностей. По этой причине столкновение цивилизаций необратимо и рассчитывать ни на какую сознательность и диалог не стоит, поскольку сталкиваются принципы, за которыми стоят огромные массы. Отгородиться извне и изнутри у светского мира от ислама уже не получится. Сосуществовать в одном месте в параллельных реальностях - это только до тех пор, пока не возникнет критическая масса, способная требовать себе права и показывать зубы. Разложить ислам очень сложно (большая война шиитов и суннитов разве что). Один из конструктивных выходов для Запада: 1) деконструировать религиозность как культурный феномен до состояния делирия и архаики; 2) создать продвинутую и полноценную светскую метафизику (не нью-эйдж и не традиционализм). Очень радикально, но мне как-то так картина представляется.. Anna Semenyaka Странно умалять личность Джемаля. Можно судить по реакции на сообщение о смерти: Джемаль был значимым ориентиром для людей из совершенно разных тусовок, несовместимых между собой. Вот этот факт меня сейчас удивил. Pavlo Tverdokhlib Любив я дивитися його відео, а після повідомлення про смерть навіть вирішив почитати його книжки. Проживши усе життя в Москві, він точно не був адептом "русского міра", бо стояв за політичний іслам. Як уже зазначено в даному пості, він підтримував українських націоналізм, навіть згадував про Балто-Чорноморський союз, щоправда він називав його "мала Антанта" і називав три країни - Польщу, Україну, Туреччину. За що хотів би виразити йому величезну подяку. Із усього того, що довелось мені слухати або читати, я не розділяю лише його позицію щодо Нагірно-Карабаського конфлікту та його ставлення до Ірану, про те, що іранська молодь почне "очищатися" від шиїзму. А загалом, то я завжди цінував його за глибоку аналітику та обізнаність зі світом.

Олег Гуцуляк: Maxim Medovarov написал: Я выскажусь, т.к. единственный раз, когда я видел Джемаля лично, он говорил именно на эту тему. И позже знакомые мне джемалисты часто говорили именно на тему трех "клубов". Поясню. Джемаль утверждал, что есть основная масса населения, толпа, и есть три "клуба": "феодальный" ("роялы", аристократия, "традиционалисты"), "либеральный" (буржуазия, капиталисты, национальные государства и все социалисты и националисты сюда же) и "радикальный" (гностики, манихеи, катары, исмаилиты, богомилы и проч., куда Джемаль относил самого себя). Он надеялся, что сейчас "роялы" разрушат "либеральный клуб", т.е. национальные и социальные государства, и в процессе этого разрушения настанет шанс для "радикалов" порезвиться на руинах. Тяга к смерти, к самоуничтожению человечества была очень сильна у него.


Олег Гуцуляк: Szent István Légiója / Легион Святого Иштвана На днях помер Гейдар Джемаль, известный проповедник "красного ислама", сторонник ваххабизма и один из организаторов печально известного "Левого фронта" - крупнейшей леворадикальной организации в РФ. Тот, кто вероломно оправдывал террористов ИГИЛ* (организация запрещённая в РФ) и безумно призывал к союзу с ними**. Тот, кто призывал мигрантов из известного всем географического и духовного направления "показать, кто в Москве хозяин" (http://ipolk.ru/blog/3744.html). Тот, чьё действительное вероисповедание вызывает споры. Автор многочисленных спорных, а порой и откровенно провокационных заявлений, большинство из которых было посвящено терроризму, конфликту на Северном Кавказе и Ближнем Востоке, и другим региональным конфликтам. Тот, кто поддерживал акции протеста либералов в 2011–2012 годах, получившие название «Болотные митинги». Тот кто намеренно вносил в наше общество цивилизационную путаницу. Все эти годы он спокойно ходил среди нас. Причины - его опасная химерическая мощность и личные связи в номенклатуре, а так же ленность мышления и зачастую боязливость тех, кто обязан сохранять спокойствие и безопасность, но предпочитал "отрабатывать массовку" на совершенно простых, и потому намного менее опасных людях. Ранее ФСБ возбудила два уголовных дела в отношении данного деятеля (по ст. 205.2 (содействие террористической деятельности) и ст. 280 (публичные призывы к насильственному изменению конституционного строя Российской Федерации) УК РФ), однако до суда они не дошли. При том понятым при обыске по его (Г. Дж.) собственному желанию был Максим Шевченко, которого обычно считают одним их "официальных" пропагандистов, который вместе с тем является частым гостем на оппозиционном интернет/радио-ресурсе "Эхо Москвы", некоторые высказывания которого (г-на М. Шевченко) так же вызывают вопросы (например http://kolokolrussia.ru/na-zlobu-dnya/geroi-pervoy-ch..), которого отдельные люди иногда считают тайным ваххабитом и/или последователем Джемаля, который (М. Шевченко) по его (Г. Дж.) смерти разразился громогласными некрологами в адрес последнего, назвав его своим братом и учителем (https://eadaily.com/ru/news/2016/12/05/maksim-shevche.., https://www.novayagazeta.ru/articles/2016/12/05/70785..) Мнение Павла Кухмирова: Умер один из главных внутренних врагов России и Русского Мира - исламский философ Гейдар Джемаль. Очень многие не видели в нём врага. Но, видит Бог - он был гораздо опасней любого либерала. Или, как минимум, 99,99% из них. Среди них равные ему враги существовали только на уровне Ракитова и Бахтина. Ведь, по сути, они хотели одного и того же - разрушения (полной трансформации) русского цивилизационного ядра. Способы были разные, причины были разные, цели подразумевались разные. Но итог для Русского Мира планировался один и тот же. И, если честно, трудно сказать, хорошо или плохо, что не он, а либералы преуспели больше. Хотя, могло быть и иначе. И это действительно так - ту развилку Россия прошла двадцать лет назад. Прошла в тот день, когда политическое поражение потерпел генерал Лебедь. Но даже и без этого ушедший сегодня деятель смог оставить по себе очень скорбную память: кто знает, какова его реальная заслуга в том, что сегодня Россия охвачена целой сетью радикальных исламских ячеек? Которыми мы ещё успеем "насладиться" в полной мере. При жизни его не зря называли одним из крупнейших "адвокатов ваххабизма" в России. Войны выигрывают не армии. Армии довершают дело, придают ему формальное значение. Войны выигрывают философы. И <...сегодня> нас покинул один из самых крупных вражеских полководцев. Если честно - в глубине души я даже скорблю. Не зазорно снимать шляпу, когда уходит враг такого масштаба. (https://vk.com/wall93077724_10080)

Олег Гуцуляк: Олег Давыдов (az118 в ЖЖ) Джемаль был одним из наиболее ярких российских исламских мыслителей последних 20 лет и достойным противником - пантюркистом и исламистом-антигосударственником - русского пути, каковой и есть настоящее евразийство - путь северо-арийских, скифо-сарматских, властелинов степей и лесостепей от Южной Галлии и Британии времен Цезаря и короля Артура до Кореи Тангуна и Японии Дзимму Тэнно, аристкоратией которых 2100 лет назад и стала русь изначальная, асы Одина, прародина которых в Азии, от Алтая до Ордоса, - дружина светлых и сияющих как красно Солнышко князей русских, 1200 лет назад положивших начало русскому государству - земле русской и людям русским из славян, балтов, финнов и др. русь и русские люди суть разные категории, должные быть в единстве как дух и природа-душа

Олег Гуцуляк: Танай Чолханов Умер враг России Гейдар Джемаль. Похоронили, надеюсь, как надо - даже у ублюдков есть права. Жаль только, что до народного суда не дожил. Жил, ненавидя собственную страну и признаваясь в любви ко всем врагам Родины. Умер. Оно и к лучшему.

Олег Гуцуляк: Дугин Умер Гейдар Джахидович Джемаль. Великий мыслитель вел всю жизнь смертельную войну с Абсолютом. Смерть он считал союзницей в этой борьбе. Смерть Гейдара Джемаля не должна быть поводом ни для чего. Есть события, корректная дешифровка которых требует времени и усилий. Больших метафизических усилий. Огромных. Мало кто на них способен. А кто не способен, тому зачем верещать... Есть много иных поводов. Со временем я убеждаюсь, что никакого поступательного движения вообще не существует. А в сфере мысли тем более. Любая траектория чрезвычайно сложна. А интеллектуальная - еще сложнее, чем любая. Мы видим тени. То, что мы видим - это тени. И это скучно. Что толку рассказывать в тысячный раз - как там обстоят дела - у выхода из пещеры. Все равно никто не верит. Только рожи строят. Так и хочется попрощаться и выйти на следующей остановке. Интересно, живущим никогда не приходит в голову, что они утомительны...

Олег Гуцуляк: Карпец УМЕР ГЕЙДАР ДЖЕМАЛЬ - ОДИН ИЗ КРУПНЕЙШИХ МЫСЛИТЕЛЕЙ НАШИХ ДНЕЙ И ДОСТОЙНЫЙ ПОЛИТИЧЕСКИЙ ПРОТИВНИК

Олег Гуцуляк: Проханов Умер Гейдар Джемаль. Умер гений. Умер вселенский философ, чья мысль отрывалась от земли и неслась ввысь, в лазурь, где он искал ответы на все земные вопросы. Это был мистик, который умел преодолеть бренное и инертное. Он обладал технологиями, которые соединяли его с таинственным и почти не постижимым уму. Гейдар - революционер. Но не революционер баррикад, тайных операций, интриг. Он - революционер, который мыслил категориями вселенской революции, которая уже несётся в мире и сметает на своём пути костное, омертвелое, несправедливое, гнетущее, основанное на материальном, на превосходстве банкира над учёным, на превосходстве стяжателя над дервишем, на превосходстве рационального над поэтическим и невыразимым. Гейдар Джемаль был одним из крупнейших российских интеллектуалов. Он имел огромный авторитет в исламских кругах, но его философия выходила за пределы исламской ойкумены. Он мыслил категориями мирового пространства. Гейдар полагал, что народные массы, которые пребывают в состоянии уныния, угнетённости, подавленности, будучи соединёнными и окрылёнными религиозным озарением, преодолев страх перед угнетателями, преодолев страх смерти, совершат революцию справедливости. Джемаль, несомненно, является драгоценным достижением российской религиозной мысли и его уход – это крупная потеря не только для нас, его друзей, но и для всей российской реальности. Гейдар - проповедник. Он говорил с пророческими интонациями, в его проповедях я слышал рокот священных текстов. Для него проповеди возвышенных идеалов являлись Божественной миссией. Когда ему было плохо, когда его мучили боли, когда он не мог ходить, не опираясь на трость, он являлся в эфир и в атмосфере интеллектуального хаоса, противоречий, иногда просто отвратительной грызни, звучал его профетический голос. Голос, который проповедовал перед самой смертью, а быть может и на смертельном одре, высшую божественную истину, истину, для которой ключевым словом является справедливость. Судьба была немилосердна к нему. Его били утраты, его преследовали, его не понимали. Судьба отнимала у него самых любимых и близких. Но Гейдар ушёл, оставив после себя на земле сына, который несёт в себе огонь отца. Он оставил после себя друзей, которые его обожали, которые сохранят о нём память. Он оставил после себя учеников, которые объединились в сообщество, которое вполне можно называть школой Гейдара Джемаля.

Олег Гуцуляк: Автор: Батраз Сидамон Метафизический торгаш 5 декабря 2016 г. в г. Алма-Ата умер общественный деятель Гейдар Джемаль, и трудовой народ попросил высказать мнение об этой личности. *** Биография Гейдара Джахидовича, как это часто бывает у подобных личностей, туманна и полна мифов (как правило, им же созданных), поэтому трудно разобраться, где в ней правда, а где ложь. Однако есть несколько ключевых «штрихов», без которых невозможно адекватно оценить роль Джемаля в судьбах родины. Например, указывается, что по отцу он возводил себя к Панах Али-хану, создателю Карабахского ханства и родоначальнику династии, правившей этим краем до самого его поглощения Российской империей. Это был дальновидный и хитрый военачальник, который смог сыграть на противоречиях пяти правителей армянских княжеств Карабаха (последние осколки исторической Армении до её возрождения с помощью России) и захватить власть на их землях. Именно при Панах Али-хан и его сыне Ибрагим Халил-хане происходил исход армянского населения с подвластных ханам территорий и одновременное их заселение тюрками. Это очень важное обстоятельство на уровне символизма. Как говорил сам Гейдар Джахидович: «Моя семья связана с Карабахом уже 500 лет». Как правило, Джемаля представляют в качестве исламского философа, ученого и даже богослова, приверженца, а затем и радикального критика, традиционалистского направления философской мысли в интерпретации Рене Генона (1886-1951). И, конечно, такая презентация не совсем отражает реальное положение вещей. Настоящие мусульманское духовенство стабильно отказывали джемалевским интерпретациям ислама в праве на жизнь. Более того, неизменно подчеркивалось, что «богослов» не знал арабского языка и, соответственно, не мог читать Коран в оригинале, что для улема всё равно что для химика не знать таблицу Менделеева. Что касается Традиции, то за Джемалем её не было, исключая разве что чекистскую. Как утверждал он сам, его «предки были атеистами или осторожными агностиками». Исламом он увлекся лишь на фоне юношеского обострения идентичности. Распространенное поведение у полукровок. Отец Гейдара, художник Джаид Джемаль (1928-2011), был человеком не лишенным таланта, правда многих последователей его сына малость смущает, что писал Джаид Шамильевич не только пейзажи, но и портреты, что, в целом, порицается мусульманским вероучением, хотя шиизм относится к этому либеральнее. Несмотря на то, что любимой страной Джаида была Монголия, которой он посвятил около 850 своих картин, в какой-то момент он так же, как и сын, пытался учить арабский язык. Интересная деталь: Джемаль-ст. предпочитал более благозвучно-поэтическую форму своего имени – Джаид (азерб. «Cahid»), но Гейдар везде указал свое отчество как «Джахидович», вероятно, для более яркой фонетической ассоциации со словами «джихад» и «муджахид». Как пишет Марина Леско в статье «Гейдар Джемаль: предвестник Абсолюта», «…при отчестве Джахидович за спиной Гейдара величают исключительно Джихадовичем…». Как говорится, чем бы дитя ни тешилось… Мать Гейдара – цирковая наездница Ирина Шаповалова, дочь высокопоставленного партийного функционера, директора Малого театра и заместителя министра культуры СССР. О матери Джемаля во всех доступных биографиях говорится, что она была русской, но неизменно подчеркивается (вероятно, с подачи сына-полукровки, тяготеющего к отцовским корням), что еще по её жилам текла то ли кавказская, то ли татарская кровь. Чета Джемалей быстро распалась (на момент рождения сына Джаиду было 19 лет, а Ирине – 18), и за воспитание маленького Гейдара взялись дедушка с бабушкой. В указанной выше статье Леско содержаться наиболее полные сведения о предках Джемаля: «В результате дружбы с Багировым [Мир Джафар Багиров – главный чекист, а потом и советский „правитель Азербайджана“, любимец Сталина. – прим. Zilaxar] дед Джемаля (несмотря на беспартийность) сделал неплохую карьеру – сначала возглавлял отдел по борьбе с бандитизмом в НКВД Закавказской республики, во время Отечественной войны был военным комиссаром Карабаха, затем председателем Верховного суда Азербайджана. По оценке внука, личностью был пугающей, но в быту это не было заметно: „У него были мягкие манеры, мягкие черты лица и меня он обожал“, – вспоминает Гейдар. После падения Багирова дед был, разумеется, снят со всех постов, лишен всего, включая пенсию, но все же не посажен и не расстрелян. Мать Джемаля тоже была непростой девушкой. В молодые годы занималась верховой ездой, а когда по возрасту выбыла из профессионального спорта, стала дрессировщицей крупных хищников, держала в театре Дурова знаменитую рысь по кличке Мерси. Юность ее пришлась на самые жестокие годы, но она этого не заметила, поскольку ее отец был высокопоставленным партийным деятелем. Кавказец из карачаевцев, он ушел в революцию семнадцатилетним пацаном – записался добровольцем в одну из первых красных частей. Воевал на Дону против Деникина, а 1925 году стал уполномоченным представителем по Северному Кавказу. Где и встретился с бабушкой, все предки которой были из военных. Некоторые даже участвовали в Бородинском сражении и представлены в зале, посвященном этому знаковому для истории России событию. Немногие знают, что Джемаль – прямой потомок легендарного генерала Шепелева. Воистину кшатрийская голубая кровь… Родная правнучка генерала Шепелева, бабушка по матери, и воспитывала маленького Гейдара. Она была жесткой автократической фигурой, многих звезд революции знала лично, в политической ситуации ориентировалась превосходно. Гейдар отлично помнит, как, узнав о смерти Сталина, его мать, которой на тот момент было 24 года, горько разрыдалась. Бывая в домах таких людей, как Кобулов и Людвигов, она понятия не имела, что у них все руки в крови. В момент апофеоза ее рыданий раздался ледяной голос бабушки: „О ком плачешь, дура?“» Что из этого саги является правдой, увы, не узнать. Да и нет необходимости – несмотря на возведение своего рода к Панах Али-хану и чуть ли не самому Хулагу (следовательно, и Чингисхану), происхождения «певец нонконформизма» был не столько «кшатрийского», сколько чекистко-богемного. Соотнесение себя с героическими военачальниками прошлого было необходимо для «затушевания» неблаговидного для «советского нонконформиста» социального происхождения. В целом же, статья Леско напоминает рассчитанные на детей пропагандистские «Рассказы о Ленине» Михаила Зощенко. Тут тебе и истории про то, как «в девять лет Гейдар стал ярым антисоветчиком», а в 12 лет «тайно вел философский дневник, где исповедовал ценности в духе Шопенгауэра», и про то, как четырнадцатилетний Джемаль «приходил из школы, наспех ел и брался за „Капитал“», и даже о том, как в армии он «отказался принимать присягу, сославшись на антисоветские взгляды», но «был чудесным образом комиссован при помощи медиков, которые из сочувствия к юному дарованию признали его психопатом». «Свершилось чудо! Друг спас жизнь друга!» © Карлсон. «Несмотря на элитарное происхождение, – писала Леско, – Гейдар рано оформился как человек, не принимающий режим. В школе его постоянно корили тем, что он ненавидит власть, которую устанавливали его предки». Более того, «мальчик постоянно со всеми конфликтовал, и класс дружно ненавидел его за отчужденность и высокомерие». Однако очередное «чудо» не заставило себя долго ждать: «Но в рядах Вооруженных сил коллектив оказался другой – со средним образованием было всего два человека на батальон, остальные же были простыми ребятами, с криминальным или дворовым прошлым. И там Гейдар сразу стал всеобщим любимцем». В этих словах кроется самая большая трагедия жизни Джемаля – будучи абсолютно парниковым московским мальчиком-интеллигентом, до самой смерти он корчил из себя «бунтаря» и «изгоя» (естественно, под зонтиком родни, генерировавшей «чудеса» на протяжении всей его жизни). Всю жизнь, азербайджанский «Д’Артаньян» «конфликтовал» со своим снобистским окружением, и вот наконец в армии, в окружении «дворового хулиганья», он оказался «в своей среде». И смех и грех. Очередным «чудом» стало поступление в солидный ВУЗ. Цитата: «Проучился четыре курса в Институте восточных языков при МГУ (одновременно, кстати, с Жириновским), откуда был отчислен „в связи с проявлением буржуазного национализма“». Об этом эпизоде Гейдар вспоминал следующим образом: «Не прошло и года как меня выгнали сначала из комсомола, а потом и из университета за поведение, „несовместимое с образом советского студента“. Я откровенно дистанцировался от студенческой жизни, конфликтовал с преподавателями». Правда реальность оказалась немного другой: «Я попросил бывшего комсорга его курса Владимира Козловского, ныне живущего в Нью-Йорке, уточнить, что именно подразумевается под „буржуазным национализмом“. К моему удивлению, г-н Козловский долго смеялся в телефон: „Он был ленивым толстяком, типичным любимчиком бабушки и дедушки. Подтянуться на турнике, видимо, было для него большой проблемой. Два семестра он прогуливал физкультуру, и нас попросили пригласить его на комсомольское собрание. Заведение у нас было закрытое, полувоенное, и физкультура была предметом не менее важным, чем остальные. Дарик пообещал исправиться, но продолжал прогуливать. И нам пришлось его отчислить“» (Г. Нехорошев, «Муэдзин под красным флагом»). Интересная деталь: в 2013 г. в суде случайно выяснилось, что сын Джемаля, Орхан, оказывается никакой не Орхан: «Из справки, полученной по запросу суда из МВД выяснилось, что Орхан Джемаль выписался и больше не проживает по старому адресу в квартире на улице Фестивальной. Но самое интересное заключается в том, что еще проживая на Фестивальной Орхан Джемаль был по паспорту Волковым Юрием Константиновичем. Москвич Юрий Волков поменял свое имя на экзотическое – Орхан Джемаль – 15 лет назад, видимо, когда окончательно решил заниматься семейным бизнесом, а именно возделывать ниву «джихада слова» вместе со своим отцом. Приложенная к этому материалу справка, предоставленная в суд, и выписка из домовой книги не оставляют сомнений в том, что Юрий Константинович Волков и Джемаль Орхан Гейдар оглы – это одно и то же лицо». Информация подтверждается и в упоминавшейся выше публикации Г. Нехорошева, где в частности написано: «Последняя жена [Гейдара] Галя теперь зовется Гюлей, она приняла ислам. Несколько месяцев назад родилась дочь. Сын Юрий попробовал писать заметки в „Мегаполис-Экспресс“, вроде, не понравилось». После университетских и армейских «чудес» с Гейдаром Джемалем происходит, наверно, главное событие его жизни, предопределившее всю его дальнейшую судьбу – он попадает в т.н. «Южинский кружок», называемый также «Мамлеевским» (по имени писателя Юрия Мамлеева). Так, об этой тусовке отзывался обозреватель сайта «Стрингер» Никита Каледин: «В конце 60-х в центре Москвы, в Южинском переулке, на квартире у Мамлеева тусовались многие гении андеграундной богемы <…> проповедовали гремучий коктейль из каббалы, черной магии, учений стоиков, пифагорейцев, средневековых алхимиков и оккультистов. Метафизические диспуты эзотерики непременно сопровождались грандиозными попойками, которые заканчивались для наиболее рьяных адептов белой горячкой, либо психушкой, либо мордобоем. В особой чести были безумные эксперименты над собой. Считалось, что кратчайший путь к божественному лежит через преодоление в себе человеческого. Чтобы как можно глубже «познать себя», мамлеевские неофиты ползали на четвереньках вокруг памятника Пушкину и скулили по-собачьи, распугивая своим лаем непросветленных советских граждан. И если уж пили — то до угара, если ширялись — то ацетоном или грязной жижой из лужи. Мамлеев считал, что, когда человек пытается заглянуть в потустороннее, он неизбежно становится немного монстром. Но другого пути к начальному просветлению нет, уверял он». Там же: «В 1975 году на южинских сектантов наехали гэбисты. У Мамлеева были изъяты самиздатовские журналы, а ему самому предложили покинуть родину. Мамлеев уехал в Штаты <…>. А Головин [Евгений, писатель-эзотерик. – прим. Zilaxar] с уцелевшими от разгона учениками (самыми преданными по-прежнему оставались Дугин и Джемаль) ушел в глубокое подполье и создал „Черный Орден SS“, напоминавший своей иерархией, конспирацией и нацистскими приветствиями оккультный орден Третьего Рейха. Головин провозгласил себя рейхсфюрером. На семинарах он впаривал своим верным помощникам уже не туманные мифы про великую Атлантиду и чашу Грааля, а фашистскую идеологию. Попасть к новоиспеченным эсэсовцам было очень сложно. Каждый адепт обязан был пройти через унизительный обряд инициации. Один из бывших членов головинского Ордена как-то раз по пьяни признался мне, что фюрер мочился в рот своим юным ученикам-фашистам. Там поощрялись гомосексуализм и пьянство до одури. Только так можно было повязать всех адептов в единую связку, мистический союз (кстати, „мистерия“ происходит от греческого глагола myein „молчать“) и подчинить воле вождя. К середине 80-х Дугину и Джемалю уже изрядно наскучили эсэсовские оргии. Они собирались бежать в Ливию, но тут грянула перестройка, и оба рванули в политику». Надо признать, решение уйти из гей-нацистской тусовки бесящихся с жиру отпрысков советской номенклатуры и просто блаженных показывает, что Джемаль вырос как мыслитель, хотя метафизика фаллоса навсегда останется в центре его внимания. Журналист Игорь Дудинский так отзывался о Джемале: «Дарик был ленивым человеком, ему было все абсолютно пофигу, писать он не рвался. Идеи носились в воздухе, в застольях, за портвейном. Дарика очень интересовала „идея“ Южинского переулка. У меня была идея зафиксировать его метафизическую концепцию. Южинский давал спасение от лжи реальности. Реальность лжива и не то, за что себя выдает. Искать надо за ее пределами. Я долго Дарика уговаривал. Он был наиболее податлив в этой компании. Остальные были или глупые, или неуправляемые. Женя Головин был просто неуправляем, он кирял, бредил и шаманил, сыпал идеями по пьяни. Мы сначала взяли „Цитатник Мао“ и стали его перефразировать. Но затем Дарик решил систематизировать труд в исламских традициях, хотя не был тогда чистым исламистом, скорее, гегельянцем и кантианцем. Решили, что будет двадцать четыре главы по 72 стиха. Я ему говорил, что именно нужно сформулировать, он формулировал. Я говорил, мы с тобой, как Павель и Бержье, когда они писали „Утро магов“. В основном писал Павель, а Бержье — вдохновитель. Если бы не я, этой книги точно бы не было. Я его заставлял писать, он много пьянствовал тогда. Писали мы в Переделкино. За год написали. — А на что жили? — Дарик иконами фарцевал. У меня жена Ольга хорошо зарабатывала, она была администратором гостиницы, приносила какие-то бабки каждый день. — А Джемаль тогда был женат? — Нет, у него была любовница. Лесбийская подруга Дебрянской - Катя. Она жила и с Дебрянской, и с Дариком. Через несколько лет Евгения Дебрянская стала женой Дугина, родила ему сына Артура. Затем иное начало возобладало, и она возглавила лесбийское движение Москвы. Недавно выпустила сверхоткровенную книгу прозы, начинающуюся словами: „Трудно ли быть лесбиянкой? А каково быть самим собой?“ Называется книга „Учитесь плавать“, послесловие написал Евгений Головин. Александр Дугин появился в компании примерно через год после окончания „Ориентации — Север“. По словам Дудинского, „он очень влюбился в Головина и начал увлекаться эзотеризмом“. — Я, — продолжает Дудинский, — получил квартиру на улице Кедрова, и в 1983 году мы все переехали сюда, все лето жили здесь беспролазно. Я, Дугин, Головин. Была пьянка такая жуткая. Дико пили, страшно. Ну, естественно, наркотики… Головин тогда сошелся с Катькой, поскольку Дарик уехал в Душанбе. Когда Дарик вернулся, Дугин завязал пить, полечился от наркоты, и они с Дариком решили заняться политикой, пошли в „Память“». Что такое „Память“? Это организация-«дедушка» практически всех современных русских ультраправых и фашизоидных структур. Большинство исследователей считает её созданной и курируемой КГБ. Но и среди «русских фашистов» азербайджанец Джемаль не задержался надолго. Вскоре он был исключен из-за «подозрений в сатанизме и за антисоветские высказывания», по версии самого Джемаля, истинная причина была в «перехвате идеологического влияния» у дуче «Памяти» Дмитрия Васильева. «Исламская» деятельность Гейдара Джемаля практически не поддается анализу, потому что за многие десятилетия им было сказано столько противоречащего друг другу, что свести это к какой-то вменяемой системе может только истинный «южинец». Достаточно сказать, что трудно определить, к какому направлению ислама «исламский философ» себя относил. Британский исследователь Марк Сэджвик в своей блестящей книге «Наперекор современному миру. Традиционализм и тайная интеллектуальная история XX века», говорит, что в начале своего пути в религии Джемаль, возможно, был суфием: «Хотя Джемаль, может быть, и вступил в суфийский орден накшбандийа в 1980 году в Таджикистане, суфизм, судя по всему, не был для него чем-то особенно важным. Когда в 1980 или 1982 году он взял с собой Дугина в месячное путешествие по горам Зеравшана на северо-востоке Памира, они посетили не шейха Джемаля, а могилы различных суфийских святых». Впоследствии он повернулся к более традиционному для азербайджанцев шиизму и даже стал «наиболее ярким и убедительным русскоязычным шиитом». Однако и шиитом он был довольно странным – периодически высказывался за общую платформы ваххабитов и шиитов (злейших врагов), любил покичиться связями с чеченскими фундаменталистами. Трудно представить, какой восторг испытал позёр из советских подворотен от общения с настоящими «бунтарями» – радикалами и террористами. Прав Дмитрий Быков, когда говорит, что Джемаль «выбрал ислам, как Че Гевара выбрал марксизм: как разрушитель выбирает молот». В конце жизни, «в связи с Джихадом в Шаме (Сирии)», он, по-видимому, стал суннитом. С этого периода начинается «влюбленность» Джемаля в чеченцев, а через них и в ингушей. Эти народы виделись Гейдару Джахидовичу, так сказать, «авангардом» (скорее «хворостом») «мировой исламской революции». Подобная риторика из уст «исламиста» не должна удивлять – ко всему прочему, Джемаль был еще леваком, почти коммунистом. Вероятно, левая мысль хорошо ложилась на его «антибуржуазное» неприятие «духа торгашевства». Удивительная позиция для азербайджанца. Несмотря на то, что торговля стоит в основе могущества любого сильного государства (даже столь любимого Карабахского ханства), Джемаль, как и полагается гэбистскому «кшатрию», не раз высказывался против этой «развращающей дух» деятельности. В качестве «торгашеских народов» Джемалем почему-то были записаны армяне, грузины и осетины. С армянами всё ясно, они, по его мнению, «принадлежат к той категории так называемых маргинальных этнических групп, находящихся в особом состоянии вражды с человечеством, которые разрывают всякие моральные связи… Всевышний копит счет преступлений тех, кто противостоит ему. А армянство, бесспорно, является врагами Бога. И думаю, что воздаяние они получат задолго до конца истории, еще в этой жизни, в этом ближнем бытии. Может быть, даже очень скоро». О грузинах же и осетинах он заявил следующее: «Грузино-осетинский комплекс на Кавказе абсолютно враждебен к вайнахам, потому что это фундаментальное противостояние архетипов. Вайнахи представляют собой архетип мужчины, лишённого наследства, не укоренённого во «всеобщем празднике жизни». Вайнах не «жизнист». Знаю, что понесутся вопли про тейпы, про родоплеменное и прочая хрень. Но я знаю о чём говорю. Вайнах-реалист, который не устаёт восстанавливать жизнь из осколков после каждой отдельной войны, прошедшей катком по нему и его близким. При этом вайнах никогда не останавливается перед тем, чтобы пожертвовать всем восстановленным ради следующей войны. Стоит вспомнить образ вайнахов, застигнутых в поле, у Льва Толстого, как они, окружённые со всех сторон, связали себя верёвкой и запели. Никогда так не сделают народы, которые гравируют виноградную лозу на своих кинжалах. Это именно так: суди по гравировками на их оружии». Без понятия, где Джемаль мог видеть виноградную лозу на осетинском кинжале, но найти аналог описываемого эпизода с пением не составляет никакого труда: «„Однажды, когда казаки взбирались на голый утес, из-за камней вдруг выскочила молодая осетинка и, как разъяренная тигрица, обхватила первого попавшегося ей казака, напрягла все силы, чтобы вместе с ним низвергнуться в пропасть, — описывал начальник штаба российской Кавказской армии Василий Потто. — Страшная борьба происходила на краю обрыва. Еще мгновенье — и осетинка свершила бы свой самоотверженный подвиг. Но силы ее истощились: оная выпустила свою добычу из рук и одна полетела в бездонную пропасть, где острые камни в куски изорвали ее тело“. Даже попав в окружение, „отчаянные головорезы не думали о сдаче, — писал в труде „Окончательное покорение Осетии“ (1889) российский историк Виктор Чудинов, — пели во всю глотку веселые песни, неустанно бросали камни, издевались над нашими усилиями и, видимо, предпочитали смерть всякой пощаде“». Гейдар Джахидович никогда не скрывал своих проингушских симпатий, наоборот, с высоких трибун помогал в распространении доказанной лжи: «Двусмысленность всего происходящего в зависимости от позиции и этнически мотивированной интерпретации прекрасно иллюстрируется трагически звучащим именем „Беслан“. В 1992 году именно в бесланской школе №1 осетины устроили фильтрационный пункт, где подвергали мучениям и жестокой смерти ингушское население вплоть до грудных младенцев». Любил пофантазировать о необходимости этнических чисток осетин и армян: «Там могут быть и казаки, русские, грузины, и другие немусульманские народы, единственное, кого я там не вижу, это армян и осетин, которые должны будут жестко исключены из управления этим ареалом. Армяне и осетины не первый раз сталкиваются с геополитическими изменениями, когда надо сделать кардинальный выбор. И в этот раз они либо примут новые политические правила, либо, как это часто с ними бывало, покинут регион своего проживания». Честно говоря, трудно понять причины, по которым ингуши и азербайджанцы Джемалем назначены в «воинственные народы», а армяне и осетины — нет, что в прямом военном столкновении азербайджанцы потерпели поражение от армян, а ингуши — от осетин. Рискну предположить, что он некритически воспринимал получаемую от любимчиков информацию. Джемаль всегда позиционировал себя как защитник «маленьких и угнетенных народов», и именно так его и воспринимали… до тех пор пока дело не коснулось родного Азербайджана. Тут уж риторике Джемаля мог бы позавидовать иной русский шовинист-«имперец». Окончательное саморазоблачение произошло 18 июня 2012 г. на конференции культурными автономиями лезгин и аварцев, так же, как и осетины, разделенных народов, живущих по обе стороны Кавказского хребта. Азербайджанские участники не согласились с озвученными тезисами и «демонстративно встали и покинули мероприятие». Так произошедшее описывается Соломоном Лебанидзе: «В июне в Москве в „Президент-Отеле“ была организована первая Международная конференция о проблемах лезгинского и аварского народов, в которой принимал участие и Гейдар Джемаль. Этот Форум был инициирован Федеральной лезгинской национально-культурной автономии и Аварской национально-культурной автономии. Эта конференция и особенно на ней принятая резолюция вызвали серьезный протест азербайджанской общественности и общественника Гейдара Джемаля. „Это была антиазербайджанская акция. Я пришел туда, чтобы своими глазами убедиться в том, что конференция была затеяна российскими силовыми структурами в канун визита в Баку главы Администрации президента России Сергея Иванова“, — утверждает Гейдар Джемаль в своем интервью. Гейдар Джемаль рекомендации резолюции, принятой на конференции, посчитал прямым вмешательством в межгосударственные отношения. В связи с несогласием с пафосом и резолюцией конференции, Джемаль покинул конференцию в знак протеста». Истеричная реакция «уважаемого философа» на конференции была воспринята с недоумением: «Тот ли это Джемаль, что так громко защищал права малых народов в России?» Можно было бы просто сослаться на извечное «своя рубашка ближе к телу», если бы наш противник «торгашеского духа» не начал … торг. Унизительный, с поистине восточным (в терминах Ханажана Курбанова) «подхалимажем». В статье по итогу своего демарша он писал: «В цветнике кавказских народов лезгины и аварцы — одни из самых ярких цветов», но внезапно они могут «называться азербайджанцами с гораздо большим правом, чем их этнические собратья в Дагестане — „россиянами“». Мы, мол, «суперэтнос», и, соответственно, все граждане Азербайджана, вне зависимости от этнического происхождения, — азербайджанцы. Лезгины и аварцы должны «купить» «азербайджанство» (пусть и в «суперэтническом» смысле), в противном случае могут быть последствия: «Самое опасное для северокавказских народов, являющихся автохтонами Азербайджана, — это превратиться в „пятую колонну“ в интересах внешних сил». Да и вообще, Джемалю «обидно за великие и героические лезгинский и аварский народы, которых пытаются обмануть и использовать дяденьки в незаслуженно нацепленных на себя погонах». Однако дагестанскую общественность не удалось ввести в заблуждение: «Он [Джемаль] считает, что „лезгины и аварцы, являющиеся коренными насельниками азербайджанских территорий“, могут называться азербайджанцами с гораздо большим правом, чем их этнические собратья в Дагестане — „россиянами“. И выкладывает свой самый „весомый“ аргумент. Они, дескать, не принимали участия в этногенезе русского народа! Мне интересно, Гейдар Джемаль хоть раз читал конституцию страны, гражданином которой он является? В Конституции АР, кстати, ни слова не говорится о многонациональном народе! Но это его нисколько не смущает, и он, как ни в чем не бывало, отрицает очевидный для всех факт, что азербайджанцы — это отдельная национальность. А разговоры об азербайджанской нации, объединяющей все население этой страны, выглядят полной профанацией. Русские, татары и даже… армяне, которые там остались, они тоже азербайджанцы? Зато россияне с его подачи превращаются в русских! Хотя именно в этом случае нет никакой путаницы: для обозначения этноса и политической нации используются разные слова! Полный беспорядок в голове. И почему тогда лезгинам и аварцам предпочтительней называться азербайджанцами (имея ввиду политическую нацию), а не россиянами? Нет ни одного аргумента в пользу такой позиции. Во-первых, нынешняя Азербайджанская Республика не имеет никакого отношения к историческому Азербайджану — Атропатене, а является политической конструкцией 20-го века. Во-вторых, наши предки не входили в состав государства Азербайджан, а оказались в составе Российской империи. Никто не отрицает, что Россия воевала с горскими народами, зато Закавказье довольно мирно присоединили к ней, о чем Джемаль умалчивает. А правопреемницей и СССР, и Российской Империи является нынешняя Российская Федерация, а не Азербайджанская Республика, которой всего-то отроду 20 лет, если не считать Азербайджанскую Демократическую Республику, являвшейся временным и нестабильным политическим образованием в смутный период безвластия после краха Российской Империи и утверждения советской власти. И в настоящее время к одному из осколков СССР, называемом Азербайджанской Республикой, и аварцы, и лезгины имеют множество серьезных, обоснованных претензий» (Эмиль Саркаров «Двойные стандарты») Как Джемаль беспокоится за малые народы Азербайджана, можно узнать из этого же текста — по ходу повествования он называет талышей-сторонников несостоявшейся Муганской автономной республики «сепаратистами», хотя указанное государственное образование не требовало выхода из состава Азербайджана. Наиболее полный анализ по теме можно прочитать в статье Энвера Кисриева «Доктрина Джемаля о «Большом Кавказе» и «маленькие» неприятности дагестанских народов в Азербайджане». Забавно наблюдать, как под толстым слоем красивой метафизики и диалектики обнаруживается простой продавец арбузов. «По-моему, он [Джемаль] большой человек, но занявшийся не тем делом". Смерть Гейдара Джемаля стоит воспринимать как непоправимый ущерб. У нас, осетин, был харизматичный и умный враг, к которому прислушивалось много людей, и нам его никто не заменит. Право слово, не воспринимать же теперь всерьез маразматиков из «Мехк-кхел»? Джемаль не получил ни столь желанной «бунтарской» жизни, ни даже «бунтарской» смерти. Да воздаст ему его «Абсолют» всё, чего он достоин! http://zilaxar.com/obschestvo/metafizicheskij-torgash/

Яванна Алексиевич: (с) Максим Медоваров написал: Казахи похоронили Джемаля по шаманскому обряду. Били в бубны, читали заклинания, мусульманскую молитву дуа не прочитали, а ограничились только фразой "Аллах акбар". Вчера Сотниченко вывесил фотографию могилы Джемаля, а сегодня стер из Интернета. Но я успел увидеть. Жалкое деревенское кладбище. Огромный холм земли и на нем столбик из желтого камня со сквозной прорезью в виде полумесяца наверху.

Яванна Алексиевич: Команда помощников и последователей Гейдара Джемаля официально сообщает, что все его социальные сети и сайты будут и впредь функционировать в штатном режиме (как он и завещал!) А именно: 1. Концептуальный Интернет-журнал «Поистине» — poistine.org — сообщество во ВКонтакте — http://vk.com/poistine — официальная страничка в Фейсбук — https://www.facebook.com/poistine — твиттер-аккаунт — https://twitter.com/poistine — Ютуб-канал — http://www.youtube.com/poistine 2. Персональный сайт Гейдара Джемаля — kontrudar.com 3. Сайт Концептуального клуба «Флориан Гейер», чьим президентом был Гейдар Джемаль — floriangeyer.ru 4. Официальные аккаунты Г.Джемаля в социальных сетях: — Сообщество во ВКонтакте — http://vk.com/dzhemal — Группа во ВКонтакте — http://vk.com/club27449858 — Персональная страничка во ВКонтакте — http://vk.com/geydardzhemal — официальная страничка в Фейсбук — https://www.facebook.com/geydardzhemal — твиттер-аккаунт — https://twitter.com/geydardzhemal — Ютуб-канал — http://www.youtube.com/geydardzhemal — Телеграм-канал - https://telegram.me/poistine_dzhemal Не забывайте подписываться!

Олег Гуцуляк: Интервью Орхана Джемаля в день похорон его отца - Гейдара Джемаля, которые состоялись 6 декабря 2016 года в г.Алматы. 14.12.2016

Яванна Алексиевич: Vladimir Wiedemann Теология и онтология Гностическая философия Гейдара Джемаля основана на исмаилитской парадигме, делающей различие между теологическим и онтологическим таухидом. Отсюда - дистанцирование Джемаля от одностороннего причисления себя к последователям какого-либо конкретного, опирающегося на школьную теологию мазхаба. Онтологический таухид в традиции исмаилизма аналогичен плероме валентинианцев и праджне ведантистов, при том что формальная философия у всех разная. Но ведь совершенно не важно, какого цвета кошка... Не понимая специфики исмаилитского подхода к мистике, невозможно разобраться в интенциях и смыслах джемалевских работ.

Яванна Алексиевич: Maxim Medovarov Джемаль - величайший наследник гностицизма в нашу эпоху, причем именно крайнего, дуалистического гностицизма Маркиона, далее манихейства и т.п. Это ужасно. Большинство людей даже не понимает, как вообще ужасна антисистема.

Яванна Алексиевич: Evgeny Rutsky Очень комично, когда москвич из кружка Головина, проживший большую часть жизни в СССР, увлеченный Гегелем, Декартом, Геноном, мистикой вроде Экхарта, Кастанеды, Гурджиева, воображается в какой-то там "исмаилитской парадигме". Как раз-таки без нее разобраться в джемалевских интенциях и смыслах несложно, потому что никакой фундаментальной роли она не играет - восточный шарм, удобная ниша. Да и не по-традиционалистски это - ударяться в конкретную традицию и выбирать какие-то ответвления внутри нее - слишком далеко от примордиального источника. )

Владимир: Вселенская ось маарифата Одному знакомому приснился Гейдар Джемаль в раю. Точнее, он увидел дерево его поэзии, усыпанное красными цветами стихов, а под ним - самого Гейдара в роскошных шелковых одеждах. Очень точный образ, в нем - весь Гейдар, великий маариф таухида.

Хеда: Гейдар Джемаль был эсхатологом, для него конец ветхого Бытия уже наступил и поэтому его метод является эсхатологическим par excellence. http://poistine.org/metod-dzhemalya-prokol-v-realnosti



полная версия страницы