Форум » ПОЛИТОЛОГИЯ-СОЦИОЛОГИЯ-ЭКОНОМИКА » РОБОТИЗАЦИЯ » Ответить

РОБОТИЗАЦИЯ

Василиса: Исследователи из Массачусетса: Упс. "Оказалось, что мы ошибались" УчОные из Института Технологии ранее уверяли народы, что "роботизация" просто перекраивает рынок труда, и человеки, по мере внедрения роботов а) находят себе работу б) она лучше оплачивается. А теперь оказалось, что ни работы, ни денег. Роботы вытесняют людей. Роботы уже давно теснят людей с рабочих мест. Теперь в список «жалоб» на автоматизацию можно добавить давление на заработные платы и порождение неравенства. Согласно результатам нового исследования, проведенного на основе данных за период с 1990 по 2007 гг., распространение промышленных роботов способствует снижению уровня занятости и сокращению размера оплаты труда. Причем автоматизация преимущественно затрагивает менее обеспеченные слои населения, что могло повлечь социальное расслоение американского общества. Вторжение роботов увеличивает разрыв в зарплатах Промышленные роботы оказывают значительное негативное влияние на занятость и зарплаты на местных американских рынках труда, говорится в исследовании Дарона Эйсмоглу из Массачусетского института и Паскаля Рестрепо из Бостонского университета. Как показал анализ экспертов, один дополнительный робот на тысячу работников снижает долю занятых в общей численности населения на 0.185 до 0.35% и обуславливает сокращение зарплат на 0.25% до 0.5%. Если опираться на это исследование, можно сделать вывод, что с 1993 по 2007 гг. на каждую тысячу американских рабочих появлялся один промышленный робот. «Максимально ощутимое влияние со стороны распространения роботов ощущает на себе занятость в промышленном секторе и, в частности, в сегментах, где требуются рутинные действия – сборка и подобные манипуляции, а также в сферах, где заняты рабочие без высшего образования. Любопытно и даже удивительно, что на фоне этого мы не обнаружили компенсирующего роста занятости в той же образовательной сфере», - отмечают авторы исследования. Эксперты подсчитали, что в указанный период распространение роботов обусловило заметное увеличение разрыва в размере зарплат американцев, и перспективы дальнейшего, еще более активного внедрения автоматизации грозят расширить эту пропасть. Оценка состояния рынка труда Уровень безработицы снизился более чем в два раза от пиковых значений, достигнутых в 2009 году, однако показатель учитывает не всех потенциальных работников. В частности, в него не входят частично занятые и те, кто не находятся в активном поиске работы. Чтобы сформировать более точное представление о том, что происходит с занятостью в более широком масштабе, главный экономист ФРБ Сан-Франциско Марианна Кудляк исследует индекс незанятых в рамках нового анализа. Альтернативный индикатор учитывает всех незанятых граждан, разделяя их на отдельные группы по исторической вероятности получения работы. К примеру, вероятность получения работы пенсионерами составляет менее 2%, тогда как лица, желающие получить работу и не достигшие пенсионного возраста, имеют гораздо больше шансов. Сейчас этот индекс находится вблизи уровней 2005-2006 гг. и, как традиционный индикатор – уровень безработицы – сигнализирует о том, что американский рынок труда снова абсолютно «здоров», говорится в отчете.

Ответов - 15

Василиса: Сколько рабочих мест уничтожают роботы - будь то механические роботы или программное обеспечение? Заменяются ли уничтоженные рабочие места Великой американской экономикой с еще лучшими рабочими местами? В наши дни — это популярная дискуссия. Мы получаем успокаивающие ответы. Экономисты ссылаются на Промышленную революцию. В то время большинство людей, замененных машинами, находили более высоко оплачиваемые, более производительные, менее изнуряющие рабочие места. Производительность труда стремительно росла, и общество в целом после больших дислокаций вышло вперед. Тот же самый принцип применяется сегодня, мурлыкают прорицатели. Но это не Промышленная революция. В наши дни роботы и алгоритмы используются повсюду, заменяя не только рабочие места на производстве, но и все виды деятельности в кондиционируемых офисах, за которые платят большие зарплаты и жирные бонусы. Как раз сегодня компания частных инвестиций BlackRock объявила о планах по консолидации $30 млрд их активно управляемых ПИФов с фондами, управляемыми алгоритмами и количественными моделями. По мере того как эти программные роботы садятся в седло, ожидается, что «53 фондовых трейдера потеряют работу. Ожидается, что десятки человек покинут компанию», как выразилась газета New York Times. «Мы должны изменить экосистему, то есть больше полагаться на большие данные, искусственный интеллект, факторы и модели в количественных и традиционных инвестиционных стратегиях», - сообщил The Times генеральный директор BlackRock Лоуренс Финк (Laurence Fink). ( Свернуть ) Точно также «робо-советники» становятся дешевой и горячей альтернативой для многих клиентов в крупных брокерских домах, заменяя финансовых консультантов людей. Много тяжелых рутинных задач, раньше выполнявшихся ночами высокооплачиваемыми выпускниками юридических школ в крупных адвокатских конторах, теперь решают компьютеры. Поэтому уничтожение рабочих мест из-за автоматизации затрагивает теперь не только синих воротничков. Оно везде. Но предсказатели упорно твердят, что за каждое уничтоженное рабочее место Великая американская экономика создаст еще больше лучших рабочих мест, потому что так было в эпоху, как вы уже догадались, Промышленной революции. Но два экономиста передумали (подробнее об этом чуть позже) и опубликовали мрачный доклад. Дарон Ачемоглу (Daron Acemoglu) и Паскуаль Рестрепо (Pascual Restrepo) изучили, как рост числа промышленных роботов в период с 1990 по 2007 гг повлиял на рабочие места и заработную плату в США. Они обнаружили «большое и сильное отрицательное воздействие роботов на занятость и заработную плату в ряде географических районов». Их доклад есть в Национальном бюро экономических исследований (National Bureau of Economic Research (NBER)). Это организация отвечает за отслеживание циклов деловой активности в США и официально объявляет «рецессии». Авторы отмечают два эффекта роботов: «эффект замещения», когда роботы устраняют рабочие места; и «эффект производительности», когда другие отрасли или задачи требуют больше труда и, следовательно, создают рабочие места (например, проектирование, создание и обслуживание роботов). Но эффекта производительности уже недостаточно для замены рабочих мест, уничтоженных промышленными роботами. В частности, они обнаружили, что в географической зоне с воздействием роботов по сравнению с «рабочей зоной» без участия роботов: Каждый дополнительный робот снижает занятость на нетто 6.2 рабочих. Каждый дополнительный робот на 1,000 рабочих снижает среднюю заработную плату на 0.73%. В национальном масштабе, то есть за пределом конкретного географического региона влияние было не таким сильным, так как некоторые рабочие места, уничтоженные в Детройте, могут быть заменены в других местах: Один дополнительный робот на 1,000 рабочих сокращает отношение занятости к населению в США приблизительно на 0.18-0.34%. Один дополнительный робот на 1,000 рабочих сокращает среднюю заработную плату на 0.25%-0.5%. Если отношение роботов на 1,000 рабочих вырастет с 1 до 5 роботов, заработная плата упадет на 2% на национальном уровне! В том же сценарии в «географической зоне» заработная плата упадет почти на 3%! В 2014 году на 1,000 рабочих в США приходилось 1.7 роботов, по сравнению с примерно на 0.7 в 2000 году. Автопроизводство - лидер в использовании промышленных роботов. Другие секторы их применения включают производство электроники, металлических изделий, пластмасс и химикатов. Согласно исследованию, в период с 1990 по 2007 гг промышленные роботы уничтожили нетто 670,000 рабочих мест. График ниже показывает общее число занятых в обрабатывающей промышленности, которые упало на 36% с пика в 19.5 млн в 1979 году до 12.4 млн в феврале: промышленное производство в США Однако реальный объем промышленного производства с поправкой на инфляцию резко вырос из-за автоматизации до 2007 г. В период Великой рецессии он рухнул. Теперь он наконец-то превзошел предыдущий пик: промышленное производство в США Ожидается, что количество промышленных роботов в США вырастет в четыре раза. Так что потеря рабочих мест в промышленности продолжится, даже если вырастет объем производства. Авторы когда-то были в противоположном лагере, но теперь изменили мнение о нетто уничтожении рабочих мест роботами. New York Times: Этот документ тем более значителен, потому что исследователи, чьи труды высоко ценятся в своей области, были большими оптимистами в отношении влияния технологий на рабочие места. В прошлом году они заявили, что, скорее всего, рост автоматизации создаст новые, лучшие рабочие места, поэтому занятость и заработная плата в конечном итоге вернутся к прежним уровням. По мере того как краны заменяли докеров, но создавали связанные рабочие места для инженеров и финансистов, согласно теории, новые технологии создали новые рабочие места для разработчиков программного обеспечения и аналитиков данных. Но тот доклад был концептуальным упражнением. Новый доклад использует реальные данные - и рисует более пессимистическую куртину. Исследователи были удивлены, увидев очень небольшой рост занятости в других профессиях, нейтрализующий потери рабочих мест в производстве. Такой рост все еще может произойти, говорят они, но на данный момент у нас уже много безработных, не имеющих четкого пути вперед – особенно среди синих воротничков без высшего образования. Но промышленные роботы - отличный уравнитель. Они уменьшают важность различий в заработной плате, например, между США и страной с дешевой рабочей силой, например, Китаем: в отличие от рабочей силы, роботы везде стоят одинаково. Сегодня Китай стоит на переднем крае роботизации своих производств, поскольку заработная плата там растет уже много лет. При этом Китай постепенно теряет свое преимущество как страна с низкой заработной платой. В этом сценарии производство в США может конкурировать с Китаем, особенно с учетом стоимости транспортировки, задержек, всех видов рисков и т. п. Таким образом, объем производства может снова вырасти в США, но рабочие места туда не вернутся.

Василиса: Робот на фабричном производстве обходится дешевле любого рабочего в Китае, а рынок труда стремительно меняется. Новые условия требуют нового трудового законодательства, сообщается в отчете Международной ассоциации юристов. Аналитики предлагают ввести квоты на рабочие места для людей и создать маркировку товаров «Сделано людьми». Четвертая промышленная революция меняет традиционные рабочие практики и влияет на различные отрасли — от промышленного производства до автострахования, сообщает отчет Международной ассоциации юристов. Треть профессий будущих выпускников вузов получат роботы и программное обеспечение. Процесс будет происходить повсеместно по всему миру. Распространение автоматизированных производственных линий и умных компьютерных систем постепенно снизить стоимость человеческого труда до минимума. Сотрудник автомобилестроительного завода в Германии трудится за ?40 в час, а промышленные роботы — за ?5-8 в час. «Промышленный робот обходится дешевле китайского рабочего. При этом он не болеет, не растит детей, не бастует и не нуждается в отпуске», — цитирует отчет The Guardian. Авторы исследования считают, что трудовое законодательство устаревает и нуждается в корректировке, которая защищала бы трудоспособное население. Правительству необходимо определить, какую работу будут выполнять исключительно люди. В каждой отрасли следует ввести квоту на определенный процент людей-рабочих. Также Международная ассоциация юристов предлагает ввести налог на использование робототехники и маркировку «Сделано людьми». Другая проблема, обозначенная в отчете, — это страхование беспилотных автомобилей. Законодательство пока так и не определило, кто и в какой мере несет ответственность в случае аварии с участием беспилотника. Ответственность роботов за нанесенный ими вред — до сих пор открытый вопрос. При этом за последний 30 лет в США по вине роботов на производствах погибло 33 человека. Некоторые эксперты полагают, что роботы должны нести моральную и уголовную ответственность за свои действия и за любой вред, который они могут причинить. Исследование также отмечает, что условия труда изменились. Все больше сотрудников работает удаленно, а граница между рабочим и личным временем стирается. Рабочее место все чаще становится пространством для общения между сотрудниками, а трудовые процессы выносятся за пределы офиса, так как многие работают за ноутбуком в ближайшем кафе. В то же время, Четвертая промышленная революция приводит к формированию монополий и усилению экономического неравенства. В будущем многие останутся без работы, а высококвалифицированные амбициозные специалисты будут зарабатывать еще больше, чем сейчас. Тенденция может привести к расколу общества, а концепция среднего класса в принципе исчезнет, и ее придется создавать с нуля.

Василиса: 6 профессий, которые роботы устранят первыми В 2017 году фраза «искусственный интеллект» уже перестала быть чем-то футуристическим, став обыденной реальностью для каждого человека. Для всех уже очевидно: современные технологические возможности, способные создавать хоть и искусственные, но достаточно мощные нейронные сети, расширяют сферы применения роботов чуть ли не ежедневно. Нет, серьезно, они даже в заголовках новостных СМИ появляются все чаще. Теперь тема роботизированного интеллекта актуальна как никогда – газеты не устают фантазировать на тему, кого же умные машины заменят следующего? Хотя, вполне возможно, что это уже фантазии самого искусственного интеллекта. А почему нет? Отдельные издательства, например, уже успели отказаться сократить несколько «человеческих» журналистских точек, заменив их программными алгоритмами, которые самостоятельно справляются с написанием статей. И если вы считаете все это бредом, то знайте – вы просто на несколько лет отстали от жизни. Associated Press, например, уже 3 года использует роботов для написания заметок, предоставляя ему для обработки необходимые данные. А редакторы The Washington Post и этого не делают – их робот самостоятельно мониторит сетевые новости, находит интересующие заголовки и генерирует небольшие новостные статьи. Так что многих ИИ готов заменить уже даже не завтра, а сегодня… Новости о роботах от роботов Об этом наглядно говорит эксперимент, проведенный компанией National Public Radio – американским некоммерческим агрегатором радионовостей. Они провели настоящий журналистский поединок между своим штатным корреспондентом Scott Horsley и роботизированным алгоритмом, который помогает им собирать информацию и делать из нее новости. В качестве инфоповода участникам «битвы» был выдан финансовый отчет кофейни, из которой им в максимально сжатые сроки необходимо было сгенерировать готовый материал для ленты новостей. Робот, конечно же, справился гораздо быстрее – ему понадобилось около 2-х минут, но его новость была до неприличного сухой, лишенной какого-либо анализа и художественности. А вот «теплокровный» журналист создал куда более приятную для чтения статью, с необходимой лирической подводкой, метафорами и прочими художественными «украшениями», на что ему понадобилось около 7-ми минут. Насколько «красивый» текст нужен читателям, решат они сами, но то, что продуктивность машинного интеллекта была гораздо выше – очевидный факт. Об этом нужно задуматься и отечественным журналистам – Яндекс, например, уже вовсю использует программные алгоритмы для генерации новостей о погоде, столичных пробках и прочих информационных всплесках. Искусственный интеллект используется также и большинством новостных агрегаторов, в том числе и Яндекс.Новости. Да что там, даже спортивные новости на популярном портале «Спортс.ru» генерируются роботами, так что будущее журналистской профессии под вопросом. Ну, по крайней мере, для людей. День, когда робот написал роман И вот яркое тому доказательство. Робот-писатель, созданный в Университете будущего, расположенном в Хокайдо, весной 2016 года умудрился написать настоящий роман! Ну как написать – сгенерировать. Набор данных, которые были предоставлены роботу, включал основы главного сюжета, пол персонажей и набор ключевых фраз, которые должны были находиться в тексте. В результате программный интеллект, отталкиваясь от тысяч уже существующих литературных произведений, сгенерировал текст романа, который получил название «День, когда компьютер напишет роман». Каких-либо других данных об алгоритме не сообщалось, но, по словам многих профессиональных писателей, произведение написано «достаточно хорошо», хотя и проработка персонажей похрамывает. Но апогеем стало совсем не то что робот смог написать качественный текст – написанный им роман смог участвовать в литературном конкурсе имени Хоси Синъити наряду с 1,5 тыс. других литературных произведений, написанных людьми. Жюри не знало о роботизированном происхождении романа, и ему удалось пройти отбор и даже попасть в финал! Может быть, Дарья Донцова тоже робот?! Искусственная юриспруденция Одним из самых ярких примеров является робот-адвокат, разработанный студентом Стенфордского университета по имени Joshua Browder. Созданный молодым человеком сервис под названием DoNotPay помогает законопослушным гражданам оспаривать незаконно вынесенные штрафы за неправильную парковку. Робот анализирует вводные данные предоставленные пользователями, разбирается в законодательстве, составляет исковое заявление и самостоятельно подает его в суд. На середину прошлого года, по вопросам одного только дорожного законодательства система приняла более 250 тыс. обращений, 160 тыс. из которых успешно обжаловала, сэкономив англичанам около 4 млн $. Несмотря на огромную пользу, сервис остается совершенно бесплатным! Не отстают от новаторов и IT-гиганты, технологические возможности которых гораздо шире. Например, IBM уже создала робота, который смог трудоустроиться в адвокатское бюро Baker & Hostetler. Робот подключен ко всем необходимым правовым базам данных, базам судебных решений и прочим сегментам, которые необходимы для оперативного нахождения ответов на вопросы, которые задают ему адвокаты. При этом робот самосовершенствуется, развивая собственную правовую компетентность при помощи профессиональной литературы. Похожие роботы используются и в российском Сбербанке, который планирует заменить ими 3 тыс. штатных юристов. Машины будут создавать исковые заявления, жалобы, претензии и делать всю прочую бумажную юридическую работу, которой раньше занимались живые юристы. Правда, «порешать» проблемы с прокуратурой или договориться с судьей робот пока не сможет, так что «квалифицированные» адвокаты пока все же потребуются. По крайней мере, в России. Роботы-курьеры Но есть также и множество сфер, где люди откровенно уступают роботам. В частности, курьерская доставка. Например, Amazon уже продемонстрировал свой новый сервис Prime Air, который предполагает доставку купленных на площадке товаров при помощи дронов. Уже на данном этапе сервис стал полностью автономным и способным доставлять товары в заранее установленные места. Но это не предел – в ближайшем будущем разработчики планируют программировать дроны так, чтоб они могли самостоятельно определять адрес доставки, а сам ее процесс не превышал более получаса с момента оформления заказа. И все бы ничего, если бы не погодные условия, ограниченная дальность полетов, грузоподъемность и… федеральное законодательство, запрещающее полеты дронов в густонаселенных местах. Но эстонские программисты из Starship Technologies нашли решение этой проблемы – их робот-курьер ездит по земле. Машина представляет собой небольшой шестиколесный багажник, вместительностью в 10 кг, которые он, при помощи GPS, нескольких камер, гироскопа и массы программных датчиков, доставит по любому заданному адресу. Пока технология проходит все необходимые тесты, но в скором времени наверняка выйдет на рынок. Главная проблема, которую разработчики пока не могут решить, это обеспечение безопасности почтальона. Умные сборщики Но больше всех заинтересованной в роботизации рынка труда, очевидно, остается промышленность и массовое производство. Там роботы уже давно занимаются сборкой техники, инструментов и даже сборкой самих роботов, которые еще вчера начали выгонять сотрудников предприятий с их рабочих мест. Ярким примером тому является крупнейшая в мире компания по производству электроники Foxconn, расположенная в Китае. На компанию очень часто жаловались сотрудники, сетуя на ужасные условия труда и проживания персонала. Понимая, что корпоративной культурой пренебрегать нельзя, руководство компании пошло навстречу жалобщикам и… сократило 60 тыс. сотрудников (а это больше 50% персонала всей компании), наняв вместо них роботов-сборщиков! А что, они-то жаловаться точно не будут, а еще на зарплате сэкономить можно… а потраченные на это 600 млн $ отобьются достаточно быстро, учитывая объемы производства. К всеобщему китайскому огорчению, это далеко не единственный случай, когда роботы заменяют людей на производстве. В одном только индустриальном городе Куньшань, где больше половины территории занимает промышленная зона, последовать примеру Foxconn планирует свыше 600 компаний. Так что российская безработица покажется китайцам мелочью… Не забыли про медицину Все тот же робот-адвокат от IBM, оказывается, может быть и врачом-диагностом. Он уже успешно прошел тесты в нескольких больницах США. Благодаря детальному изучению медицинской профессиональной литературы, документации и историй болезни, искусственный интеллект научился ставить пациентам правильные диагнозы и даже назначать им лечение. Живые доктора в панике – точность рободиагноза составляет 90%, что существенно выше, чем у профессиональных врачей. Так что, учитывая планы IBM «устроить диагностов на работу» в 1,6 тыс. американских клиник, радоваться особо нечему. Не редкость и роботы-хирурги. Но тут человеку повезло больше – из-за высокой ответственности и низкой распознаваемости в хирургии роботы действуют под контролем людей, выполняя в основном мелкие функции, вроде наложения швов или наоборот, произведения надрезов. Хотя, очевидно, что современные технологии не стоят на месте, и вскоре те, у кого «рука не дрогнет», смогут проводить манипуляции с человеческими тканями не хуже настоящих хирургов. Хотя, хочется посмотреть на того, кто готов будет доверить свою жизнь искусственному интеллекту… В целом же, полноценно закрепиться машинам пока удается лишь на производстве – в промышленности они гораздо эффективнее людей. Но когда у роботов появится больше физических возможностей, креатива и самостоятельности, человеку точно придется искать что-то новое на рынке труда. И самое «веселое», что это «когда» приближается к нам с каждым днем.


Оксана Григоренко: Ну, чтобы совсем уж просто 1. Отнять у богатых. 2. Понастроить роботов. 3. Роботы пашут 4. Люди отдыхают и делают заказы через инернет на специальных сайтах, по типу нынешних интернет-магазинов. До кучи в каждом доме ставим 3D-принтеры. 5. Profit

Андрей: VALKYRIE: ПРЯМОХОДЯЩИЙ РОБОТ ДЛЯ КОЛОНИЗАЦИИ МАРСА Конкурс от американского агентства DARPA под названием DARPA Robotics Challenge проводится уже не первый год, и разработки, представленные в рамках этого мероприятия, часто используются в различных сферах науки. К примеру, показанный несколько лет назад робот Valkyrie за прошедшее время обзавелся таким количеством новых функций, что его кандидатуру всерьез рассматривают в качестве одного из основных помощников для будущей колонизации Марса. Valkyrie разработан специалистами Космического центра NASA имени Джонсона. Рост прямоходящего робота составляет 190 сантиметров. Valkyrie оснащен оптическим сканером LIDAR с датчиками, позволяющими «видеть» окружающее пространство, выявлять препятствия и прокладывать оптимальный маршрут. Помимо ходьбы, робот может выполнять ряд различных манипуляций вроде передвижения объектов и их соединения. В конструкции робота насчитывается 28 механических суставов. Весь спектр движений робота даст ему возможность заниматься подготовкой площадок для возведения различных площадок, построек, заготовки строительных материалов. Для сбора информации используется 200 датчиков, установленных по всему «телу» робота. На каждый манипулятор робота можно установить специализированные инструменты для определенных задач. Модульное строение самого робота дает возможность легко их отсоединять, производить ремонт и замену. На создание робота Valkyrie у NASA ушло около 2 миллионов долларов.

Амира: По прогнозу IDC, рынок роботов в этом году превысит 97 млрд долларов, а в 2021 году — 230 млрд долларов Вслед за компанией Tractica, полагающей, что к 2022 году рынок роботов превысит 237 млрд долларов, свой прогноз в этой области опубликовала компания IDC. По мнению специалистов IDC, в текущем году продажи роботов, включая БПЛА, а также сопутствующее аппаратное обеспечение, программное обеспечение и сервисы, достигнут 97,2 млрд долларов. Это на 17,9% больше показателя 2016 года. В IDC ожидают, что в ближайшие годы рынок роботов будет быстро расти. Говоря точнее, до 2021 года ожидается среднегодовой рост на 22,8%. Если этот прогноз оправдается, к концу указанного периода рынок в денежном выражении достигнет 230,7 млрд долларов. Набольшим потребителем роботов останется производство. На этот сегмент будет приходиться более половины рынка. А расти быстрее всего будут продажи роботов, предназначенных для сферы образования (на 71,9% в год), розничной торговли (51,3%), строительства (38,3%), оптовой торговли (37,2%) и страхования (36,3%).

Оксана Григоренко: Роботы медленно, но очень плотно входят в нашу жизнь. Они работают за людей на фабриках, устраняют последствия катастроф, когда что-либо угрожает жизни спасателей, они работают няньками и даже консультантами по различным вопросам. Многие эксперты считают, что рано или поздно на свет появятся роботы для сексуальных утех – это лишь вопрос времени. И если верить социальному опросу, проведённому американской исследовательской компанией YouGov, приблизительно четверть американцев мужского пола готовы к сексуальному контакту с роботом уже сейчас. 49% взрослых американцев согласны с тем, что в ближайшие 50 лет сексуальные роботы свободно будут продаваться в магазинах бытовой электроники. Люди будущего будут относиться к этому совершенно спокойно. Эту теорию подтверждает и знаменитый футуролог Ян Пирсен, знаменитый тем, что 85% его предсказаний являются точными. Он уверен, что уже к 2050 году сексуальные роботы будут широко распространены в нашем мире. Подобное видение часто изображается в произведениях искусства. Например, в шведском телесериале «Настоящие люди» или в грядущей видеоигре Detroit: Become Human. Если верить опросу, проведённому YouGov, к подобному будущему готовы далеко не все американцы. Например, лишь 9% женщин готовы к сексуальному контакту с роботом. Мужчины же к подобным экспериментам открыты гораздо больше. На секс с машиной согласны 24% представителей сильного пола. Если брать сводную статистику по обоим полам, на отношения с искусственными любовниками готовы 16% населения США. Также многих респондентов волнует вопрос о том, считается ли секс с роботом при наличии реального партнёра актом измены? Изменой секс с машиной считают 36% женщин и 29% мужчин. Для 52% участников опроса, согласных на секс с роботами, наиболее важным фактором для принятия решения является внешность машины. Чаще всего респонденты признавались, что робот должен походить на живого, настоящего человека. Однако американцы не совсем уверены в том, что половой акт с машиной способен удовлетворить их потребности в эмоциональном плане, впрочем, сомневаются они и в том, что возможно установить нормальные человеческие отношения с роботом.

Александр: Неомарксист Нерациональность человека - основная проблема оптимального планирования Как доказал учёный-психолог Дэниэль Каниман, получивший в 2002 году Нобелевскую премию по экономике - все экономические модели, дающие людям презумпцию рациональности при принятии решений (то есть вообще все модели на тот момент) — полная чушь. Люди нерациональны по своей природе и мыслят нерационально просто в силу специфики человеческого мышления. Поэтому принципиально невозможно оптимальное планирование в экономике, в которой есть человек. Это ставит крест на идеях совершенствования общественных отношений, воспитания нового человека как пути к коммунизму и прочей просвещенческой ерунде. Только алгоритмы, только компьютеры, только Искусственный Интеллект как центр управления экономикой и стратегического планирования. Я не согласен, что люди нерациональны. Люди вполне рациональны, когда дело касается составление конкретного плана для достижения конкретной цели в условиях стабильной среды. Но вот сами цели и среда могут вести себя крайне хаотично, подчиняясь рефлексам, паническому страху, алчности, тщеславию и прочим подсознательным и сверхсозным импульсам. Никакие машины не сделают экономику лучше если ей будут руководить люди. А если люди не будут задавать машинам цели,то машины будут делать глупости еще большие чем способны сделать люди.

Александр: Неомарксист Миф о постиндустриальном обществе Ещё раз об экономике знаний. Экономика знаний - полностью роботизированная экономика будущего, в которой будет только высокоинтеллектуальный творческий труд и никакого труда больше. Современная т.н. постиндустриальная экономика первого мира - это ЛОЖЬ, маскирующая дикую эксплуатацию третьего мира, в скотских условиях создающего прибавочную стоимость для мира первого. Уберите третий мир с дешёвой рабсилой и рухнет благополучие первого мира, поскольку жрать windows и айфоны невозможно и надеть их тоже. Это очевидные вещи, но к сожалению на эту чушь о постиндустриализме ведутся даже неглупые люди, видимо судящие о других по себе (типа я белый воротничок и все такие). Нет. Цена существования белых воротничков - синие воротнички третьего мира и никак иначе.

Яванна Алексиевич: Развитие маленьких городов может затормозиться из-за автоматизации и внедрения «умных» систем. Дело в том, что в небольших населенных пунктах слишком много людей заняты офисной деятельностью или работают в сфере обслуживания. Когда необходимость в таких сотрудниках пропадет, города, вероятно, постигнет печальная судьба Детройта

Яванна Алексиевич: МИТИО КАКУ: «БЕСПОЛЕЗНЫЕ ПОСРЕДНИЧЕСКИЕ ПРОФЕССИИ ОТОМРУТ» Чем занимаются сегодня сервисы, подобные Airbnb и Uber? Именно устранением ненужных посредников. В конечном итоге выиграет все общество, поскольку потребители смогут извлекать из рынка новые ценности, а производителям придется постоянно повышать качество товаров и услуг. «ЦИФРОВАЯ ТРАНСФОРМАЦИЯ ПОМОЖЕТ УСТРАНИТЬ ПРОТИВОРЕЧИЯ СОВРЕМЕННОГО КАПИТАЛИЗМА» — Что несут человечеству цифровые технологии — новые риски или новые возможности? — Когда речь идет о развитии технологий, всегда есть риски. Но выгоды от их использования для общества все равно будут заметнее. Я уверен, что цифровая трансформация поможет устранить противоречия современного капитализма, справиться с его неэффективностью, избавиться от надоедливого присутствия в экономике посредников, не вносящих в бизнес-процессы и цепочку между производителем и потребителем никакой реальной ценности. — Как цифровые технологии изменят потребление товаров и услуг? — Главное изменение будет связано с переходом от привычного капитализма к совершенному, как я его называю. В классической системе капитализма цены определяются спросом и предложением. Эта система могла неплохо работать во времена Адама Смита, когда потребители представляли, как выглядит ценообразование по большинству доступных товаров. Но сейчас, когда мы чаще всего не можем сказать, какова себестоимость производства той или иной продукции, этот капитализм несовершенен и несправедлив, от него выигрывают многочисленные посредники, занимающиеся перепродажей. Заменить его совершенным капитализмом помогут новые технические устройства, построенные на дополненной реальности и искусственном интеллекте. Представьте контактные линзы, которые человек надевает, собираясь в магазин. Он смотрит на товары, и «умные» линзы моментально сравнивают их цены и качество с ценами и качеством аналогичных товаров в других магазинах, давая советы, что и где лучше покупать. Потребитель сможет мгновенно просмотреть все отзывы на товар, который его интересует, запросить любые данные о нем. Такое устройство превратит каждого потребителя в эксперта, обладающего неограниченным знанием рынка! Спрос и предложение будут идеально соответствовать друг другу, а значит, капитализм станет совершенным. — От таких устройств выиграют только потребители или бизнесмены тоже? — Все, кроме ненужных посредников. Потребители получат более качественные товары по более низкой цене. Производители смогут продавать больше товаров, потому что ретейлеры перестанут делать на них неоправданную наценку. Наконец, сами ретейлеры, анализирующие «большие данные» с технических устройств, будут четче видеть портрет каждого из своих потребителей. Им придется ловить волны новых технологий и пытаться их оседлать, чтобы создать для потребителя дополнительную ценность. А вот посреднические услуги — перепродажа с неоправданной накруткой цен, реклама, бьющая залпом по широкой аудитории и при этом попадающая лишь в немногих, — уйдут в прошлое. Чем занимаются сегодня сервисы, подобные Airbnb и Uber? Именно устранением ненужных посредников. В конечном итоге выиграет все общество, поскольку потребители смогут извлекать из рынка новые ценности, а производителям придется постоянно повышать качество товаров и услуг, реагируя на растущий уровень требовательности покупателей. «АЛГОРИТМЫ НЕ МОГУТ БЫТЬ ПОЛНОЦЕННОЙ ЗАМЕНОЙ ЛЮДЯМ» — Сейчас часто говорят о том, что развитие технологий уже в ближайшем будущем приведет к вымиранию десятков профессий. Это опасность или благо для общества? — Отомрут именно те самые посреднические профессии, в которых уже сейчас мало пользы. Например, технические устройства позволят заменить труд низкоквалифицированных врачей. Если вы почувствуете себя нездоровым, то, не вставая с постели, сможете обратиться к виртуальному рободоктору и рассказать ему о своих симптомах. Вам не придется никуда ходить, не придется даже нажимать кнопки: рободоктор будет задавать вам уточняющие вопросы: «Где болит? Какого характера боль?» и т.п., а потом поставит диагноз, опираясь на огромную базу кейсов, где у больных были такие же симптомы. Такой рободоктор даже сможет сделать большую часть необходимых анализов — измерить вашу температуру с помощью инфракрасной камеры, изучить частицы ДНК из ванной с помощью специальных сенсоров. И только в более сложных случаях придется прибегать к помощи врача-человека. Такие системы, построенные на использовании искусственного интеллекта, революционизируют медицину, помогут сохранять людям жизнь и здоровье. — Некоторые профессии, кажется, отмирают уже на глазах. Например, в этом году руководство крупнейшего российского банка собирается сократить 3 тыс. юристов, чей труд заменит работа программных комплексов. — Совершенно верно, юристы — одни из первых на очереди. Уже сейчас в мире работают десятки робоюристов — программ, которые берут на себя рутинную работу по составлению заявлений, исков, писем и так далее. Это необратимый процесс.​ И все-таки я бы предостерег от непродуманной замены людей роботами. Сейчас многие банки говорят: давайте заменим высокооплачиваемых финансовых аналитиков на алгоритмы, которым не требуется зарплата. Но алгоритмы не могут быть полноценной заменой людям — они могут только помогать им, давая более богатую информацию для принятия решений. Точно так же и робоврачи, о которых я упомянул, не заменят докторов, а будут только помогать им. Во всех областях, где нужны рутинные действия, искусственный интеллект уже вовсю заменяет работников-людей, высвобождая их время и энергию для более креативных занятий. «ЛЮДИ СТАНУТ КЕМ-ТО ВРОДЕ ВОЛШЕБНИКОВ» — Как преобразится мир благодаря дальнейшему развитию интернета? — В ближайшем будущем интернет станет таким же незаметным, как сейчас электричество. Сто лет назад электричество было у всех на слуху. Сейчас, когда мы пользуемся автомобилем или смартфоном, мы не задумываемся о том, что в них используется электричество: мы принимаем это как должное. Оно стало незаметной и неотъемлемой частью нашего окружения, как трава и деревья для первобытного человека. Точно такая же судьба ждет интернет. Всего через десятилетие чипы для электронных устройств будут стоить дешевле, чем бумага. Все устройства вокруг нас будут иметь выход в Сеть, и мы будем жить внутри единой интеллектуальной среды. Люди станут кем-то вроде волшебников: они будут постоянно общаться с неживой материей, голосом, жестами или даже мысленно приказывая предметам сделать то-то и то-то. — А само общество как-то поменяется? — Конечно, и не только общество в целом, но даже сознание и личность каждого индивида будут цифровизованы. Компьютеры научатся считывать из мозга наши впечатления и воспоминания и хранить их в огромных библиотеках, откуда их можно будет скачивать и загружать в мозг других людей. Исследования в этой области сейчас ведутся, например, в Массачусетском технологическом институте. Это цифровое хранение впечатлений также революционизирует потребление, поскольку любой человек сможет ознакомиться с впечатлениями других потребителей от продукта до его покупки. И это будет только начало. Благодаря цифровым технологиям люди в каком-то смысле достигнут бессмертия. Можно будет, скажем, собрать все, что известно об Альберте Эйнштейне, и сделать на основе этой информации его цифровую личность, дополнив ее реалистичным голографическим образом. Еще проще будет сделать цифровую личность для ныне живущего человека, например для вас, считав информацию с вашего мозга и изготовив виртуального двойника. Такой цифровой аватар будет очень близок к вам настоящему. Когда вы умрете, он сможет жить вместо вас — развиваться на основе вашего характера, пополняя свою память впечатлениями от общения с людьми. — Мне кажется, все это уже из области научной фантастики. Какова вероятность того, что мы все это увидим, а не следующие поколения? — 20 лет назад мы вообразить не могли, что интернет будет занимать такое место в нашей жизни.15 лет назад никто не представлял, что люди будут неразлучны со своими смартфонами, то и дело прибегая к их помощи. Новые возможности возникают не только потому, что появляются новые решения, — многие из них были предсказаны футурологами давным-давно. Мир меняется и благодаря простому росту технологических возможностей. Так, производительность процессоров удваивается каждые 18 месяцев, и даже при том что закон Мура скоро может перестать работать (основатель Intel Гордон Мур заметил, что число транзисторов, помещаемых на интегральной схеме, удваивается каждые два года, это наблюдение получило название «Закон Мура». — РБК). И эра кремния подойдет к концу — мы явно освоим новые носители информации. Цифровизация общества уже началась, она происходит на наших глазах и совершенно необратима. Любые перемены всегда ближе, чем кажутся. Эволюция будущего от доктора Каку 1. К 2027 году станет возможным напрямую считывать из мозга воспоминания и впечатления, передавать их через Сеть и, возможно, даже загружать в мозг других людей. Это откроет путь к превращению интернета в брейн-нет, «мозго-сеть». 2. К 2029 году роботы станут умнее людей практически во всех отношениях. Но бояться, что они отберут у нас власть, не следует: Каку считает, что у них будет «интеллект насекомых» — мощный, но направленный на решение лишь определенных типов задач. 3. К 2040-м годам нанотехнологии позволят создавать предметы из программируемой материи, которые смогут менять свою форму по приказу владельца. Возможности любой вещи, таким образом, будут ограничены только ее химическими и физическими свойствами. 4. В 2050–2060-х годах начнется колонизация Марса: частные компании создадут поселения, обитатели которых смогут выживать без помощи с Земли. 5. Через 100 лет Земля будет иметь общемировое правительство и общие государственные органы, чьи решения будут важнее позиции национальных властей.

Олег Гуцуляк: Может ли Универсальный Базовый Доход стать ответом на автоматизацию? http://robotrends.ru/pub/1650/mozhet-li-universalnyy-bazovyy-dohod-stat-otvetom-na-avtomatizaciyu Некоторые опасаются, что роботы и ИИ отнимут нашу работу. И они возможно правы (в ближайшие годы это неизбежно коснется как минимум половины из нас). Если это произойдет, что сможем мы делать для жизни? Как мы будем зарабатывать? Давайте обсудим одно из решений, которые кажутся наиболее разумными на фоне массового сокращения рабочих мест из-за автоматизации - оно получило название УБД, Универсальный Базовый Доход, его иногда называют еще Гарантированным Минимальным Доходом, ГМД. В этой связи стоит обсудить три темы: 1. Прогнозы в области потери работы из-за автоматизации 2. Что такое УБД? Кто и где экспериментирует с УБД? 3. Работает ли УБД? Какие можно сделать выводы? Прогнозы по части перспектив потери работы В 2013 году, доктор Карл Бенедикт Фрей из Oxford Martin School оценивал, что порядка 47% всех рабочих мест в США находятся в зоне риска из-за возможности автоматизации в следующие 20 лет. Эти оценки позднее подтверждены аналитиками компании McKinsey & Company, которые прогнозируют, что 45% рабочих мест, которые существуют сегодня, будут автоматизированы с использованием таких технологий, как машинное обучение, ИИ, робототехникой и 3D-печатью. Концепция уже получила название "технологическая безработица", которая затронет представителей самых разных специальностей - от рабочих предприятий до фермеров, от врачей до юристов. Для стран развивающегося мира удар по рабочим местам окажется куда более серьезным. Ожидаемые последствия технологической безработицы будут весьма разнообразными. Отдельные люди, такие как Ray Kurzweil и венчурный капиталист Marc Andreessen уверены, что несмотря на то, что будут исчезать существующие рабочие места, одновременно будут появляться новые. Другие эксперты прогнозируют, что технологическая безработица окажет серьезные разрушительное воздействие на общество. Другие все еще верят, что человеческое общество сможет адаптироваться к изменениям, прежде всего за счет постоянной демонитизации стоимости жизни, а в дальнейшем, за счет широкого внедрения "универсального базового дохода". Под демонетизацией стоимости жизни подразумевается постоянное снижение стоимости большинства составляющих расходов людей в связи с постянным снижением стоимости товаров и услуг. Что такое Универсальный Базовый Доход? Кто экспериментирует в этой области? УБД - это политика, которая подразумевает, что все граждане страны регулярно получают без каких-либо условий некоторую денежную сумму, либо от правительства, либо от каких-либо общественных учреждений, независимо от того, что кто-то из граждан получает доходы также и из других источников. Базовая мотивация для введения УБД, - попытаться предотвратить базовые социальные проблемы за счет раздачи людям денег "ни за что", - в общем, не новая идея. Можно вспомнить, например, Томаса Пейна, который представил план в своем эссэ 1797 года "Сельскохозяйственная Юстиция", в котором он предлагал создать национальный фонд, выплачивающий по 15 фунтов стерлингов каждому взрослому, достигшему 21 года. Сегодня, можно наблюдать все новые эксперименты в разных странах мира, от Финляндии до Нидерладнов, от Канады и Франции. Во Франции несколько членов Парламента поддерживают проведение такого эксперимента, министр финансов также настроен на поддержку этого эксперимента. В последние 10 лет более 8 стран экспериментировали с UBI. Например: 1. Финляндия. С 2017 года правительство Финляндии запустило эксперимент, в ходе которого случайно выбранные 3000 граждан, которые уже являются безработными, начнут получать УБД в размере 560 евро в месяц. Этот базовый доход заменит те пособия, которые им выплачиваются в настоящее время. Для Финляндии 560 евро - это уровень гарантированных минимальных выплат по социальной страховке. Пилотное исследование будет проходить в течение двух лет - с 2017 по 2018 годы, его цель - выяснить, можно ли с помощью УБД сократить бедность, социальное отчуждение и бюрократию, а также повысить уровень занятости. 2. Нидерланды. Местное правительтство Утрехта, Нидерланды, планирует провести эксперимент, в рамках которого будет выплачиваться гарантированный УБД 250-ти горожан, которые сейчас получают пособия от правительства. Выплаты начнутся с января 2017 года и будут продолжаться в течение 2 лет. Получать их будут горожане Утрехта и нескольких городков по соседству. Выплачивать им будут 960 евро ежемесячно. Горожане разделены на 6 групп, людям, входящим в каждую из групп, планируется выплачивать также различные "стипендии" в зависимости от различных условий. Например, кроме безусловных 960 евро в месяц "за просто так", участникам одной из групп, можно будет получить еще 150 евро в месяц, если они будут оказывать волонтерские услуги, например, обеспечивать мелкий ремонт на прилегающих к школам территориях. 3. Индия. Более 350 млн людей (около 30% населения) находятся за чертой бедности после двух десятилетий высокого экономического роста. В этом контексте, в 2011 году Индия запустила два пилотных проекта, чтобы протестировать воздействие УБД. Финансы для этого предоставил UNICEF. В восьми деревнях в Madhya Pradesh, каждый мужчина, женщина и ребенок начали получать ежемесячные выплаты в размере 200 рупий на каждого взрослого и 100 рупий на каждого ребенка, которые выплачиваются его матери или опекуну; позднее их увеличили до 300 и 150 рупий, соответственно. Аналогичную схему применили в другой деревне, где в течение 12 месяцев проводились выплаты 300 рупий в месяц каждому взрослому и 150 рупий на каждого ребенка. Выплаты проводились индивидуально, первоначально наличными, позднее на банковские или кооперативные счета. В январе 2016 года, Sam Altman, президент компании Y Combinator, объявил, что стартап из Сан-Франциско создал фонд для изучения УБД в США. Работает ли УБД? Хотя УБД еще не проверено в масштабных экспериментах, первые результаты выглядят неплохо. В частности, в Индии было зафиксировано улучшение в питании тех, кто получал УБД, что отразилось на показателях среднего веса/возрасту (так называемый показатель z-score ВОЗ), еще лучше оказались показатели у девочек. В некоторых экспериментах, начало выплат UBI привело к большей занятости, а не к ее уменьшению, как опасались некоторые скептики. Был отмечен сдвиг от работ по найму к работам на основе "само-занятости", например, фермерства и деловой активности. Также было зафиксировано снижение миграции из соответствующих областей. Женщины зарабатывают больше мужчин. Отмечается, что интересные результаты были достигнуты в небольшом канадском городке. В период с 1974 по 1979 годы, правительство Канады участвовало в эксперименте в провинции Манитоба, в рамках которого местным жителям выплачивался УБД под названием MINCOME. MINCOME - это гарантированный ежегодный доход, который выплачивался каждой семье в городке Дофин, в котором проживает порядка 10 тысяч человек, а также некоторому количеству жителей Виннпега, а также в нескольких общинах в провинции. Итак, что же произошло с семьями, которые получали MINCOME? - Было зафиксировано снижение случаев госпитализации; - Снижение числа несчастных случаев и травматизма; - Существенно сократилось число случаев госпитализации из-за психических расстройств; - Выросло число выпускников высшей школы; - У девочек-подростков отмечено снижение рождаемости в возрасте до 25 лет, также снизилось число детей у тех, кто рожал до 25 Большинство участников программы по ее итогам оказались выше черты бедности. Вместе с тем, влияние на занятость в Дофине оказалось умеренным. В частности, те, у кого была полноценная работа с полной занятостью, сохранили ее, практически не было тех, кто перестал работать в связи с начислением УБД! Выделенные правительством средства, снизили уровень экономической тревожности, позволил людям инвестировать в здоровье и планировать на более длительную перспективу. В бюджете на 2016 год региональное правительство Онтарио выразило намерения провести пилотный проект по выплате УДБ. Последствия В самом ближайшем будущем, по мере того, как технологии продолжат ликвидировать традиционные рабочие места и по мере того, мы скорее всего увидим масштабное развертывание систем универсального базового дохода. Несмотря на то, что выявленные последствия введения выплат УБД в основном позитивные, будет немало сложностей, свяазаных с запуском. Есть еще много вопросов, которые остаются без ответов - откуда взять дополнительные средства для выплат? Из налогов? Не приведет ли переход на выплату УБД всему населению к появлению проблем, которых мы не ожидали? Не создаст ли УБД ли они больше конфликтов, нежели разрешит? Способны ли правительства достаточно быстро реагировать, учитывая темпы инноваций и массированную автоматизацию? Сможет ли УБД стать решением проблемы технологической безработицы? Или мы в любом случае вынуждены будем пройти через турбулентный, бурный перио, когда нашу работу будут отнимать у нас роботы и ИИ? Хочется верить в том, что за счет снижения затрат на жизнь, UBI станет одним из ряда инструментов, которые будут стимулировать само-занятость, следуя своим склонностям, развивая креативность, уделяя больше времени своему совершенствованию. И когда это произойдет, мы возможно подойдем на шаг ближе к миру изобилия.

Яванна Алексиевич: Кибер-будущее: каким путём пойдёт автоматизация Александр Елисеев В фильме «Приключения Электроника» Серёжа Сыроежкин поёт: «До чего дошёл прогресс - до невиданных чудес, Опустился на глубины и поднялся до небес. Позабыты хлопоты, остановлен бег, Вкалывают роботы, а не человек». За него самого вкалывал (точнее, учился) персональный робот-двойник. Сегодня роботы могут вкалывать за целые коллективы крупных заводов. Такие заводы называют «умными», и для них характерна почти стопроцентная автоматизация. Характерный пример - завод Siemens в германском городке Амберг, производящий автоматизированное оборудование для других заводов, принадлежащих компаниям BASF, Bayer, Daimler, BMW. С помощью интернета там удалось наладить коммуникацию между 1000 производственных единицами, большинство которых вполне себе спокойно могут собирать комплекты и обмениваться информацией без участия человека. И это при том, что площадь самого завода превышает 9000 кв. м. «Умные заводы» - это масштабнейший проект («Industrie 4.0»), который реализуется совместно германским правительством, частными компаниями, университетами, исследовательскими центрами и т. д. Эти предприятия сверхнового типа будут нацелены на производство совершенно индивидуализированных продуктов ещё на стадии нахождения в цехах. Незаконченный продукт сам «скажет» машине, что надо сделать, и процесс будет доведен до конца. До этого в тестовом режиме работала «умная фабрика» Немецкого исследовательского центра по искусственному интеллекту (DFKI) в Кайзерслаутерне. Химический концерн BASF выпускал там индивидуализированные шампуни и гели. The Wall Street Journal описывает тамошний производственный процесс следующим образом: «Через интернет делался тестовый заказ, а радиопередатчики, прикрепленные к находящимся на конвейере пустым бутылочкам, сразу передавали производственным машинам, какие требуются наполнители, ароматы, крышечки и этикетки. Таким образом, даже соседние бутылочки на конвейере могли полностью различаться по этим параметрам. Коммуникация между продуктами и производственными единицами осуществлялась по беспроводной сети, а человек вводил данные только один раз — во время размещения тестового заказа». (Кристофер Алесси, Чейз Гаммер. «Германия борется за лидерство в мировой промышленности с помощью «умных» заводов»/ Пер. Алексея Невельского // «Ведомости.Ру») В настоящий момент многое ещё только доводится «до ума», и для того, чтобы возникла абсолютно самостоятельная система, потребуется ещё примерно десять лет. Но уже сейчас на заводе в Амберге автоматизировано 75% производства, сотрудники же, в основном сидят за компьютерами и отслеживают процесс. Кроме этого предприятия, «умное производство» налаживают ещё компания Wittenstein (электромоторы) и Robert Bosch (гидравлическое оборудование). Германия желает стать здесь «впереди планеты» всей, но и другие развитые страны начинают дышать ей в затылок. К примеру, китайская компания Foxconn, собирающая iPad для Apple, выражает надежду, что может создать полностью автоматизированный завод в течение пяти-десяти лет. Автоматизация производства становится характерной даже для тех отраслей, в которых занята дешёвая рабочая сила. Так, в 2011 году компании КНР вложили 8 млрд. юаней (а это приблизительно1, 3 млрд.) в создание промышленных роботов. Всё это, конечно, впечатляет. Между тем, нынешний прогресс в области автоматизации (как это бывает всегда с любым прогрессом) чреват не только достижениями, но и серьезными проблемами. (К слову, помнится, они возникли и у Серёжи Сыроежкина.) Чем больше будут роботы «вкалывать» вместо человека, тем больше будет людей сидящих без работы (вспомним, что лишним стал и сам Серёжа). Могут возразить, что проблема т. н. «технологической безработицы» может быть решена посредством перетекания рабочей силы из индустрии в сферу обслуживания, которая стремительно расширяется последние десятилетия. Однако автоматизация производит кардинальные изменения и в этой сфере. Так, в наиболее продвинутых супермаркетах кассиров сейчас заменяют всего лишь одним сотрудником, в задачу которого входит следить за работой автоматов самообслуживания. Кстати, занятно, получается – супермаркеты переносят часть работы именно на плечи клиентов, которые вынуждены «вкалывать» наряду с роботами вместо уволенных продавцов. Заметивший этот «забавный парадокс» британский экономист, член палаты лордов Роберт Скидельский предлагает: «Представьте себе, что несколько техников заменят огромную массу водителей такси и грузовиков, небольшая группа механиков будет поддерживать работу роботов, а один аналитик данных с программным обеспечением будет работать вместо огромного штата экспертов. Наемный труд в такой экономике уже не будет фактором, отвечающим за создание стоимости. Намеки на такое будущее мы видим уже сегодня. Взять, например, социальную сеть Twitter – стоимость компании оценивается в $9 млрд, а ее штат составляет всего 400 человек по всему миру. Это сравнимо с количеством сотрудников на заводе по производству ковров в Киддерминстере». («Автоматизация производства против человека?» // «Project Syndicate», Vestifinance.Ru) В будущем, не таком уж и отдалённом, без работы может остаться подавляюще большинство. И с ним тогда придётся что-то делать. Скорее всего, задействует сразу несколько «технологий». Часть населения «элементарно» погибнет в результате войн, потрясений и катаклизмов. Сегодня говорят о «Большой Войне», но, скорее всего, будет серия довольно-таки масштабных военных конфликтов, которые затронут различные «периферийные зоны» глобального капитализма и приведут к существенному сокращению «лишнего» населения. Хотя миллионные жертвы возможны и в развитых странах Западе, где уже сегодня резко нарастает «классовая и расовая» конфликтность (чего стоит один только Фергюсон!). Но, безусловно, будут задействованы и более мягки технологии. Одну из таких вот лайт-технологий предложил небезызвестный Збигнев Бжезинский. Он выдвинул концепцию «титтитейнмента». Сие словечко есть комбинация из слов «tits» («сиськи», «титьки») и «entertainment» («развлечение»). По мнению мэтра, всяческие «лузеры», не вписавшиеся в реалии современного мира, должны стать чем-то вроде младенцев, присосавшихся к материнской груди. Процветающие и активное меньшинство (где-то 20 %) обязано обеспечить им относительно безбедное существование, но, самое главное – подарить «информационный наркотик» в виде разнообразных развлечений. Получается этакий грандиозный вэлфер. И легче всего его будет обеспечить посредством заключения людей в электронно-виртуальный концлагерь. Во-первых, будет дешевле предоставить им некий минимум материального - при максимуме галлюцинаций. Во-вторых, гигантская армия бездельников, обитающих в реальном пространстве, может, от ощущения пустоты и ненужности, взорваться серией мощных «сытых бунтов». И что же тогда, стрелять десятки миллионов – нет, это себе дороже! Легче всё-таки построить глобальный электронный концлагерь. В области художественного творчества такое узилище уже описано, достаточно вспомнить «Матрицу». Но, пожалуй, гораздо «круче» картина, нарисованная Пелевиным в его последнем романе «Любовь к трём цукербринам». Там описывает общество электронно-гипнотического вэлфера, обитатели которого находятся в состоянии сна – коллективного LUCID и личного REM: «Технологии рекреационного сновидения… были разработаны вскоре после того, как климатические катастрофы, войны и великие научные открытия привели к переселению цивилизованного человечества в оффглобные структуры, свободные от сил гравитации… Это радикально изменило образ жизни и потребности человека, – продолжала сестричка… Новый уклад жизни вынудил отказаться от модели роста, исчисляемого в GDP – то есть в совокупном общественном продукте… Живительный родник прогресса – ежегодный рост – никуда не исчез. Но люди отказались от его материально-затратной составляющей и вместо GDP стали измерять его в SSP – Sensate Shared Product, который более-менее соответствует общему объему коллективного телесно-эмоционального опыта. Это была величайшая из всех технологических революций, потому что она упразднила большую часть промышленности, освободив человечество от значительной части материального производства. Произошел величайший в истории человечества парадигматический сдвиг… Культура человечества предметна – ее объекты переживаются людьми через органы чувств. Научившись абсолютно достоверно воспроизводить эти чувства без соответствующей им материальной основы, человечество сделало огромный шаг вперед и подтянуло свои беднейшие слои до уровня потребления, доступного прежде лишь среднему классу… Следующим шагом было перенесение большинства общественных коммуникаций в коллективную фазу LUCID ночного сна. Жизнь человека вновь стала полноценной, открытой для социального творчества и роста… Sharenomics, пришедшая на смену Economics, поставила человечество на рельсы бесконечного роста. Первые десятилетия этой эпохи были временем высочайшего взлета человеческой мысли, оптимизма – и беспечности». Герой романа Кеша (Ке) населяет воздушный «кластер 23444–2Ж», который похож «на огромную многоэтажную инсталляцию из ободранных пивных банок, грязных воздушных шаров, заплатанных скворечников и посеревших от времени молочных пакетов: так выглядели индивидуальные жилые блоки, изготовленные в разное время и прилепленные к общей антигравитационной базе. Сама база давно уже была неразличима под густыми наростами жилых модулей – видны были только мощные тросы лифтов, уходящие вниз в облака». Вэлфер, однако, не полный, время от времени, но не постоянно и не долго работать всё же приходится - для того, что пополнить свой виртуальный счёт (sharing point) для оплаты некоторых услуг. Во время рабочего сеанса Кеша «бежит» по виртуальному «стадиону», мучительно проходя через различные препятствия (горящую избу, конвейер). При этом, он испытывает жуткую боль, которую и «выдаивают» из него. Таким образом, в виртуальном концлагере эксплуатируют человеческие страдания – более тонким способом, чем в концлагере обычном. Собственно, это и есть настоящий вампиризм, основанный на высасывании из человека его жизненных (вирильных), «душевных» сил. Само потребление крови – это символ - в крови, согласно утверждению некоторых (в том числе, библейской) традиций, находятся низшие, эмоциональные, «яростно-желательные» начала, отличные от разумно-волевого духа. А вот описание физического существования заключенного виртуального концлагеря, на которое он может посмотреть извне, если предпримёт небольшое волевое усилие: «Кеша отвернулся от мембраны, покосился вниз – и увидел свое тело. Оно невесомо парило в крохотном объеме пустоты – то приближаясь к мягким серебристым стенкам, то отдаляясь от них. Антигравитация. Сила тяжести сразу превратила бы крохотный модуль в гроб, где его заперли живьем. А так – он просто парит себе в пространстве… На нем была оранжевая гигиеническая пижама, похожая на что-то среднее между легким скафандром и обернутым вокруг рук и ног стеганым халатом. Пижама была распахнута на животе и открывала подобие толстых пластиковых плавок телесного цвета. На них выделялся сложный зубчатый вырез гульфика со словом «GooD!®» – трэйдмаркой Google Dick. Приглядевшись, можно было различить мелкие буквы «It eels reel GooD, man!» на том самом месте, где при запуске приложения открывался склизкий копулятивный порт). Кеша уже давно не видел своего рекреационного органа в рабочем состоянии: чтобы запустился Google Dick и включилась микрогидравлика, укрепленная Катушечно-Пружинной Технологией®, внимание должно было находиться на фейстопе. Следовало созерцать партнершу или партнера, в идеале подключившись либо к «ЛАВБУК ИУВКЩЩЬ», либо к какому-то другому социально-эротическому приложению. Анонимус прав, никакого мирового заговора. Никто ничего не прячет, бро. Можно напрячься – как сейчас – и все увидеть… Толстый пластиковый памперс, соединенный со стеной несколькими разноцветными шлангами, не просто отводил выделения, но и поддерживал телесные отверстия в чистоте, питая кожу водой и кислородом. Пластиковые утолщения под мышками всасывали пот и превращали его в еле заметный аромат еловой хвои – выбранный Кешей из многих тысяч запахов в каталоге. Капиллярный биобинт, обматывающий руки и ноги, еженощно упражнял мышцы, заставляя их сокращаться от электрических разрядов. Никаких пролежней, никакой грязи. Вечная свежесть. Вот так сбылась древняя мечта всех бездельников – расслабиться и видеть сны всю жизнь, без вреда для здоровья». Сексом же жители воздушных вэлферных кластеров занимаются через особую «гигиеническую мембрану», представая перед партнёрами в том образе, который выбрали: «Ладони и пальцы покрывала сложная оранжевая татуировка – вживленные в кожу микросенсоры, работающие вместе с мембраной. Мембрана была настолько податливой, что позволяла любую акробатику и кама-сутру. Она казалась огромным – Кеша не мог удержаться от такого сравнения – презервативом. Причем дырявым. Никакого прямого контакта между социальными сожителями не было – за исключением требуемого по закону «Об общественном самовоспроизводстве» универсального копулятивного отверстия «AC/DC», рассчитанного на стрэйт». Вот такая вот жуткая картина будущего. И будьте уверены, нам его обязательно устроят – лет через сто или даже раньше, если только не будет найден способ как занять всех людей в реальном производстве, не сворачивая автоматизации. И достичь этого можно - наращивая производство так, чтобы количество предприятий увеличивалось во много-много раз. Тогда все производители будут объединены в небольшие коллективы, направляющие деятельность автоматов. Именно эти коллективы, если только будет создано достаточно большое количество новых предприятий, вберут в себя работников, которые, в противном случае, составят гигантскую армию безработных. Конечно, для этого необходимо будет по максимуму «раскочегарить» производство, разогнать НТП с воистину космической скоростью. А в условиях капитализма это никак невозможно. Элиты отлично понимают, что тогда в обществе возникнет изобилие, ресурсы станут легко доступными, и людям просто не станут нужными их услуги в качестве распределителей произведенных благ. И тогда прости, прощай сверхдоходы от распределения ресурсов, которые делают элитариев настоящими господами, постоянно утверждающими своё могущество – хотя бы и постоянным увеличением разницы в доходах. Собственно говоря, ради вот этого самого увеличения мы сейчас, по большей части, и работаем. «Кейнс был уверен, что в начале XXI века большинству людей придется работать лишь 15 часов в неделю для получения всего необходимого для комфортной жизни, - замечает Р. Скидельский. - Сегодня развитые страны богаты примерно так, как Кейнс предсказывал 80 лет назад, но нам тем не менее приходится работать намного больше, чем 15 часов в неделю...Более того, количество рабочего времени не снижалось с начала 1980-х гг. В то же время «технологическая безработица» увеличивается... Главная причина сложившейся ситуации в том, что львиная доля прибыли от роста производительности труда в последние 30 лет была распределена в богатой части общества. Особенно это касается США и Великобритании, где с 1980-х гг. мы видим возвращение к классическому капитализму, который был описан еще Карлом Марксом. Богатые и очень богатые становятся богаче, в то время как у всех остальных доходы не растут». («Почему автоматизация не сократила трудовой день?» // «Project Syndicate», Vestifinance.Ru) То есть, люди вынуждены работать, в основном, на то, чтобы увеличивать разницу между своими доходами и доходами элитариев. Если же эту разницу сократить, то сократится и рабочее время. Для чего и нужна широкомасштабная национализация (но без госкапитализма, а при условии главенства коллективной, общинной собственности - http://zavtra.ru/content/view/truzhenik-i-sobstvennik). Не только и не столько для этого, конечно, но всё-таки. И все призывы – «больше работать надо!», понятно на кого работают. Другое дело, очень важный вопрос - для чего, в первую очередь, необходимо свободное время? Как представляется, для того, в первую очередь, чтобы открыть новые возможности для интеллектуального совершенствования, для того, чтобы сделать нашу жизнь постоянной «игрой творческих сил» - отдыхом-работой – (http://zavtra.ru/content/view/svobodnoe-vremya). И это, разумеется, будет уже совершенно новый формат человеческого. Формат, достойный человека космического, который придёт на место человека торгового с его культом «шоппинга». Именно освоение Космоса способно дать мощный импульс, необходимый для «раскочегаривания» производства, о котором говорилось выше. Производство пилотируемых аппаратов, способных летать на Марс, Венеру и другие планеты, вызовет потребность в развитие многих новых технологий, в строительства многих новых заводов. Максим Калашников и Сергей Кугушев обращают внимание на то, какой экономический эффект получило бы человечество, не сверни оно, в своё время, крупномасштабные космические программы: «…Для полетов в дальний космос приходилось решать безумно сложные и чертовски интересные задачи. Теснота звездолетов и необходимость экономить на весе требовали создания совершенно новой, очень компактной и экономичной энергетики, революционных материалов, совершенно иной медицины, непривычных методов управления и вообще совершения эпохальных прорывов в науке и технике. И эта работа уже начиналась! И все это могло дать мощнейший толчок развитию цивилизации на Земле. Даже не стартовав к Марсу и Юпитеру, корабли США и СССР превращались бы просто в гейзеры, извергающие сотни оригинальнейших изобретений, патентов и ноу-хау, окупая затраты на свое создание во много раз». («Третий проект. Точка перехода») Социальное здесь обуславливает техническое, и наоборот. Без национализации крупнейших капиталов, без мобилизации полученных в результате этого ресурсов в интересах всего общества - невозможен «разгон» производства на «космической» скорости. А без этого «раскочегаривания», без этого «разгона» невозможно создание такого количества заводов, которые необходимо для предотвращения сверхбезработицы, для реорганизации рабочего класса на основе небольших коллективов управленцев, направляющих машины. С возникновением и утверждением таких коллективов возникнут практически идеальные условия для главенства коллективной собственности, артели, ведь, как известно, небольшим коллективам легче самоорганизоваться. В условиях же прежнего, точнее уходящего, фабрично-заводского общества, с его огромными коллективами, артели были сложновато конкурировать с государственным и частным сектором, предполагающими «пирамидальное», иерархическое управление. И большевики сравнительно легко сумели установить госкапитализм, задвинув, куда подальше, народническое, по сути, требование «Фабрики - рабочим!». Хотя сами рабочие показали способность к самоорганизации. Однако, в больших коллективах это труднее. Сейчас артель становится просто необходимостью, ведь противоречие между общественным характером производства и частным (в том числе, и госкапиталистическим) способом присвоения произведенного продукта обострится донельзя. Вот почему нужна социалистическая революция производителей, которая будет и революцией в области образования, без которой не создашь класс новых рабочих – управленцев и повелителей киберов. Безусловно, тут нельзя сбрасывать и со счётов политический аспект – производственная демократия кибер-артелей будет соответствовать главенству самоуправляемых территориальных общин (http://zavtra.ru/content/view/malaya-rodina/). И не только соответствовать, сами производственные общины примут активное участие в политической жизни общин территориальных. Итак, человечество стоит перед выбором. Оно может провести автоматизацию по-капиталистически, не реализуя всех потенций производства, с оглядкой на интересы крупного бизнеса. В этом случае ему светит виртуальный концлагерь титтитейнмента, где он вынужден будет сосать электронную сиську. Но люди могут включить производство на полную мощность, сосредотачивая все ресурсы на благо всего общества, что и есть социализм (от лат. «socialis» - общественный). И тогда перед ним откроются совершенно новые, космические перспективы преобразования «реальной реальности». http://zavtra.ru/blogs/kiber-buduschee-

Яванна Алексиевич: Кибер-будущее каким путём пойдёт автоматизация Александр Елисеев В фильме «Приключения Электроника» Серёжа Сыроежкин поёт: «До чего дошёл прогресс - до невиданных чудес, Опустился на глубины и поднялся до небес. Позабыты хлопоты, остановлен бег, Вкалывают роботы, а не человек». За него самого вкалывал (точнее, учился) персональный робот-двойник. Сегодня роботы могут вкалывать за целые коллективы крупных заводов. Такие заводы называют «умными», и для них характерна почти стопроцентная автоматизация. Характерный пример - завод Siemens в германском городке Амберг, производящий автоматизированное оборудование для других заводов, принадлежащих компаниям BASF, Bayer, Daimler, BMW. С помощью интернета там удалось наладить коммуникацию между 1000 производственных единицами, большинство которых вполне себе спокойно могут собирать комплекты и обмениваться информацией без участия человека. И это при том, что площадь самого завода превышает 9000 кв. м. «Умные заводы» - это масштабнейший проект («Industrie 4.0»), который реализуется совместно германским правительством, частными компаниями, университетами, исследовательскими центрами и т. д. Эти предприятия сверхнового типа будут нацелены на производство совершенно индивидуализированных продуктов ещё на стадии нахождения в цехах. Незаконченный продукт сам «скажет» машине, что надо сделать, и процесс будет доведен до конца. До этого в тестовом режиме работала «умная фабрика» Немецкого исследовательского центра по искусственному интеллекту (DFKI) в Кайзерслаутерне. Химический концерн BASF выпускал там индивидуализированные шампуни и гели. The Wall Street Journal описывает тамошний производственный процесс следующим образом: «Через интернет делался тестовый заказ, а радиопередатчики, прикрепленные к находящимся на конвейере пустым бутылочкам, сразу передавали производственным машинам, какие требуются наполнители, ароматы, крышечки и этикетки. Таким образом, даже соседние бутылочки на конвейере могли полностью различаться по этим параметрам. Коммуникация между продуктами и производственными единицами осуществлялась по беспроводной сети, а человек вводил данные только один раз — во время размещения тестового заказа». (Кристофер Алесси, Чейз Гаммер. «Германия борется за лидерство в мировой промышленности с помощью «умных» заводов»/ Пер. Алексея Невельского // «Ведомости.Ру») В настоящий момент многое ещё только доводится «до ума», и для того, чтобы возникла абсолютно самостоятельная система, потребуется ещё примерно десять лет. Но уже сейчас на заводе в Амберге автоматизировано 75% производства, сотрудники же, в основном сидят за компьютерами и отслеживают процесс. Кроме этого предприятия, «умное производство» налаживают ещё компания Wittenstein (электромоторы) и Robert Bosch (гидравлическое оборудование). Германия желает стать здесь «впереди планеты» всей, но и другие развитые страны начинают дышать ей в затылок. К примеру, китайская компания Foxconn, собирающая iPad для Apple, выражает надежду, что может создать полностью автоматизированный завод в течение пяти-десяти лет. Автоматизация производства становится характерной даже для тех отраслей, в которых занята дешёвая рабочая сила. Так, в 2011 году компании КНР вложили 8 млрд. юаней (а это приблизительно1, 3 млрд.) в создание промышленных роботов. Всё это, конечно, впечатляет. Между тем, нынешний прогресс в области автоматизации (как это бывает всегда с любым прогрессом) чреват не только достижениями, но и серьезными проблемами. (К слову, помнится, они возникли и у Серёжи Сыроежкина.) Чем больше будут роботы «вкалывать» вместо человека, тем больше будет людей сидящих без работы (вспомним, что лишним стал и сам Серёжа). Могут возразить, что проблема т. н. «технологической безработицы» может быть решена посредством перетекания рабочей силы из индустрии в сферу обслуживания, которая стремительно расширяется последние десятилетия. Однако автоматизация производит кардинальные изменения и в этой сфере. Так, в наиболее продвинутых супермаркетах кассиров сейчас заменяют всего лишь одним сотрудником, в задачу которого входит следить за работой автоматов самообслуживания. Кстати, занятно, получается – супермаркеты переносят часть работы именно на плечи клиентов, которые вынуждены «вкалывать» наряду с роботами вместо уволенных продавцов. Заметивший этот «забавный парадокс» британский экономист, член палаты лордов Роберт Скидельский предлагает: «Представьте себе, что несколько техников заменят огромную массу водителей такси и грузовиков, небольшая группа механиков будет поддерживать работу роботов, а один аналитик данных с программным обеспечением будет работать вместо огромного штата экспертов. Наемный труд в такой экономике уже не будет фактором, отвечающим за создание стоимости. Намеки на такое будущее мы видим уже сегодня. Взять, например, социальную сеть Twitter – стоимость компании оценивается в $9 млрд, а ее штат составляет всего 400 человек по всему миру. Это сравнимо с количеством сотрудников на заводе по производству ковров в Киддерминстере». («Автоматизация производства против человека?» // «Project Syndicate», Vestifinance.Ru) В будущем, не таком уж и отдалённом, без работы может остаться подавляюще большинство. И с ним тогда придётся что-то делать. Скорее всего, задействует сразу несколько «технологий». Часть населения «элементарно» погибнет в результате войн, потрясений и катаклизмов. Сегодня говорят о «Большой Войне», но, скорее всего, будет серия довольно-таки масштабных военных конфликтов, которые затронут различные «периферийные зоны» глобального капитализма и приведут к существенному сокращению «лишнего» населения. Хотя миллионные жертвы возможны и в развитых странах Западе, где уже сегодня резко нарастает «классовая и расовая» конфликтность (чего стоит один только Фергюсон!). Но, безусловно, будут задействованы и более мягки технологии. Одну из таких вот лайт-технологий предложил небезызвестный Збигнев Бжезинский. Он выдвинул концепцию «титтитейнмента». Сие словечко есть комбинация из слов «tits» («сиськи», «титьки») и «entertainment» («развлечение»). По мнению мэтра, всяческие «лузеры», не вписавшиеся в реалии современного мира, должны стать чем-то вроде младенцев, присосавшихся к материнской груди. Процветающие и активное меньшинство (где-то 20 %) обязано обеспечить им относительно безбедное существование, но, самое главное – подарить «информационный наркотик» в виде разнообразных развлечений. Получается этакий грандиозный вэлфер. И легче всего его будет обеспечить посредством заключения людей в электронно-виртуальный концлагерь. Во-первых, будет дешевле предоставить им некий минимум материального - при максимуме галлюцинаций. Во-вторых, гигантская армия бездельников, обитающих в реальном пространстве, может, от ощущения пустоты и ненужности, взорваться серией мощных «сытых бунтов». И что же тогда, стрелять десятки миллионов – нет, это себе дороже! Легче всё-таки построить глобальный электронный концлагерь. В области художественного творчества такое узилище уже описано, достаточно вспомнить «Матрицу». Но, пожалуй, гораздо «круче» картина, нарисованная Пелевиным в его последнем романе «Любовь к трём цукербринам». Там описывает общество электронно-гипнотического вэлфера, обитатели которого находятся в состоянии сна – коллективного LUCID и личного REM: «Технологии рекреационного сновидения… были разработаны вскоре после того, как климатические катастрофы, войны и великие научные открытия привели к переселению цивилизованного человечества в оффглобные структуры, свободные от сил гравитации… Это радикально изменило образ жизни и потребности человека, – продолжала сестричка… Новый уклад жизни вынудил отказаться от модели роста, исчисляемого в GDP – то есть в совокупном общественном продукте… Живительный родник прогресса – ежегодный рост – никуда не исчез. Но люди отказались от его материально-затратной составляющей и вместо GDP стали измерять его в SSP – Sensate Shared Product, который более-менее соответствует общему объему коллективного телесно-эмоционального опыта. Это была величайшая из всех технологических революций, потому что она упразднила большую часть промышленности, освободив человечество от значительной части материального производства. Произошел величайший в истории человечества парадигматический сдвиг… Культура человечества предметна – ее объекты переживаются людьми через органы чувств. Научившись абсолютно достоверно воспроизводить эти чувства без соответствующей им материальной основы, человечество сделало огромный шаг вперед и подтянуло свои беднейшие слои до уровня потребления, доступного прежде лишь среднему классу… Следующим шагом было перенесение большинства общественных коммуникаций в коллективную фазу LUCID ночного сна. Жизнь человека вновь стала полноценной, открытой для социального творчества и роста… Sharenomics, пришедшая на смену Economics, поставила человечество на рельсы бесконечного роста. Первые десятилетия этой эпохи были временем высочайшего взлета человеческой мысли, оптимизма – и беспечности». Герой романа Кеша (Ке) населяет воздушный «кластер 23444–2Ж», который похож «на огромную многоэтажную инсталляцию из ободранных пивных банок, грязных воздушных шаров, заплатанных скворечников и посеревших от времени молочных пакетов: так выглядели индивидуальные жилые блоки, изготовленные в разное время и прилепленные к общей антигравитационной базе. Сама база давно уже была неразличима под густыми наростами жилых модулей – видны были только мощные тросы лифтов, уходящие вниз в облака». Вэлфер, однако, не полный, время от времени, но не постоянно и не долго работать всё же приходится - для того, что пополнить свой виртуальный счёт (sharing point) для оплаты некоторых услуг. Во время рабочего сеанса Кеша «бежит» по виртуальному «стадиону», мучительно проходя через различные препятствия (горящую избу, конвейер). При этом, он испытывает жуткую боль, которую и «выдаивают» из него. Таким образом, в виртуальном концлагере эксплуатируют человеческие страдания – более тонким способом, чем в концлагере обычном. Собственно, это и есть настоящий вампиризм, основанный на высасывании из человека его жизненных (вирильных), «душевных» сил. Само потребление крови – это символ - в крови, согласно утверждению некоторых (в том числе, библейской) традиций, находятся низшие, эмоциональные, «яростно-желательные» начала, отличные от разумно-волевого духа. А вот описание физического существования заключенного виртуального концлагеря, на которое он может посмотреть извне, если предпримёт небольшое волевое усилие: «Кеша отвернулся от мембраны, покосился вниз – и увидел свое тело. Оно невесомо парило в крохотном объеме пустоты – то приближаясь к мягким серебристым стенкам, то отдаляясь от них. Антигравитация. Сила тяжести сразу превратила бы крохотный модуль в гроб, где его заперли живьем. А так – он просто парит себе в пространстве… На нем была оранжевая гигиеническая пижама, похожая на что-то среднее между легким скафандром и обернутым вокруг рук и ног стеганым халатом. Пижама была распахнута на животе и открывала подобие толстых пластиковых плавок телесного цвета. На них выделялся сложный зубчатый вырез гульфика со словом «GooD!®» – трэйдмаркой Google Dick. Приглядевшись, можно было различить мелкие буквы «It eels reel GooD, man!» на том самом месте, где при запуске приложения открывался склизкий копулятивный порт). Кеша уже давно не видел своего рекреационного органа в рабочем состоянии: чтобы запустился Google Dick и включилась микрогидравлика, укрепленная Катушечно-Пружинной Технологией®, внимание должно было находиться на фейстопе. Следовало созерцать партнершу или партнера, в идеале подключившись либо к «ЛАВБУК ИУВКЩЩЬ», либо к какому-то другому социально-эротическому приложению. Анонимус прав, никакого мирового заговора. Никто ничего не прячет, бро. Можно напрячься – как сейчас – и все увидеть… Толстый пластиковый памперс, соединенный со стеной несколькими разноцветными шлангами, не просто отводил выделения, но и поддерживал телесные отверстия в чистоте, питая кожу водой и кислородом. Пластиковые утолщения под мышками всасывали пот и превращали его в еле заметный аромат еловой хвои – выбранный Кешей из многих тысяч запахов в каталоге. Капиллярный биобинт, обматывающий руки и ноги, еженощно упражнял мышцы, заставляя их сокращаться от электрических разрядов. Никаких пролежней, никакой грязи. Вечная свежесть. Вот так сбылась древняя мечта всех бездельников – расслабиться и видеть сны всю жизнь, без вреда для здоровья». Сексом же жители воздушных вэлферных кластеров занимаются через особую «гигиеническую мембрану», представая перед партнёрами в том образе, который выбрали: «Ладони и пальцы покрывала сложная оранжевая татуировка – вживленные в кожу микросенсоры, работающие вместе с мембраной. Мембрана была настолько податливой, что позволяла любую акробатику и кама-сутру. Она казалась огромным – Кеша не мог удержаться от такого сравнения – презервативом. Причем дырявым. Никакого прямого контакта между социальными сожителями не было – за исключением требуемого по закону «Об общественном самовоспроизводстве» универсального копулятивного отверстия «AC/DC», рассчитанного на стрэйт». Вот такая вот жуткая картина будущего. И будьте уверены, нам его обязательно устроят – лет через сто или даже раньше, если только не будет найден способ как занять всех людей в реальном производстве, не сворачивая автоматизации. И достичь этого можно - наращивая производство так, чтобы количество предприятий увеличивалось во много-много раз. Тогда все производители будут объединены в небольшие коллективы, направляющие деятельность автоматов. Именно эти коллективы, если только будет создано достаточно большое количество новых предприятий, вберут в себя работников, которые, в противном случае, составят гигантскую армию безработных. Конечно, для этого необходимо будет по максимуму «раскочегарить» производство, разогнать НТП с воистину космической скоростью. А в условиях капитализма это никак невозможно. Элиты отлично понимают, что тогда в обществе возникнет изобилие, ресурсы станут легко доступными, и людям просто не станут нужными их услуги в качестве распределителей произведенных благ. И тогда прости, прощай сверхдоходы от распределения ресурсов, которые делают элитариев настоящими господами, постоянно утверждающими своё могущество – хотя бы и постоянным увеличением разницы в доходах. Собственно говоря, ради вот этого самого увеличения мы сейчас, по большей части, и работаем. «Кейнс был уверен, что в начале XXI века большинству людей придется работать лишь 15 часов в неделю для получения всего необходимого для комфортной жизни, - замечает Р. Скидельский. - Сегодня развитые страны богаты примерно так, как Кейнс предсказывал 80 лет назад, но нам тем не менее приходится работать намного больше, чем 15 часов в неделю...Более того, количество рабочего времени не снижалось с начала 1980-х гг. В то же время «технологическая безработица» увеличивается... Главная причина сложившейся ситуации в том, что львиная доля прибыли от роста производительности труда в последние 30 лет была распределена в богатой части общества. Особенно это касается США и Великобритании, где с 1980-х гг. мы видим возвращение к классическому капитализму, который был описан еще Карлом Марксом. Богатые и очень богатые становятся богаче, в то время как у всех остальных доходы не растут». («Почему автоматизация не сократила трудовой день?» // «Project Syndicate», Vestifinance.Ru) То есть, люди вынуждены работать, в основном, на то, чтобы увеличивать разницу между своими доходами и доходами элитариев. Если же эту разницу сократить, то сократится и рабочее время. Для чего и нужна широкомасштабная национализация (но без госкапитализма, а при условии главенства коллективной, общинной собственности - http://zavtra.ru/content/view/truzhenik-i-sobstvennik). Не только и не столько для этого, конечно, но всё-таки. И все призывы – «больше работать надо!», понятно на кого работают. Другое дело, очень важный вопрос - для чего, в первую очередь, необходимо свободное время? Как представляется, для того, в первую очередь, чтобы открыть новые возможности для интеллектуального совершенствования, для того, чтобы сделать нашу жизнь постоянной «игрой творческих сил» - отдыхом-работой – (http://zavtra.ru/content/view/svobodnoe-vremya). И это, разумеется, будет уже совершенно новый формат человеческого. Формат, достойный человека космического, который придёт на место человека торгового с его культом «шоппинга». Именно освоение Космоса способно дать мощный импульс, необходимый для «раскочегаривания» производства, о котором говорилось выше. Производство пилотируемых аппаратов, способных летать на Марс, Венеру и другие планеты, вызовет потребность в развитие многих новых технологий, в строительства многих новых заводов. Максим Калашников и Сергей Кугушев обращают внимание на то, какой экономический эффект получило бы человечество, не сверни оно, в своё время, крупномасштабные космические программы: «…Для полетов в дальний космос приходилось решать безумно сложные и чертовски интересные задачи. Теснота звездолетов и необходимость экономить на весе требовали создания совершенно новой, очень компактной и экономичной энергетики, революционных материалов, совершенно иной медицины, непривычных методов управления и вообще совершения эпохальных прорывов в науке и технике. И эта работа уже начиналась! И все это могло дать мощнейший толчок развитию цивилизации на Земле. Даже не стартовав к Марсу и Юпитеру, корабли США и СССР превращались бы просто в гейзеры, извергающие сотни оригинальнейших изобретений, патентов и ноу-хау, окупая затраты на свое создание во много раз». («Третий проект. Точка перехода») Социальное здесь обуславливает техническое, и наоборот. Без национализации крупнейших капиталов, без мобилизации полученных в результате этого ресурсов в интересах всего общества - невозможен «разгон» производства на «космической» скорости. А без этого «раскочегаривания», без этого «разгона» невозможно создание такого количества заводов, которые необходимо для предотвращения сверхбезработицы, для реорганизации рабочего класса на основе небольших коллективов управленцев, направляющих машины. С возникновением и утверждением таких коллективов возникнут практически идеальные условия для главенства коллективной собственности, артели, ведь, как известно, небольшим коллективам легче самоорганизоваться. В условиях же прежнего, точнее уходящего, фабрично-заводского общества, с его огромными коллективами, артели были сложновато конкурировать с государственным и частным сектором, предполагающими «пирамидальное», иерархическое управление. И большевики сравнительно легко сумели установить госкапитализм, задвинув, куда подальше, народническое, по сути, требование «Фабрики - рабочим!». Хотя сами рабочие показали способность к самоорганизации. Однако, в больших коллективах это труднее. Сейчас артель становится просто необходимостью, ведь противоречие между общественным характером производства и частным (в том числе, и госкапиталистическим) способом присвоения произведенного продукта обострится донельзя. Вот почему нужна социалистическая революция производителей, которая будет и революцией в области образования, без которой не создашь класс новых рабочих – управленцев и повелителей киберов. Безусловно, тут нельзя сбрасывать и со счётов политический аспект – производственная демократия кибер-артелей будет соответствовать главенству самоуправляемых территориальных общин (http://zavtra.ru/content/view/malaya-rodina/). И не только соответствовать, сами производственные общины примут активное участие в политической жизни общин территориальных. Итак, человечество стоит перед выбором. Оно может провести автоматизацию по-капиталистически, не реализуя всех потенций производства, с оглядкой на интересы крупного бизнеса. В этом случае ему светит виртуальный концлагерь титтитейнмента, где он вынужден будет сосать электронную сиську. Но люди могут включить производство на полную мощность, сосредотачивая все ресурсы на благо всего общества, что и есть социализм (от лат. «socialis» - общественный). И тогда перед ним откроются совершенно новые, космические перспективы преобразования «реальной реальности». http://zavtra.ru/blogs/kiber-buduschee-

Василина: Логика троглодитов учитывает человеко-часы, но "забыла" про роботизацию: Промышленные роботы распространились по всему миру и используются почти в каждой стране. Существует основной критерий плотности роботов – это количество действующих роботов на 10.000 человек занятых на производстве. Статистика мировой плотности промышленных роботов: - Южная Корея: 478 - Япония: 320 - Сингапур: 169 - Германия: 285 - Соединенные Штаты: 155 - Швеция: 126 - Италия: 124 - Финляндия: 98 - Бельгия: 89 - Испания: 84 - Швейцария: 82 - Россия: 2 Процент промышленных роботов, используемых в различных отраслях промышленности: - Автомобильная: 33.2% - Электротехническая и электронная: 9.9% - Химическая: 9.4% - Прочие: 9.2% - Механическая: 4.3% - Металлургическая: 3.7% - Пищевая: 1.5% Процент использование роботов при выполнении различных производственных задач составляет: - Обработка материалов: 35.4% - Сварка: 28.9% - Сборка: 13% - Прочие: 7.9% - Дозировка: 3.8% - Резка, фрезеровка: 2.5% Общее число промышленных роботов которое на данный момент используется по всему миру составляет 1.340.000 единиц. Автор: Артур Золотов: 28.09.2016 Источник: Statistic Brain



полная версия страницы