Форум » РЕЛИГИЯ-МИФОЛОГИЯ-КУЛЬТУРА » СЕРГИАНСТВО » Ответить

СЕРГИАНСТВО

ВанХеда: СЕРГИАНСТВО

Ответов - 1

ВанХеда: "...После того, как русский православный народ отверг обновленчество, врагами Церкви с теми же целями было организовано т. н. григорианство. Но и его постигла та же участь, что и обновленчество. Враги стали хитрее. Непреклонный митрополит Петр, ставший Местоблюстителем Патриаршего Престола, после смерти Патриарха Тихона, был убран и потом уничтожен. С податливым митрополитом Сергием властями был заключен договор, согласно которому ему разрешалось управлять Церковью, но, вместо слова “управлять”, справедливее было бы поставить слово “разрушать”. Действительно, с 1927 года по 1941 (предвоенный) громадное большинство церквей было разрушено. Все правдивое духовенство было выслано или скрывалось. Весь честный, имеющий непреложную веру, русский епископат был частью замучен, частью заточен. На свободе от русского епископата осталось 5-6 человек, особенно лакействующих перед властями. Таковы были плоды управления митрополита Сергия Русской Церковью, управления, нужно сказать, совершенно канонически необоснованного. Митрополит Казанский Кирилл (Смирнов), назначенный в завещании Святейшего Пaтриарха Тихона первым Местоблюстителем, открыто называл в своих письмах митрополита Сергия узурпатором церковной власти. За период управления церковного митрополита Сергия от него отошел весь славный верой и доброй совестью православный епископат. Святители Русской Православной Церкви не восхотели кратковременной сладости греха от благополучия митрополита Сергия, а шли все на великую Голгофу. Некоторые из них даже отлучили митрополита Сергия от Церкви. Но отлученный ни от кого суда над собой признать не хотел. Начав свое управление церковью с признания безбожных радостей церковными радостями, начав с благочестивого желания отдать кесарево кесарю, митрополит Сергий кончил тем, что отдал кесарю не только кесарево, но и Божье. В конце этого управления митрополит Сергий произвольно сам себя перевел из заместителей Местоблюстителя в Местоблюстителя, а потом и во всероссийского патриарха. Ты помнишь, вероятно, как это происходило. Осенью 1943 года советскими газетами было широко объявлено разрешение (вернее приказание) правительства митрополиту Сергию срочно собрать Поместный Собор Русской Православной Церкви и выбрать Патриарха всея Руси. Задача была затруднительна. Весь истинно-православный епископат, который должен был составить Собор Русской Православной Церкви, был в лагерях и тюрьмах. У митрополита Сергия не было никого под рукой, кроме 5-6 вышеупомянутых архиереев, бегущих за колесницей, и еще приблизительно такого же количества архиереев, нахиротонисанных им в 1942-43 годах по указаниям государственных органов, но заставили собрать собор, и митрополит Сергий не оробел. Через два дня после разрешения на собор, мы читали в газетах, что собор поместной Русской православной церкви уже состоялся и на нем в течение какого-либо часа времени был избран патриархом Московским и всея Руси митрополит Сергий. На этом соборе было 19 епископов, т. е. весь наличный епископат, находившийся в подчинении митрополиту Сергию и обретенный им за самое последнее время. Такого жалкого собрания, именуемого собором Церкви, еще не видели русские люди. Если обновленцы старались подкрепить свое искусственное здание церковными канонами, конечно, толкуя их так, как им хотелось, то митрополит Сергий, при устройстве собора 1943 года, вольно и невольно вообще не нашел нужным считаться с каноническими правилами, а также и с душою русского православного народа. Между прочим, в 1944 году в журнале, издаваемом при Московской патриархии, была напечатана курьезная статья об этом соборе. Автор этой статьи Г. Георгиевский сетовал, что заграничные церковно-православные круги не признают собора Русской церкви 1943 года, тогда как этот собор у нас признается “и неправославными и инославными организациями”. Лучшую характеристику этому “собору” трудно придумать. Теперь рассмотрим, кто же были члены собора 1945 года. В отчетах об этом соборе сказано, что там участвовало свыше 40 епископов и 126 представителей от клира и мiрян. От сентября 1943 года до января 1945 года прошло так мало времени. Потому непонятно, откуда также взялось вместо 19 епископов 41. В этом отношении наше любопытство удовлетворяет “Журнал Московской патриархии” за 1944 год. Просмотрев его, мы видим, что 19 епископов, существовавших в 1943 году, родили в спешном порядке в 1944 году остальных, бывших членами собора 1945 года. Из “Журнала Московской патриархии” мы узнаем, что эти поспешные хиротонии производились в подавляющем большинстве над протоиереями- обновленцами. В конце 1943 года и в начале 1944 года по мановению волшебной палочки все обновленцы сразу вдруг покаялись перед митрополитом Сергием. Покаяние было упрощенное, без наложения каких-либо взысканий на причинивших столько зла Святой Церкви. А через самое короткое время “кающиеся обновленцы” получили высокое достоинство, места и чины, вопреки канонам церковным и положению о приеме обновленствующих от 1925 года. Уместно здесь напомнить слово Св. Киприана Карфагенского. В письме к папе Стефану о соборе пишет он: “Пресвитеров и дьяконов, которые или быв рукоположены сначала в кафолической Церкви, впоследствии времени сделались изменниками и возмутителями против Церкви или же у еретиков лжеепископами и антихристами, вопреки расположению Христову нечестивым рукоположением поставлены и наперекор единому и божественному алтарю старались приносить на стороне ложные святотатственные жертвы, что и их, когда обращаются, надобно принимать под тем условием, чтобы они допускались к общению как простые мiряне. Довольно с них и того, что, бывши врагами мира, они приемлют мир; но никак не следует оставлять при них по возвращении к нам те орудия рукоположения и чести, коими они против нас воевали. Довольно таким людям при общении их дать одно прощение; но отнюдь не следует в доме веры возвышать вероломства. Ибо если мы почтим тех, кои отошли от нас и восстали против Церкви, то что же оставим у себя для добрых и невинных, не отпадающих от Церкви” (творения Киприана Карфагенского, т. I, с. 59). Таким образом, в начале 1944 года паства митрополита Сергия освежилась обновленческими струями и пополнилась большим количеством обновленческих митрополитов, архиепископов и епископов. Если к сообщениям “Журнала Московской патриархии” прибавить еще свидетельства неподкупных очевидцев, то можно точно установить, что новые епископы, спешно посвященные для нового “собора” в 1944 году, представляют из себя обновленческих протоиереев и клириков, уцелевших среди ужасных гонений, что все они к посвящению представлены властями, и что с таким епископатом можно устроить какой угодно собор и вынести на нем какие угодно антицерковные постановления. Как повествует “Журнал Московской патриархии”, “епископские” хиротонии перед “собором” 1945 года происходили так: рекомендуемый (безусловно, гражданскими властями) протоиерей, почти всегда из “воссоединенных” обновленцев или григорианцев, сразу постригался в монашество с изменением имени и затем через 2-3 дня ставился во “архиереи Русской Церкви”. Что представляют великие цели монашества и смысл его для этих лиц, что для них святыня святительства, если они получают ее через прямое посредство безбожников? Могут ли такие люди быть членами собора Поместной Русской Церкви? Могут ли они избирать Патриарха – отца русского православного народа? Можно без сомнений признать, что подавляющее большинство бывшего на этом “соборе” епископата получило епископскую власть, употребив для сего мiрских начальников. Таковых правило 30 Свв. Апостолов извергает и отлучает со всеми, с ними сообщающимися. Даже при условии получения хиротонии от православных епископов, вряд ли они могут быть действительными епископами. По точному смыслу правил Вселенских Соборов, не могут быть и называться епископами все те, которые хотя и получили хиротонию, но получили ее по проискам и вопреки церковным правилам. Так, например, Максим Киник рукоположен был во епископа собором православных епископов, но так как он достиг епископского сана незаконными происками вопреки апостольским и святоотеческим правилам, Св. Вселенский Собор произнес о нем следующее постановление: “Ниже Максим был и есть епископ, ниже поставленное на какую бы то ни было степень клира: и сделанное для него и соделанное им все ничтожно” (см. 4 пр. II Вселенского Собора). Возникает еще вопрос: помимо большинства “епископов”, созданных по мановению волшебной палочки специально к собору за 1943-44 годы из церковных отщепенцев, там присутствовало несколько архиереев, якобы благообразного почтенного вида, пребывающих в епископстве довольно времени. Неужели и они таковы, как прочие? Сын мой. Верь мне, верь многим страдальцам за Церковь Святую Христову. Ненужных безбожникам людей на соборе не было и не могло быть, ибо все мешающие им, все, безстрашно говорящие о правде церковной, предусмотрительно не были допущены на этот собор. И о ком ты говоришь, как об архиереях почтенного вида? Вот присутствовавший там архиепископ Филипп Ставицкий. Он еще в 1922 году на судебном процессе предал своего отца Святейшего Патриарха Тихона и публично там надругался над святыней церковной. Вот новоявленный “митрополит” Николай (Ярушевич), о котором еще митрополит Серафим (Чичагов) отзывался, как о самом усердном служителе революции. Вот еще член собора, находившийся 22 года в обновленчестве, обновленческий первоиерарх архиепископ Виталий (Введенский). Сколько зла принес Церкви. И теперь призван на православный “собор” в качестве авторитетного иерарха. Вот т. н. “архиепископ” Алексий (Сергеев), получивший епископский сан по требованию властей, проливший через предательство много крови лучших сынов церковных и самим митрополитом Сергием названный “епископом ада”. Умолчим об остальных, ибо невозможно о них молвить доброе слово. Может это сборище, уполномоченное на собор только врагами Церкви, заменить собою православный русский Собор и выбрать для Русской Церкви Патриарха? А мiряне? А клир? Ты скажешь, что еще присутствовали клир и мiряне. Но кто их выбирал? Где проходили епархиальные собрания? Кто об этом знает? Никто. – Мiряне, бывшие на соборе, представляли из себя членов церковных советов, назначенных епископами и настоятелями храмов или, вернее, рекомендованных властями быть на соборе. Представителями русского православного народа их никак нельзя признать. При том мы знаем, что, согласно церковным канонам, мiряне и клир без епископа ничего сделать не могут (см. 4 Всел. Собор, прав. 8; 6 Всел. Собор, прав. 64). Теперь недоуменный вопрос вызывает присутствие на таком “соборе” двух восточных патриархов и представителей от других. По этому поводу очень уместно вспомнить, какие были взаимоотношения у патриархов с обновленцами. Все помнят, что патриархи прислали в свое время обновленцам особые грамоты о признании их каноническим управлением Русской Православной Церкви. Все помнят, что обновленцы эти грамоты сфотографировали и в прекрасных рамах вывесили их в своих храмах на видные места. Где теперь эти грамоты? Может быть, действительно патриархи имели и истинно доброе желание присутствовать при избрании настоящего Патриарха Русской Церкви, но тогда нужно признать, что они были хитро обмануты. Уже в 1948 году восточные патриархи, а также Греческая Церковь отказались участвовать в совещании, предложенном “Московской патриархией”, а некоторые из патриархов отказались от нового визита в Москву и, по некоторым сведениям, поняли обман… Чем объяснить приглашение патриархов на пресловутый “собор” 1945 года в страну, где христианская религия считается “самым вредным и темным явлением жизни”? Несомненно, в приглашении патриархов нужно видеть агитационное мероприятие – показать всему мiру свободу исповедания веры в СССР. Основная же цель такого приглашения – это забота об авторитетности и внешней православности обновленческого собрания, именуемого заправилами Московской патриархии “православным Собором Русской Церкви 1945 года”. Разумеется, заправилы “Московской патриархии” понимали внутри себя, что они создают не Собор церковный, а подделку его. Разумеется, они боялись, что эта подделка будет разоблачена, Затем у всех на виду был конфузный скандал с т. н. “собором 1943 года”. Вот и нужны были теперь патриархи, чтобы поддержать своим саном и значением здание великой лжи и обмана. Почему приглашены были патриархи в Москву на “собор” – это понятно. Но не совсем понятно, почему патриархи приняли это приглашение и приехали. Самое главное, что нужно сказать про присутствие патриархов на соборе 1945 года, это то, что они были только гости и в решениях собора не участвовали. – Они всегда могут сказать, как и говорили прежде, что дела Русской Православной Церкви трудно теперь уяснить. Но даже, если бы восточные патриархи утвердили постановления собора 1945 года, как велика была бы ценность этого утверждения. Увы, из истории Церкви мы знаем, что некоторые патриархи ради причин политических, материальных и других утверждали иногда многое противоцерковное и потом осуждаемое всей Церковью. На престолах патриарших сияли иногда великие светильники, а иногда пребывали еретики, осуждаемые после собора. Здесь в этом письме я имею одно лишь желание, – это, чтобы русские люди уяснили себе беззаконность т. н. “собора” 1945 года. Эта беззаконность и антиканоиичность зависит от следующих обстоятельств: 1. Членами собора были люди, подставленные безбожниками, проводившими на этом соборе свои тайные антихристианские цели; в подавляющем большинстве это были обновленцы. 2. На соборе этом совершенно отсутствовал страдающий за Церковь русский православный епископат, отсутствовал великий сонм исповедников, душу свою положивший за святую Православную Церковь (Правила 1-го Вселенского Собора 5-е и 6-го 19-ое). Вот потому все постановления этого собора не имеют никакой церковной значимости или же имеют такую цену для нас, как и постановления собора обновленцев от 1922 года. Поэтому и самое основание деяния собора 1945 года – избрание патриархом Московским и всея Руси Алексия (Симанского) никакого церковно- канонического и духовно-нравственного значения не имеет. “Прелазя инуде, той тать есть и разбойник” (Ин. 10, 1). Все это сделано безбожниками с политическими и другими темными целями, ничего общего с церковными идеалами не имеющими. Собор этот, а также избрание на нем патриарха, всем православным христианам нужно считать хитрой, злоумной подделкой врага под церковность. Не Дух Святой руководил деяниями беззаконного сборища, названного “собором” Русской Православной Церкви 1945 года. Нужно порадоваться, что уже многие теперь разбираются в этой подделке. Игрушки врага не прельстили многих. С великой скорбью мне рассказывали русские люди, как происходила “интронизация”, т. е. поставление на престол избранного “собором” 1945 года “патриарха Алексия”. Такой помпезности, такой роскоши и великолепия, какие были при этой “интронизации”, никто никогда не видел. Яркий свет множества электрических ламп, громадные драгоценные ковры; среди января везде великолепные букеты живых цветов; блеск от золотых митр и бриллиантов на крестах, кинооператоры, снимающие эти картины для пропаганды и оглупления наивных, званые обеды у новоизбранного патриарха и у председателя Совета по делам Русской православной церкви при Совнаркоме – Карпова. Сколь нужно все это распинаемому в нашей стране Христу и православному народу? ИЗ ПИСЬМА КАТАКОМБНОГО ЕПИСКОПА А.



полная версия страницы