Форум » ИСТОРИЯ-ЭТНOЛОГИЯ-РАСОЛОГИЯ » РАСОЛОГИЯ » Ответить

РАСОЛОГИЯ

Admin: АНТРОПОЛОГИЧЕСКИЕ ТИПЫ КАРПАТСКАЯ ГРУППА ПОПУЛЯЦИЙ (РАСА) http://ultima-cruzado.livejournal.com/28297.html ПОНТИЙСКАЯ ГРУППА ПОПУЛЯЦИЙ (РАСА) http://ultima-cruzado.livejournal.com/27188.html СЕВЕРОАТЛАНТИЧЕСКАЯ ГРУППА ПОПУЛЯЦИЙ (РАСА) http://ultima-cruzado.livejournal.com/24637.html ПЕРЕДНЕАЗИАТСКАЯ ГРУППА ПОПУЛЯЦИЙ (РАСА) http://ultima-cruzado.livejournal.com/23745.html ДИНАРСКАЯ ГРУППА ПОПУЛЯЦИЙ (РАСА) http://ultima-cruzado.livejournal.com/23102.html НИЖНЕДУНАЙСКАЯ ГРУППА ПОПУЛЯЦИЙ (РАСА) http://ultima-cruzado.livejournal.com/22871.html ЛАПОНОИДНАЯ ГРУППА ПОПУЛЯЦИЙ (РАСА) http://ultima-cruzado.livejournal.com/22713.html СРЕДИЗЕМНО-БАЛКАНСКАЯ ГРУППА (Макро-группа) ПОПУЛЯЦИЙ (РАСА) http://ultima-cruzado.livejournal.com/21591.html ЦЕНТРАЛЬНО-ВОСТОЧНОЕВРОПЕЙСКАЯ ГРУППА ПОПУЛЯЦИЙ (РАСА) http://ultima-cruzado.livejournal.com/21368.html СЕМИТО-АРАВИЙСКАЯ (ОРИЕНТАЛЬНАЯ) ГРУППА ПОПУЛЯЦИЙ (РАСА) http://ultima-cruzado.livejournal.com/20910.html

Ответов - 14

Admin: ПОНТИЙСКАЯ ВЕТВЬ Развилась в Малой Азии или на северо-западном Кавказе в IV-III тыс. до н.э в результате смешения переднеазиатских брахикефальных и средиземноморских долихокефальных племен. Описан в 1932 году учёным Бунаком. Выделяют колхидский, северо-западный, юго-западный и пятигорский, нижнедунайский, византийский кластеры и типы. Юго-западный тип понтийской ветви схож с каспийским типом индо-иранской. Очень высок % распространения II группы крови, в частности редкого фенотипа А2 (5 % носителей II группы). Подобный высокий % группы А2 встречается у кавкасионцев и лаппоноидов. • Северо-западный/кубанский («основной») тип : <Адыги – кроме западных, черкесы> - Высокий рост (> 170 см). - Телосложение нормокостное, туловище длинное. - Волосы жесткие, прямые. Цвет чёрный. Часто встречаются светло-каштановые волосы. - Мезокефалия (черепной указатель – 80-81), часто встречаются суббрахикефалы. - Оттенки глаз: черные (50 %), карие и серые (50 %). - Глазная щель узкая. Расположение глаз горизонтальное или “переднеазиатское”. Брови прямые, часто сросшиеся. - Волосяной покров развит нормально. Усы и борода негустые. - Лицо узкое, длинное. Черты лица угловатые. Скулы заметны в профиль. Лоб высокий. - Нос: длинный, узкий, прямой, невыступающий. Кончик расположен горизонтально, иногда приподнят. Часто нос и лоб образуют одну линию. - Губы толстые. - Подбородок высокий, невыступающий. - Затылок выпуклый. - Высокие уши с длинными мочками. • Юго-западный тип (отличия от северо-западного): <Западные адыги – шапсуги и бжедуги, западные абхазы, абазины> - Рост средний (164-165 см, у абхазов до 169 см). - Волосы чаще чёрные. - Характерна брахикефалия (84-85) - Глаза чаще чёрные (светлые оттенки почти не встречаются). - Лицо относительно широкое - Размеры головы небольшие - Глаза темные (25 %), светлые (15 %), обычно - смешанные оттенки • Колхидский /нижнерионисский/ тип (близок юго-западному, отличия от северо-западного) - переходный между переднеазиатским и понтийским: <Восточные абхазы, мегрелы, лечхумцы, лазы, гурийцы, имеретинцы, имерхевцы> - Рост: лазы (166-167 см), остальные (164-165 см). - Широкий нос с плоской спинкой (иногда вогнутой). - Широкое лицо. - Встречаются светлые волосы и серые глаза, в основном у абхазов и абазинов. - Развитый волосяной покров. - Затылок плоский.\

Admin: РАСОВЫЕ ТИПЫ. ОБЩАЯ ИНФОРМАЦИЯ Nordische rasse - Нордоиды. На карте отмечены красным цветом. Под данным понятием стоит понимать следующую совокупность типов: - Хальштадтский нордид - Восточный нордид - Кельтский нордид - Трёндер - Англо-саксонский тип - Суб-нордид Falischen rasse - Кроманоиды. На карте отмечены диагональными штрихами. Включают в себя типы: - Фалид - Борреби - Брюнн - Палео-атлантид - Полесский тип - Берид - Урриагель Ostbaltische rasse - Балтоиды. На карте отмечены бордовым цветом. К ним можно отнести следующие типы: - Балтид - Западный балтид - Восточный балтид Westische rasse - Медитерраноиды. На карте отмечены голубым цветом. Подразумевают под собой совокупность данных типов: - Грацильный средиземноморский тип - Атланто-средиземноморский тип - Атлантид - Северный атлантид - Понтид - Степной понтид - Северный понтид - Нижнедунайский тип - Баскид - Евроафриканид - Берберид Ostische rasse - Альпиноиды. На карте отмечены оранжевым цветом. Включают в себя следующие типы: - Альпинид - Валлонский тип - Горид Dinarische rasse - Динароиды. На карте отмечены бежевым цветом. К ним относятся типы: - Динарид - Ультра-динарид - Норик - Карпатид Varderasiatische rasse - Арменоиды. На карте отмечены зелёным цветом. Под данным понятием следует понимать следующую совокупность типов: - Арменид - Анатолид - Колхский тип - Каспийский тип - Иберийско-кавказский тип - Кавкасион Orientalische - Ориенталоиды. На карте отмечены коричневым цветом. Включают в себя типы: - Иранид - Арабид - Северный индид - Грацильный индид - Индо-брахид Mongolische rasse - переходные с монголоидной расой типы. А именно: - Уралоид - Туранид Neger rasse - переходный с негроидной расой тип: - Эфиопид

Admin: Понтийский антропологический тип — входит в средиземноморскую расу, также называемый понтийская раса, черноморский или восточносредиземноморский тип. . Рост средний с тенденцией к повышению. ПОНТИЙСКИЙ ТИП Альтернативные названия • кубанский • черкесский • черноморский • восточно-средиземноморский Происхождение Понтийский тип - является своеобразной ветвью ориньякоидного ствола европеоидной расы. Представители русское население среднего Дона и Хопра,часть украйнцев,казаки, болгары, адыги (жанеевцы, хатукаевцы, абадзехи, натухайцы), абхазы, мишари, тюркоязычные группы правобережья Волги, часть румын, частично греки, встречается также и у осетин Описание • черепной индекс - долихоцефалия/мезоцефалия • рост - высокий [> 170 см] • телосложение - лептосомное, тонкокостное • длина ног и туловища - длинные ноги, короткое туловище • структура волос - жесткие, прямые • цвет волос - чёрный/светло-каштановый • затылок - выпуклый • лицо - узкое, длинное, угловатое • лоб - высокий • скулы - заметны в профиль • брови - прямые • расположение глаз - горизонтальное • глазная щель - узкая • цвет глаз - карие,серые,зеленые • нос - длинный, узкий, прямой, невыступающий • кончик носа - расположен горизонтально, иногда приподнят • уши - высокие • подбородок - высокий, невыступающий • рост бороды и усов - усы и борода негустые • волосяной покров - слабо развит близкородтсвенные субрасы:степной понтид, нижнедунайский тип, колхский популяционный тип © http://ultima-cruzado.livejournal.com/27188.html подробнее тут (изложены взгляды всех известных антропологов) http://www.anthropologica.net/population/pontic Степная группа популяций http://ultima-cruzado.livejournal.com/30686.html Наиболее типичными представителями понтийской группы популяций из славянских народов являются болгары. Очень темный цвет волос, средний рост, долихо- или мезокефалия, средне-широкое или узкое лицо - вот характерные особенности этой комбинации. Весьма близкая комбинация признаков прослеживается и среди русского народа. Это так называемый "восточный великорус" Г.Ф. Дебеца и дон-сурский антропологический тип В.В. Бунака. Понтийские черты отмечены В.В. Бунаком и в восточнославянском населении эпохи средневековья. Происхождение понтийской комбинации, как одного из вариантов южной ветви европеоидов, прослеживается на территории Восточной Европы по палеоантропологическим данным с эпохи неолита, хотя не исключено и более раннее проникновение носителей южноевропеоидных черт в этот регион. Судя по краниологическим данным, движение представителей понтийского типа в южно-русские степи и в Поволжье из Средиземноморья и с Кавказа продолжается до эпохи поздней бронзы. След его мы видим и в восточнославянском населении, составляющем основу полянской этнографической группы эпохи средневековья, и в современном населении Украины, относящемся к прутскому антропологическому типу, и в русских Дон-Сурского региона. Можно думать, что понтийский антропологический тип на территории Восточной Европы входит в состав восточных славян через местные компоненты древнего происхождения.` Я всё-таки посоветовался с некоторвми знающими людьми по поводу понтийского типа, и лично пришёл к вот такому выводу: Понтийский тип это своеобразная ветвь атланто-средиземноморского типа, развивавшаяся на востоке Балкан и Малой Азии (нижнедунайский тип, тип Фракии и запада Малой Азии), на западном Кавказе этот тип действительно испытал переднеазиатское влияние, а в целом понтийцы Кавказа и нижнедунайцы Балкан довольно схожи. Понтийский тип - не изначальный, но степень влияния других типов минимальна. Интересно также то, что в научной антропологии нет ещё единого мнения по поводу возникновения понтийского типа. Вот некоторые теории, и стоит отметить, что Алексеева в упор не видит родство европейских и кавказских понтидов, а выводит понтийский тип из грациализированного кавкасионского[!] - понтийский тип развился в Малой Азии или на северо-западном Кавказе в IV-III тыс. до н.э в результате смешения переднеазиатских брахикефальных и средиземноморских долихокефальных племен [Бунак] - понтийский тип сформировался в глубокой древности в процессе грациализации массивного протоморфного кавкасионского типа в условиях высокогорной изоляции [Алексеева и другие] - понтийский тип это своеобразная ветвь атланто-средиземноморского типа, развивавшаяся на востоке Балкан и Малой Азии и впитавшая незначительные элементы других типов [современный взгляд, также стоит отметить, что похожего мнения придерживался Кун] Также возможна подстановка всей понтийской группы типов в атланто-средиземноморскую ветвь. Можно выделять типы независимой понтийской ветви или считать их подтипами понтийского типа внутри атланто-средиземноморской ветви. Стоит, конечно отметить, что антропогенез понтийских подтипов до конца не изучен, я приводил лишь примерные домыслы. Считается, что одними из первых носителей понтийского прототипа являлись народы хатто-ашуйской группы. Лундман называл этот протопонтийский тип препонтийским. Препонтид Согласно типологии Лундмана, экстраординарно долихоцефальный расовый тип, который предположительно вымер, однако его следы можно обнаружить на Балканах.` Додихоцефалия/мезоцефалия является нормой для понтийской группы, т. к. ещё половина черепов самых древних чистых средиземноморских типов были мезоцефальными. Многие антропологи считают, что постепенная мезоцефализация свойственна средиземноморским типам и часто не является результатом вляния брахицефальных типов. Большинство современных чистых низкорослых средиземноморских типов мезоцефальны.

Admin: "Деление европеоидов на северных и южных общепринято в систематике европеоидной расы и не вызывает сомнения. До сих пор отсутствует удовлетворительная классификация промежуточных форм и не раработаны критерии такой классификации. Н.Н. Чебоксаров (1936) аргументировал положение о депигментации северных европеоидов вследствие геногеографической закономерности - появления рецессивных по пигментации форм на окраине ареала. было показано действие этой генетической закономерности в формировании европеоидной расы вообще (Алексеев, 1969). В соответствии с ней южные европеоиды, промежуточные варианты и северные европеоиды представляют последовательные этапы депигментации изначально темнопигментированного населения. Южные европеоиды, следовательно, ближе к исходному пласту, чем северные." В.П. Алексеев. Географические очаги формирования человеческих рас. - М.: "Мысль", 1985. - С.134-135. Изначальные носители индоарийских языков и культур были не нордидами попросту потому, что нордидов тогда НЕ БЫЛО. Так как нордид сам по себе это грациализированный вариант кроманоида.

Admin: Дискуссийный форум "Христианская расология" http://rasologia.fastbb.ru/ Карлтон Кун "Расы Европы" http://www.velesova-sloboda.org/antrop/coon-the-races-of-europe-photographic-index-ru.html

Василиса: (с) СЕРГЕЙ МОРОЗОВ Вопрос расовой идентификации сколько лет стоит, столько и не решается. Почему-то националисты считают, что принадлежать к одним расам хорошо, а к другим – плохо. Что одни расы выше, другие – ниже. В результате все оказываются недочеловеками. Кто такие арийцы - под катом. А вдохновило вот это: http://massell-93.livejournal.com/76515.html#comments Антропология - наука полезная, только в приведенном примере устарела лет на 50. Расовый вопрос по большому счету – не мой вопрос. Но, как выяснилось, поскольку современной литературой никто не располагает, я попробую навести в нем минимальный порядок. Все наследственные параметры человека наследуются через хромосомы. Их сразу можно разделить на Y-хромосому, передаваемую от мужчины к мужчине, и комплект всех остальных Х-хромосом. Y- хромосома передается чисто, мутирует раз в тысячелетия. Х – хромосомы обмениваются участками с подобными Х-хромосомами и изменяются очень быстро. Поскольку Х-хромосомы изменяются, они являются адаптационными, отвечают за соответствие природной среде. Y -хромосома позволяет определить общего предка, поскольку почти не меняется. Y- хромосомами занимается геногеографический проект, руководитель Spenser Wells. Х – хромосомами занимается Luka Cavalli-Sforza. На русском информации нет. Вопрос состоит в том, чтобы найти перворасы. А заодно отследить движение других рас. Х- хромосомы при этом не должны далеко разбегаться от Y-хромосом. Y – история, Х- адаптация, соответственно, Х – в том числе и раса, и тогда Y – история расы. Когда в доледниковый период человечество заселяло территории, у него было три Y-хромосомы, попавших в Европу, три клана по отцовской линии. R – от Англии до Урала I – Центральная Европа, скорее всего группа разрезала непрерывность R N – заняли Урал В послеледниковый период группы первоначально восстановили прежние места обитания. В этот период Группа R разделилась на R1A – Волга-Урал и R1B – Западная Европа. I разделилась на I1A – Северная Европа и I1B – Южная Европа. N осталась на месте. Примерно в 8-10 тыс. до н.э. группа N провела экспансию и заняла территорию от Финляндии до Москвы и Калуги. Эта группа – финно-угры. Живут там же по сей день. Примерно в 6 тыс. до н.э. в группе R1A произошло структурное изменение – она была заменена/обновлена своим подразделением R1A1. Центром обновления стал Южный Урал. Примерно в 3000 г. до н.э. эта группа начала экспансию во всех направлениях – от Европы до Индии и Ирана. Эта группа – индоевропейцы, или арийцы. В результате вторжения в Европу I1A и I1B оказались разделены. I1A оказались вокруг Балтийского моря и в Скандинавии. Эта группа – Нордики. Арийцы захватили всю Европу, привили ей свой язык, но адаптироваться не смогли и почти полностью там вымерли. Арийский компонент в Англии составляет 2%, во Франции – 3%. Основа Европы – древняя группа R1B – палеоевропейцы. Примерно в 1-2 тыс. до н.э. арийцы исчезли с Урала, скорее всего растеряли качество в походах и были ассимилированы алтайскими соседями. Итак, арийцы – народ, пришедший с Востока. Стандартный ариец имеет любые волосы, кроме белых и черных, обычно карие глаза, стройную фигуру, средний рост. Арийцы никогда не плавали, арийцы – народ всадников. А лошади в те времена были маленькие, большой вес не держали. Кроме того, арийцы – народ мастеров, что и обеспечивало им победы с помощью более совершенного оружия. Те, кого чаще всего называют «арийцами» и кого ими считали гитлеровцы - это нордики. Светловолосые, голубоглазые, часто склонные к полноте. Носы тонкие. Нордики – народ моря. Дальше Англии, Нормандии и Киева они никогда не закреплялись. Следующая группа – угро-финны, светловолосые, голубоглазые, часто склонные к полноте. Часто круглоголовые в отличие от нордиков. Носы любые. В 7-12 вв. плавали на кораблях нордиков, и на территории Украины часто именовались «русью» вместе с нордиками. Своих плавсредств, скорее, не имели. Рюриковичи тоже были финнами. Если интеллект мерить исходя из достижений, на первом месте окажутся палеоевропейцы, или просто европейцы, на втором – арийцы, на третьем – нордики.

Василина: Точно установленно, что гаплогруппа N пришла в Европу около 8000 лет назад из Северного Китая или Монголии. В доледниковый период ее в Европе определенно не было. Это Вас Маслов что ли такому бреду научил? ))) Что игрек-хромосома не мутирует? Да вот она как раз в основном и мутирует. мужчины - главное топливо в мутационном процессе ))). Как раз Х-хромосома это "история". поэтому у женщины, которая должна обеспечивать эту самую стабильность - две Х хромосомы. А у мужчины, который на мамонтов охотится - одна. Ну угробалт Маслов известный знаток арийскости, безусловно! У казанских булгар самая распространённая Y-хромосомальная гаплогруппа - R1a1 - 34%. У южных и центральных русских, украинцев и поляков - 45%-50% R1a1. У северных русских, которые представляют из себя результат смещения славян с финно-уграми, доля R1a1 меньше, чем у казанских булгар. У чувашей с гаплогруппами то же самое, что и у булгар. Это одна популяция. У всех финских народов преобладает гаплогруппа N. Таким образом получается что на территории Восточно-европейской равнины, Урала и Западной Сибири существовали две популяции, более северная лесная, от которой происходят финно-угры и у которой преобладает гаплогруппа N и более южная лесостепная, от которой происходят славяне (поляки, украинцы, белорусы, русские) и тюркские народы и у которой преобладает гаплогруппа R1a1. Это, кстати, к вопросу о том являются ли славяне лесным народом. Генетически славяне - степной, а не лесной народ, даже поляки и белорусы, где степей нет вообще. При этом у северных русских и волго-уральских татар доля R1a1 оказалась пониженной за счёт более высокой доли N из-за смешения с финно-угорскими народами (это реальный факт что северные русские и волго-уральские татары ассимилировали огромное количество финно-угров, да и сейчас продолжается ассимилиция финно-угорских народов и чувашей русскими и татарами одновременно, финно-угорские народы и чуваши рассматриваются и русскими и татарами как самые первые кандидаты на вступление в состав или русского, или татарского народа, в зависимости от того, какую религию выбирает конкретный финно-угр или чуваш и общение в чьей среде он предпочитает). Ещё мне бы очень хотелось посмотреть что с гаплогруппами у мишарей (мишәрләр, мещеряков). Вот это было бы реально интересно. Но я почему-то не нашёл таких данных.

ВанХеда: Немного расовой антропологии от раннесредневековых арабов. "Из наставлений о покупке хорошего раба" Ибн Бутлана (XI век): "Индийские женщины послушны, но быстро увядают. Хорошо носят детей. Они имеют одно преимущество перед остальными женщинами: говорят, что разведенные снова становятся девственницами. Мужчины индийцы годятся к использованию их в качестве домоправителей, они способны к тонкому ремеслу, но рано гибнут от апоплексического удара... Женщины Синда знамениты своей тонкой талией и длинными волосами. Уроженка Медины сочетает в себе приятную речь и прелесть тела с кокетством и живостью ума. Она не ревнива, не злобна, не криклива, годится в певицы. Мекканка изнежена, имеет хрупкие суставы и томные глаза. Жительница Та'ифа - золотисто-смуглая и стройная, легкомысленная, способная к играм и шуткам, но никак не мать - не склонна к зачатию и умирает в родах. Берберийка же, напротив, хорошо рожает, самая послушная, искусна во всякой работе. Негритянок поставляют на рынок много. Чем они чернее, тем они безобразнее и тем острее их зубы. Они мало к чему пригодны, легко становятся небрежными и вообще ни о чем не заботятся. Их натура - это танец и отбивание такта. Говорят, если негр падает с неба на землю, то и падает он в такт. У женщин из Абиссинии мягкое им хилое тело, часто они страдают чахоткой. К пению и танцам они непригодны, а так же не приспособлены к жизни в чужой стране. Женщины из буджа золотистого оттенка, у них красивое лицо и приятная кожа, но некрасивое тело. Мужчины этого народа отважны, но разбойники, а поэтому им нельзя доверять деньги и делать их домоправителями. Из всех чернокожих наиболее покорна и жизнерадостна нубийка. Египет ей полезен, потому что и на их родине она пьет воду Нила, в других местах они погибают от болезней крови. Тюрчанки сочетают в себе красоту, мягкость и белую кожу, глаза у них маленькие, но приятные, рост небольшой, вплоть до низкого. Они - неиссякаемый источник в смысле деторождения, дети от них редко бывают уродливыми и, как правило, не бывают плохими наездниками. Они опрятны, хорошо готовят, но расточительны и ненадежны. Гречанка - румяно-белая, волосы гладкие, глаза голубые, послушная, уступчивая, дружелюбная, верная и на нее можно положиться. Мужчин греков следует использовать домоправителями по причине их любви к порядку и слабой склонности к расточительности. Нередко они сведущи в тонких ремеслах. Армяне самые плохие рабы из белых, так же как и негры самые плохие из чернокожих. Они изящно сложены, но имеют безобразные ноги, стыдливость у них отсутствует, воровство очень распространено, жадность не обнаруживается. Их натура и язык грубы. Если ты оставишь раба-армянина хоть на час без работы, то его натура тотчас толкнет его на зло. Он работает хорошо только из-под палки и страха. Если ты видишь, что он ленится, то лишь потому, что это ему доставляет удовольствие, а вовсе не из-за слабости. Тогда следует взять палку, вздуть его и заставить делать то, что ты хочешь..."

ВанХеда: Gilles Gauvain Часть I Вас когда-нибудь заставал врасплох вопрос вашей национальной идентичности? Если да, то Самюэль Хантингтон готов вам помочь. Согласно теории Самюэля Хантингтона, американская идентичность не имеет отношения ни к расовому, ни к этническому происхождению, и не основана на законах или демократических принципах. Если вы считаете себя американцем только потому, что у вас есть американский паспорт – то вы заблуждаетесь. Оказывается, американца определяет его культурная принадлежность, а сами американцы, как объясняет нам Хантингтон, в культурном отношении являются англо-протестантами. Если вы считаете себя американцем, то вы априори должны принадлежать к англо-протестантской культуре. Видимо, этот принцип можно применить, в некоторых случаях, и к афроамериканцам-мусульманам. Некоторым англо-протестантам нравится тешить себя пустыми надеждами. Они наивно полагают, что они-то и есть самые настоящие англо-протестанты. И что же? Они заблуждаются! Оказывается, большинство из нас, американцев, разделяют с ними эти основные черты англо-протестантской культуры, каковыми, по определению Хантингтона, являются: английский язык, христианство, приверженность одной религии, английское понятие главенства закона, ответственность правителей, права индивидов, и несколько противоречивые протестантские ценности, заключающиеся в индивидуализме, рабочей этике, и неистребимой вере в то, что человеческие существа обязаны и могут создать рай на земле, или построить «город на холме». Чернокожим также не рекомендуется путать такие понятия, как культура и расовое происхождение. Это только на вид они чёрные, а на самом деле, они должны чувствовать себя англо-протестантами. Афро-американцы, как и все мы, должны быть привержены чисто английским ценностям: индивидуализму, главенству закона и рабочей этике. Давайте возьмем для примера Колина Пауэлла. Если посмотреть на Колина Паулла – то мы увидим чернокожего. Но вместе с тем, мы видим Министра иностранных дел, отставного генерала с четырьмя звездами, военачальника в последней короткой, но победоносной войне, а если мы правильно понимаем международную обстановку – то основного сторонника политики мультикультурализма, которую проводит администрация Буша во внешней политике. При всем при том, Колин Пауэлл является англо-протестантом. Такое определение американского национального самосознания было бы весьма правдивым, если бы не несло в себе семена раздора. Согласно Хантингтону, настоящая американская идентичность была жива вплоть до 60-х годов двадцатого века, а затем неожиданно возникла кучка злобных и неприветливых мелко-национальных идентичностей, которые активно стали пригибать ее вниз. «Звезды и Полосы были приспущены, а на главном флагштоке американской идентичности вдруг взвились вверх другие флаги». Начиная с этого момента, все пошло прахом. Окончание Холодной войны оставило Соединенные Штаты без главного врага, и элита Соединенных Штатов превратилась в либеральных и мультикультурных космополитов. Как пишет Самюэль Хантингтон, «американские элиты не только меньше всех националистически настроены, но в целом более либеральны, чем все остальное американское население». И вправду – всего лишь двадцать два процента американской общественности определяют себя как либералы, в то время как подавляющее большинство – 91% лидеров ведущих общественных групп тоже являются либералами. По статистике Хантингтона выходит, что только 14% американской деловой элиты и девять процентов военной элиты являются либералами. Однако, не будем придираться, и если нам говорят что элита либеральна, значит так оно и есть. У нас есть гораздо более тревожный повод для беспокойства – это угроза нашей идентичности под влиянием вторжения латиноамериканцев (“Hispanics”). Большинству из нас не нужно рассказывать, в чем состоит проблема с «хиспаникс» - ведь мы с ними и так давно знакомы! Однако, если откинуть привычные стереотипы, то очевидной станет наша основная проблема с латиноамериканцами в США - ведь они не говорят по-английски! (или, по крайней мере, пока только учатся на нем говорить). «Хиспаникс» могут вам показаться такими же англо-протестантами как Колин Пауэлл, Конди Райс или Клэренс Томас – но на самом деле, «хиспаникс» вовсе таковыми не являются. Даже более того - азиаты и афро-американцы несомненно кажутся нам более англо-протестантами по сравнению с басбойз[1] в вашем местном ресторане! Так почему же «хиспаникс» другие? А все потому, что мексиканская иммиграция отличается от всех других иммиграций: она стабильна, упорна, имеет определенную региональную концентрацию и не хочет к нам адаптироваться. Более того - мексиканские эмигранты бесконечно преданы своей национальной культуре и национальным ценностям. Вот почему все эти факторы представляют угрозу: «В конце двадцатого века такая тенденция может привести Америку к раздвоению ее единого общества на англо-протестантское и латиноамериканское, каждое со своим государственным языком». Либеральные представители национальных элит, такие как Билл Клинтон, будут заверять вас в том, что Америке не грозит расщепление на отдельные национальные культуры, и что Америка всегда была нацией эмигрантов и мозаикой культур. Однако, это не так. Отцы-основатели нации вовсе не были иммигрантами, - заявляет Хантингтон. Они были поселенцами, а «поселенцы и иммигранты – это две разные вещи. Поселенцы живут единой общиной и оставляют после себя уже сложившееся общество, задача которого – основать свой «город на холме» на чужих и отдаленных землях. Поселенцы пропитаны коллективной идеей, и по всем внешним и внутренним параметрам они привержены единому общественному договору или кодексу, на основании которого их община поддерживает связь с родиной». По Хантингтону, поселенцев в Америку привели вовсе не британские политические или коммерческие интересы. «Поселенцы семнадцатого и восемнадцатого века прибыли в Америку потому, что та была для них “tabula rasa”. В Америке в то время не было никакой общественной организации, кроме индейских племен, которые можно было уничтожить или оттеснить на запад.» Вот это определение! Выходит, уже имеющееся на тот момент на американских землях индейское общество вовсе нельзя считать обществом. Впрочем, другим поколениям иммигрантов даже и этого не досталось - им некого было убивать, поэтому они лишились права называться отцами-основателями. Вдобавок, у последующих бедных и неимущих поколений эмигрантов не было средств, чтобы построить «город на холме», а значит - их идеи уже не казались такими «возвышенными». Мы часто обвиняем общественные науки в том, что им не удается вывести научно-обоснованные законы. Несмотря на это, Самюэль Хантингтон умудрился приподнять свою собственную идею до статуса «доктрины», в то время как простые американцы полагают, что их культура постоянно находится в развитии, и им даже в голову не приходит, что существует некая доктрина «первопоселенца». Сам же Хантингтон заимствовал эту идею у географа Вилбура Зелинского – надеюсь, что этот географ не приходится родственником профессору Жалинскому из кинофильма «Дорогая, я уменьшил детей», хотя доктрина «первопоселенца» тоже имеет тенденцию свести процесс исторического развития всей Америки до размера исторического Джеймстауна, основанного в 1620 году. Географ Вилбур Зелински утверждает, что «в долгосрочной исторической перспективе, деятельность небольшой горсточки первопоселенцев может оказать гораздо большее влияние на культурную географию местности, чем деятельность всех последующих за ними поколений иммигрантов». Конечно, над таким заявлением можно было бы просто посмеяться: если американская культура была основана в семнадцатом веке, то почему мы до сих пор не носим парики и нижние юбки, не колем щепу на лучину, не сжигаем ведьм и не вышиваем алые буквы на корсетах прелюбодеек? И как это наша англо-протестантская культура позволяет нам пользоваться фаллоимитаторами, определять общие способности по языку и математике в рамках теста SAT, или смотреть по телевизору Джерри Спрингера?[2] На все эти вопросы у Хантингтона есть ответы. Оказывается, у культуры есть как внешние проявления (нижние юбки и фаллоимитаторы), так и внутренний стержень (видимо, чем-то похожий на Джерри Спрингера). Этот внутренний стержень является тем семечком, из которого вырастает все остальное. По-видимому, именно из англо-протестантской культуры «первые поселенцы взрастили знаменитые американские лозунги семнадцатого и восемнадцатого века – свободу, равенство, индивидуализм, выборное правительство и частную собственность.» Хантингтон настаивает, что ни одна из расхожих метафор, определяющих нынешние стереотипы американского самосознания, никуда не годится. Америка больше не является ни «плавильным тиглем», ни «салатом», ни амальгамой уже имеющихся культур или смесью несоединяемых элементов. Взамен всех этих фразеологизмов, Хантингтон предлагает нам новый: отныне американская культура видится ему «томатным супом, в который иммиграция добавила свой сельдерей, свои гренки, пряности, петрушку и другие ингредиенты, которые по отдельности обогащают и разнообразят вкус супа, но все вместе они являются лишь частью одной субстанции – самого томатного супа». Мексиканцам этого фразеологизма никогда не понять, так как они искренне полагают, что их предки-ацтеки на своей земле выращивали этот популярный овощ еще задолго до пришествия Колумба, и называли его «томатль» (tomatl) !! На этом основании мексиканцы упорно продолжают верить, что они-то как раз и являются историческими авторами этого самого томатного супа. Но что взять с этих мексиканцев? За своими томатами они не хотят видеть главной картины – что вся американская культура является англо-протестантской по своему характеру, а остальные ее ингредиенты ничего не стоят. Хантингтон приводит нам убойный аргумент, возвращая нас к самому началу начал – когда-то давно очень английские, и очень пуританские «отцы-основатели» предложили принцип свободы религии в качестве ее защиты от вмешательства государства. Чтобы понять, что имеется ввиду, нужно вспомнить об «отделении церкви от государства» - именно это понятие является ключевым для понимания взаимоотношения между «церковью» и «государством». Уильям Маклохлин [3] однажды сказал, что в те времена имелась ввиду вовсе не свобода от религии, а напротив – свобода для религии. Однако, Хантингтон продолжает думать, что отделение церкви от государства доказывает тот факт, что американская идентичность является англо-протестантской по характеру, и при этом заявляет, что истинно религиозное общество не желает иметь ничего общего с государством. Если следовать этой логике, то пост-средневековая Испания была ярко выраженным светским государством, и поэтому учредила у себя институт Святой Инквизиции. Новая доктрина, выведенная Хантингтоном, носит совершенно одиозный характер, и по своему идеологическому воздействию похожа на акцию насильственного захвата предприятия: обладая всего 16% акций, англо-протестанты объявили себя всей Америкой. Хантингтон пишет: «На протяжение всей американской истории, все не-белые и не-англо-протестанские граждане Америки только тогда стали настоящими американцами, когда восприняли англо-протестантскую культуру и американские политические ценности. Это пошло на пользу как им самим, так и всей стране». А если в Соединенных Штатах остался кто-то, кто точит зуб на святая святых англо-протестантской культуры, то Самюэль Хантингтон напоминает им, что величайшая победа Америки над всеми видами нетерпимости, по его мнению, имела место потому, что «целые поколения американцев воспитывались в англо-протестантской культуре и выполняли заветы отцов-основателей». Как любая великая идея, основной принцип хантингтонского патриотизма очень прост: никогда не сознаваться, что великие плоды могут взрасти от другого древа, помимо истинной англо-протестантской культуры. Это опять возвращает нас к мексиканской проблеме. Уместно было бы задать такой вопрос: почему Самюэль Хантингтон, который раньше мирно занимался вопросами кризиса демократии и эпическим полотном столкновения цивилизаций, вдруг повернулся лицом к скромным мексиканцам? А потому, что новые потоки мексиканской иммиграции, новый качественный уровень коммуникационных технологий, поддержка со стороны непатриотичных, мультикультурных и космополитичных элит – все это помогает латиноамериканцам избежать необходимости адаптации к великим ценностям англо-протестантской культуры. Но самое обидное из всего вышеперечисленного – это то, что латиноамериканцы говорят по-испански, не придерживаются англо-протестантской рабочей этики, и по-прежнему хранят верность стране своего происхождения, а не Соединенным Штатам. Уровень образования мексиканцев, прибывающих в Штаты, довольно низок (соответственно, здесь в Штатах юристу или врачу-мексиканцу тоже весьма непросто найти приличное место), и господин Хантингтон это вполне осознает. С другой стороны, у самих мексиканцев процесс передачи уровня образования от поколения к поколению по-прежнему остается очень медленным Видимо, причина коренится в самой мексиканской культуре, которая хотя и является очень устойчивой, но – что тут греха таить – несколько глуповата. Надо отдать должное Самюэлю Хантингтону - к такому тонкому и сомнительному вопросу как мексиканская культура, он подходит с большой долей осторожности и благоразумия, и не позволяет дискуссии повернуть в неловкое русло. Однако, поскольку автор этих строк сам в какой-то мере является мексиканцем, то он заранее может прочувствовать весь тот страх и ужас, которым грозит великой американской культуре вторжение мексиканского китча. Даже с той долей благоразумия, которая свойственна Хантингтону, мы все равно слышим его опасения по поводу того, что мексиканцы по-настоящему уважают свой испанский язык, что их волнуют события, происходящие на родине, и что под влиянием очень непатриотичного импульса они высылают деньги за границу своим семьям, а не оставляют вклады в Америке (как это делают американские корпорации). Кроме того, Хантингтона заботят и американские налогоплательщики, которым придется дорого платить за удовольствие иметь в своем распоряжении персонал, который говорит на двух языках. Дело, однако, осложняется еще одним обстоятельством: нам вдруг сообщают, что мультикультурализм – это анти-западная идеология, и она, «по сути своей, является характеристикой анти-европейской цивилизации» - потому что на Западе превыше всего ценилось право отдельной личности, а о правах какой-либо группы людей никогда не желали слышать. Ну что же – тогда забудем, что британцы внесли свой исторический вклад в формирование так называемых «каст отверженных (“scheduledcasts”) в Индии, и начнем думать, что апартеид в Южной Африке был придуман зулусами. Более всего Хантингтона огорчает, что мультикультурная элита начисто отвергает традиционное западное образование, а второклассникам и третьеклассникам в Калифорнии и Техасе «очень не хватает рассказов о подвигах Натана Хейла, Патрика Генри, Даниэля Буна, или о знаменитой скачке Пола Ревира»[4]. Платон перевернулся бы в могиле!

ВанХеда: Часть II Если у мексиканцев нет никакого образования – по крайней мере, западного – то чего можно от них ожидать? Они работают как черепахи, а множатся как кролики. Зато американцы, напротив, способны «работать дольше, отдыхать меньше, обходиться меньшим размером пособия по безработице, инвалидности или уходу на пенсию, да и на пенсию они уходят позднее, чем граждане других обществ.» Почему же американцы такие крепкие? По причине все той же американской англо-протестантской культуры! Если вам не повезло иметь такой же социальный пакет, как у американцев - то кусайте губы от зависти. «В других обществах основными источниками социального статуса и положения являются наследственность, принадлежность к определенному классу, социальному статусу, национальности и семье. В Америке таким источником социального статуса является только личные качества и работа самого индивида». Наверное, это полностью объясняет тот факт, почему действующий президент Соединенных Штатов является сыном предыдущего президента Соединенных Штатов! Самюэль Хантингтон приводит цитаты из некоторых мексиканских знаменитостей, которые стали известны в своей области, вероятно, только благодаря тяжелому физическому труду (Хорхе Кастаньеда,[5] Карлос Фуэнтес[6], и другие), и выводит такое заключение о рабочей этике мексиканцев: «Мексиканский философ Армандо Синтора объясняет отношение мексиканцев к работе недостатком образования и других культурных качеств, о чем свидетельствуют три известных мексиканских выражения: «Ahí se va’ (‘Да какая разница? И так сойдет), ‘Mañana se lo tengo’ (‘Завтра сделаю’), и ‘El vale madrismo’ (‘пофигизм’). Поэтому, басбойз в ближайшем Гарвардском клубе вряд ли когда-нибудь смогут дотянуться до нашей американской планки. Но вопрос-то однако, вовсе не в этом, а в том, что мы их здесь вообще не хотим Слишком долго американцы колесили по всему свету – пора им заняться охраной своих собственных границ. Заключительный пункт озабоченности Хантингтона по поводу мексиканцев – их сомнительная преданность Соединенным Штатам, и вредоносное влияние несметной массы мексиканцев на целостность американской культуры. Все тревожные высказывания Хантингтона в конечном итоге обретают форму концепции «общественной безопасности»: «В то время как национальная безопасность имеет ввиду целостность государства, безопасность общественная рассматривает целостность нации, способность народа поддерживать свою культуру, учрежденные институты и образ жизни». В настоящее время латиноамериканцы являются самым многочисленным национальным меньшинством в Соединенных Штатах. В некоторых регионах страны они уже давно стали большинством. Учитывая их особую преданность странам своего происхождения, их упорную любовь к испанскому языку и неполноценную рабочую этику, - они, безусловно, поглотят культуру и национальную идентичность первопоселенцев этой страны (заметьте – я вовсе не хопи[7] называю «первопоселенцами»!). Как это несправедливо, что после проталкивания в Мексике невыгодных для нее экономических реформ под давлением правительства США, и инсценирования американскими спецслужбами государственных переворотов в Гватемале, мы, американцы должны еще и страдать от наплыва иммигрантов из этих стран! Вот что Самюэль Хантингтон пишет по этому поводу: «Все общества так или иначе постоянно подвергаются угрозе своего существования, и в конечном итоге, погибают. Однако, некоторые общества, даже когда им грозит такая беда, способны отодвинуть свою смерть, и повернуть свое развитие вспять, обновить свою жизненную силу и национальное самосознание. Я верю, что Америка сможет это выполнить, и вновь посвятит себя англо-протестантской культуре, ее традициям и ценностям, которые триста с половиной лет исповедовали американцы всех рас, национальностей и вероисповедания, и которые были источником их свободы, единства, силы, процветания и морального превосходства, которое направляло этот мир к добру.» Я согласился бы с Хантингтоном только по одному пункту – американцы имеют всяческое право задумываться над путями развития своей страны, и имеют полное право, как и любая другая страна, регулировать потоки иммиграции. Однако, они не должны делать вид, что они являются единственной страной, где происходят экономические и социальные перемены, и не должны забывать, что их страна несет ответственность за значительную часть перемен, происходящих в современном мире. Мексиканское общество и его культура тоже подвергаются воздействию со стороны США, и подчас такому же негативному, как и американское общество под влиянием мексиканцев. Но все-таки, эти две страны оказывали друг на друга и сугубо положительное влияние. Если нам понятно, почему в настоящее время многим американцам приходится начать изучение испанского языка - чтобы разговаривать со своим садовником в Калифорнии, или развивать бизнес в Майами, - то в то же время, нам стоит задуматься о причинах, которые побуждают многих мексиканцев изучать английский язык. Самюэль Хантингтон прав в том, что иммигрантом нужно образование, однако его не нужно сводить только к изучению Клятвы флагу (Pledge of allegiance), подвига Пола Ревира, или к призывам помнить об Аламо[8]. Если американцы хотят остановить наплыв эмигрантов в свою страну, они должны объединить усилия с другими развитыми странами, которые испытывают такие же проблемы (например, с Европейским Союзом или Японией), а также со странами, откуда в Америку прибывают эмигранты. Американцам нужно приложить усилия, чтобы наладить происходящие в мире процессы. Сам Хантингтон называет свое решение дилеммы американской идентичности «националистическим решением». Оно действительно выглядит таковым, и является глубоко реакционным. Несмотря на христианские лозунги, господин Хантингтон прежде всего является политическим стратегом - он Макиавелли в пасторской рясе, и книга его предназначена в первую очередь для политиков, а не для проповедников в каком-нибудь баптистском Озарке. Таково политическое направление работы Хантингтона. Несмотря на все разговоры о культуре, американское самосознание фактически определяется территорией и гражданством. Если вы родились в Соединенных Штатах, значит вы американец. Однако, у Хантингтона есть свое мнение о том, что значит для американца его земля: «Американское самосознание состоит из нескольких компонентов. Исторически, американская территория не является одним из этих компонентов». А ну-ка, попробуйте произнести эти слова в лицо пограничному патрулю! Если вспомнить слова самого Хантингтона по поводу мексиканской иммиграции – то именно американское гражданство и целостность американской территории более всего вызывают его беспокойство. Гражданство и земля – можем ли мы не учитывать эти два принципа, определяя идентичность афроамериканцев, которые так же, как и мексиканцы, давно и прочно занимают позиции низшего класса современного американского общества? Самюэль Хантингтон обращает наше внимание на тот факт, что трудящиеся классы в Америке сформированы из иностранцев, и предлагает провести границу между «истинными» американцами, и американцами сомнительной лояльности – он называет их «и все остальные прочие» (“ampersands”) либералы и мультукультуралисты. Проще говоря, «все остальные» - это те, кто не придерживается национальной культуры капитализма (а именно, не привержен американским идеям собственности, и особой американской сублимации, выливающейся в наращивание трудностей рабочей обстановки). В частности, аргументы Хантингтона превращают республиканский альянс между богатством и религией в национальный романс. Их задача – воплотить в жизнь англо-протестантскую культуру! Они являются Америкой! Эта, и только эта «коалиция воли»[9] заслуживает права на «культурное гражданство»! Тенденция наполнять национальное самосознание конкретным и жестким содержимым (а именно, обобщениями и абстракциями, которые Хантингтон называет «англо-протестантской культурой») – это определенный маневр, направленный на формирование того, что один из членов Верховного Суда США Антонин Скалия назвал американской «расой». Эта тенденция не стремится похоронить расовые трения, которые потрясали Америку – она старается их подменить. Как только будет дано определение «американской расе», как только вы определитесь, кто соответствует ее параметрам, и кто находится вне ее границ, как только вы проникнетесь духом морального превосходства и коллективным правом – вы спокойно можете идти и править миром. Как не устает повторять Самюэль Хантингтон – «культура имеет значение».

Хеда: Как сколотить расу Михаэль ДОРФМАН Ла Раса Мирный и склонный к компромиссам лидер иерусалимских иудеохристиан Иаков Праведный превратился в яростного расового воина Сантьяго (Святого Яго) Мавроборца Русскоязычный 9-й Канал в Израиле, очевидно, раскручивает стартап #ярусский. Страсти вокруг разгорелись нешуточные — одни «за», другие — «против», третьи «и за, и против», четвертые — «против и за», а пятые восклицают, «а я один такой, который ничего не слышал». Может, стоит сказать русскоязычным иммигрантам, что они — русская раса. А ещё добавить туда всех со «славянскими» фамилиями. Из испаноязычных и испанофамильных ведь получилось создать испанскую расу. В 1970 году никакой испанской расы в США ещё не существовало. Зато существовали испаноязычные СМИ, которым надо было убедить рекламодателей покупать у них рекламу. Были активисты, заботившиеся о благосостоянии своих земляков и государственные бюрократы, которым надо было оправдать своё существование. Совместными усилиями они заставили Америку поверить, что здесь живёт особая испанская раса. Их опыт интересен всем, кто строит свои общины в новой стране. Перепись США в 1970 году закончилась скандалом. Там недосчитались 5,3 миллиона человек. Чиновники правительственной Комиссии по гражданским правам заявили, что процесс подсчёта испаноязычного населения был «беспорядочным и катастрофическим». Чиновники от гражданских прав нашли причину: перепись предлагала на выбор только белую, чёрную, американо-индийскую расы и несколько азиатских расовых категорий. Идеология Ла Раса обусловила необычный для средневековья расовый характер христианства на просторах Испанской империи от Сицилии до Патагонии. Профессор социологии университета Беркли Кристина Мора, автор книги «Создание Хиспаникс: Как активисты, бюрократы и СМИ сконструировали новых американцев», пишет: «Родившемуся в Сан-Антонио мексикано-американцу, чьи родители эмигрировали из Мексики или родились в Сан-Антонио или Лос-Анджелесе, рекомендовалось записаться “белым”». «Это всё равно, если украинца записать русским», — прокомментировал Алексей Руденко-Десняк из Сантьяго, Чили. Естественно, это не понравилось активистам Национального конгресса Ла Раса — организации мексиканских иммигрантов, действовавшей на юго-западе США. Их земляки жили в бедности, школы не получали достаточного финансирования. Не было программ для профессиональной подготовки и переподготовки. Местные политики не желали замечать особые нужды иммигрантов, а федеральное правительство считало это местным делом. Ни местные власти, ни свободный рынок не способны справляться с решением национальных задач. Активистам было ясно, что для любой успешной интеграции больших иммигрантских групп не обойтись без национальных программ. На северо-востоке США, в Нью-Йорке и Филадельфии, с похожими проблемами столкнулись выходцы из Пуэрто-Рико. Понадобилось время и усилия, чтобы мексикано-американцы и пуэрториканцы согласились, что у них те же самые проблемы. Хотя латиноамериканцы говорят по-испански, это, подобно русскоязычной эмиграции, — очень разные диаспоры. По многим социально-экономическим показателям выходцы из Латинской Америки тоже похожи на выходцев из бывшего СССР в Израиле и в Америке. Пуэрториканцы — американские граждане, законно мигрировавшие со своего острова, бывшего когда-то витриной латиноамериканского капитализма. Мексиканцы составляют большинство хиспаникс в Америке, а потому смотрят на остальных свысока. Выходцы из Сальвадора, Никарагуа и других центральноамериканских стран — это в основном беженцы от гражданской войны, нищеты и насилия. Особняком стоят кубинцы, приехавшие в Америку по особому статусу и получавшие помощь и поддержку, похожую на ту, что получали советские евреи в 1970-х — 1980-х годах. Колумбийцы и перуанцы держатся особняком, а ещё есть чилийцы и аргентинцы, считающие себя европейцами. Есть группы чёрных испаноязычных доминиканцев. Есть чернокожие и во всех других группах хиспаникс. Испанская раса Концепция Ла Раса сформулирована мексиканским писателем и политиком Хосе Васконселосом в его необыкновенно популярной книге «Космическая раса». Если сказать русскоязычным иммигрантам, что они — раса, то они сильно удивятся и не поверят. В 1998-м я помогал группе русскоязычных школьников из кружков взаимопомощи, в которые объединились те, кто пострадал от этнически мотивированного насилия. Ребята развернули кампанию «Русские пантеры» против расизма в школьной системе. Мы тогда впервые ввели «расизм» в русско-израильский дискурс. Тяжело приходилось убеждать русскоязычную общественность, что поддержанная властями политика дискриминации и игнорирования проблем этих подростков и есть институциализированный расизм. За нами о расизме по отношению к русскоязычным уже заговорили политики: сначала депутат кнессета Марина Солодкина, поддержавшая протест подростков, затем Юрий Штерн и Авигдор Либерман, министр абсорбции Юли Тамир и министр внутренних дел Хаим Рамон. Хотя никто серьёзно не будет спорить, что не раса навлекает на себя расизм, а расизм порождает расу, но русскоязычных было бы трудно убедить сделать следующий шаг и объявить себя расой. С выходцами из Латинской Америки было проще. Среди них крепко укоренена идеология Ла Раса (“La Raza” — по-испански «раса», “La Raza hispánica” — «испанская раса»). Концепция эта сформулирована мексиканским писателем и политиком Хосе Васконселосом в его необыкновенно популярной книге «Космическая раса». Ла Раса — это версия испаноязычного имперства, глобального испанского мира, сложившегося в результате метисизации — синтеза разных народов бывшей Испанской империи. Ненависть к расово нечистым крещёным маврам и иудеям во многом определяла и характер испанской инквизиции. Многие исследователи считают идеологию Ла Раса одним из идейных источников современного расизма, наряду с лженаучными теориями эпохи англосаксонского позитивизма. В самой Испании Ла Раса обозначает «традиционные испанские ценности», что-то-вроде современных российских «скреп». Она связана с франкизмом, имеющим до сих пор много последователей. Здесь корни Ла Раса куда глубже, уходят в идеологию Реконкисты: «наша» испанская «раса» против «них» — чёрных, мавров и евреев. В этой мифологии мирный и склонный к компромиссам лидер иерусалимских иудеохристиан Иаков Праведный превратился в яростного расового воина Сантьяго (Святого Яго) Мавроборца. Как гласит легенда, 23 мая 844 года в решающий момент битвы при Клавихо, в котором христианские войска астурийского короля Рамиро I сражались с сарацинами Абд ар-Рахмана II, крестивший Испанию Святой Иаков на явился белом коне во главе небесного воинства. Это явление святого так воодушевило христиан, что они выиграли битву, несмотря на превосходящие силы мусульман. Хроники рассказывают, что накануне сражения апостол приснился королю, обещая свою помощь. Разве ты не знал, что Господь мой Иисус Христос, распределяя другие области земные между моими братьями, другими апостолами, к счастью, отдал мне опеку надо всей Испанией и поручил её моей защите? Ободрись и будь храбрым, ибо я приду, чтобы помочь вам завтра, с Божьей помощью, победить все толпы врагов, окружающих вас. Однако многим из твоих солдат суждено обрести вечный покой, и они обретут мученический венец во время вашей борьбы за имя Христово», — якобы сказал Мавроборец королю Рамиро I в ночь перед битвой. Битвы при Клавихо стала одним из крупных сражений Реконкисты — христианской версии джихада. Идеология Ла Раса обусловила необычный для средневековья расовый характер христианства на просторах Испанской империи от Сицилии до Патагонии. Ненависть к расово нечистым крещёным маврам и иудеям во многом определяла и характер испанской инквизиции. Многие исследователи считают идеологию Ла Раса одним из идейных источников современного расизма, наряду с лженаучными теориями эпохи англосаксонского позитивизма. Парадоксальным образом, бежавшие от преследований инквизиции арабы тоже усвоили идеи Ла Раса. Эти идеи до сих пор живут в Северной Африке, в арабском шовинизме по отношению к берберам в Алжире и Марокко. Живут в режиме настоящего апартеида в Мавритании, где меньшинство «белых арабов» угнетает большинство «чёрных арабов». На своих башмаках эти идеи унесли и испанские евреи-сефарды. В многочисленных респонсах (ответах; один из жанров галахической литературы, состоящий из бытовых или законодательных вопросов и ответных рекомендаций тех или иных галахических авторитетов — прим. ред.) их раввины запрещали браки с нечистыми ашкеназами. Да и теперь в брачном договоре-ктубе сефарды с гордостью ставят после своего имени аббревиатуру С»Ф — сфаради тахор, означающую «чистый сефард», а в сленге выходцев из исламских стран в Израиле мизрахим гиз’и (от гез’а — «раса», «порода») означает своего члена группы. В Латинской Америке идея Ла Раса провозглашала расовую смесь, этнико-расовую гордость испаноязычных народов, и не была такой политически заряженой, как в Старом свете. Впрочем, ещё недавно, до начала конфликта в Украине, словосочетание «мы русские» тоже не было политизировано. Однако главным была не политика, а бизнес. И бизнес в союзе с бюрократами и политиками обеспечил создание новой расы. Ещё трудней было, когда казалось, что победа достигнута. Огромная благодарность Алексею Руденко-Десняку (Сантьяго де Чили) и Василисе Винник (Москва) за помощь и советы

Олег Гуцуляк: РАСА, ЯЗЫК и НАЦИОНАЛЬНОСТЬ Неспособность увидеть четкое различие между РАСОЙ и НАЦИОНАЛЬНОСТЬЮ и еще большее различие между РАСОЙ и ЯЗЫКОМ, как и поспешное предположение, что одно указывает на другое, представляли в прошлом серьезное препятствие для понимания расовых качеств. Историки и филологи подходили к этому вопросу с точки зрения лингвистики, и в результате мы обременены сегодня группой мифических рас, таких как латинская, арийская, индо-германская, кавказская и – вероятно, наиболее несостоятельная из всех – кельтская. Человек – это животное, отличающееся от других обитателей планеты не своей природой, но лишь степенью развития, и разумное изучение человеческого вида должно предварять обширным знанием о других млекопитающих, особенно приматах. Вместо подобной основополагающей подготовки антропологи часто проходят профессиональную подготовку, исследуя лингвистику, религиозные и брачные обряды, рисунки на керамике или тканых покрывалах, которые относятся исключительно к этнологии. В результате влияние окружения часто переоценивается и преувеличивается в ущерб наследственности. Расовый вопрос ещё более усложнился из-за попыток теологов старого образца впихнуть всю историю человечества в скудные 6 тысяч лет древнееврейской хронологии, как её толковал архиепископ Ашшер. Религиозные учители также придерживались воззрения, что человек не только в корне отличен от прочих живых существ, но и что человечество лишено каких-либо врожденных различий, которые бы нельзя было устранить с помощью образования и окружения. Поэтому читателю с самого начала необходимо хорошо усвоить, что раса, язык и национальность – это три отдельных, самостоятельных элемента, и что в Европе их продолжительное сосуществование обнаруживается лишь в редких случаях, как, например, у скандинавских наций. Чтобы осознать непостоянство политических границ, надо лишь обозреть перемены, произошедшие за последнее столетие, а что касается языка, то здесь, в Америке, мы ежедневно слышим английскую речь из уст множества людей, у которых нет ни капли английской крови и которые несколько лет назад не знали ни единого слова саксонской речи. По вине некоторых религиозных и социальных доктрин, сегодня, к счастью, выходящих из употребления, расовая сознательность в цивилизованных странах была сильно подорвана, но первоначально все классовые, кастовые различия, как и различия в цвете кожи обозначали действительные границы расового размежевания. Мэдисон Грант, “Гибель великой расы” (The Passing of the Great Race), 1916 г.

Зара: О верхнепалеолитических расах Европы В одной из своих работ известный российский антрополог, кандидат биологических наук С.В.Дробышевский приводит перечень верхнепалеолитических европейских рас или морфологических типов, реальность которых наиболее вероятна. "Предшественники. Предки? Часть VI. Неоантропы верхнего палеолита (Африка, Ближний Восток, Азия)". 2010 Это: 1) ГРИМАЛЬДИЙСКАЯ РАСА. Выделена по двум скелетам "негроидов" из Грота Детей. Характеризуется долихокранией, прогнатизмом лица, широким носом, экваториальными пропорциями конечностей. Валидность гримальдийской расы неоднократно подвергалась сомнению, поскольку, во-первых, указанные признаки встречаются и у других кроманьонцев, а во-вторых, такой "негроидный" признак как прогнатизм может быть следствием посмертной деформации черепов из Гримальди. 2) КРОМАНЬОНСКАЯ РАСА. Выделена по двум сериям: а) три черепа Кро-Маньон; б) Кавильон, Барма-Гранде, Грот Детей (кроме "негроидов"). Мозговая коробка большая, длинная, широкая, низкая; лицо низкое, широкое, ортогнатное, орбиты низкие четырёхугольные, нос сильно выступает, верхняя челюсть низкая, среднеширокая; рост высокий. 3) РАСА БАРМА-ГРАНДЕ. Выделена по черепу Барма-Гранде V, который отличается очень высокой мозговой коробкой. 4) ШАНСЕЛЯДСКАЯ РАСА. Выделена по черепу из Шанселяда. Мозговая коробка высокая, свод черепа крышеобразный или лофокранный; лицо высокое, ортогнатное; орбиты высокие. 5) ОБЕРКАССЕЛЬСКАЯ РАСА, вероятно, промежуточная между шанселядской и брюннской. Выделена по мужскому черепу Оберкассель методом средних разниц только по указателям. Однако, при выделении оберкассельской расы мужской и женский черепа из Оберкасселя оказываются в разных расах, что, конечно, недопустимо (Szombathy, 1927). 6) БРЮННСКАЯ РАСА или ТИП БРНО. В эту расу включались Брно I, Комб-Капелль и женщина из Оберкасселя. Мозговая коробка длиннее и выше, лоб наклоннее, надбровье больше, лицо выше, ýже и прогнатнее, чем у кроманьонской расы. Критерий выделения варианта опять сугубо морфологический, а не хронологический или территориальный. 6а) БРЮНН-ПРЖЕДМОСТСКАЯ или "ЛЁССОВАЯ" РАСА. Почти все неоантропы Центральной Европы, включая Комб-Капелль. Впрочем, различия кроманьонского и брюнн-пржедмостского типов идут только в направлении гипер- или гипоморфности, но не имеют расового уровня; по одной из версий, брюнн-пржедмостский тип – только вариант европеоидной кроманьонской расы (Дебец, 1936). Череп очень длинный, средней ширины, долихо- и гипсикранный, лицо относительно высокое, умеренно широкое, нос высокий и узкий. 7) ОРИНЬЯКСКАЯ РАСА. Выделена по черепу Комб-Капелль, который некоторые авторы включают в брюннскую, брюнн-пржедмостскую или кроманьонскую расы или даже определяют как протоэфиопа. Характеризуется значительной массивностью и широким носом при ортогнатизме. 8) СОЛЮТРЕЙСКАЯ РАСА – локальный вариант. Череп относительно короткий, широкий, высокий, брахикранный; лицо низкое, очень широкое, с широким и относительно низким носом. Стоит отметить, что не все европейские находки укладываются в вышеприведённую схему; это можно сказать, например, о человеке с Маркиной Горы, имеющем явные экваториальные черты, но отличающемся от "негроидов" Гримальди.

Амира: Как говорил Куденхове-Калерги, ставший важным пропагандистом Лиги наций как прообраза ООН, «тип человека грядущей эпохи – есть тип бастарда; еврейско-негроидальная раса соединит в себе многогранность расовых отличий человечества, благостное провидение даст нам и вождей этой новой Европы – в лице духовной аристократии» [Иванов В.Ф. Русская интеллигенция и масонство: от Петра I до наших дней. М.1998. 544 с., С. 477].



полная версия страницы