Форум » ФИЛОЛОГИЯ-ЛИТЕРАТУРОВЕДЕНИЕ-ЯЗЫКОЗНАНИЕ » РУССКАЯ ЛИТЕРАТУРА: проблемы » Ответить

РУССКАЯ ЛИТЕРАТУРА: проблемы

Василина: На Западе обратили внимание на то, что русский писатель Лев Толстой стал сейчас в России «неличностью» по Орвеллу (nonperson). Упоминание, где-либо его имени в настоящее время является признаком политнекорректности. Московский корреспондент лондонской газеты Daily Telegrap Эндрю Осборн в репортаже из Москвы указывает, что Россию сейчас обвиняют в том, что отказалась от своего литературного прошлого в отношении выдающегося русского писателя Льва Николаевича Толстого, так как игнорирует 100-летнюю годовщину со дня его смерти. «Подобные обвинения начались после того, как выяснилось, что у Кремля нет планов отметить столетие со дня смерти Толстого. Кроме того, фильм «Анна Каренина» так и не нашел дистрибьюторов», — передает западный корреспондент. «Кремль хранит ледяное молчание о годовщине», поражается английский журналист и продолжает: «Директор фильма с участием русских актеров заявил по «Эху Москвы», что дистрибьюторы отказываются брать картину в прокат. «Я этого не понимаю», указал директор. Эндру Осборг отмечает, что даже такие далекие страны, как Куба и Мексика уже организовали фестивали, посвященные творчеству писателя, а в Германии и США публикуются произведения Толстого в новых переводах. «Дэйм Хелен Миррен и Кристофер Пламмер были номинированы на Оскар за их главную роль в англоязычном фильме «Последняя станция» (The Last Station), в котором рассказывается о двух последних годах жизни Толстого. В прошлом месяце фильм вышел на экраны Британии», передает Эндру Осборн в своем репортаже из Москвы. Напомним, что в конце января 2010 года стало известно, что решением суда в Ростовской области от 11 сентября 2009 года писатель Толстой Лев Николаевич, мужчина 1828 г. рождения, русский, женатый, место прописки: Ясная Поляна Щекинского р-на Тульской обл., был признан экстремистом в ходе одного антиэкстремистского процесса в Таганроге. В интернете выложено заключение экспертизы, которая засвидетельствовала об экстремистский характер мировоззрения Льва Толстого, возбуждавшего религиозную вражду и/или ненависть по признакам статьи 282 УК РФ, в частности в следующем высказывании: «Я убедился, что учение [русской православной] церкви есть теоретически коварная и вредная ложь, практически же собрание самых грубых суеверий и колдовства, скрывающее совершенно весь смысл христианского учения». Суд постановил, что данное высказывание Льва Толстого формирует негативное отношение к русской православной церкви (РПЦ), и на этом основании статья, содержащая данное высказывание, была признана одним из экстремистских материалов». Отметим, что Толстой является не просто экстремистом, а экстремистом-рецедивистом. В 1901 году Толстой Лев Николаевич, мужчина 1828 г. рождения, русский, женатый, место прописки: Ясная Поляна Щекинского р-на Тульской обл., уже был официально осужден за крамольные мысли в отношении РПЦ, отлучен от церкви и предан анафеме. Кроме того, царские, а затем большевистские и нынешние демократические власти России до сих пор тщательно скрывает факт принятия Львом Толстым на закате своей жизни Ислама. В постановлении русского церковного суда от 20 февраля 1901 года говорится: «В своих сочинениях и письмах, во множестве рассеиваемых им и его учениками по всему свету, в особенности же в пределах дорогого Отечества нашего, он проповедует, с ревностью фанатика, ниспровержение всех догматов православной Церкви и самой сущности веры христианской; отвергает личного живаго Бога, во Святой Троице славимого, Создателя и Промыслителя вселенной, отрицает Господа Иисуса Христа — Богочеловека, Искупителя и Спасителя мира, пострадавшего нас ради человеков и нашего ради спасения и воскресшего из мертвых, отрицает бессеменное зачатие по человечеству Христа Господа и девство до рождества и по рождестве Пречистой Богородицы Приснодевы Марии, не признает загробной жизни и мздовоздаяния, отвергает все таинства Церкви и благодатное в них действие Святаго Духа и, ругаясь над самыми священными предметами веры православного народа, не содрогнулся подвергнуть глумлению величайшее из таинств, святую Евхаристию. Все сие проповедует граф Толстой непрерывно, словом и писанием, к соблазну и ужасу всего православного мира, и тем неприкровенно, но явно пред всеми». ЗАКЛЮЧЕНИЕ ЭКСПЕРТОВ по комиссионной комплексной судебной экспертизе по гражданскому делу № 3–35/08 по заявлению Прокурора Ростовской области, легшее в основу решения русского областного суда от 11 сентября 2010 года, можно прочитать по линку на этой ссылке. Между тем буквально на днях Лев Толстой был признан в России по суду экстремистом уже в третий раз. 18 марта 2010 года в Кировском суде г. Екатеринбурга на одном из многочисленных антиэкстремистских процессов, которые сейчас происходят по всей России, эксперт по экстремизму Павел Суслонов веско засвидетельствовал: «В листовках Льва Толстого «Предисловие к «Солдатской памятке» и «Офицерской памятке», направленных к солдатам, фельдфебелям и офицерскому составу, содержатся прямые призывы к разжиганию межрелигиозной розни, направленные против православной церкви». P.S. Тихо но верно действуют враги, планомерно уничтожая русскую культуру. Кем же заменят великого писателя? Как мы видим во всю продвигают Солженицына. Не удивлюсь, что скоро будут звучать имена Эфраима Кагановского или какого-нибудь Аврома Суцкевера. А картину Васнецова Виктора Михайловича (тоже теперь экстремиста) "Илья Муромец", легко закроет квадрат Малевича, получится достаточно символично. Я для себя сделал вывод — с нашей властью договариваться нельзя, прекратить беспредел можно только полностью её заменив.

Ответов - 14

Олег Гуцуляк: "Огромный лысый инвалид успокаивает ее, лапая своими чудовищными руками. Вскоре вылезает и его молодая увесистая жена. От томительных, многолетних злоупотреблений половой жизнью у нее мертвая пустота под глазами и голодный, опустошенный взгляд, как у облученной кошки. Оба они с мужем эротоманы. И врачи в один голос говорят, что это кончится только с их смертью." Александр Проханов о Юрии Мамлееве: «В молодые годы мне часто приходилось быть участником мамлеевских посиделок, всех тех безумств, радений, когда вокруг него вертелись кликуши, колдуньи, обожатели, люди иного мира. Он сам как будто бы принадлежал какому-то другому измерению. Что было тогда для меня удивительно: когда Мамлеев читал свои книги о том, как мёртвая кошка родила живую мышь или как мать от большой любви съела собственного сына, а останки передала сожителю, оказавшемуся серым волком, у меня не было ощущения ужаса. Я сказал ему: «Ты знаешь, слушаю твои чудовищные инфернальные рассказы, а у меня ощущение, что передо мной луг, наполненный лазурными цветами. Несмотря на все кошмары, которые ты живописал, я чувствую благоухание волшебных цветов». Спустя годы, благодаря тому что Мамлеев скакал по безднам, нырял в одну преисподнюю, как Иван Царевич в молоко, и выныривал из другой преисподней, находясь на линии тьмы, он, единственный в нашей среде, сформулировал философию и мистику России предвечной, России нетленной, России неубиваемой, России невыбираемой. И чем страшнее юдоль простого человека здесь, на этих семи холмах, тем она восхитительнее, волшебнее там, на небесах, куда все мы, так или иначе, перейдём».

Андрей: Скажем, Путин — абсолютно мамлеевский тип, и внешность соответствующая. Его рассуждения о «сакральном Крыме» — абсолютно мамлеевские. Представьте себе Путина в майке на общей кухне, а лучше — тихим, безликим обитателем коммуналки, время от времени что-то бормочущим о традиционных ценностях, глухо разговаривающим за закрытой дверью своей комнатки с некими сущностями.

Олег Гуцуляк: И вот из этого Южинского кружка почти вся русская контркультура и нонконформизм 90-х и растет. Туда ходил молодой Проханов, туда ходил Гейдар Джемаль, там был, прости господи, еще безбородый Дугин, оттуда растут корни замечательной поэтессы Алины Витухновской. Евгений Всеволодович Головин, который написал песню "Эльдорадо" для группы "Ва-Банк" тоже там был. "Мамлеевщина" - это абсолютно неотъемлемая часть нашего абсолютно некрореалистичного "русского мира", от которого уже никуда не деться. То есть, если Берроуз - это "дедушка" американской психоделической революции, то Мамлеев - "дедушка" всего русского нонконформизма (другого у нас нет, извините). Алексей Шеголев

Олег Гуцуляк: «Юрий Витальевич Мамлеев не совсем писатель, назвать его произведения литературой не поворачивается язык. Но и не философ он. Где-то посередине, где художество плюет на стиль, а умозрение не ведает строгости, - написал в 1997 году в эссе “Темна вода” Александр Дугин. – Но не вся ли русская литература такова? Всегда слишком умна для belle-lettre, но слишком растрепана для философского трактата... Все, что выпадает из этого определения - Набоков, например, - не особенно интересно, не особенно русское. В русском тексте должна быть, по определению, неряшливость (от полноты чувств и интуиций), сумбур, глубина, похохатывание, переходящее в слезливый припадок и особая прозорливость, сдобренная тоской. Концепция бросается в болтанку стихии и обретает особое анормальное бытие, гражданство, место в уникальной вселенной русской словесности. Конечно, не всякий туда попадает - в эту словесность, в мир нашего национального интеллекта. Мамлеев - вне всяких сомнений, литератор России».

Олег Гуцуляк: Снова обратимся к Дугину: «Однажды гениальный Евгений Головин удивительно точно указал на существование в языке (русском) особого пласта, который находится между речью и молчанием. Это еще не слова, но уже и не отсутствие их. Это загадочный мир сонных звуков, странных вибраций, предшествующих фразам, предложениям, утверждениям. Их и мыслью не назовешь. Головин привел тогда в пример фразу писателя Юрия Мамлеева из эпохального романа "Шатуны" - "Федор рыл ход к Фомичевым". В ней выпукло, осязаемо, почти плотски ощущается этот промежуточный пласт, ткань стихии русского сна. "Что-то копошится в чем-то, чтобы попасть куда-то." Одна неопределенность упрямо орудует в другой, чтобы достичь третьей. Это не психоанализ, не безумие, не банальный идиотизм. Просто в подвалах национальной души ворочается нечто, не имеющее названия, увертывающееся от света, отвергающее воплощение в форме, которая будет заведомо уже, суше, фальшивее». http://arctogaia.com/public/templars/host.htm

Олег Гуцуляк: Антон Мырзин МАМЛЕЕВ Я вообще не читал ни одного из произведений Мамлеева, потому как до сих пор руководствуюсь детским принципом "любые книжки - это чужие мысли, а у людей должны быть свои". При этом, естественно, в моих собственных правилах всегда имеются исключения. К выводам, аналогичным мамлеевским, о которых я узнавал от тех, кто с ними успел ознакомиться, я пришёл самостоятельно, причём получив их непосредственно из Источника - от той самой России как особого "барака усиленного режима" в составе мировой демиургической тюрьмы, в которой я пребываю почти 37 лет. Разумеется, эту информацию я принял в своей собственной, уникальной интерпретации-дешифровке. А потому, тёмный логос русского инфернореализма сейчас мне особенно близок. Немалую долю сведений о том, "как оно на самом деле", я черпаю и поныне из творчества и общения с великим русским писателем Алина Витухновская. Однако, так получилось, что первым серьёзным автором, в значительной степени повлиявшим на моё мировоззрение, был всё же Фрэнк Герберт. Именно он заложил мне философское понимание проявленной реальности, как зыбкой, колеблющейся системы, находящейся между условным "живым" и "мёртвым" состояниями, которые, по сути своей, являются абсолютно тождественными. А потому - заведомо бессмысленными, замкнутыми на самих себя. Интуитивно презирая лицемерных графоманов-морализаторов типа Достоевского, Толстого и пр., я буквально проскочил сквозь "творения" оных, а потому оказался практически неуязвим для логоса в истинном понимании данного термина, относящего нас ко всевозможным "священным писаниям", верить которым до сих пор предполагается безоговорочно - особенно в вопросах, касающихся "сущности человека". Вообще, "сила слова", как заведомо вторичной энергии, отражающейся от всевозможных форм тварного мира и далее постепенно затухающей на фоне Ничто, Хаоса, в настоящее время в принципе является величиной весьма переоценённой, а потому усиленно навязываемой различными адептами Бытия в качестве единственного возможного, безальтернативного Абсолюта. В то время как Абсолют, это то, что лежит за пределами кольцеобразного, червивого тела проявленной вселенной, лишь касаясь своими нитями некоторых её точек-порталов, через которые нет-нет, да и проскакивает разряд, происходит "впрыск" антиматерии-гиперинформации в "тело божье", дабы навсегда и необратимо изменить тех, кто случайным образом или же намеренно оказался в зоне его воздействия.

Олег Гуцуляк: Широпаев Алексей: Мамлеев - это следующий шаг после Достоевского. Шаг, который Достоевский не мог или не хотел сделать. Мамлеев - это Достоевский после Гулага, после опыта массовых убийств, коммунального ада и советской "бытовухи". После опыта советского расчеловечивания. Совок содрал религиозно-культурные покровы, обнажив бездны и пространства, которые Достоевскому и не снились. Вернее, именно снились - а Мамлеев их увидел. То, что для Достоевского было предчувствием, для Мамлеева стало реальностью, явью нави. Именно Мамлееву, а не Достоевскому, открылся настоящий русский тип. Это тип пограничный лишь внешне, на самом деле он - запредельный. Именно Мамлеев открыл Россию как некую опасную, экстремальную зону, воронку-бездну, само приближение к которой искажает все пространственно-временные связи и психику. Россия Мамлеева, Россия Мамлеевна - это земной ад, послание бездны, голос из Ничто. Если поверить Мамлееву, что мир создан Крысой с целью мучить людишек, то Россия - центр такой вселенной, главная ставка метафизической Крысы. Мамлеева можно считать русофобом, Мамлеева можно считать супер-русофилом, но все это не то, мимо. Важно другое: совок выдал конечный тип русского человека, открыл его метафизически, а Мамлеев познал этот тип. Познал настолько, что русских смело можно называть мамлеевцами. Мы все мамлеевцы в большей или меньшей степени. Скажем, Путин - абсолютно мамлеевский тип, и внешность соответствующая. Его рассуждения о "сакральном Крыме" - абсолютно мамлеевские. Представьте себе Путина в майке на общей кухне, а лучше - тихим, безликим обитателем коммуналки, время от времени что-то бормочущим о традиционных ценностях, глухо разговаривающим за закрытой дверью своей комнатки с некими сущностями. А потом однажды приходят менты и выясняется, что парень-то - серийный маньяк. Достоевщина - это всего лишь предбанник мамлеевщины. Россия - это мамлеевщина. Мир - это мамлеевщина, а в центре его млеет мамка-Россия. И даже уход Мамлеева выпал на самое мамлеевское время года - позднюю, сыроватую, депрессивную осень, когда опавшие листья, кажется, источают запах тлена, тайных захоронений, невысказанный ужас, жуткую бытовуху бытия. Точнее, небытия.

Олег Гуцуляк: Натэлла Сперанская: Все эти дни чувствую присутствие Юрия Витальевича…Провожаю его, вслух читая главы «Судьбы бытия»: «Только приобретя свое истинное бессмертное Я, можно отважиться пуститься в чудовищное метафизическое плавание в Неизвестное. Без приобретения этого бессмертного Я говорить о Последней доктрине бессмысленно». Провожаю, но не прощаюсь. Смерть – не есть конец. Жизнь – не есть начало.

Таба: «Борис Годунов» - Пушкина, «Мертвые души» - Гоголя и «Белая гвардия» - Булгакова. Перечитав эти три произведения, можно понять прошлое, настоящее и будущее России. Оно не плохое и не хорошее, оно-данность. Вся та, Российская бездна, в которую смотрели три гения. Когда сколько не достигай дна, а снизу обязательно постучатся.

Таба: Рейтинг прозы.ру бурлит от всплеска сознания полиграф полиграфычей...Вся советская вата решила вместе дружить, против Светланы Алексиевич. Как всегда, квасные патриоты едины в порыве объявить всех нобелевских лауреатов-в русофобии. Досталось всем, и Ивану Бунину и Иосифу Бродскому, Борису Пастернаку и конечно же Солженицыну с Алексиевич. Все диванные генералы, и кухонные эксперты по борьбе со всем на свете, на ближайшие сутки, объявили себя специалистами по нобелевским премиям. Большинство из них честно признается, что книги Алексиевич они не читали, зато читали где-то в интернете, что она в оппозиции к прокремлевским режимам.Для холуев такого факта в биографии достаточно, чтобы вынести приговор кому угодно. Не читали, но осуждали-Довлатова, Зощенко и Ахматову, Пастернака и Аксенова, Бродского и Солженицына, Шаламова и Дудинцева... да разве всех перечислишь....

Александр: Таба, с удовольствием читал Ваши высказывания. Пишите еще, а то преснятина уже поперек горла, однако фплософия -- ненаука, самоувееннось -- порок, Алексиевич не читал -- видел её физиономию, Солженицын -- не очень правдивый писатель (мягко выражаясь), Проф. Прображенский хуже Шарикова -- он шарлатан, Крамер и славянская внешность -- нонсен и т.д., а вот советская вата -- это верно: отдали власть олигархам и даже не пукнули (я имею в виду огнестрельное оружие). Дальнейших успехов и здоровья. Александр

Амира: Александр Невзоров: великой русской культуры никогда не существовало Каково нынешнее место России в мире — в рядах лидеров или среди аутсайдеров? — Есть такая песенка: «Хотят ли русские войны?». Сегодня совершенно очевидно: многие русские войны хотят, — считает скандально известный журналист и режиссёр Александр Невзоров. — Ясно, что по-настоящему счастливыми они становятся, лишь когда кого-то бомбят. Гордиться нам чем-то надо. А чем? Большой адронный коллайдер мы не построили, Марс не покорили. Остаётся самое примитивное — гордиться своей мифической силой. Это всё можно было бы рассматривать как нечто весёленькое, но, к сожалению, это прямой путь к лучинам, лаптям и другим антисанитарным подробностям. Жаль тех, кто сейчас этого не понимает. А что касается большинства, то, поверьте, они способны сменить свои политические, да и все прочие взгляды на диаметрально противоположные часов за 15. Мы же знаем, до какой степени эта масса покорна и склонна к компромиссам. На кого ставить? Сергей Грачёв, «АиФ»: Почему тогда весьма образованные люди, та же творческая интеллигенция, регулярно апеллируют к мнению большинства? Мол, столько людей ошибаться не могут... Александр Невзоров: Ну подождите, птолемеевская система Вселенной почти полторы тысячи лет была не просто разделяема большин-ством и интеллигенцией — она была определяющей. Все считали, что Земля неподвижно находится в центре мироздания, а Солнце крутится вокруг нашей планеты. Большинство заблуждается всегда — это закон математики. Грубо говоря, чем больше чисел, тем выше вероятность погрешности и роковой, драматической ошибки. К тому же условные 89,9% населения всегда отсиживаются, когда приходит время действовать, нести ответственность. Ставку можно делать только на отщепенцев и одиночек. Кому молитесь? — Но почему в человеке так сильна потребность в иллюзиях? Почему он без них не может? — Очень даже может! Просто надо понимать, что, когда мы говорим об иллюзиях, неважно, стакан ли это во лбу, кадило перед глазами или рука какого-нибудь попа, которую надо чмокнуть, — мы говорим о людях, которые не хотят думать самостоятельно. Религия в этом плане — очень удобный вариант. Но если говорить о нашем обществе, то настоящих христиан в России немного. Религия всё-таки подразумевает наличие определённых поступков, которых мы сегодня не видим. Выставку ещё могут разгромить, а вот скармливать себя хищникам на аренах — уже нет. Могут яйцами закидать, но на протяжении сорока лет спать стоя, как это делали христианские по-движники, точно не будут. И мазать тело калом, чтобы разводить червей в своих язвах, как это делал Симеон Столпник, они не готовы. — Тут непонятно другое: почему те, кто называет себя христианами, очень часто ведут себя агрессивно, нетерпимо, стараются навязать свою концепцию мира? — А как вы хотели? Христианство — это не разговоры интеллигентов про духовность и не целование друг друга в разные места. На мой взгляд, это наступательная и очень жёсткая религия, которая не терпит возражений и инакомыслия. — Разве другие религии в этом плане отличаются от христианства? — А я вам разве говорил, что бывают хорошие и плохие религии? Нет. Каждая религия обязана быть жёсткой и жестокой просто для того, чтобы сохраниться. Если то же христианство позволит размывать свои границы, будет снисходительно к соседним верованиям, оно потеряет паству, доходы, влияние. — Если рассматривать человечество как вид, а русскую нацию как его подвид, можно ли говорить о каких-то исключительных этого подвида особенностях? — Никаких подвидов не бывает! Мы можем говорить лишь о неких географических особенностях тех или иных групп людей типа курчавости, цвета глаз или кожи. Национальность — это не группа крови. Это всего лишь социально-культурные различия. Особенности воспитания конкретного индивидуума. И вообще, все разговоры про национальности — это полный бред! — Но нам со школы рассказывают про национальные пути, особую русскую душу! — Ну, я не должен отвечать за то, что вам в школе рассказывали! Если хотите про великую русскую культуру, то надо честно признать, что её никогда не существовало в принципе. Всё, что мы имеем, — это производные от западной цивилизации. Матрёшки, и те были придуманы в Японии, а в Россию их завезли только в конце XIX века. Оглянитесь вокруг себя! Вы что-нибудь исконно русское видите? — Литература, например. — В «Евгении Онегине» Пушкина, например, русского не больше, чем в автомобиле с американским названием, но сделанном во Всеволожске. «Она по-русски плохо знала, журналов наших не читала и выражалася с трудом на языке своём родном». Рифма, форма поэтического романа, как и любые другие литературные, музыкальные, живописные и прочие формы, — это всё привнесённое, грубо говоря, лицензионное. Всё более-менее национальное, русское было брошено как хлам при переезде из XVII века в XVIII. Пётр I решил, что с этим нельзя идти в цивилизацию, нельзя показываться миру. — Слушайте, ну а великий, могучий русский язык?! — Ну какой он великий и могучий?! Русский язык — это франко-польско-англо-латинско-тюркское месиво. Да, в результате это месиво получилось неплохим, но надо честно признавать, что ничего уникального в этом нет. Вы почитайте, поузнавайте, каким был русский язык до тех же петровских времён. Русское дворянство после войны 1812 года говорило преимущественно по-французски не потому, что оно было сволочным, непатриотично настроенным. Просто по-русски изъясняться было невозможно! Большинству понятий и явлений не было никаких обозначений. — Вы говорите провокационные, весьма непопулярные вещи. При этом у вас очередной творческий вечер намечается. Почему вам вообще разрешают это делать? Почему не запретят? — Видимо, потому, что большинство моего мнения не разделяет. То, что я говорю, интересно только отщепенцам. А среднестатистическому россиянину, который орёт «крымнаш!», я абсолютно безразличен. Влияния я на него никакого не имею, так что и особого смысла меня запрещать нет.

Зина Корзина: Как написать пьесу Александра Островского? Да легко! Герои - купец Сил Силыч (Тит Титыч, Сила Титыч, Тит Силыч, Буй Савельич, Мардарий Апоксиоменыч) хочет выдать дочку за такого же Буяна Путятьича, а дочка Аришенька любит бла-ародного барина Ореста Модестыча (Модеста Эрастыча), который всем врёт, что у него - имения и рысаки, а у самого фрак - и тот с чужого плеча. Но потом выясняется, что Орест Модестыч давно женат, и тогда отрезвлённая Аришенька выходит замуж за тороватого да честного купчину Буяна Путятьича. Называться это должно "Что с возу упало, того не вырубишь топором" или "Слово не воробей, да голод не тётка". Это если комедия. А если трагедия, то всё то же самое, только Аришенька в конце бежит топиться. Ну, тогда название строгое - "Топь" или "Кручина".

Олег Гуцуляк: Stepanov Constantin Сюжетъ комедіи "Золотой Ключъ или Пріятныя Неожиданности". --------------------------------------- Пріемный сынъ плотника Карпа Савельича - Буратинъ Карпычъ влюбляется въ актрису крѣпостного театра помѣщика Карабасина - Мальву Синевласову и убѣгаетъ изъ дому. Буратинъ хитростью выманиваетъ у Карабасина пять сотенъ ассигнаціями и узнаетъ о тайнѣ, хранителемъ которой является старый актеръ Черепаховъ. Мальва и ея слуга - Артамонъ Собакинъ, подстрекаемыя Буратиномъ, бѣгутъ отъ Карабасина. Буратинъ встрѣчаетъ бродягъ Васисуалія Евлампьича Котова и Василису Мефодьевну Лисицыну, которыя выманиваютъ у него деньги Карабасина и сдаютъ онаго въ околотокъ. Въ околоткѣ Буратинъ встрѣчаетъ Черепахова, который сообщаетъ тому, что на самомъ дѣлѣ Буратинъ - внѣбрачный сынъ Карабасина и ему по завѣщанію принадлежитъ имѣніе Карабасина - Золотой Ключъ. Буратинъ бѣжитъ изъ околотка, сообщаетъ Карабасину о томъ, что онъ его внѣбрачный сынъ, Карабасинъ умираетъ отъ счастья. Буратинъ женится на Мальвѣ. Въ комнату входитъ Разлюляевъ съ гармоникой, онъ веселъ и беззаботенъ, играетъ и поетъ. ----------------------------------- Надо было ещё любовный треугольник про шансонье Пьера Вертинскагаъ



полная версия страницы