Форум » ТВОРЧЕСКАЯ ЛАБОРАТОРИЯ [Орден Миннезингеров Сверхновой Сарматии] » НАША ПОЭТИЧЕСКАЯ АНТОЛОГИЯ » Ответить

НАША ПОЭТИЧЕСКАЯ АНТОЛОГИЯ

goutsoullac: Сонет Я часто неземные вижу сны - Иной ландшафт... Алмазные треноги, Стай НЛО... Неведомые боги В сияньи турмалиновой луны... Огнём янтарных солнц озарены Стоят за пультами, внимательны и строги, Прокладывают звёздные дороги Сородичи земного Сатаны... Сапфиры глаз лучатся синевой На лицах - свет холодный, неживой В сердцах безжалостных до срока затая Благую месть грядущего Эона... Там, средь полей жемчужных Ориона, Далекая Прародина моя... http://rus-antichrist.livejournal.com/59964.html

Ответов - 40

goutsoullac: Мы – кшатрии Великого Восстания! Мы – ужас для брахманов и вайшнавов! Наш шаг растопчет самозванных шавок, Стопой, как Вишну, соразмерив грани И рубежи. Мы – ужас, дети Ушас. Ракшасы и виталы – прочь от нас! В ад огненный сойдем – и Шивы глаз Испепелит в грядущий Юге час. Нам нечего страшиться – меч и лук Пред битвой освящен самим Арджуной. Мы – сотни тысяч храбрых, сильных, юных Готовы пасть, но не страшиться слуг Раваны, Вритры и иных чертей. Ведь с нами Индра, Сурья одесную, А слева – Сома. Агни жар мы чуем В крови народа наших матерей. (с) Олег Гуцуляк

goutsoullac: Нет, мы сарматы! Солнечный рассвет Нового мира на Святой Земле. Исчезнет всё, лежащее во зле! Наш Новый Рейх - на сотни тысяч лет! Сын Солнца с неба - наш грядущий Лорд! И Канцлер-Вождь - омоющий мир ливень. Наш меч - в руках, и наше сердце - Киев! Наш щит - Европа против диких орд. Нет, мы сарматы, белой расы фронт, Последней церкви верные адепты! Мы - Воины Земли, лишь неба лепты Взыскуемы, и Путь - за горизонт! Мы - рыцари Грааля и Любви! Мы - Асс и Ван в сражении с Фенриром. От Пиренней до белого Памира Мы - Братство всех и павших, и живых! (c) Олег Гуцуляк

goutsoullac: Мы - новые кельты на новой земле! Мы - дети сармат и степи! Спасем мир, погрязший в гордыне и зле, Как Патрик Святой нас учил! Как первый апостол Андрей на холмах, Воздвигнем свой дух к небесам! Бог с нами! Меча освященного - взмах И клятва крови - на устах! Мы - брат Парцефаль и брат Файрефис! Нам долей выпала честь Хранить на груди клевера лист, На знамени - зелени цвет! Мы - утро грядущего мира! Мы - род Из пламени веры в сердцах! Хранители Хартленда - острова Норд, Мы - клан Высоких Вождей! И наш - Океан! За ним - наш Бразил! Священных земель континент! Где предок наш войско зла поразил, Спасая из плена принцесс! Мы - дети из рода воды и ветров, Мы - дети огней и вершин! Мы - новые кельты! Мы древних отцов Наследники славы и дел! Вот рыжие пасынки песни поют И пьянствуют в пабах сейчас! Мы - новые кельты! К врагам дух наш лют! Мы - ваши и грёзы, и сны! Спасенье Ирландии, Белфаста - мы! Мы - молния в Солнце! Вперед! К грядущему новому миру весны! Мы - вечный Бельтайн на земле! (с) Олег Гуцуляк

goutsoullac: СОН ЕВРОПЫ -II Немочь крысиная! Верую, верую В смерть твою чёрную, падаль закатная! Сны об утраченном овцам мерещатся – Спите спокойно, стада, пред закланием. Спите спокойно, о, агнцы безгласные – Вас убаюкает ветер кладбищенский С постной улыбкою глянцевых куколок. Вам колыбельную тени скорбящие Тихо споют в предрассветной агонии. Верую, верую в немочь крысиную! Вейте, гуляйте, о, ветры звериные, Там, где когда-то испили мы горечь Веры Пречистой заветных утопий. Там, где на камне начертанном руны Кто-то бессмысленно-верно читает, Дабы низвергнуть ничтожество мира. Плачет бедняжка – старанья напрасны! Верую, верую в немочь крысиную! Сны о Европе – картинки из книжек: Овцы, пастушки, картонные замки, - Всё как обычно – старо и нелепо… Чьи-то роскошно-гнилые личины, Топот копыт по дорогам империй, Кровь на штыках покорителей Рима, Клёкот орлиный над гуннским кочевьем Да мертвецов в облаках кавалькады. Сирых удел – засыпать в Преисподней И созерцать тверди дряхлую старость! Мёртвых удел – стать дорожною пылью На сапогах небожителей медных! Верую, верую в смерть твою чёрную, Немочь крысиная, падаль закатная! БОЖЕ, НАШ СОН ЗАТЯНУЛСЯ ДО СРОКА МЕРТВОРОЖДЕНЬЯ В НОЧИ ПАРАДИЗА! (с) Алексей Ильинов

goutsoullac: Мы родились на Востоке жестоком, мы читали как романы Пураны. На Востоке — что ни лебедь, то сокол, на Востоке — каждый червь Нараяна. Мы под знаменем идем Зороастра, мы беременны давно Саошьянтом, нас Готама наделил алебастром, мудрый Мани одарил нас фаянсом. Мы родились, чтобы снова родиться, На Востоке нету сна, есть Крещенье, на Востоке нет вины, есть прощенье, на Востоке есть моря, чтоб напиться. Мы великие сыны Чингисхана, Мы высокие скуластые боги. Перед нами — бесконечны курганы. Перед нами — абсолютны дороги. За Тибетом есть Алтай, за Памиром есть Кавказ, Карпаты и Пиренеи... Над народами, над морем, над миром черно-бело-красный флаг грозно реет. Простирайте руки к сферам далеким, вспоминая про затопленный остров... Но судьба сейчас лежит на Востоке — Die Atlantieker marschieren nach Osten! Максім कलकी Маковчик http://vkontakte.ru/id5154106

goutsoullac: АШУРА А где-то убивают... Зло и тьма не вечны, ложь когда-то прочь исчезнет. Народ великий со свободы песней Восстанет - грянет общая судьба! Да, будет кровь. И будут злые лица. И кто-есть-кто узнают брат о брате. Но будет время о святой расплате, о воздаянии. И Белый с Неба Рыцарь Возглавит сонмы мучеников павших, живые встанут – и сомкнут ряды. И против демонов бушующей орды зажгут огни на Девичьей вновь Башне! 28.12. 2009 (c) Олег Гуцуляк

Василиса: Mary Xxx 2 янв 2009 в 3:41 " Расставание". Ты полетишь к своей звезде - К своей мечте. Без лишних слов… Прошу лишь, помни обо мне, Когда пойдёшь за грань миров. И та, летящая с тобой, Пусть сохранит тебя от зла… Прошу, запомни навсегда Мою печаль, мои слова. Улыбку нежности дарю. Послушай, как шумит прибой… Пусть я останусь на Земле, Но сердцем я всегда с тобой. Игорь Жуков 2 янв 2009 в 16:02 ЗВЕЗДОЛЕТЫ ПРЯМОГО ЛУЧА Возвращаясь к началу начал, Вспоминаю одно: Как касаньем прямого луча Озарило окно, И как мир оказался иным, Приобрел глубину, Проступив сквозь уютные сны, Вязких слов пелену - Тех, что учат движенью ползком И ненужности крыл. ...Мокрый ветер ударил в лицо И страницы раскрыл Про потомков, что нашу печаль Утолят наяву, Звездолеты прямого луча Устремив в синеву, К нашим дням через тысячи лет Перекинулся мост, И пришел долгожданный ответ, Безыскусен и прост. Возвращаюсь к началу начал, В свой отмеренный срок - Остается покинуть причал И шагнуть за порог. По тропе, что бежит у реки, По прибрежному льду, Сквозь поток одиночеств людских Я навстречу иду, Но слезятся глаза на ветру, А во встречных глазах Лишь бессилие порванных струн, Безнадежность и страх, В них безумие прожитых лет, Застарелая боль, Невозможность поверить в ответ... Вековую мозоль, Что на сердце у них запеклась Той водою не смыть. Но отдаст наше "я" свою власть Напряженному "мы", И пройдем мы по тропам иным, По иным городам, Одиноким, жестоким, родным Принося свое "да"... Ночь приходит на смену ночам, Мрак царит на Земле, Отраженья прямого луча Исчезают во мгле. Но мы помним про свой ЗПЛ, Про отпущенный срок, Освещает далекая цель Перекрестки дорог, Снова ночью сменяется ночь, Снова пала роса, Но кому-то случилось помочь, Кто-то поднял глаза И выходит к тропе у ручья, И мы вместе идем К звездолету прямого луча, В свой единственный дом. (08.10.02, 23.08.03) •Сообщение •Это спам Mary Xxx 2 янв 2009 в 20:55 ФАЙ РОДИС. Ты двенадцать кругов инферно Прошла в ускоренном темпе, Закаляя нежные струны Под ударом разящей стрелы. Миллиарды парсеков от дома, Зараженные злобой планеты, И чужие, холодные звезды, Погружение в ужас «Ничто»… Очень труден подъем из инферно:- Сколько горя, страданья вокруг. И отчаяньем скована вера - Бесконечен порочный круг... Николай Смирнов 21 мая 2009 в 13:24 Сама в себе загадка бытия: Шакти и Тамас в перепластованьи; А между ними: двойственность нуля – Закрученный автограф мирозданья. Лучом фотонным лезвие пути, Опасен шаг над космосом во мраке; Пусть чёрных дыр воронки впереди, - Грагала дух пылающий в атаке. Молчания чарующий венец Дополнит гром, который был в начале, - Отринув смерть бессмысленных колец, Из косных масс вздымаются спирали. И только там, в небесном серебре, Огнём квазаров холодно облита, На неприступной сумрачной скале Стоит разоблачённая Изида. Так Мультивёрс под кварками сокрыт, Оргáнно чередуются октавы; Рефреном вечным колокол звенит: Прекрасное должно быть величаво.

temurvarky: (c) temurvarky Май 45-го. Скифы в Берлине. Танки. Чадящие рвы. Это откликнулся грохот лавины В жилах степной тетивы. Ночью "хрустальной" погибла Европа. * И лихо-радило Русь. Блоку не вняли вы. Это был ропот? Как вам теперь этот хруст? Лязгая, клацая, каркая сталью, Ваш содрогнулся блицкриг Там, где разнесся над рейха крестами Русско-татарский наш рык. Братство окопное. Сколько на поле Боя упало семян? Русская матерь сроднила монголов, Татов, таджиков, армян. Май 45-го. Скифы в Берлине. Танки. Чадящие рвы. В землю врастая страны неделимой, Гнали мы вас от Москвы. Вы наступали тяжелым ботинком, Страны сжигая в печах. Но показалось вам небо с овчинку В наших монгольских очах. Несовершенство Отца порицая, Лик заключали в овал, Циркулем правя. - Мечта подлеца. И Выродок ваш ликовал. Знайте, что нами ничто не забыто, Кровью вскипает Хатынь. Только сказал мне отец - победитель: Павшим завидую, сын. Ведать не ведают братья в покое, Сделали что со страной... - Слышит, не веря предательству, воин: Чурки, обратно домой. Возглас "зиг хайль"! Подлецаи, мутанты, Свастика. Та ли страна? Наци в метро убивают мигранта. Прут арматурный. Война. * В ночь с 9 на 10 ноября 1938 года нацисты осуществили по всей Германии самый страшный за все годы еврейский погром, который вошел в историю нацистских злодеяний под названием « Хрустальная ночь ». Имеется также ввиду молниеносный захват Франции. 7, 9 мая 2007 г.

nshar: (c) nshar Улица. Фонарь. Аптека. Вата. Йод. Пенициллин. Русь. Маца. Начало века. Дело Бейлиса. Тфиллин. Грязь. Безграмотность и серость. Мази. Грелки... Порошки. Царский гнёт. Черта. Оседлость. Большевистские кружки. Отречение. Аврора. НЭП. Угар. Раздача польт. Волны красного террора. Луначарский. Мейерхольд. Фары. Свастика... Аптека. Фойер!.. Шмон по погребам. Бабка. Яйка. Курка. Млеко. Конференция. Потсдам... Жертвы культа. Куба - наша. Гул Гулага. Мао - враг! Космос. Кузькина мамаша. Кукуруза. Пастернак. Эрмитаж. Библиотека. Коммунизма громкий клич. Всё для блага человека. Лично Леонид Ильич. Перестройка. Ломка сиречь. Пуща. Ваучер... Форос. Бледный Михаил Сергеич в белом венчике из роз.. Мерседесы. Джипы. Пробки. Стены древнего Кремля. Из-под ксерокса коробки.. Конституция. Семья. Лязг челябинских колоний. Горизонты. Вертикаль. Храм Спасителя. Полоний. Накось-юкось! Газ-централь... Патриоты Ипотека. Бандюки. Базар-вокзал. Снова улица. Аптека. Сердце. Печень. Веронал. Мозг обидами изранен. К инородцам - нелюбовь. Чемодан - вокзал - Израиль. И, увы, аптека вновь. __________________________ _________ P.S. Мы. Америка. Подагра. Буш. Овальный кабинет. Импотенция. Виагра. СМСки. Интернет. Клинтоны. Бензин. Фудстэмпы. Снова Буш. Слегка бардак. Рынок в жопе. Президенты. И Обама - б...ь - Барак.

Олег Гуцуляк: Валерий ХАТЮШИН ГРАЖДАНСКАЯ ЛИРИКА 1995 – 2000 * * * Мир погряз в разврате и вражде – светлый мир, задуманный прекрасно. Что же мы, живя в большой беде, множим злость и зависть ежечасно? Став страной мерзавцев и воров, погрузилась в мрак страна родная. Мы под властью денег и жидов лжем и ржем, себя уничижая. Только хватит врать самим себе, будто жизнь жестока беспредельно, – в этой глупой и больной судьбе каждый русский виноват отдельно. Нас чеченцы режут – мы молчим, нас жиды громят, дивясь безмолвью. Мы раздали недругам своим земли, русской политые кровью. Доброта в наш мир не забредет, красота уже не даст спасенья… К нам прозренье, может быть, придет вслед за страхом самоистребленья. Этот подлый мир не устоит. Будет всем дарована расплата. Русь Святую небо воскресит, преданную русскими когда-то.

Василиса: Тимур Кибиров. "Их-то Господь — вон какой!" Их-то Господь — вон какой! Он-то и впрямь настоящий герой! Без страха и трепета в смертный бой Ведёт за собой правоверных строй! И меч полумесяцем над головой, И конь его мчит стрелой! А наш-то, наш-то — гляди, сынок — А наш-то на ослике — цок да цок — Навстречу смерти своей. А у тех-то Господь — он вон какой! Он-то и впрямь дарует покой, Дарует-вкушает вечный покой Среди свистопляски мирской! На страсти-мордасти махнув рукой, В позе лотоса он осенён тишиной, Осиян пустотой святой. А наш-то, наш-то — увы, сынок, — А наш-то на ослике — цок да цок — Навстречу смерти своей. А у этих Господь — ого-го какой! Он-то и впрямь владыка земной! Сей мир, сей век, сей мозг головной Давно под его пятой. Вкруг трона его весёлой гурьбой — Эван эвоэ! — пляшет род людской. Быть может, и мы с тобой. Но наш-то, наш-то — не плачь, сынок, — Но наш-то на ослике — цок да цок — Навстречу смерти своей. На встречу со страшною смертью своей, На встречу со смертью твоей и моей! Не плачь, она от Него не уйдёт, Никуда не спрятаться ей!

Олег Гуцуляк: Вся наша жизнь – к бессмертью комментарий, В архивах вечности забытая давно, На рукописи – подпись-пролетарий, В трудах и подвигах добывшее руно. Писать лишь набело – обречены мы роком Судьбы своей сценарий, сказки и стихи. Но окрыленные бессмертным сроком Творим из жизни мы своей черновики. Душа бессмертна, – значит бесконечно Мы можем пробовать, ошибок не боясь. Ведь вечное – не может быть конечно, Мы повторяем вновь, из пепла возродясь. И мы рискуем вновь, взыскуя совершенства, Свой пролагая путь к неведомым мирам. Ни острова сирен, ни острова блаженства К своим нас не прельстят причалить берегам. И пусть вся жизнь – как подпись-пролетарий, На стройках вечности забытая давно… Мы вновь творим – к бессмертью комментарий, В трудах и подвигах – заветное Руно! Георгий Нефедьев

Олег Гуцуляк: Дмитро Корчинський І станеться нам заспівати Кантати чи просто колядки. Підсвітка прицільної сітки, Дим догорілої вати, Небо подібне на Царство, Садочок - загублений рай, Змиритися з миром не просто, Але ти не втомлюйся, не помирай! Під мінами і під мєнтами, Майдани, наповнені нами, Від сліз постарілої мами - Не втомлюйся, не помирай. І станеться нам наступати На північ і схід від кордону. У напрямку "з дому до Дону", Запалим заграви відплати За рідний, зневажений Край. Закінчаться "гради", зламаються грати, Ти тільки не втомлюйся, не помирай. На допитах, на блокпостах Нудьга переборює страх. У шанцях, застінках, в боях Не втомлюйся, не помирай. І випаде нам повернутись. У Києві трапиться осінь, Сіно у Моринцях косять, Повітря солодше отрути. Жінкам, що чекали і вірили Трофеї - коралі і перли. А предкам з волами і вилами За нашу свободу померлим Розкажемо за перемоги, Зневажимо перестороги, А тим хто не виніс дороги - Різки втомленим, славу померлим.

Олег Гуцуляк: (с) Sergej Fedulow Я не могу считать себя поэтом, Пока я на дуэли не убит, Пока плита гранитная с портретом Над телом моим мертвым не лежит. И секунданты чистят пистолеты, И доктор проверяет саквояж, Шаги отмеряны, сияют эполеты, Морозный лес скрывает экипаж. Увижу что? В последний миг, в паденьи? Наш старый дом, на севере, пустой? Далеких стран картины и виденья? Иль нас с тобой, счастливою порой? Взлетят ли птицы, этот звук услышав, Двух пистолетов, бьющих на убой? И сбросят снег, от эха, ветки, шишки, Для нас готовя саван и покой? Но – нет! И эта пуля пролетает! Восхода солнце ели серебрит, Довольный доктор в экипаж шагает И секундант в мобильник говорит. И я встаю, в урочный час проснувшись, И снова вижу – пальмы, океан, От снов своих уже совсем вернувшись, В волну ныряет бывший дуэлянт. Кто и зачем нашёптывает строки, Слова находит, подбирает ритм? Чей голос говорит со мной, далёкий, И погружает в бездны грёз и рифм? Волна опять сливается с закатом, И с облаками дарит чудный вид, А где-то – пистолеты, секунданты, И кто-то за меня в снегу лежит!

Олег Гуцуляк: (c) Евгений Приходько Я еще не вернулся с войны, Для меня не трубили «Отбой!», Воин Света я волей судьбы Продолжаю свой праведный бой. Дым пожарищ, спасенья мольбы, Мракобесья закон вековой, Орды хана Хозяина тьмы Не пускают меня на покой. По оврагам бесчинствует нечесть, Божьи Души, извлекая из тел, Из безверья ума появляется плесень, От безверья Душа превращается в тлен. Сколько нас уже кануло в лету, Сколько нас закалилось в бою, Чтоб Любовь согревала планету, Я на бой против тьмы восстаю. В битве вечной за души людей, Божьим словом и сталью клинка По болоту животных страстей Потечет новой жизни река. Путь ее сквозь трясину, обман, К океану Заветной мечты, Сквозь белесый рассветный туман Алый парус увидишь и ты

Василиса: Dolor ignis ante lucem Все сходится по выверенным сметам. Но все-таки – кричи или молчи – Свирепая тоска перед рассветом Крадется в душу, словно тать в ночи. Слова молчат, не веря мыслям куцым, А город спит, пуская пузыри; И входит dolor ignis ante lucem – Хоть дверь забей и окна затвори. О чем скорбеть? Что ход вещей негладок? Как проворонил то, что в руки шло? Что в книге жизни нет моих закладок? Что вижу мир сквозь мутное стекло? Вертись юлой, спиной кошачьей выгнись, Усвой прищур змеиного зрачка – Без стука, молча входит dolor ignis, Тупая предрассветная тоска. Я знаю: день загорлопанит в трубы, Сметет тоску, что крошки со стола. Но день сойдет, и ледяные губы До лба коснутся (или до чела?). Чего не ждешь – нагрянет в одночасье. Идет к концу, как мудрость дурака, Короткая пора, когда в согласье Рассудок, память, опыт и рука. Успеть. Начать. Запечатлеть. Запомнить. Перебелить – наброски как в бреду – Все передуманное в кельях комнат, Все перетоптанное на ходу, Перекорпеть бессонными ночами, Руно судьбы пробрать до волоска – И пусть в притворе загремит ключами Тупая предрассветная тоска. (c) Андрей Кротков http://ingenia.ru/autors_b.php?id=123

Василиса: Боль огня перед рассветом Петелина Мария "dolor ignis ante lucem" (лат.)- "свирепая тоска перед рассветом" или "боль огня перед рассветом" ...но огонь от рождения обречён: не зальют водой - обручат с мечом, не задует ветер - проглотит мгла, что ни дай ему - всё равно зола. Я хочу быть вулканом под коркой льда, чтоб не гасло горящее никогда, чтобы всё выжигать на своём пути, если пеклу так тесно в моей груди, что оно прожигает и твердь, и лёд, и грозою в ночи надо мной поёт, я хочу чтобы пепел летел, как снег, над домами не помнящих обо мне, я хочу чтобы стены дрожали в такт, если лава стремится за край листа, если мне не хватает ни слов, ни нот, пусть косматое пламя над всем ревёт, пусть чудовище рвётся из под земли, чтобы только руины на ней цвели, чтобы помнили след моего огня... но рассвет неизбежно сильней меня.

Василиса: Тоска перед рассветом Dolor ignis ante lucem Как хрупко держит ночь рассвет, Прозрачных пальцев не заметив. В ней тонкой сферы полусвет, Где "час быка" - подобен смерти. Спит мирно ангел за плечом, Усталость побеждает волю. И демон - звездным палачом Усыпал небо жгучей болью. Как хрупко держит ночь рассвет, Пурпурный плащ надело утро. И час томительный поблек Забыв, как было неуютно... (c) Гуд Бай

Олег Гуцуляк: Евгений Головин «Верные Рейху и Фюреру» Верные Рейху и Фюреру Готовьте вселенский взрыв Возродите легенду о Севере Древний тевтонский миф. Волне большевистских армий Танки идут наперерез И снег блестит лучезарней От чёрной формы СС. Взрезайте красными звездами Славянскую рабскую плоть Вешайте трупы гроздьями Вешайте, с вами Господь. Превратите хлебные степи В газовый парадиз Вонзайте в мозги совдепии Свой раскалённый нордизм.

Хеда: Жалоба быка Я пока еще жив, Еще кровь горяча… Сколько лопнуло жил От стального меча! Сколько падал, вставал, И песок весь в крови, Но мне кто-то шептал: Еще миг проживи! И я жил, и страдав, С красной тряпкой играл. Ради чьих-то забав Свою душу терзал. И не видел с трибун Я ни капли добра. И разорванных струн Наступила пора. И не выдержав пал, На горячий песок. И народ заорал, И кольнуло в висок… Под ликующий рев Свои веки закрыл. Промелькнуло в мозгу: «Для быков нет могил!» Сколько можно кричать, Голосите пока! Вам бы всем побывать В грубой шкуре быка! Пометаться в песке, Захлебнуться в крови… Промелькнуло в виске: «Еще миг проживи!» автор: Никодим

Василиск: Я не любил её. Я не любил её, мне просто было в кайф, Когда она сопела мирно рядом И провожала по утрам влюбленным взглядом... Я не любил ее, мне было хорошо, Ни одиночества с ней не было, ни скуки. Мне было по фигу, их сколько там ещё, Но мне не нравились на ней чужие руки. Я не любил её, но помнил всё о ней: Любимые цветы и тон помады, Всех тараканов в голове и всех друзей. Зачем-то мне всё это было надо. Я не любил её и никогда не врал, Я тормозил её: "Всё несерьёзно". Рассказывал, когда и с кем я спал, Но сам боялся на щеках увидеть слёзы. Я не любил её, меня манила страсть, Когда шептала: "Хочешь, рядом буду?" Да, я боялся сдаться и пропасть, Когда скользили её губы. Я не любил её, но слушал её пульс, Пытался отогреть её ладони. Когда она теряла верный курс, Я возвращал её настойчивым: "Родная..." Я не любил её, мне нравился в ней шарм, Улыбка и ямочки на пояснице. В попытках отыскать, где мой журавль, Я называл её "моя синица". Я не любил её?

Андрей: Утро красит нежным цветом Виминал и Квиринал. Расползается с рассветом по малинам криминал. Что-то капает за ворот с самых верхних этажей... С добрым утром, Вечный город – город доблестных мужей! Нету строже наших нравов, обойди хоть целый свет, И правей, чем наше право, в целом мире права нет! С каждым годом адвокатов возрастает мастерство: За умеренную плату оправдаем хоть кого! Тверже римского закона только мрамор колоннад! На скамьях под речь Катона третий час храпит Сенат. Летним солнцем полдень знойный заискрился, заблистал... (Почему Катон достойный? Потому что всех достал). Наша римская культура покультурнее других! Оживляется Субура, если Форум поутих. Солнце клонится к закату, развлечений ищет люд. В помещении Сената, кажется, Катона бьют... Смело в ночь иди, прохожий, не блукай во тьме, квирит: Стала ночь на день похожей – в трех кварталах дом горит! Пламя рвется к небосводу, жарко тлеет уголек, В подворотне у кого-то отжимают кошелек. В мутный Тибр рассвет глядится, спит патриций, спит плебей, Царь парфянский Крассу снится, снится Цезарю Помпей, Чутко спит ночная стража, гаснут звезды, тает тень... До свиданья, день вчерашний! Здравствуй, новый, светлый день! (творение божественной the-mockturtle - отсюда: http://the-mockturtle.livejournal.com/532923.html )

Евгений Шестаков: Год назад написал, пускай опять, нравится. Не нужен нам берег турецкий, И Африка нам не нужна, Наш предок, товарищ советский, Ведь не отдыхал ни хрена, А только работу работал, Работая в робе рабом. Трудом его провод намотан И сваи вколочены лбом. И рельсы напилены ровно, И картер уложен в поддон, И нам бы вести себя скромно, И так же трудиться, как он. А наши рубли отпускные Мы дома потратим вполне. В Рязани есть избы резные, Страшней пирамид, как по мне. Глядят они в мир исподлобья, В пилотках из мокрой доски. Родные жилые надгробья, Хранители вечной тоски. За сотенку сядь в электричку, Доедь, поклонись, обними. И сразу домой. Перекличку Теперь начинают с восьми.

Амира: Больно, ребята, - как в жопу стамеской. Очи народные плакать взопрели. Гидрою контры убит Чаушеску. Вождь Революции - подло расстрелян. Ссохлось ебло от бессильного мата - - Как это - кодлой собравшись однажды, - - Верного ленинца - из автомата - - Словно простого троцкиста из граждан? Как это - взять и подвергнуть аресту Мудрого брата и верного сына, И расстрелять посреди Бухареста? Вы охуели, братья - румыны?! Нам, значит, можно, а вам - расхотелось Дружно жевать макароны на завтрак? Что за изнеженность, за мягкотелость?! Где ваша вера в Счастливое Завтра? ...Хватитесь, сукины дети, - а поздно, Поздно поймёте, кого потеряли! Как вы теперь без его руководства? Нужен? - А нету! Пиздец! Расстреляли! ...Словно мудя от удара железкой, Сердце саднит за любимого друга. Плачет гитара. Убит Чаушеску... ...Что любопытно - вместе с супругой. Вадим Седов, 1989

Яванна Алексиевич: Российская ирония судьбы Над взятым в плен своими же народом: На фараона пялятся рабы, А тот их поздравляет с Новым годом. Есть в мире много очень странных стран, Чьи нравы и обряды поражают Но ни в одной из них телеэкран Никто за стол семейный не сажает. Замолкнут патриот и либерал, И будут слушать, став державы частью Того, кто прошлый год у них украл, А в новом снова всем желает счастья. Российская «Ирония судьбы»: Стоят бокалы, оливье и мясо В домах, куда вчера пришли гробы Из Сирии, Египта и Донбасса. Нелепый, как киношный Ипполит, Гарант, глазами бегая, вещает, И каждый верит: у него болит Та тела часть, что сердце замещает. Как Кашпировский много лет назад Сводил с ума своим гипнозом залы, Сегодня злой рептилии глаза Зарядят ложью пенные бокалы. Российская «Ирония судьбы»... Кино, где судьбы рушатся по пьяни, Бьёт каждый год, как грабли в наши лбы И от невест ведёт с дружками в бани. Раз тридцать посмотрев его, любой Поверит и ничуть не удивится, Узнав, что мы ведём с фашистом бой, Проснувшись после бани за границей. «Ирония судьбы» полна примет Про верность дружбы и удачу в браке: Мы знаем: только если друга нет, Мы с этим другом не устроим драки. Ну что, готовы выпить, дружно встав? Где президент, ума и шутки глыба? Какая гадость! - Ипполит был прав, - Вся эта ваша заливная рыба! До будущего пять минут всего. Друзья, гасить экраны не робейте! Я вас прошу, не слушайте его! Не пейте с ним. И за него - не пейте. Андрей Орлов

Яванна Алексиевич: Янина Пинчук: Фашыст – вось сапраўдны паэт! Вайна як апошняя мэта, Вайна як апошні сродак - Заўсёды мы помнім гэту Пякельную асалоду; Крыві расплываецца водар, П’янею, нібы ад віна, На боль і на кулі шчодры У смерць закаханы юнак... Мы гвалт услаўляем вечна, Агонь – ачышчае свет! Мы любім жыць небяспечна: Фашыст – вось сапраўдны паэт! (c) Янина Пинчук

Роман Отис: Вечный Восток И снова чёрным и белым листок расчертят Смешное Солнце, застенчивая Луна. Большой, весёлый, ты тоже подвержен Смерти, Доступен ей, достанешься ей сполна. Склоняют имя в пустых молитвах те, кто О Небесах унылую песнь поют. Не жди его, свихнувшийся Архитектор: Он в нашей памяти свой отыскал приют. И плакал ветер, и филин тоскливо ухал, - Поддаться им - в сердца заползёт тоска. И мы смеялись под сводами тех же кухонь, И лилось чешское - меньше на твой стакан. А кто-то на улыбнувшихся зубом циркал: Мол, Ложа Скорби, мол, правило здесь старо!.. Но надо ж твёрдой рукою поднять твой Циркуль, Но надо ж заново взяться за Мастерок. Зароют яму, и снег упадёт на плечи, И чёрт бы с ним, что там у вас на уме. Ничто не вечно. И даже Восток не вечен. Есть только Камень, ложащийся в монумент.

Олег Гуцуляк: Христо Ботев ХАДЖИ ДИМИТЪР Жив е той, жив е! Там на Балкана, потънал в кърви, лежи и пъшка юнак с дълбока на гърди рана, юнак във младост и в сила мъжка. На една страна захвърлил пушка, на друга сабля на две строшена; очи темнеят, глава се люшка, уста проклинат цяла вселена! Лежи юнакът, а на небето слънцето спряно сърдито пече; жътварка пее нейде в полето, и кръвта още по-силно тече! Жътва е сега... Пейте, робини, тез тъжни песни! Грей и ти, слънце, в таз робска земя! Ще да загине и тоя юнак... Но млъкни, сърце! Тоз, който падне в бой за свобода, той не умира: него жалеят земя и небо, звяр и природа и певци песни за него пеят... Денем му сянка пази орлица и вълк му кротко раната ближе; над него сокол, юнашка птица, и тя се за брат, за юнак грижи! Настане вечер – месец изгрее, звезди обсипят сводът небесен; гора зашуми, вятър повее – Балканът пее хайдушка песен! И самодиви в бяла премена, чудни, прекрасни, песен поемнат – тихо нагазят трева зелена и при юнакът дойдат, та седнат. Една му с билки раната върже, друга го пръсне с вода студена, третя го в уста целуне бърже – и той я гледа – мила, засмена! „Кажи ми, сестро, де – Караджата? Де е и мойта вярна дружина? Кажи ми, пък ми вземи душата, аз искам, сестро, тук да загина!” И плеснат с ръце, па се прегърнат, и с песни хвръкнат те в небесата, летят и пеят, дорде осъмнат, и търсят духът на Караджата... Но съмна вече! И на Балкана юнакът лежи, кръвта му тече – вълкът му ближе лютата рана, и слънцето пак пече ли – пече! 1873 г.

Оксана Григоренко: Российский поэт Александр Бывшев, приговоренный Кромским районным судом Орловской области к исправительным работам за стихи в поддержку Украины "Рассказ раскаявшегося россиянина". Россия – как затычка в бочке. (Да только кровь там, а не квас.) Мы есть в любой "горячей точке", – Нет ни одной войны без нас. Не в правде русский Бог, а в силе. Нам сладок боевой кураж. Мы Польшу с Гитлером делили По-братски, лихо, баш на баш. Потом Прибалтику мы брали. Страны величие росло... Нас новые манили дали, – Вперед, вперед, врагам назло! Победные звучали марши Во исполненье всех надежд. С каким триумфом танки наши Входили в вольный Будапешт! Нам наплевать на мненье чье-то. Мы рулим, прочь с дороги, ну! Мы гусеницами в два счета Уняли "Пражскую весну". Нужны нам цели неустанно. Жгли кишлаки мы "на ура". Те десять лет Афганистана Для многих – лучшая пора. И в прошлом варварском, и ныне В нас дух убийств неистребим. Не настрелявшись в Украине, Теперь мы Сирию бомбим. Мы прем, куда нас не просили. И страшный близим свой финал. Нам все вернется – по России Небесный плачет Трибунал.

Олег Гуцуляк: (с) Кавайный Рейх Они ушли в свои походы. И не вернуться никогда, И пусть прошли былые годы, Но не забудем никогда, Как их снаряды разрываясь, Вздымали мощные столпы. В своих отвагу тем вселяя, В врагов - желание мольбы. Мы не забудем тех мгновений, Как гордость гадких Англичан, Задравши нос в знак пораженья, Ушла на дно к своим отцам… Потом они, как свора гончих, Гнались за ней по всем пятам, Пытаясь с ней быстрей покончить, Чтоб гонку эту с ней закончить. Они послали в бой юнцов, Ещё без опыта орлов. С полёта много не вернулось - Но всё ж фортуна улыбнулась. Торпеда нанесла удар, Заклинил руль, вспыхнул пожар! Пожар матросы потушили, И руль чинить уж начали. Но боги злобно пошутили, Британцы, близко уж они ! И утром майским, почти в девять, Огонь свой адский начали. Однако Бисмарк не молчала, Она огнём им отвечала. Казалось, будто в этот миг, Планета совершила сдвиг! Её огонь был так ужасен, Но, в то же время, и прекрасен, Что содрогалась вся вода, Дрожал металл и плоть моя. Огонь вела она по Родни, Чтоб потопить скорее Родни, Стреляла разом из всего, Что было в доступе её. Однако силы не равны, И хоть Германии сыны Были, как львы в тот миг сильны. Британцы мстили хладнокровно, И били сильно, и так больно. И Бисмарк стала утихать, ГК уж перестал стрелять, Но гордо реял немцев флаг, И злее становился враг! И вот противник понял то, Что не стреляет в них никто. Они к линкору подошли, Торпедный залп и всё , ушли. Оставили её в покое, Чтобы погибнула спокойно. Поняв всё это положенье, Гер Лютьенс высказал решенье, Что Биско надо затопить, Чтобы враг не смог восстановить. Открыли шлюзы все на ней, И в воду ринулись скорей… А Лютьенс гордо там остался, Он с ней на веки там остался. Вот так закончилась судьба Великой фроулянд корабля, Она ушла на дно пучины, Став там для тысяч душь могилой. Однако мы все не забыли Про то, как дралася она, Про то, как гордо реял флаг, Про то, как надо воевать, И гордо с честью погибать !

Хеда: (с) Fr. Nyarlathotep Otis, АПОКРИФ-59: 12.2012 !!!!!!!!!!!!!! "Земля иллюминатами, Земля иллюминатами, Земля иллюминатами полна. Как сын Великой Матери, Как сын Великой Матери, Грущу я о Земле — она одна. А Бездна, тем не менее, А Бездна, тем не менее, Чуть ближе, но всё так же холодна. И как в часы затмения, И как в часы затмения, Йесод без Тиферета не видна. И снится мне не рог Единорога, Не этот вот фаллический предмет, А снится мне железная дорога Вперёд через Завесу Парокет. А мы ползём болотными Путями цинаротными. Истоптаны Животными Пути. Неужто же поверю я Простому Мегатерию? Наплюй на всё, Омпеда, Баласти! Летит к такой-то матери Весь мир с иллюминатами, С двуногими приматами его. А там Эон Маатовый, А там Эон Маатовый: Я славлю мощь дыханья Твоего! И снится мне не рог Единорога, Не этот вот фаллический предмет, А снится мне железная дорога Вперёд через Завесу Парокет."

Admin: Александр Чулков. Не Не ешь ни соль, ни сахар, не пей и не кури... Живи, как внешне пресно, так пресно и внутри. Дели на части мусор, всё в жизни разложи. Вон та — для тела муза. А эта — для души. А с этой — мы о прозе. А с тою — о кино. А с теми — в каждой позе мучение одно... Поэтому не будем, не надо, ни к чему... Да-да, мы только люди... Но грех я не возьму... Не делай фотоснимков, живи себе, смотри, всё то, что было ценно, останется внутри, как я тебя целую, как гладишь ты меня, как мы друг друга любим на переломе дня... Что ярче? Только чувство, душевное кино, талантливо сыграли, смешно ли, всё равно... Что чем-то тронет душу, то пустит в ней росток, а замки и палаццо не вспомнишь ни за что. Бывает лучик солнца, упавший на гранит, в сознание вопьётся и музыкой звенит, хрустальным перебором: «А счастье — это здесь! Живи! Ещё не скоро придёт другая весть...» Лови, как пахнет цветом, доносится волной... К зиме снимаешь это?.. Какой же ты смешной... Сними свою заботу. И «надо», и «должны», и брось, как камень в воду... И жажди тишины... Всё тщетно... Или бренно... А нега бытия разлита во Вселенной везде, во все края. Как чувственные воды... Как радости весны... Не трать ни миг, ни годы на памятник вины... Живи, как будто отдых и есть судьба твоя... 2017

Бируте: (с) Бируте Ланге Завет Кастриоти В те года царевич юный Жребий тяжкий принимал. Покоряясь вышней воле Край родимый покидал. Страх вселяла вражья сила! Как же быть с такой судьбой, И в отчаяньи взмолился К Богу воин молодой. «Боже, Отче всемогущий! Волю мне Свою открой, Даровал зачем страданья Моей Родине святой?» И слезами заливаясь Голову к земле склонил И молил усердно Бога Чтоб народ его хранил... ...Что такое скорбь и горесть Воин с юных лет узнал Но с тепрением и верой Он на Бога уповал. «Боже, даруй свет и силу Чтобы их в народ вселить! Чтобы благом Твоей воли Он мог веру защитить! Даровал Ты мне страданья, Даровал мне скорбь познать, Для того чтобы я боль ту Мог всем духом испытать... Разве я достоин, хоть бы Лишь колени преклонить Перед Той великой силой Что народ мой смог явить?? «Боже, Отче всемогущий! Не оставь моей земли! Чтоб Тобой благословенны победить врага могли... Волей вышней осененны Этот приняли завет Воины, что мир узрели Через пару сотен лет... Вражьей силе непокорны Клятву дали той земле Что сияла будто солнце Во кровавой ночи мгле... Кровь бесстрашно проливали В жертву гордо принося Жизни радость, свет надежды Чем полна судьбы стезя... Но в чернейший час страданья Образ Родины вoзник- О священная Тирана! О мой древний Иллирик! « Умоли, Святая Матерь Бога за истерзан край! Мудрости и Божьей Воле Ты народ свой научай! И молитвою святою Был народ сей охранен Ну a враг, что козни строил- Силой Вышней побежден.

Александр: Александр Чулков. Мы от боли пьём алкоголи... ------------------------------------------------------------------- Мы от боли пьём алкоголи, от усталости, от тоски по свободе, по лучшей доле, по любимым, что далеки. Это глупо, конечно, глупо злую горечь в свой рот совать... Мы могли бы родные губы, как безумные, целовать! Мы могли бы... Но берег дальний отделяет такая соль... В этой повести нет печальней, чем того, кто полюбит, роль. И Джульетте не встреча светит, а всего лишь в окне луна. К ней никто, увы, не приедет, так и будет она одна. И от ямочек милых щёчек не останется, на беду, ничего. Волны берег точат, алкоголь крадёт красоту. Но подумаешь... Эка малость по сравнению с тем, что год ни с одним ты не обнималась, всё надеялась — всё пройдёт... Ни вчера письма, ни сегодня. Пар дыхания на стекле... Только месяц у нас свободен, да и он прикован к Земле. Все планеты, как марафонцы, намотали и вёрст, и лет... И они прикованы к Солнцу. Говорю же, свободы нет. А напиться и стать немного беззаботным — такой экстаз... Не суди меня слишком строго. Не суди ни её, ни нас. Нет в бокале выхода к свету, ни в Валгале тебя не ждут, ни в нирване, ни дальше где-то, где одни алкаши живут. Нет в бокале глубокой боли, неглубокую — перейдёшь, даже проще, быстрей, чем поле. Радость — истина, счастье — ложь. Кто нашёл любовь, тот изведал, вкус бессмертия... Вздох извне... Не оставь меня без ответа... Не ищи меня там, на дне... Так легко кружить в эмпиреях, все фантазии — по плечу... А в реальности я старею, но дождаться тебя хочу. 2017

Хеда: Кстати ... Маяковский Фашистам Товарищи фашисты, милости просим Вместе власть буржуев сбросим Фашисты и большевики – пролетарии-братья Крепите над миром красные объятья Пролетарии, стройтесь в единую линию Сегодня командуют Троцкий и Муссолини Красное знамя борьбы пролетариев Сегодня развернуто от России до Италии В.В. Маяковский. "Известия", 31 ноября 1922

Aulinio Lanetti: Все уходит Любовь и память И желтеют страницы жизни Только в небе летают птицы Им дано в высоте кружиться Я смотрела на это небо Боль тая и ищя ответов Но ответа там совсем нету Только птицы Они молчали Я смотрела... Вызывала к силам Что немогут хоть что-то сделать На могилу цветы ложила Но потом и цветы завяли Все так бренно и быстротечно Ничего небывает вечно Вечно небо А в небе птицы Только им невернуть мне счастье И не восполнить ничем утрату Когда просто вырвано сердце Когда души половина И нет надежды на завтра Когда твоё тело как рана Болит и плачет кровью Регенерация ткани совсем непроисходит И не шрамирует раны Кровь продолжает сочиться Я рада когда иначе Но мне нужно долго этому учиться Мне не помогут книги и рассказы Чужое горе лишь тревожит сердце И психиатры дуют догмы в уши О том, что надо жить, определиться А я живу Ведь нет альтернативы Молюсь и плачу Иногда улыбка И жизнь проходит мимо потихоньку Лишь только кошка сядит на колени

Оксана Григоренко: МАРШ ЮНОСТИ (на мотив "Не жди, не жди" "Сойки-пересмешницы" из "Голодных игр") Привет, привет, солнечный рассвет! Там, где есть свобода, - тирании нет! Мир наш свободный - и в этом наш завет! Наш путь - вперед, к огню новых побед. Привет, привет, клич "Один за всех - все за одного!" - это наш успех. Мир наш свободный - и в этом наш завет! Наш путь - вперед, к огню новых побед. Привет, привет, не жди свободы в дар - Возьми её себе - если ты не стар! Мир наш свободный - и в этом наш завет! Наш путь - вперед, к огню новых побед. Наш мир, наш мир под солнцем и луной Достоин быть без лжи, и без слёзы порой. Мир наш свободный - и в этом наш завет! Наш путь - вперед, к огню новых побед. Мы есть, мы есть, не страшен вой врагов - Идем скорей, не надо много слов! Мир наш свободный - и в этом наш завет! Наш путь - вперед, к огню новых побед. Идем, идем, нам нечего терять! Пусть мы умрем - но жизни расцветать! Мир наш свободный - и в этом наш завет! Наш путь - вперед, к огню новых побед. Привет, привет, солнечный рассвет! Там, где есть свобода, - тирании нет! Мир наш свободный - и в этом наш завет! Наш путь - вперед, к огню новых побед. (c) Олег Гуцуляк

Василиса: Vladimir Wiedemann Инициатическое Глубоки пещеры Антарктиды, Дремлет в них до времени имам, Чтобы в час критический Арктида Нам явила подлинный иман. Полюс мира сдвинется на тверди, Воспарит плерома в высоту, Человек избавится от смерти, Восполняя духа пустоту.

Олег Гуцуляк: Олег Гуцуляк НОРДИЧЕСКИЙ ИСЛАМ ...Мир спасёт красота Фёдор ДОСТОЕВСКИЙ Мой свет, мой сон — Нордический Ислам! Исход из Юга и возврат в Борею! Туда, где души нам аль-Кутб согреет, Где мечь Джихада — против Лжи и Зла. Где Истинная Книга — Аль-Коран, Где в Солнце Веры — молния-шахид. Где благодатен юной девы вид, Соратницы, целительницы ран. И над Вальгаллой зазвучит заман. И приклонят колени внуки Ассов. И Шахада, сладчаеше мёда, гласно Рассеет прочь сомнения туман. И "Веруем!" — с небес нам грянет хор. И в мире все возрадуются Правде. И снова грянет громогласно: "Славте! Имам грядущий — Лик Небес, Восторг!"

Александр: Алексагдр Чулков. Биткоин -------------------------------------- Ну, всё, теперь доволен я, теперь уже спокоен, сегодня, прямо к завтраку, купил себе биткоин. И пусть пока неведомо — зачем он мне? на кой он? — но люди покупают ведь? И я хочу такое. Давай, крепчай, мой маленький, расти, криптовалюта! Мне счастье обеспечено, примерно к февралю так... Сосед умрёт от зависти, напыщенный ублюдок... Соседка, та, грудастая, шепнёт: «Я вас люблю так!.. Придёте, может, вечером? Я приготовлю блюдо...» Что — счастье? Кто нам даст его? Лишь собственной рукою я капитал удвою так, утрою и... открою дверь в замок долгожданный свой, стоящий над горою, как это и положено стратегу и герою. Вдруг чей-то голос слышится: «Да это ж пирамида! Но всё так хитро схвачено, проплачена Фемида...» «Откуда информация?» «Источника не выдам!» А я смеюсь в усы свои и напеваю «Фридом». Народ на стульях ёрзает, не ведает покоя, совсем не от беды какой, навроде геморроя, и хочется, и колется, но столько это стоит, что лучше пить боярышник, который был настоян — дешевле получается и дело-то простое... А сложное, мудрёное, а всё, что в интернете... «Не для того рождались мы! И сдохнем не за эти сомнительные ценности, придуманные Брином, ну, может, Цукербергером, а нет — его раввином...» Нас трахнут по-любому всех в ближайшем обозримом... «Один инвестор, знамо ведь — он вообще не воин.» «Кто задом обернётся к нам — рискует головою.» «Он самый умный, что ли, блин? Задел, гад, за живое...» «Какое право он имел?! А звание — какое?!» «Слыхали? Прямо к завтраку купил себе биткоин...» «Мы думали из наших он... А он говно такое...» 2018



полная версия страницы