Форум » ТВОРЧЕСКАЯ ЛАБОРАТОРИЯ [Орден Миннезингеров Сверхновой Сарматии] » Кирилл Серебренитский: Миниатюры » Ответить

Кирилл Серебренитский: Миниатюры

Андрей: Жил-был один парень, добрый, но глупый-преглупый, совсем дурак. Жил он, правда, не в тридевятом царстве, а в Москве, РФ. И звали его не Иван, а Кузьма, в честь Минина-Пожарского. Потому что отец его был патриот, и дед патриот, и мать патриотка, и материн брат двоюродный дядя Гриша тоже патриот. Пришло время этому парню самостоятельную жизнь начинать. Отец призвал его и говорит: - Кузьма, - говорит. - Дед твой в своё время пришёл пешком, в лаптях, в Москву. Из колхоза имени Кагановича. И с первого же захода поступил в университет. Сам я в своё время пришёл пешком, в кедах, на Воробьёвы горы. Из Марьиной Рощи. У меня тогда даже на метро пяти копеек не было. Но и я тоже с первого же захода поступил в университет. Ни мне, ни деду никто не помогал. Всё сами. Стало быть, и ты - действуй. Поступай своим умом, своими руками. И не куда-нибудь, а прямо в Государственную Академию Высшего Управления и Элитной Дипломатии. Не посрами предков. Если поступишь, проси, что хочешь. И у меня проси, и у деда проси, и у матери, и у дяди Гриши тоже проси. А не поступишь - домой не заходи, ступай во чисто поле, ищи своей доли, а в Москву не возвращайся. Тогда ты нам всем не сын, не внук и не двоюродный племянник. Сказал, как отрезал. Только у двери обернулся, осмотрел парня с ног до головы, и вздохнул: - Эх, Кузя-Кузя. И вышел. Пригорюнился парень. Сел в свой Ferrari California T (дядя Гриша подарил), и поехал в самый умный книжный магазин, ума набираться. Зашёл, взял одну книжку, прочитал имя автора - "Хайдеггер" - испугался, поставил назад. Взял другую книжку, а она такая толстая, что у парня душа в пятки. Взял третью, а она вообще не по-русски. Заплакал парень, и поехал в бар. А куда ещё ? А по пути к бару увидел церковь старинную, что на Новом Арбате. Остановил машину, высунул голову в сторону церкви и сказал: - Блин. А больше ничего сказать не смог. Из головы на язык не вывернулось. Парень знал, что с церковью полагается как-то особо разговаривать, на церковном языке с церковным выражением лица. Но был он парень глупый, языка церковного не знал. И лицо у него для церковного выражения было неподходящее. Приехал парень из бара заполночь, совсем никакой. Поднялся в свою квартирку двухкомнатную на улице Резервный проезд (дядя Гриша подарил). Осмотрелся по сторонам, и опять сказал: - Блин. И лёг спать. Спит, а во сне ему пришла местночтимая матушка Евлампиюшка Сталинградская, известная взорливица и бесогонщица, опочившая в Свияжской психиатрической клинике в 1955 году. Парень знал, что была какая-то такая, бабка церковная, но уверен в этом не был. Может, и не церковная. Удивился Кузьма, что ему именно такое приснилось, да ещё так явственно. Никогда такого не снилось. Обычно совсем другое. Кузьма и во сне не знал, что говорить Евлампиюшке, и от удивления сказал только: - Блииинн... Евлампиюшка говорит: - Знаю твою печаль. Но я в мирских делах мало компетентна, поэтому сделаем так. Сейчас тебе приснится Минин-Пожарский. Он конкретнее с тобой порешает. Тут возник Минин-Пожарский, точно как на картинках, только весь ярко-синий. И говорит: - Дело такое. Собери 8 миллионов 340 тысяч рублей. Завтра, до полуночи. А в полночь иди, куда глаза глядят, и отдай все деньги первому попавшемуся нищему. Просто - суй ему в руки, и уходи, не оглядывайся. - Блин, - сказал парень, - а...? - Ноу коммент, - сказал Минин-Пожарский, - или так, или никак. И исчез. Евлампиюшка покачала головой, вздохнула: - Эх, Кузя-Кузя. И тоже исчезла. Парень проснулся, и поверил. Может, потому, что глуп был. Позвонил Ашотику, позвонил Рубенчику, позвонил Хакиму. Рафаэлю тоже звякнул. И до девяти часов вечера уже всё распродал: и Ferrari California T, и квартирку на улице Резервный проезд, и часы, и другие часы, и даже Илону уступил Рубенчику с Рафаэлем. И собралось у него ровно 8 миллионов 347 тысяч рублей. На самом-то деле одна квартирка миллионов на десять тянула, но парень спешил очень, а главное, был он глупый. Пошёл Кузьма опять в бар, расслабился, как мог, на оставшиеся семь тысяч. А ближе к полуночи вышел на улицу, как сказано. Он послушный был парень. Идёт-идёт, а навстречу попадаются только благополучные, нормальные, современно одетые российские патриоты с айфонами. Ни одного нищего. Без пятнадцати двенадцать. Вот уже без десяти. А ни одного бомжа вокруг. Свернул парень в подворотню, прошёл через дворы какие-то, вышел снова на улицу, - никого. И только ровно в полночь - услышал сзади: - Юноша, извините, отвлеку на минутку. Немножко мелочи, если не жалко. Обстоятельства такие. Оборачивается парень - а перед ним нищий, да такой, что нищее и не бывает. Опухший, борода козлиная засаленная, очки треснувшие, на одной дужке держатся, изолентой подмотаны. Пиджак драный, с одним рукавом. Да ещё тут же он громко пукнул. Парню, конечно, жутко было с последними деньгами расставаться, но он вздохнул поглубже, сказал только: - Блин... Сунул побыстрее нищему в руки пакет с деньгами. И убежал. Наутро пришёл Кузьма поступать. Пешком. По семейной традиции. Да и машины у него уже не было. А в метро он спускаться побаивался. Там, говорят, темно. И мало ли кто там, внизу, водится. Там, может, крысы-мутанты. Фильм такой был. Зашёл парень в Государственную Академию Высшего Управления и Элитной Дипломатии, и прямо - в самый главный кабинет самого главного ректората , где экзамены принимают и дипломы выдают. А там - - Блин!!! Там сидит ректор, - такой импозантный, что взглянуть страшно, и рядом два проректора, оба академики. А с ними рядышком - отец, и мать, и дед, и дядя Гриша, материн двоюродный брат. И все смеются, и по плечу хлопают, и обнимают, и наливают шампанское. Даже ректор смеётся. Импозантно. Они парня просто проверить хотели. Ну, и соблюсти семейную традицию. Тут уж Кузьму сразу, конечно, приняли в ГАВУиЭД, и красный диплом дали, и удостоверения кандидата философских наук, и подписали назначение вторым советником посольства РФ в Республике Мадагаскар. Парень давно туда съездить хотел. Он слонов очень любил, ещё с детского сада. А на Мадагаскаре слонов, вроде бы, много. Мультик такой был. И отец тут же дал ему полтора миллиона, и дед миллион, и мама полмиллиона, а дядя Гриша два миллиона дал, - и не рублей, а сплошь евро. Потому что у него, у Кузьмы, отец в прошлом замминистра просвещения был, а ныне вице-президент гибралтарского ООО "Ространсинвестхимпромнефтеэкспорт"; а дед раньше трудился в первом управлении КГБ СССР, а в последние годы, будучи уже на пенсии, возглавлял отдел по общим вопросам бермудского АОЗТ "Росглобалэлектроатом"; а мать возглавляла благотворительный фонд российско-китайских правозащитных инициатив; а дядя Гриша раньше работал в Администрации Президента РФ, а сейчас - тем более в Администрации Президента РФ. У них у всех этих самых миллионов - как у свиней грязи. Хоть купайся. Они и купались. А который тот нищий с бородой и в очках, - так это был Дробышеский Всеволод Аполлинариевич, доктор технических наук, в прошлом старший научный сотрудник секретного НИИ имени Бырдина, не чуждого сфере интересов Министерства Обороны СССР, а затем РФ. Как назло, именно в 1992ом Всеволод Дробышевский наткнулся случайно на одно преинтересное соображение, и, по эмпирической пылкости своей когнитивной натуры, уже не смог от неё отмахнуться, - всему вопреки. А вопреки было чему. Вокруг была, как назло, именно перестройка или что-то в этом роде. Платить перестали вообще, и Всеволод Дробышевский кое-как продержался своей идейкой почти до миллениума, - и курьером подрабатывал, и балконы стеклил, и всё у него получалось так себе, курьером он плутал и опаздывал, а стекло с балконов выпадало вниз на прохожих. Жена ушла. Но Всеволод Аполлинариевич всё ещё почти ежедневно возился в своей лаборатории, на оборудовании хрущёвских времён. Потом всё и всех сократили, потом НИИ закрыли и сделали там офисный центр. После смерти матери, в двухтысячных, Дробышевский попробовал действовать, в ногу со временем, по-американски, как Форд. Квартиру продал. Соорудил с ещё одним доктором технических наук маленькую фирму, производство карманных фонариков и ещё чего-то там. Вложился, конечно. Но в основном деньги от продажи квартиры инвестировал в свою идейку. Фирма, как и следовало ожидать, набрала кредитов и сдохла, второй соучредитель, хоть и доктор технических наук, оказался бесчестным человеком и даже подлецом, что ему Всеволод высказал прямо в лицо по телефону. Но тот, сволочь, просто отключился. Ещё было всякое разное, но хорошего - ничего. И, наконец, Дробышевский оказался на улице, и даже хуже, - за гаражами, и так удивился, чтл поначалу даже не осознавал, что всё это удручающая реальность, а не страшный сон. А тут вдруг сон перестал быть страшным, а наоборот, - стал упоительным. Открыл Дробышевский пакет, а там деньги. Куча. В общем, он приобрёл необходимое оборудование, на оставшееся - накупил гречки, риса и кофе, новые очки справил. Снял дачный домик в Костромской области, вычистил курятник от помёта. И там продолжил разработку идейки. Через три года он умер от инфаркта. Прямо в курятнике. Но, поскольку В. А. Дробышевский числился в номенклатуре специалистов Минобороны, то в осиротевший курятник приехал офицер из местного ФСБ, капитан Лыков. Посмотреть бумаги, и вообще. А этот Лыков, кстати, окончил в своё время политех в Минусинске, и за технику немножко протюхивал и за чертежи мерекал. Он там всё пролистал, потрогал механизмы, и осознал, что всё это небезынтересно. Офицер он был пробивной, ухватистый, и вскоре стал полковником. Благодаря курятнику. Так НАША ВЕЛИКАЯ ТЫСЯЧЕЛЕТНЯЯ ДЕРЖАВА, - (таинственным заступничеством нашей родненькой молитвенницы матушки Е. Сталинградской, а также благодаря предивному сноречению К.Минина-Пожарского), - обрела принципиально новый индуктивно-кумулятивный девятицилиндровый двигатель КВУГ-016 (беспрецедентный микроэмульсионный прогрев и революционный макротурбулентый наддув). Сейчас КВУГ уже широко используется в танковых войсках Вооружённых Сил и на эскадренных миноносцах Военно-Морского Флота Российской Федерации.

Ответов - 104, стр: 1 2 3 All

Кирилл: И. Бродский, К. Серебренитский. Имперский диалог. "Если выпало в империи родиться, Лучше жить в глухой провинции у моря. И от цезаря подальше, и от вьюги". Это правда. Но не так-то просто. Есть у нас империя. Большая. Стылая. Угрюмая. Больная. Что поделать. Уж в какой родили. Но - большая. С чем никто не спорит. Люди ездят, плавают, летают. Выбирают страны, континенты. Выбирают города и сёла. Но империю, увы, не выбирают. Есть у нас и цезарь, ну, а как же. Свято место пусто не бывает. Иногда, конечно, как-то странно. Смотришь: это что? Вот это - цезарь? Но привыкли. Он давно. Надолго. Многим нравится. Особенно старухам. Те, кто в телевизоре, в восторге. Кто в восторге, тех и в телевизор. Есть у нас провинции глухие. Да какие! Глуше не бывает. И слепые. И глухонемые. Неглухие глохнут постепенно. И морей у нас вполне хватает. Баренцево. Карское хотя бы. Белое. И Лаптевых, к примеру. Только там не скроешься от вьюги.

Кирилл: А: - Вот вы тут изощряетесь и злопыхательствуете, но это одна болтовня, а Путин и Медведев дело делают, руководят, созидают и поднимают с колен. Сами попробуйте, а потом уж критикуйте. Б: - Вот вы тут иронизируете, но это легко, а Навальный бесстрашно сражается с коррупцией. Сами попробуйте, а потом уж критикуйте. В: - Вот вы тут умничаете, но вы ничего не знаете, а Мальцев скрывается и готовит революцию. Сами попробуйте, а потом уж критикуйте. Г: - Вот вы тут рассуждаете, но вы просто диванные стратеги, а Гиркин за великую державу кровь проливал. Сами попробуйте, а потом уж критикуйте. Д: - Вот вы тут на свободе гуляете, а Поткин за русский национализм в тюрьме сидит. Сами попробуйте, а потом уж критикуйте. А, Б, В, Г и Д, встав в шеренгу, хором: - Заткнись, заткнись, заткнись. Закройся, ты, придурок. Ты, сука, кто такой? Да кто ты есть? Никто. Молекула толпы, фрагмент электората, Ты нации кусок, ты биомассы брызг. Как смеешь рассуждать ты о живых иконах? Ты вспомни, чепуха, кто ты и кто они. У них харизма, власть и миллиард просмотров. А что там у тебя? Два лайка: друг, жена. Заткнись, заткнись, заткнись. Заткнись и восхищайся. На, выбери из них, И восхищайся, чмо.

Кирилл: Украинская девушка Настя Нетудихата прислала мне сегодня ссылку на какой-то ливжурнальный текст, и - пояснила: "Эту книгу написал мой Папа!!!!! Это шикарная Книга!!!!!". Дочери такой у меня нет. (собственно, такой дочери нет почти ни у кого, даже у тех, у кого есть дочери; при зачатии никакой гарант не гарантирует, что лет через шестнадцать оно не напишет: "Папаныч опять нетленку гонит в жежешке". ... И книги у меня нет. Но всё же мне захотелось хотя бы самому написать о себе нечто самодовольное. И надо спешить, потому что самодовольство, вывезенное из экспедиции, исчезает быстрее, чем горный загар. К понедельнику уже может развеяться. ...Вот: на руинах уцмийской крепости мне вспомнилась цитата одна, и я вдруг подумал, что, возможно, эти строчки определили всю мою последующую жизнь. Кажется, я на эту цитату наткнулся, когда был ещё подростком, даже в преддверии подростковости, лет в тринадцать, если не раньше. И сочетание медитативно непонятных слов вдруг вспыхнуло - как девиз на походной орифламме: "хочу быть таким". Может, преувеличиваю, но - вспомнилось же. "... однажды в Джагадхри он помогал красить Быка Смерти, которого ни один англичанин не должен даже видеть; он овладел воровским жаргоном чангаров, стоял под мимбаром в одной пограничной мечети и совершал богослужение как мулла-суннит. Однажды, получив отпуск, он в Аллахабаде был посвящен в Сат-Бхаи; он знал «Песню ящерицы» людей санси и видел пляску халь-е-хак ... А уж если человек знает, какие люди пляшут халь-е-хак, как пляшут, когда и где, — он знает кое-что, чем можно гордиться". (Я немного изменил последовательность, - на мой вкус, лучше так). Это - из Киплинга. Не лучший из его индийских рассказиков. Название я забыл начисто и цитату отыскал с трудом. Вот я сейчас вернулся из Дагестана. Это российский регион, а из России в Россию - невеликое путешествие, но. Юные пальтары в кольчугах и в полосатых масках, воспроизводимых не менее полутысячелетия, в ритуальном трансе хлестали гостей плётками, но меня старательно огибали, хотя я всё время подворачивался им под ноги со своей камерой; меня впустили в тысячелетнюю мечеть в Шери и на руинах крепости Кала Курейш я беседовал с курейшитами, собравшимися на ежегодный маджлис. Меня неделю внимательно и порой, клянусь, восхищённо выслушивали угбуги, потомственные оружейники из рода Паука, - когда я рассказывал им о том, что паранги из башни Чабкуниа кала могут оказаться тамплиерами. ... А уж если человек знает, как и что рассказать о киликийских тамплиерах угбугам, наследникам парангов Зирихгерана, - он знает кое-что, чем можно гордиться. ... По крайней мере, если больше гордиться особо-то и нечем. ............... Примечание мелким шрифтом: А сэр Редъярд Р. Киплинг, кстати, в данном случае написал лютую ахинею. Любой мусульманин может "служить как мулла-суннит", и чтобы изобразить муллу, не нужно никаких особых талантов, достаточно знать арабский, уверенно читать намаз и и не бояться Аллаха; принять посвящение в Сат-Бхаи нетрудно, - это модернистская навязчивая квази-конфессия, которая гоняется за людьми не хуже Свидетелей Иеговы; Песня Ящерицы опубликована была на английском в середине 19 века, и нет ничего особо секретного в "пляске халь е хак", тем паче, что нет такой пляски: свой громкий зикр курды-шииты Ахль э хак совершают вполне публично. Два лайка под этой фотографией хорошо рифмуются с этим текстом. Монс. Атаназ НКука Талантси - это православный епископ Браззивиля и всего Конго, а Ахамед Кореи - это сын полевого командира, сражавшегося на севере Чада за независимость Республики Тубу, активист правительства утбу в изгнании, эмигрант, живущий в Того. "Если человека лайкают епископ из Конго и партизан из Чада - то он знает то, чем можно гордиться", ((Тем более, что по-русски эти мои корреспонденты-франкофоны не понимают ни одного знака препинания).

Кирилл: РОССИЙСКИЙ ТЕАТР, ОПОМНИВШИЙСЯ ПОСЛЕ АРЕСТА КИРИЛЛА СЕРЕБРЕННИКОВА. 3. ОПАСНАЯ СЦЕНА С ОСТРО АКТУАЛЬНЫМ ПОЛИТИЧЕСКИМ ПОДТЕКСТОМ. Жужлов: - ... Вот вы говорите - Борис Годунов. Жарцев: - Врёте. Ничего я такого не говорил. Я вообще молчу. Жужлов: - Молчите, потому что боитесь. А я не боюсь. Боялся-боялся, и всё, надоело. Поэтому я и говорю: а кто он такой вообще, этот ваш этот Борис Годунов? Жарцев: - Царь такой. Был. Жужлов: - Царь-то царь, а какой царь? Плохой это был царь. Жарцев: - Это ещё почему? Что вам в Борисе Годунове не нравится? Жужлов: - Да ничего не нравится. Внешняя политика у него была агрессивная, внутренняя политика репрессивная. Я уж про экономику молчу. Что он, Борис Годунов, оставил после себя человечеству? Ничего он, Борис Годунов, не оставил после себя человечеству. Жарцев: - А об этом не нам судить. Эпоха была великая. Победы были великие. Свершения были великие. И люди были, соответственно, великие. А мы с вами не великие. Или вы не согласны? Вы, может, себя считаете великим, Жужлов? Нет уж, теперь не отмалчивайтесь. Говорите прямо: великий вы человек, Жужлов, или вы не великий человек? Жужлов: - Я-то, может, и не великий, но ... Жарцев: - А раз не великий, то и не вякайте тут. Тоже ещё, нашёлся. Царь ему, видите ли, не нравится. Так вы знаете до чего можете дойти? Жужлов: - Знаю. Но не дойду. Жарцев: - Не уверен. А что касается Бориса, то Борис Годунов - это один из истоков нашей тысячелетней неразрывной национальной государственности. Вам что, наша государственность не нравится? Жужлов: - Государственность нравится. Мне Годунов не нравится. Жарцев: - Запутались вы, как я посмотрю. Исток ему, понимаешь, не нравится, а то, что из истока вытекает - нравится. Не выйдет! И вообще, если бы Борис Годунов был такой плохой царь, то наше солнце русской поэзии Пушкин не написало бы про него такой большой стих. Вот про вас, Жужлов, писало какое-нибудь солнце? Нет. А про Годунова писало. Жужлов: - Вот вы говорите: Пушкин. А кто он такой вообще, этот ваш Пушкин. Жарцев: - Поэт. Жужлов: - Поэт-то поэт, а какой поэт? Плохой был поэт. "Занемог - не смог" - это что, рифма? "про себя - чёрт тебя" - это рифма? "Говорит - сидит". "Заводит - бродит". Так и я могу. Внезапно гаснет свет. Жужлов теряется в темноте. Жарцев - в потоке света. Жарцев: - Товарищи зрители! Не сомневаюсь, что вы уже поняли: так называемый Жужлов - это отрицательный персонаж. Это отталкивающий образ, нарочно выдуманный автором пьесы для воспитания наших подрастающих поколений, а также вас, товарищи. Данный молодой, но многообещающий артист нашего театра Вова Климов, вынужденный играть данного Жужлова, - на самом деле несомненный патриот нашей великой Отчизны, проникновенный знаток нашей великой духовности и, кстати сказать, чистосердечный отец небольшого, но очаровательного семейства. Заверяю вас, что ни автор данной пьесы, ни режиссёр, ни мы, актёры, ни, тем более, дирекция, администрация и глубокоуважаемые спонсоры данной постановки ни в коем случае не разделяют нелепых домыслов данного персонажа. Наоборот, мы, по мере сил, трудимся над тем, чтобы и вы, товарищи зрители, ничего подобного не разделяли.

Кирилл: РОССИЙСКИЙ ТЕАТР, ОПОМНИВШИЙСЯ ПОСЛЕ АРЕСТА КИРИЛЛА СЕРЕБРЕННИКОВА. 2. ОТКРОВЕННАЯ СЦЕНА. Жанна: - Жужлов, я люблю вас. Жужлов: - Каким образом? Жанна: - Как женщина. Извините. Жужлов: - Ничего. Но, во-первых, я сейчас ежедневно занят этой самой своей непростой жизненной ситуацией, а во-вторых, видите ли, какое дело, меня сегодня утром унизил словесно один человек. Он сказал мне такие слова, после которых я не смогу очистить своё сердце от ненависти, и, стало быть, батюшка после исповеди не допустит меня к причастию, поэтому, Жанна, я не смогу с вами венчаться. В ближайшее время, по крайней мере. Жанна: - Не надо венчаться, Жужлов. Просто соответствуйте моему чувству. Жужлов: - Не понял. Как это? Жанна (отважно): - А вот так. Жанна снимает демисезонное пальто. Жужлов отодвигается вместе с табуреткой. Надевает очки. Жанна: - Да вы ближе двигайтесь. Жужлов: - Наоборот, у меня дальнозоркость. Немного голова закружилась. А когда голова кружится, всегда зрение слабеет. Это с детства. Не могу разобрать, что это за цветочки у вас на блузке? Жанна: - Это ягодки. Жужлов: - Клубничка? Жанна: - Ежевичка. Жужлов: - Понятно. Жужлов снимает очки. Жанна надевает пальто.

Кирилл: РОССИЙСКИЙ ТЕАТР, ОПОМНИВШИЙСЯ ПОСЛЕ АРЕСТА КИРИЛЛА СЕРЕБРЕННИКОВА. 1. ГРУБАЯ СЦЕНА. Жужлов: - Оскорбляю вас, Василий. Васятка: - А я вас оскорбляю ответно. Жужлов: - Погодите, сейчас вам будет совсем оскорбительно, Василий. Минутку. Васятка: - А вы, извините, конечно, но знаете ли... Жужлов: - Я же попросил: минутку. Не сбивайте с мысли. Васятка: - Ладно. Жужлов: - Пожалуй, так. Вы, Василий, сын глупой безграмотной женщины. А внешне ваша мать похожа на своего некрасивого отца. Вы, Василий, безнравственны и бесперспективны почти во всех отношениях. Вы, Василий... Васятка: - Оставьте меня. Уходите совсем. Жужлов: - Василий, вы крот. Васятка: - В каком смысле? Жужлов: - Ни в каком. Просто я вас сравниваю с животным. С животным неприятным, вредным, малоразвитым и мелочным во всех отношениях. Васятка: - Прочь. Прочь от меня. Идите вы, знаете ли, именно туда, куда вы не хотите идти. В очень такое неприятное место, даже в какое-нибудь такое противоестественное. Вот. Что? А, молчите? Вот и хорошо. И помалкивайте.

Кирилл: Бурх-ад-дин. Баба Харулло. Кара Аббас бар Аббас. Дурр'Омар. Тартьиль'улла.

Кирилл: мой личный опыт областного, микрорайонного, дальнезамосковского СССР: детство, отрочество: страшно было не то, что происходило нечто страшное; страшно было то, что ничего не происходило. ...такое - обшарпанный бетонный забор, обколоченный, словно изгрызенный, - изломанная ржа арматурная торчит; а под забором густо, но чахло, прогорклые лопухи, а под ними в сырой слякоти стекло от битых поллитр и дохлый голубь; а на заборе "светка давалка" и "хуй"; а за забором унылый дряхлый хмуро бухой завод заводыч, а там бетон делают для бетонных заборов, и арматуру; а за заводом такой же забор, и та же "светка давалка"; и так от Ледовитого океана до Чёрного моря; и всё.

Арина: Arina Smirnitskaya И тут, к сожалению, приходится согласиться с марксистами: бытие в таких местах (как и в любых других, впрочем) определяет сознание, и сознанию нужно быть совершенно богатырским, чтобы выдраться из вселенской депрессухи и нарисовать себе новое бытие.

Кирилл: ...приятно побеседовать немного с человеком, который много читает, но жутко и уныло жить жизнь в стране, которая много читает. ...Истерическое обожествление жизнелюбов-обормотов Пушкина и Есенина, бессильная океанская тоска сухопутного Грина и подростковый пафос назидательных старичков Стругацких, пугливые поиски сверхчеловеческих откровений у буднично-человечных Достоевского и Булгакова. И какой-нибудь Хемингуэй непременно: подсматривание через коммунистическую замочную скважину полузапретного на капиталистическое запретное - религия, сюрреализм, сиськи. Сколько было в этом советской безысходности, ржаво железно занавесочной.

Кирилл: Если бы Дюма-отец трудился в РФ, в 2018ом: ... отважные мушкетёры совершили чудо и вовремя вернули подвески королеве, в смысле, жене Президента. Но не тут то было. (... № 1: французских королей - одних Людовиков около двадцати, а Президент в РФ один, неповторимый и неженатый; похоже, придётся рискнуть и женить его, нарочно, для сценария на какой-нибудь роковой и весьма непростой Анне). (...№ 2: подвески - это несерьёзно как-то; надо яйца Фаберже; сейчас везде для таких случаев употребляются яйца Фаберже, пусть и тут будут яйца Фаберже, какие-нибудь платиново-родиево-калифорниевые, в чёрном жемчуге и зелёных рубинах, с портретами, скажем, Распутина и Кшесинской). ... Но не тут то было. Мушкетёров, предавших Отечество, тут же скручивают росгвардейцы кардинала, в смысле, Патриарха. Атос как-нибудь там эффектно летит, простреленный, с сорок восьмого этажа, Арамис и Портос вырываются из железных рук спецназа, но бесполезно, дАртаньян просто валится и лежит. Оказывается: "жена перчаточника и служанка королевы" - это легенда; Констанция Бонансье на самом деле майор ФСБ, внедрилась к королеве и всё выведала. Секс с дАртаньяном (пять минут, под музыку, четыре секунды виден левый сосок) - это всё было искренне. За это Констанцию сурово, хотя и с отеческой улыбкой в густоте бороды, распекает граф де Рошфор, седой чекист ещё советской суровой школы, суровый отец-командир росгвардейцев кардинала, то есть Патриарха. - Чему вас учили, майор? Тут и входит дАртаньян с перевязанной рукой. Он, оказывается, капитан ГРУ, из соперничающего братского ведомства. Тоже внедрился. Шеф всех западных спецслужб герцог Бэкингем обнадёжен возвращением подвесок Фаберже. Он летит в Москву на вторую встречу с подлой Анной, королевой президента России. Констанция ведёт герцога в будуар в недрах кремлёвского Дворца Советов. - Анна, дарлинг, ай лов ю. Ха: одеяло слетает, под ним - дАртаньян в камуфляже. Яйца Фаберже возвращены на должное место, в келью Патриарха. Все яйца Фаберже должны быть собраны у Патриарха, и не Фаберже тоже, только после этого Россия всех победит в холодной войне. (Об этом таинственно вещал Распутин в предсмертной записке к Кшесинской). Спасская башня. ДАртаньян ползёт по красной стене, ныряет в бойницу. Там его ждёт пламенная майор Костанция в парадном мундире росгвардейца. - Я не пряталась в монастыре, Дартаня, - грустно, но это светлая грусть, но всё равно грустно говорит Констанция. - Я там всегда живу, Дартанюшка. Я монахиня, сестра Елпидифора, а майор ФСБ - это послушание. Из-за портьеры, отечески улыбаясь, выходит Патриарх с яйцами.

Кирилл: ... почему они всё время теперь - "такой", "такая", "такие"? ... как будто отстранённо от самих себя, прыг со сцены своей судьбы - в зрительный зал, или, точнее, за экран, в соцсеть, листать свежие селфи: - вот тут я такая, а тут - такая. а тут я такая какая-то не такая такая я. - не бытие, а как бы пересказ сценария бытия, точнее, - как недодуманный сбивчивый синопсис. Вот, например: вчера попалась мне под руку, точнее, под глаз, прославленная Диана Шурыгина: - А мама такая: доча, тебя чё, изнасиловали? - А я такая: мам, походу. А у меня стразу ассоциация - "время такое". - ядерно-беспощадный рефрен ХХ века, пороховая гарь и броневая окалина, засохшая кровь и прелые концлагерные обноски, - "время такое". ...А сейчас, наверно, так: - А я такая: - - А он такой: - - А они такие: - - А время такое: -

Кирилл: ... когда я был совсем-совсем-совсем маленьким, то, - ... - начну, пожалуй, с того, чего было тогда больше всего: А больше всего тогда было, разумеется, дедушкаленина. Его было столько, сколько никого другого не было. Мы переходили с улицы Ленина на проспект Ленина, чтобы сесть на трамвай и ехать до остановки Завод Имени Ленина; папа вёл меня за руку по улице Ленинградской в кинотеатр Ленинского Комсомола. Круглые ленинские головы росли иногда даже в тихих дворах, - гипсовые. обшарпанные, безглазые, забытые. Огромный Дедушкаленин щурился из книжек, со стен, с плакатов и с барельефов. Казалось, - задери голову, и оттуда, с неба, многозначительно ухмыляется гигантская ленинская голова. Его было так много, что, казалось, тополиного пуха и пыли на улице меньше, чем Ленина. Но именно из-за этого дедушкаленин утратил даже заглавную букву в нашем восприятии, мы ходили по дедушкеленину, сидели на дедушкеленине, спотыкались об дедушкуленина. Дедушкаленин был - как асфальт, как бетонные заборы, как вытоптанная трава на газонах. От дедушкиленина исходила, горела, светила непрерывная электрическая святость, не праздничная, а будничная, как фонарь. Он и был похож своей голой головой на лампу. И - был так же, как раскалённая лампа, опасен: детям дотрагиваться запрещается. Тронешь повыше - ладонь обожжёшь, пониже, у шейки, - током ударит. И, главное: а что, собственно, ребёнку делать - с дедушколениным? Дедушкуленина нельзя было рисовать. ...- А это что такое у него? - Пистолет и топор. - Прекрати. Рисуй лучше то, что все дети рисуют. Нарисуй собаку. Или бабочку. Про дедушкуленина нельзя был поговорить. ...- Но парашют не раскрылся, и Ленин упал на необитаемый остров, только там был везде снег, поэтому он не разбился. Там было одно болото, и из него вышли два синих пирата-барана, у них такие головы как будто у баранов, такие синие; а всё остальное обычное пиратское, они напали на Ленина сзади, связали и... - Прекрати. И не смей больше. - Почемуууу.... - По попке. Поиграть в дедушкуленина - это уж и в голову не приходило. ...Если бы и можно было: а как в него играть? Нам читали про маленького дедушкуленина, кудрявого и глазастого. Маленький-володя-ульянов не врал, не хулиганил, не плакал, не боялся, не обижал малышей, не спорил с бабушкой, - вообще ничего не делал, или нет, он делал зарядку, уроки и кораблики для младшего братика. Следует отметить, что совсем-совсем-совсем маленький я - пожалуй, не был хулиганистым или ещё каким-нибудь там злонамеренным ребёнком. Я верил, что врать бабушке - плохо, а слушаться бабушку - хорошо. ...Но: этот самый Володяуль Янов даже не раздражал, (как лихого Тома благонравный Сид). Это был просто такой исправный механизм; он тикал из книжки, как часы, - а что на свете скучнее часов? Он двигался, как часовая стрелка, - всегда в правильном направлении, по правильным цифрам, по кругу. ... Ещё: в кино постоянно мелькал живой, телевизионный дедушкаленин, - вроде бы та же голая голова, та же бородка, но почему-то совсем не такой, как на портретах. В кино он был округлый, радостно упругий, как туго надутый мячик, - я, своим совсем-совсем-совсем маленьким, но по-кошачьи острым чутьём всё время ловил это противоречие. Книжки, вроде бы, сообщали, что дедушкаленин всё время чем-то страдал, болел, прятался в шалашах, голодал так, что прохожий солдат подкармливал его куском хлеба. А этот - торжествующая лакированная плешь, гладкие сытые щёки, добротное пузо, как яйцо под жилеткой, - совсем не похож был на раненного и бльного. Такими, вроде бы, усматривались совсем другие, те как раз, против кого дедушкаленин как-то там боролся. В кино дедушкуленина со всех сторон окружало - всё это самое невыносимо и трагически недостижимо прекрасное для нормального советского мальчика, - батальная брутальность: броневики и и пулемёты, штыки и маузеры. Но дедушкаленин от этой железно-режуще-жугчей грозной красоты всё время егозливо ускользал. Вместо того, чтобы взять револьвер или нацепить, как все нормальные большевики-будённовцы, саблю, он просто бегал, суетился, бормотал и прихохатывал - среди этих всех строгих грозно озабоченных взрослых мужчин, усатых и бородатых, в будённовках и в бескозырках, в бушлатах и кожанках, уходящих в ночь, под ливнем, - на вокзал, в бронепоезд, и - - и на Войну. Киношный дедушкаленин был странный. Он вёл себя, как, - ну, как, - тогда мой совсем-совсем-совсем маленький ум, опалённый дедушкиленинской святостью, не решался додумать мысль, но сейчас я совсем уже не маленький, поэтому - договариваю: ... - как придурок.

Кирилл: ...попал Гоголь, как и опасался, в ад. Говорят ему черти: - Худо твоё дело, брат Гоголь, да бывает и хуже. Тут за тебя из рая разные праведники хлопотали, Аксаковы отец с сыновьями, Достоевский тоже такой, ты его не знаешь, очень просил. Так что наказание тебе будет умеренное. Поедешь ты в ту же самую Россию, в двадцать первый век. - Ну что ж, господа черти, - говорит Гоголь, - на всё воля Божия. Впрочем, князь Одоевский писал, что не так уж всё будет и страшно в грядущем. Чудеса механики, откровения натуралистики, торжество меркантилизма, триумф прагматизма, сокрушение престолов и забвение преданий, этакие, знаете ли, Северо-Американские Соединённые Штаты, распостранившиеся повсеместно и помноженные на исконные российские несуразицы. . Не правда ли? - Примерно как бы так, - сказали черти. - Прескучно, наверное, но жить можно, - говорит Гоголь. - Лишь бы литераторство было, да книгоиздательство. Имеется ли? - Не без этого, - говорят черти. - Вот и превосходно, - говорит Гоголь. - Вот и не пропаду. Благо, опыта не занимать. Сначала новые "Вечера в Диканьке" подзапущу, потом "Ревизором" всколыхну, а как устоится, примусь сызнова за "Мёртвые души". Одно непонятно: какое же это за грехи мои воздаяние? Напротив, паче прославлюсь. И тут видит Гоголь, что черти переглянулись, ухмыльнулись, - дескать, того и ждали. - Прославиться хочешь? - говорят они, - а что ж, вполне. Стало быть, так. Для начала пишешь: мол, на месте Миргорода - куча горелых кирпичей, где была Диканька - дымящаяся яма; доблестные русские солдаты Ивана Ивановича с Иваном Никифоровичем - прикладами вдрызг, ножами, этих хахлов, бляц, кто там, Левко, Вакула, бляц, всех этих там, Чуба, Басаврюка. биндеровцев нахху, в куски, бляц, и Пульхерию Андреевну, бляц, Шпоньку там очередями, очередями ты-ды-дыд-ды-ды, в шматьё кровавое, и всё бляц, русский мир, йобана. Главное, кровищи, кровищи побольше, кишков там, ну, и скреп там бляц, и ценностей советских, конечно. - Ценностей, простите, каких? - только и переспросил Гоголь. - Как то я не дослышал. И, впрочем.... - Дрочим, - говорят грубые черти. - Знаем, что не сумеешь. Но можно и наоборот. "Мёртвые души" - такие: кароч, Чичиков гей, и Манилов, понятное дело гей, и Ноздрёв гей, и кто там ещё кароч, почтмейстер, полицмейстер, - все геи. Чичиков такой со всеми трахается паходу, а вот где Селифан говорит: "чего ж мужика не посечь? нет, ты посеки", - это можно оставить, но потом надо подробно описать, как они друг друга секут, садо-мазочка, кароч, ну, некрофилия под конец, потому и "Мёртвые души", типа в России лучший секс всё-таки - с трупом. Философия. Понял, братец? - Признаться, нет, - говорит Гоголь. - И не поймёшь, - говорят черти. - Можешь ещё в фейсбук писать, конечно. ПрозаРу, опять же. Или жэжэ сфигачишь, туда будешь пером скрипеть. - Позвольте, уточните: куда писать? - спрашивает встревоженный Гоголь. - В интернет. Ну, в стол, в стол, - поясняют черти. - В секретер, в бюро, в комод. В сундук. В саквояж.

Кирилл: Законноизбранный опять через три недели Президент России заявил, что нет никакой России, есть, был и будет СССР, и никаких соседних стран тоже нет, это опять же СССР. И что тлетворный Запад всегда отождествлял СССР с Россией и поэтому мы должны отождествлять Россию с СССР, чтобы не поддаваться тлетворному Западу. А то выдумали ещё Россию какую-то там. Гадость, фу. Все соседние страны, как указал Президент, это всё просто наши отпавшие территории. А отпали гадские эти территории, сказал законновыбираемый Президент, , они все, сволочь, отпали в результате холодной войны, то есть: их из нашей великой страны выманили жувачкой, джинсами, недоприглушенной пропагандой радио "Свобода", ковбоями из вестернов и сиськами из Плейбоя. - Насчёт радио не обещаю, - сказал президент, - но жувачка и джинсы у нас теперь тоже имеются в нужной пропорции, и лично я, как будучи гарант, это твёрдо гарантирую. Вы думаете, нам сисек жалко? Нужны сиськи - будут вам сиськи. Так что давайте уже. Президент настоятельно напомнил, что у нас есть атомная бомба, понел чо, бомба у нас есть атомная, не простая, блядь, бомба, вы думали, она обычная, а она, бомба, атомная вся, вы вот тут чего-то, я смотрю, шебуршите, прям как будто у нас нет атомной бомбы, а у нас есть атомная бомба. Также президент сообщил, что многонациональный советский народ это поголовно коллективисты, поэтому, если у вас есть недвижимость, деньги, иномарки там всякие и прочее буржуазное барахло, то особо не увлекайтесь, это всё коллективное. - Я думаю, что наш народ сделает правильный выбор и придёт на выборы, потому что низкая явка на выборах это неправильный выбор, а надо сделать правильный выбор и чтоб все как штык, пришли на выборы, для того, чтобы уже там, на выборах, сделать правильный выбор, который уже и без вас сделан правильно, так что смотрите, чтобы ничего неправильного, а чтобы всё было правильно.

Кирилл: .. жил один мальчик, и вот ему бабушка говорит: - Внучек, что-то я хвораю, пожалуйста, сходи в аптеку. Только, когда будешь возвращаться, ни в коем случае не забегай в Черноболотный переулок, не заходи в чёрные ворота и не разговаривай ни с кем из чёрного дома номер 13. Иди лучше дальней дорогой, по улице Ленина на проспект Карла Маркса. А мальчик был хороший, но непослушный. На обратном пути он завернул в Черноболотный переулок и зашёл в чёрные ворота. Тут из чёрного дома номер 13 вышла женщина в чёрном-чёрном платье, с чёрными-чёрными волосами и с чёрной-чёрной бородавкой на носу. Эта женщина посмотрела на мальчика каким-то таким странным взглядом. И говорит странным голосом: - Милый мальчик, мне нужна твоя помощь. Всего на пять минуточек. Пойдём со мной, а потом я подарю тебе велосипед. - Ладно, - сказал мальчик. - Только велосипед чтобы нормальный, спортивный. Не фуфло какое-нибудь. Вообще-то лучше бы даже деньгами. - Договорились, - сказала женщина и странно улыбнулась. Зубы у неё тоже были чёрные. Они вошли в чёрный-чёрный подъезд, поднялись по чёрной-чёрной лестнице, вошли в чёрную-чёрную дверь, а там - чёрная-чёрная комната. И посреди комнаты - чёрный-чёрный-пречёрный ... ГРОБ. Женщина подтолкнула мальчика к гробу. И вдруг мальчик увидел, что там, в гробу ... ... там - в гробуууу ... В гробу ТАМ Там - выборы. Президента Российского Федерации. Я тоже их там видал.

Кирилл: ЗВЁЗДНЫЕ ВОЙНЫ. ЭПИЗОД CLIV. ИСТОРИЯ: МИФ: ЛЕГЕНДА: ПРОБУЖДЕНИЕ ЗАСЫПАЮЩИХ. 1. ...Одна такая морщинисто-пупырчатая гадость рюфер Фальдо Литгер , снова поработил вселенную до последнего парсека. Всем ворочают чёрные рыцари-садисты из Гостепо. Во все углы космоса рюфер рассылает армады своих инцастов, и они обращают в рабство одну цивилизацию за другой. Флот благородных и в основном гуманоидных повстанцев начисто уничтожен в семнадцатый раз. Но скоро оказывется, что не начисто. (** Огромная Всемирная Целевая Аудитория должна помнить, что в фантастике повстанцы всякие, революционеры, подпольщики и террористы, также воры, грабители банков и взломщики сейфов это всегда хорошо, а всякие империи и королевства, регулярные армии и полиции это всегда плохо, хотя, впрочем, не так всё просто; главное, не забывать, что фантастика это не жизнь, а жизнь не фантастика; в жизни, наоборот, всякие там ваххабиты и гангстеры это плохо, а полиция это хорошо; хотя, впрочем, тоже не так всё просто). 2. Уже тысячу световых лет никто не знает, куда пропал благородный гуманоид дэйд-уджго Вет Эран. Адмиральша отправляет эту, как там её. ( ** ...а какая разница, это же Ши Спай, настоящее имя Шерлиз Спиковски, р. Уэстервилл, Огайо, слепяще яркие роли второго плана в "Ковбой в бикини 5", "Секс-колледж 3" и "Отрежь его, Дороти", затем главные роди в "Возвращение Человека Паука 7", "Возвращение Бэтмена 5" и джемйс-бонд-гёрлз в мегапроекте "Танцующий шпион", 2016 - 2024 гг, её всё равно Огромная Всемирная Целевая Аудитория будет именовать Ши Спай, а имени персонажа никто не запомнит, только совсем уж если маньяки). Ши Спай летит на поиски Чансо Санпо, которому однажды Нод Хикот, при случайной встрече в созвездии Козерога, сказал, что только дэйд Мор Озз знает, где найти Вет Эрана, правда, никто не знает, где найти Мор Озза.. Но Крутт Грубб знает, что на другом конце вселенной, на окраине Млечного пути вроде бы живёт её дядя Батый Мамай, двоюродный внучатый племянник Багга Ябба, который, если повезёт, укажет путь к самой Багга Ябба, которая, возможно, направит к джнампрунгершийским джнаравранхам. (** Огромная Всемирная Целевая Аудитория, вне всякого сомнения, наизусть помнит, кто это такие, как они выглядят, в каких они между собой отношениях и, главное, в какой степени родства они друг с другом находятся; впрочем, если ЦА запомнит, что в ЗВ все друг другу двоюродные, то тоже терпимо. На крайний случай есть википедия, там по каждому мышерыбовидному паукокрылу есть подробная статья). 3. Семь минут бегают, спотыкаются, катаются и попискивают Те Самые Два Робота - (** ... - уже в детском саду надоевшие, но без них никак, надо же, чтобы было видно, что это именно Та Самая Стар Вар, а не что-то другое. Да и смешно, как они тыц тыц тыц, пусть огромная Всемирная Целевая Аудитория порадуется). 4. Пустыни, скалы, скалы, пустыни, уже надоело, но тут Ши Спай, а также верный смелый смешной негр, то есть, разумеется, афроамериканец, хотя блин, Земли же нет, затерялась, и значит Америки же уже никакой нет, афропланетянин, как-то так ( ** нельзя же без афро-, правильно? ничего хорошего не должно происходить без участия афро-), - афропланетянин с Ши прилетают на планету, где кипит жизнь, какой-нибудь мегаполис и мечется , копошится и скачет миллиард всяких монстриков, чудиков, уродцев и поганцев; съёмки этого эпизода шли два года, было привлечено почти 11 000 карликов, лилипутов, горбунов и даунов; невероятно разнообразные облики иногалактян разрабатывали лучшие дизайнеры мира, стоимость каждой экипировки колеблется от $140 000 до $1 260 000, и если смотреть потом картинки, то действительно дух захватывает, насколько всё великолепно придумано и прорисовано. (** Впрочем, ОВЦА ничего этого не видит, потому что эти все эпизоды пришлось вырезать на 85 % во имя Главного Эпизода ближе к финалу, а картинки можно потом и в гугле полистать). 6. !!! Вот Он, Главный Эпизод, ради которого всё это. ...Битва в звёздах. Гигантская армада инцастов окружила маленький флот повстанцев, - всего три космоброненосца. Взрывы, клубы пламени. Гибнет второй броненосец повстанцев, третий броненосец повстанцев, седьмой броненосец повстанцев. Вот уже флагманский броненосец, предпоследний, весь пылает в огне пламени пожара. На мостике эффектно высится Адмиральша. Кругом рушатся переборки, стропила и подставки, взрываются компасы и ноутбуки. Но прозорливая Адмиральша погружена в себя. Она мыслит. Подбегает молодой, отважный, но не понимающий Главного, лейтенант: - Ваше превосходительство, пора. Вы же можете одним движением уничтожить и весь флот противника, и все базы, и самого проклятого рюфера Фальдо. Давайте уже нажимайте Кнопку Теслы. Ну. - ...Жизнь, - величественно назидательно таинственно проникновенно харизматично говорит Адмиральша, и в мудрых усталых печальных глазах её отражаются взрывы, всполохи и протубернацы. - Жизнь! миллиарды миллиардов световых лет, будущее, прошлое, вечность, вселенная. Вот Главное. - Не понял, - не понимает Главного лейтенант, не понимающий Главного. Адмиральша. - Проистечение, вот я о чём. Ибо! сквозь миллиарды миллиардов световых лет проистекает жизнь, из будущего в прошлое через вечность, и наоборот, из вечности в будущность прошлости. Принадлежит ли нам вселенная, лейтенант? Вот звёзды, планеты, белые карлики, чёрные дыры, кометы, метеориты, астероиды, - принадлежит ли это нам? Тебе, лично? Или мне? Ибо... Лейтенант, не понимающий Главного. - Ничего нам не принадлежит. У нас уже семь броненосцев из трёх уничтожено, всего три броненосца осталось. Адмиральша. - Уже два. Не перебивай. Ибо. Если нам не принадлежит вселенная, имеем ли мы право прерывать проистечение жизни будущего со всем её прошлым? Кто дал нам такое право? Там, на крейсерах нашего врага, тоже теплится жизнь, имею ли я право прервать ту цепь перерождений ради этой цепи? Ибо... Лейтенант, не понимающий Главного. - Имеете, мадам. У вас Кнопка. Адмиральша. - Ты скажешь, что там, на вражеских дредноутах и линкорах, властвует тьма, и поэтому мы, воины света, можем уничтожить тьму, но ты не понимаешь Главного, о лейтенант, не понимающий Главного, - ибо в сердце тьмы сияет свет, а в сердце света темнеет тьма, и так до бесконечности, тьма и свет проникают друг в друга и враг во врага, и друг во врага и враг в друга, как параллельные прямые, которые в вечной бесконечности перестают быть прямыми и параллельными, ибо бесконечность не бесконечна, а вечность не вечна, и сила в слабости, и слабость в силе, ибо, проявляя силу в тьме, ты должен помнить о проистечении слабости в свете и наоборот, тьму в силе проистечения, ибо Лукас делал первые серии во второй половине семидесятых, при демократе Джимми Картере, когда поражение во Вьетнаме прорвало плотину и хлынул мультикультурализм, причём именно жёлтый, весь этот дзэн, джедай, джиуджитсу, йодо, хуйодо, дао, шао, Мао, вся эта китайщина, но, тем не менее, после Картера был республиканец Рейган, начало Звёздных войн пришлось на эпоху холодной войны, когда чёрное был чёрным, белое белым, тьма тьмой, сила силой, и джедаи джедаями, но сейчас триста двадцать первое столетие, и ныне, в эпоху постпостпостпостпостпостпостмодерна, мы знаем, что всё не так просто, но и не так сложно, ибо простое в сложном, а сложное в простом, и это Главное. Ибо... Лейтенант, не понимающий Главного. - Наши же гибнут, мадам. Адмиральша. - Едало закрой. Ибо. Да, здесь и сейчас наши гибнут, но что есть здесь и что есть сейчас? Сейчас не всегда означает здесь, а здесь это не всегда наши, а гибель это порой зарождение пробуждения преображения, и наоборот; да, наши гибнут, представь, что в миллионе световых лет отсюда зарождается совсем иная жизнь, прорастает травинка, которую мы никогда не увидим, распускается цветок, совершенно не похожий на то, что мы называем цветком, порхает бабочка, которая нам может показаться совсем не бабочкой, и что значит жизнь наша с тобой, ибо... Лейтенант, не понимающий Главного: - А нафига мы, повстанцы, тогда повставали-то? - (Огромная Всемирная Целевая Аудитория тоже этого не понимает, на то на и Огромная Всемирная Целевая . Она, Аудитория одно должна усвоить: это при Рейгане всё держалось на сюжетных поворотах, стрелялках, экзотике, на монстрах и на спортивной фигурке принцессы, сейчас иные времена; аудиторию надо не увлекать, а непрерывно переперепревоспитывать; теперь всё внимание ОВЦА - на монологи о Главном, и тихо мне тут). 7. Тут последний броненосец из трёх оставшихся взрывается, но повстанцы улетают на трёх последних броненосцах. Катятся куда-то смешные роботы (Те Самые), и становится понятно, что в следующем выпуске скорее всего именно они, Те Самые Роботы Нашего Детства, вполне возможно, взорвут весь инцастский флот и вообще разрушат империю. И вообще наши победят, там, потом, когда-нибудь.

Кирилл: ... но они всё-таки болваны. Наверно, и даже скорее всего, - жестокие, страшные, - может быть, невыносимо страшные, - но всё-таки - болваны. Если они меня приговорят к повешению, например, - то да: и изловят, и скрутят, и повесят; но: верёвка три раза оборвётся и придётся одному из подполковников дать свою парадную портупею; перепутают бумажки, и зачитают приговор какого-то Автандила Зерабришвили, а не мой, Кирилла Серебренитского, и в оправдание капитан скажет: "однофамилец, йопта"; прапорщик вышибет табуретку с одного маха, но не ту, и председатель трибунала поднявшись с паркета, заорёт: "Да не мою, блядь!". Вместо ксендза для меня вызовут почему-то муллу, и тот приедет по другому адресу на следующее утро, потому что нельзя же мулле назвать правильное время и правильный адрес, вдруг он ваххабит. В последний момент вместо меня нечаянно повесят доктора, потому что тоже седой и в очках, и уж потом, наконец, меня. Когда мне дадут последнее слово, я заплачу, но скажу: - Вы болваны.

Кирилл: ...нет, вы меня неправильно поняли. Я никого не буду убивать и ещё как-то там обижать за политические убеждения, когда стану диктатором России. Я даже ругать никого не буду, за убеждения, когда стану диктатором. Меня же, диктатора, можно будет ругать от души и от пуза, с утра до понедельника, самыми нехорошими словами, неприятными жестами и даже в рифму. Я не буду отзываться никак. Мне и сейчас уже фатально некогда переругиваться, а когда я стану диктатором, то, я уверен, просто буду смотреть сверху, как туча на зонтики, и только изредка разражаться раскатами громового хохота по таинственно непонятным поводам. Когда я стану диктатором, будет такая яростная свобода, что всем либералам и анархистам стыдно будет друг другу в глаза смотреть, потому что не они додумались до такой свободы, а я, диктатор. Все борцы за свободу от скуки и невостребованности эмигрируют в Северную Корею. Всем, кто хочет воевать за русский мир, за сферы влияния, за панславизм, за Константинополь, за мировую пролетарскую революцию или ещё за что-нибудь, я разрешу таки воевать. Где угодно. Только не там , где я диктатор. Каждый желающий сможет купить автомат, уехать в любую точку шара, если пустят, и рыскать по пескам и джунглям в поисках русского мира, пока не поймают. Каждый любитель коммунистических идей сможет беспрепятственно строить коммунизм, когда стану диктатором. Хоть два коммунизма. У нас самая подходящая для этого страна. Обширные слабозаселенные пространства, агонизирующее сельское хозяйство, заброшенные деревни. Каждый может уехать в специально выделенные депрессивные районы, взять несколько гектаров, отстроить развалившуюся избу, перекопать колодец, набрать валежника, купить корову и - вперёд, к равноправному обществу без классовой эксплуатации и прибавочной стоимости, при одном только условии: своей мозолистой рукой и на строго ограниченной территории. На тропинках мы за казенный счёт установим знаки и развесим баннеры с серпами-молотами и черепами-костями: "осторожно, коммунизм 6 км", чтобы турист какой не забрел. Любители сталинского экстрима смогут даже гулажик небольшой соорудить, для личного пользования, я выделю им для этого земли на Колыме. Ревнители устоев могут сколько угодно колотить своих супруг, просто это нужно будет оговорить заранее и прописать в брачном контракте. "Я, такая-то, как будучи очень православная, (или ещё какая-нибудь), даю свое полное согласие, аще бы законный супруг по желанию и необходимости не чаще трёх раз в седмицу костылял бы меня десницею и шуйцею без применения ног, а такожде шпандырил бы меня следующими предметами (нужное подчеркнуть)". У нас есть земля ФранцаИосифа и другие архипелаги в Ледовитом океане, на которых вообще никто не живёт, кроме пингвинов, а на некоторых даже пингвины не живут. Это идеальное место для проведения ежегодных гей-парадов. Там никто не будет мешать. С пингвинами уладим.

Кирилл: стишок полуторалетней давности, который в эти дни обрёл актуальный, но противоположный смысл, вот так всегда. Конец октября. Полухино Чупятовского сельсовета. Спать бы давно старухе, но Теперь не уснуть до рассвета. Сергеич сказал, на неделе По радио снег обещали. Ноги весь день гудели. В пояснице хрящи трещали. До лета бы снова дожить бы. Неохота зимою дуба. По-хорошему, дров прикупить бы. Хотя бы ещё полкуба. А медпункт-то теперь в Чупятово. Тридцать два километра. Электричества нет с полпятого. Наверно, опять из-за ветра. Что ж. Вот керосин, вот лампа. На колени, кряхтя от боли. И стала молиться Николе: - Чудотворче. Пусть выберут Трампа

Кирилл: ...в предвкушении девятомайских мистерий и дедовоевайских оргий - повторю свой стишок, может, кто-то не видел. По асфальту Звон подков. Самый модный из полков - Полк лейб-гвардии Гусарский Грохоча, стуча, бренча, - По Четвёртой Пролетарской Шёл на площадь Ильича. Вон знакомый мой гусар Из аула Акбасар. Год, как принял эскадрон. ... Аксельбанты с двух сторон, На груди его тельняшка, Выше - синяя фуражка. Над фуражкою плюмаж. Над тельняшкой камуфляж. Под тельняшкою наколот Острый серп и тяжкий молот. Ниже следуют наколки - Львы, Медведи, Тигры, Волки, Gott mit uns И два хадиса. "I Love you тебя, Алиса!!!". Три двуглавые орла. По-арабски "иншАлла". Вязью "Сила в правде, брат". Череп, Кости, Коловрат. Как тут не залюбоваться? А на знамени полка: "19 - 18". Чёрным, крупно: "ВЧК".

Кирилл: ....синопсис научно-фантастического сценария для Голливуда. "За пять биллионов световых лет (или каких-нибудь там галактических мегадециметров) от Земли была большая оранжевая планета, и на ней жили макроразумные микросущества. Издали эта планета казалась часто-полосатой, потому что всю её покрывали искусственные параллельные чёрного гумуса, то есть гигантские грядки. На этих грядках микросущества выращивали основу своей жизнедеятельности: картошку. Которую кушали. Потом эта планета как-нибудь там взорвалась. Микросущества спаслись и прилетели на Землю, - потому, что во всей Вселенной только на нашей планете в достаточных количествах имеется картошка. Чтобы не создавать этических проблем, микросущества замаскировались под полосатых жуков, - чёрно-оранжевых, под цвет планеты. Они обосновались в США, в штате Колорадо. Оттуда быстро распостранились на другие континенты. И потихоньку создали свою параллельную цивилизацию под ногами человечества. Естественно, они принялись усердно кушать картошку. Увы. Человечество не пожелало разделить картошку с пришельцами. Люди начали яростно давить, травить и жечь колорадских жукокиборгов. Тогда микросущества-псевдожуки перегруппировались. Они выбрали одну большую, несуразную и беспокойную страну. И там превратились из чёрно-оранжевых полосатых жуков в чёрно-оранжевые полосатые ленточки. Под видом ленточек пришельцы разными способами присасываются к людям. Пришпиливаются к одежде, сумкам, очкам и костылям. Обматываются вокруг шеи. Заплетаются в косы и в бороды. Исподволь эти ленточки воздействуют на человеческий мозг и на всё остальное. Под их воздействием люди быстро становятся угрюмыми ожесточёнными дураками. И заодно алкоголиками. Одновременно из-за происков коварных инопланетян в этой стране исчезают разнообразные продукты, доставляемые из других стран, цены на еду растут, а доходы резко сокращаются. Поэтому вскоре картошка оказывается основной, а потом и единственной агрокультурой. Даже в больших городах газоны и скверы превращаются в картофельные плантации. В недалёком будущем, по замыслу захватчиков, оккупированные ими дураки переуничтожат друг друга. И гиперразумные полосатые ленточки на высвободившейся части планеты смогут, наконец, спокойно кушать картошку.

Кирилл: 2011 (вроде бы): Неведомы Глубины Бытия Земную жизнь пройдя до половины, Узнаешь: половина - не глубины. Не дно глубин. А то и не края. Безжалостны Глубины Бытия. Мольбы и ярость равно бесполезны. Наш путь - по льдам. И подо льдами – бездны. Вдали призывно стынет полынья. Обманчивы Глубины Бытия Коварна повседневности неброскость. Ты ищешь твердь. Или хотя бы плоскость. Но тщетно. Жизнь не пристань. Но ладья. Насмешливы Глубины Бытия. Заглянешь в поисках Торжественного Смысла, А там - тождественное смыслу грызло. Бессмысленно мясное. Как свинья.

Кирилл: ...этой ночью придумал и записал, одним махом, в течение часа. Называется, пожалуй, так: 2029. ............ Холод рёбра перебирал. Ночь. Комары зудели. Валерий молчал. Слова подбирал. Подростки молча сидели. Была ситуация люто остра Минуты мучительно жёстки. Валерий стоял. А вокруг костра Полукругом сидели подростки. Крыгин Валерий. СССР. Высшее. Сорок три года. В разводе. Вчера ещё инженер. С Чупятовского химзавода. - Ребята, - (язык от волненья свело). - Поговорим спокойно. Я понимаю. Нам всем тяжело. Знаете, все эти войны - Кто-то сказал: - Да нахуй он нам? Но главный одёрнул: "сдрисни". - Слышь, ты, лосяра. Ответь пацанам: В чём Смысл Жизни? - Это, ребята, вопрос такой, Про все эти самые штуки, Валерий хотел бы взмахнуть рукой. Но были связаны руки. - Знаете, парни, с одной стороны, Я лично не верю в Бога. Но внешние силы, они, блин, нужны. Надежда нужна. И подмога. Поэтому, блин, ну как бы сказать? Это же надо подробно. Ребят, а руки нельзя развязать? А то говорить неудобно. - Ну, рос я ребята, как все растут. Жили мы небогато. Родился. Учился. Завод. Институт. С третьего курса в солдаты. Расстрелов не было, как сейчас. Но строили нас, гоняли. По пятницам вечером был политчас. И нам на нём объясняли, Что мы рождены, чтоб служить Руси Отечеству, блин, и Отчизне. Но его перебили: - Блядь, не беси. В чём Смысл Жизни? - Ребят, не сбивайте, а то собьюсь. В общем, расширилось НАТО. Восстановили Советский Союз. Восстали мордва и буряты. Талоны на хлеб. Талоны на соль. Пайка заместо зарплаты. США сыграли ведущую роль, Ну, и жиды виноваты. Все воевали и я воевал. Витебск, Карелия, Грузия. Дальше разгром. И раздрай. И развал. Комиссовали. Контузия. Дальше - обычно: снова завод. Послали в наряд за дровами. Больше-то некому. Ну и вот. Стою теперь перед вами. Они говорили: за Русь умри, Держава, народ, блин, ура, блин. И что? И утрусь я в свои сорок три. Я пуст, пацаны. Как ограблен. Я самый обычный, ребят. Я как все. Такое уж мы поколение. Но раз уж палка я вам в колесе, То вот вам моё размышление. Разные нации. Разный Бог. Но есть то, что все мы хотим. А может, смысл - он вот здесь, между ног. Короче, любовь, блин. Интим. Ну, видите сами, я мятый такой. Контужен, чахоточный, слабый. Но всё же тоска же. Рукой да рукой. Охота, ребятушки, с бабой. Ребята, ищите родное, своё. Пусть мало, но сердцу мило. Но подростки сказали: - Ваще гнильё. Чё-то, блядь, притомило. И главный сказал: - Вот все они так. Как, блядь, червяки. Как слизни. Хорош изгинаться. Слышь ты, мудак: В чём Смысл Жизни? ..... Дождик убил остатки костра. Утро уныло и серо. В кострище ключица и три ребра. И гнутый жетон инженера. Лес. Перелески. Поля. Горизонт. Дальше, за ним, артиллерия Ухает. Всполохи. Пензенский фронт. Дальше уже без Валерия.



полная версия страницы