Форум » ТВОРЧЕСКАЯ ЛАБОРАТОРИЯ [Орден Миннезингеров Сверхновой Сарматии] » ВАШИ МИНИАТЮРЫ » Ответить

ВАШИ МИНИАТЮРЫ

Олег Гуцуляк: ваши тексты

Ответов - 29

Таба: Осень пахнет кальвадосом... Нынче ветрено и волны с перехлестом. Скоро осень, все изменится в округе. Смена красок этих трогательней, Постум, чем наряда перемена у подруги. И.Бродский (Письма римскому другу) Вы замечали, что у лета нет запаха? Можно почувствовать поздней осенью,- дуновение зимы… Запах будущих морозов, вьюг, мокрого снега, нового года…Можно почувствовать зимой,- дуновение весны…талого снега, луж, мокрой земли, едва уловимый аромат подснежников или нарциссов.. А осень, это просто мириады ароматов…пахнет дождь и листва, пахнут честные мохнатые астры и золотые шары…сладко-горькая рябина и яблоки….. и яблочный самогон, который имеет прекрасное название-Кальвадос, напиток странных и удивительных людей из романов Ремарка… И пропадают комары и мухи…. И небо становится прозрачнее…И зонтики, расставленные в учреждениях пахнут тревожно и романтично…..Некрасивые женские ноги прячутся в кожаные сапоги и черный нейлон…и женщины в плащах и осенних куртках, длинных юбках и колготках, опять становятся женщинами… Я влюблялась и любила во все времена года, кроме лета….. Но самая большая любовь всей моей жизни, случилась именно осенью….Когда темнеет рано…. и открывается дверь…. и ваш любимый входит и раздается щелчок зонта, чтобы поставить его сушиться… и вы обнимаете его и чувствуете, как запах дождя мешается с его парфюмом и щека чувствует колючий воротник свитера… Осень это пограничное состояние души и тела……. поэтому осенью влюбляются, сходят с ума и умирают…… Можно любить все времена года, но если ты не любишь осень, то с тобой не о чем говорить, неинтересно спать, и невозможно тебя любить.

Таба: Осеннее небо сумасшедших богов В черный вторник 1998 года, мой когдатошний любовник разорился. Единственное уцелевшее из его предприятий - Ритуальные услуги "Нежность" стало нашим домом. Электричество отключили. Темнота опускалось на Питер в 18.00. И с шести вечера, мы бродили среди элегантных, не распроданных гробов и шелестящих венков, как два заплутавших выходца с того света. Спали мы в разных, но одинаково дорогих дубовых гробах. Иногда любовник хохотал,умоляя меня не уснуть в гробу с зажженной сигаретой. Пили по обыкновению много. Под утро, когда от абстиненции болела голова, и хотелось секса, я шлепала к любовнику босыми ногами по ледяному полу. Свечи отбрасывали на стены мою причудливую тень, раскачивающуюся на члене или над членом, как старый еврей на молитве, и мозг мутился от фантазии, что я сплю с каким- то нереальным графом Дракулой. В ноябре, на питерских улицах убили много бандитов. Приезжали их уцелевшие коллеги и веселые, элегантные вдовы. Скупали, не торгуясь элитные двухкрышечные гробы и венки, ленты и деревянные кресты, кованые звезды Давида и латунные полумесяцы для мусульманских братков. Наши дела наладились. Самой красивой вдовой, была Макда Гольдберг. Бледная до прозрачности, с огромными синими глазами, высоким подъемом ступни и невероятно красивыми руками. Её покойный муж, был лучшим кантором питерской синагоги и самым талантливым финансистом черного рынка. Пока рыжий брат Макды, листал похоронные буклеты, я поила её мартелевским коньяком (такая традиция госпожа Гольдберг ничего не попишешь), заваривала ей натуральную арабику и вмазывала в красивый рот целые ложки тирамису. Макда растерянно и пьяно улыбалась, послушно открывала рот, а я умирала от желания завалить её на пол прямо в зале траурных церемоний. Мой Любовник…Если бы меня попросили рассказать о нем.. Я бы ответила. Он, очень милый…добрый… умный…., полностью запутавшийся негодяй. Он мое неискаженное отражение № 1. Неискаженным отражением № 2 стала Макда Гольдберг. Макда стала третьей в той безумной питерской осени. Именно она стала той точкой невозврата и обратным отсчетом в наших жизнях и судьбах. (из ночных диалогов с Макдой) Таба поедем к буддистским монахам и поженимся там втроем)) Давид я хочу с Вами туда, где вообще никого нет, и никаких ****ских достопримечательностей типа Лувра....нам нужен будет еще тайный дом…… Макда тайный дом? Давид сосны, лес, хруст снега под ногами, запах дерева и сушеной малины, потрескивание углей и блики свечей и талая вода и тишина, тишина, тишина нарушаемая только вашим смехом, визгом.......... Макда ))))хочу... ты прочитал мою мечту... Таба Не твою, а нашу ****ь такая)) эгоистка блин((( Давид вы обе маршалы сердца моего.. Таба вы настолько мои))))даже не представляете насколько... родные мои...единственные мои плохие мальчик и девочка... Все это было слишком хорошо, слишком сладко и остро, чтобы однажды не случилось, то, что должно было произойти неминуемо… О чем можно думать ночью в похоронном бюро? Когда есть не хочется, а алкоголь греет кровь … Когда твои любимые спят… И шум города не слышен…. И не нужно вести детей в школу утром…. И не нужно делать ремонт… И покупать какой нибудь ****ский линолеум….О чем? Конечно о любви и смерти…. Когда сознание рисует фантасмагорические, галлюцинаторные картины, которые ты рвешь на фрагменты одним взмахом ресниц…. Мой Любовник Давид….Дава….Любимый плохой мальчик….У тебя длинные, красивые пальцы, такие, которые и положено иметь доктору.... А ведь ты был талантливым врачом….Твое похоронное бюро добрых дел, такое логичное продолжение профессии эскулапа….Когда ты говоришь жестикулируя, можно влюбиться в одни руки……Твои сумасводящие ****ские и родные запахи……запахи одеколона, алкоголя, табака и меда… едва уловимые и ярко выраженные…Та мистика, когда ты рассказываешь мне о чем я думала и мечтала перед сном…самое сокровенное и запредельное….Как ты беспощадно сладко угадываешь мои желания и предвкушения……Помнишь, как я сказала тебе, что хочу групповой секс? Ты посмотрел на меня иронично поверх очков и спросил «Ты хочешь других мужчин, кроме меня?» «Нет,- ответила я торжественно, Я хочу других женщин вместе с тобой)))» Скоро час волка,…… когда оживают бессмертные души давно забытых людей, словно Метатрон открыл двери третьего неба…. в этот час, в нашем похоронном бюро, что возле Волкова кладбища, даже воздух имеет движение….Мы оба знали заранее о появлении Макды в нашей жизни…. Словно вычитали её в прошлом…..в тяжелых завитках свитков и пергаментов….Когда смотришь в прошлое, а видишь будущее…. И была она нам сладка, как мед и радостна, как вино и непостижима в своей хрустальной печали, словно персонаж ненаписанных романов Дер Нистера….

Амира: альфред кох Мальчик лежал на диване и играл на компьютере в "Марсианские хроники". Это была интерактивная игра-ходилка, где по ходу игры нужно было подпитыватся "энергией" угадывая героев рассказов Брэдбери и Азимова. Мальчик довольно хорошо эти рассказы знал. Он смотрел старые сериалы, снятые по этим рассказам. Он, разумеется, читал их на планшете, куда загрузил почти всю библиотеку Конгресса, он много раз участвовал в интернет-викторинах по ним. И даже однажды выиграл стик на 124 гигабайта. Мальчик был увлечен игрой и не заметил как в комнату вошла мать. Она некоторое время неприязненно смотрела на него, а потом сказала громко и резко: - Это когда-нибудь кончится? Мальчик вздрогнул: - Что ты имеешь в виду? - Ты целыми днями сидишь в компьютере. Это уже невыносимо! Я просто вижу, как ты тупеешь! С тобой невозможно говорить, ты все время где-то витаешь! - Мама, успокойся, все нормально... - Нет, не нормально! Что тут нормального? Нет! Я не могу смотреть, как мой сын сам себя гробит... - Что ты предлагаешь? Я не понимаю суть претензий! - Да какие там претензии... Ты все мимо ушей пропускаешь... Торчишь целыми днями в своем интернете... Боже... Что из тебя получится... В твои годы я читала книжки. Вот скажи, только честно: когда ты последний раз открывал книжку? - Началось... - Да! Началось! Вместо того, чтобы целыми днями торчать к своем лоптопе, лучше бы книжку взял да и почитал... Господи, эти гаджеты их угробят... - Ой, ну мама, опять ты со своими книгами... - Я в твоем возрасте читала запоем. Вот смотри какую книжку я тебе нашла. Эту книжку я купила, когда мне было столько же лет, сколько и тебе сейчас! Хочешь сделать мне приятное? - О , Господи... - Да, да! Господи! Вот отдай мне свой лоптоп и возьми эту книжку. И хоть часик почитай, пока я ужин готовлю... Ну, сыночек, ну, пожалуйста... Ну, не могу я смотреть, как ты сам себя гробишь... - Ок, ок! Давай свою книжку. Ты же все равно не отстанешь. - А ты мне комьютер отдай. Чтобы мое сердце было спокойно. Чтобы я готовила и была уверена, что ты читаешь, а не по сайтам лазишь. И не с приятелями болтаешь в чатах... Вот прочитай хоть первый рассказ. А за ужином я тебя проверю: читал ты его или нет. Хорошо? - А куда мне деваться? Еще возьмешь и ужин отнимешь... Если я не послушаюсь... - Ну ладно, не сгущай краски... Ну сыночек, ну ты сделай это для меня... Чтобы мамочке приятно было... Хорошо? - Ну я же сказал: давай твою книжку. Мать с победным видом вышла из комнаты сына. К груди она прижимала свой трофей: компьютер сына. Навстречу ей вышел муж. Она прижала палец к губам: - Тссс... Он взял книжку читать! Не отвлекай его. Пусть хоть часик делом займется, мозги свои разовьет... А то все в компьютере сидит целыми днями... Так все каникулы и просидит. Муж понимающе кивнул и они на цыпочках отправились на кухню. - А что ты подсунула-то ему? - Прекрасную книгу. "Марсианские хроники" Брэдбери. Самое время ему ее прочитать. Я как раз в его возрасте ее читала. - Да, это хорошая книга. И еще бы я дал ему "Я - робот" Азимова... Надо будет мне за него взяться. Пусть почитает нормальные книжки. Которые я в детстве читал. А то, действительно, сидит целыми днями в компьютере. Скоро дебилом станет..

Bender: Длинный путь не по Кингу И он полз. Обдирая руки, оставляя в выбоинах ногти, и мелкие кусочки кожи. До Красной Площади было рукой подать. Совсем рядом. Ещё чуток, и он на месте. Доползя до старого мусорного бака, он прислонился спиной к его холодному боку. Осмотрел лодони, и заплакал. Лодони, его пока ещё тёплые лодони... Ими он ласкал сына Ванечку. Ими нежно хлопал большую жопу своей жены. Они заживут. Непременно заживут. Должны зажить. Залечиться. Выглянув из-за бака всего на пару секунд, он увидел абсолютно пустую улицу. Ветерок, такой тёплый весенний ветерок гнал по улице обрывок бумаги. Это же ветерок принёс запах жаренного мяса... Нужно было продолжать путь. Он пытался себя заставить. Он кричал себе, что это его долг. ........................................................................ Он снова отдыхал. Лёжа спиной на грязном асфальте, он подставлял солнцу лицо. Тепло проникало в каждую его клеточку, наполняя энергией обезсиленое тело. Он давно сбился со счёта времени, расстояния. Те, кто вышел в путь вместе с ним... Память безжалосто их стирала. Теперь он помнил лишь их тени. Сухой язык царапал нёбо, а в горле было ощущение песка. Он почему то вспомнил свою деревню. Как ещё мальчишкой, таким худым и угловатым, он бегал на речку, и по пути всегда дразнил соседскую козу Зойку. Молочка бы сейчас... Глоточек... Хватит. Нужно вперёд. .......................................................................... Осталось совсем немного. Ладоней больше нет. Есть две огромные, сочащиеся сукровицей раны. Он опирался на локти, обмотанные какой-то пахнущей мочой тряпкой. Он твердил себе что сможет. Что нет других вариантов. Что это единственный выход. И жалел о том, что вообще выдвинулся на Красную Площадь. Сто раз пожалел. И сто раз проклял жену, которая не удержала его. ........................................................................... Вот. Ещё чуток. Он уже видел тёмные палатки. Осталось совсем не много. Близость цели придавала сил. Близость цели заставляла раны кричать. Он посмотрел на левую ногу. На ране, оставленной таким же отчаянным путешественн ком, мухи уже отложили яйца. Скоро они вылупятся, и начнут пожирать его. Но он успеет. Он не оставит им шансов. Ведь он уже близко от цели. Он уже видел рвущие пространство лучи прожекторов. Он уже слышал бормотание генераторов. Он уже сильнее чуствовал запах жареного мяса. ............................................................................. Почему он на него так смотрит? Аааа.... Это потому что он на животе. Ну ничего. Ничего, сука. Он поднимется. Вцепившись в штанину совершенно чёрного человека, он попробовал подтянуться. Ладони отозвались жуткой болью. Боль перекинула его на спину, вырываясь из пересохшего горла почти звериным рыком. Нельзя. Никакой слабости. Не проявлять слабости. Пусть чёрный смотрит. Пусть скалится в белозубой ухмылке. Всё - ради Цели. Он заставил себя подняться на колени. Руки плетьми свисали вдоль тела, выставляя напоказ изуродованые лодони. - Плиз, мистер, плиз.... Ю маст листен ту ми... Он пытался вспомнить английский. - Плиз... Май вайф... Май сан... Иф ю вант- фак хим. Фак хим хард. Бат... Плиз... Гив ми сом литл виски... Афтер тиз, ю вил фак ми ту... Бат гив ми факинг виски.... Чернокожий солдат опустил взгляд. Он рассматривал его секунд пять. Потом повернул голову в сторону, и крикнул кому то в глубине лагеря. - Микола. Тут це... Ще один йобнутий москаль приповз. Щось там пиздить англійською... Шо воно хоче? Микола, трясця твоїй матері!!! Прибери це лайно, бо я йогу йобну. ............................................................................... Что? Что кричит этот чёрнокожий воин? Он что, не понимает его? Почему он его не понимает? Неужели всё было зря? Зря?? ЗРЯ?????? Он поднял голову к небу, и жалобно завыл...

Bender: Шок и трепет в Воронеже. Плюхнувшись на старенький диванчик, на котором по семейным преданиям был зачат весь род Говнохлебовых, Василий Говнохлебов старший вытянул вперёд руку с пультом от ТВ, и издав "пыщь", нажал красненькую кнопочку. Старенький "Gold Star" никак на это не отреагировал. "Пыщь пыщь пыщь", удивился Васька такой наглости, перед тем как понял что верный друг скончался. Не помог реанимировать телевизор даже отчаянный поступок, который заключался в постукиванию по пластиковому корпусу, не единожды перемотанному синей изолентой. Сердце ушло в пятки. По позвоночнику пробежал холодок, а Васина жопа предательски захотела срать. В дверь Васиной комнаты настойчиво постучали. Решив что жопа подождёт, Василий прошлёпал босиком к неспокойной двери, оставляя влажные отпечатки немытых ног на стареньком паркете. -Чё надо?-спросил наш герой у двери. -Отворяй, пёс. Мы из Управления. Отворяй, собака!!!-голос был глубокий, дерзкий и властный. Дрожащими руками Вася отодвинул щеколду, и отступил от двери на два шага в глубь своего жилища. Ввалившийся гость, почти двух метров роста, вид имел мрачный и устрашающий. Его рыжая и неопрятная борода разлеталась во все стороны. В одной руке он сжимал нагайку, а в другой поводок, на конце которого сгорбился Смотрящий. Смотрящих стали утверждать совсем недавно, из числа наиболее преданых жителей дома. Сегодня была очередь Васькиного соседа. -Поступило уведомление, что ты, ирод окоянный, Телевизор не смотришь. Который тебе Государем даден был что-бы ты, серость, к Свету Царёвому тянулся - прорычал вошедший Смотритель. -Не смотрит, не смотрит, батюшка. Третий день уж не смотрит. Крамолу в голове думает поди, лишенец - быстро протараторил Смотрящий, поедая Васю взглядом. -Ответствуй, пёс. Кто надоумил не смотреть? Кто на шептал? - проорал Смотритель, и ударил Ваську в ухо с такой силой, что тот невольно упал задрав ноги, и являя взору пришедших дыру на спортивных штанах, предательски притаившуюся в районе паха. -Никто, батюшка. Никто, родненький. Благословенный Телевизор, дар Государев за труды мои, изволили сломаться. Пиндосы проклятые поди гадят. -Третьего дня сломался, а ты и молчишь, скотина? Рад, что Государя подставил? Отвечай, сучий смерд, почему не доложил в Департамент Здравомыслия? -Пил я, родненький, пил я. Вот с ним и пил - ткнул Василий пальцем в сидящего на поводке соседа - Царёв Нектар вкушали. И Зинка, сожителька моя, завсегда подтвердит. Она сейчас в Лекарне Околоточной. Синяки и бланши выводит. Всё, как в Уставе написано, так я ей и проставил. Смотритель дёрнул поводок, пнул ногой Смотрящего и прорычал. -Почему не доложил, скотина? Пошто отвлёк от дел? Сам не мог докладную составить, сука? -Так я грамоте не обучен, не умею писать и читать. Не того сословия я. Я по табелю "Сука Чумная", а грамота токмо с " Дятла Дурного" дозволена - начал оправдываться Смотрящий, паскудненько подхныкивая, и пуская соплю. Смотритель почесал бороду, крякнул "Бардак, блять", и пнул ногой в живот Васькиного соседа. -Значит так, холоп. Сегодня же доложи о ЧП. Состряпай пояснение. И отволоки Телевизор ремесленикам-электронщикам. Завтра проверю. И береги тебя Господь, коли на " Великом Пасасательном Давании'', не поприсутствуешь. Лично голову тебе тогда сверчу. Дёрнув поводок, он вышел в общий коридор и спросил у Смотрящего. -Куды далее, охломон? -В писятсидьмую пожалуйте. Они вчерась всей семьёй Всеслушательное Радио ругали - проскулил Васькин сосед. Закрыв дверь, Василий прополз в колодезную. Умывшысь из унитаза, служившего ему раковиной, он вытерся рукой, сплюнул, и прошептав "Спаси Владимир, и охрани", начал собираться в Департамент. -Опять иродам лупоглазым проставляться прийдётся... А где на всех набрать?...Эхх... Смеркалось.

Bender: Укрощение строптивого. Кружи меня, Владимир... До помрачения кружи... Ритм, Вова... Главное - не сбивайся... Мы через столькое прошли вместе...Раз-два-три, раз-два-три... Больше страсти... Сожми меня крепче... Кружи меня... Я хочу раствориться... Меня должно быть больше... А ты помнишь, как хранил во мне сбережения? Я оценил твою верность... А они рухнули... А я вырос... Меня стало только больше... И ты не жаловался на мою полноту... Вот так... А когда Нефть не выдержала ритма и упала? Помнишь, как мы смеялись? Глупые пиндосы... Раз-два-три... Глупцы... Они не понимают... Скоро мы их... А помнишь, как мы всех обманули? Ну, тем якобы романом с Китаянкой... Я так хохотал... Вот так... Больше плавности, Володенька... Мы растворимся в этой мелодии... Ты и я.... Димку не зови только... Он не выдержит ритма... Будем только мы.... *********************************************** Владимир подхватывал, умело вёл партнёра и старался не сбиваться. Рубль нежно положил голову на его плечо, и от удовольствия зажмурился. Он полностью доверял партнёру. Они через многое прошли вместе, не растеряв ни капли тех чуств, которые были с самой первой их встречи. Володя конечно иногда танцевал чарльстон с Долларом, мазурку с Евро. Но он никогда не признается в этом Рублику. ************************************************ Скажи, Вова.... Не предашь? Не бросишь?.... Как хохлы.... Меня, на какую то.... Как её там.... Да что она может.... А я... Меня с каждым днём.... Я знаменит... Все хотят... А я только тебе, веришь?... Никто не нужен кроме тебя.... Учителя, врачи... Плебеи... Я никому.... Только твой... Возьми меня на руки..Обними меня... Крепче.... Верю тебе.... Ты не дашь мне упасть?... В глаза мне скажи.... Теперь верю.... Мы вместе ещё станцуем в Вашингтоне и Берлине.... Раз-два-три, раз-два-три... Быстрее... Кружи меня, кружи... Ты же поддержишь меня? Кто, если не ты.... Одно твоё слово... И я до неба.... И я на дно.... Всё ради тебя... ************************************************ Владимир гладил спину Рублика. Иногда проводил по ней ногтями, от чего у поддатливого партнёра пробегала по телу дрожь... Рука Вовы опускалась всё ниже... Вот он уже сжимает крепкие ягодицы Рубля... С улыбкой Владимир отмечает, как твердеет курс у его партнёра. ************************************************* Ну что ты делаешь, шалунишка.... Ну не здесь же.... Все смотрят..... Перестань.... Стоп, я сказал стоп.... Ну нельзя же так.... Ты меня позоришь.... Что.... Нуууу.... НЕТ!!!! Я СКАЗАЛ НЕЕЕЕТ!!!!!.... ОНИ ЖЕ СМОТРЯТ!!!!! ААААААААААА...... ************************************************ Он снова это сделал на глазах у всех. Порочная страсть обуяла его и в этот раз. Он не мог контролировать порывы, оправдывая себя тем, что это нормально — хотеть того, кого любишь... И пусть смотрят. Он не будет стесняться своих чувств.

Bender: Праздник наступил. Уже в 23:50 вся семья сидела у телевизора. Технически, все сидели за праздничным столом. Но взгляды были устремлены не на репу с майонезом, и даже не на маринованую крапиву. Одиноко скучал и жареный голубь, который являлся главным украшением торжественного ужина. Все смотрели в телевизор, и боялись громко дышать. -Пора, мать. Глава семейства нажал кнопочку на пульте, и телевизор приветсвенно моргнул экраном. Разогреваясь, кинескоп явил восторженным взглядам Кремль. Ракурс был выбран крайне удачно. Было видно и ёлочки, и звезду. Куранты задорно красовались золотыми стрелками. Медленно падающий снег, только добавлял картинке уюта. Камера проехала чуть в сторону, являя взглядам телезрителей Его. Президент стоял сложив руки на груди, и улыбался, излучая доброту. Вдруг, он замахал руками, и хихикая стал ловить языком снежинки. Делал он это настолько искренне и задорно, что каждый зритель вдруг вспомнил своё детство, и прослезился. Президент кружился. Иногда он подпрыгивал, стукая в воздухе каблучками дорогой обуви. Шарфик развивался, что только добавляло лихости происходящему. Полы его пальто, описывали причудливые фигуры, развиваясь как фалды френча у лихого гусара. В каждом его движении было столько тепла, детского задора и наивности, что младшенький из зрителей стал выкрикивать "Ура", и хлопать в ладоши. Продолжалось это веселье минут десять. Поймав на далеко высунутый язык последнюю снежинку, Президент подмигнул в камеру, улыбнулся, и отбивая чечётку удалился за ёлочки. -Вот, мать!!! Видала? А? А я что говорил? Ааа? - Василий вскочил со своего места, и радостно притоптывая ножкой, подхватил ошалевшую жену в танец. Протанцевав с ней вокруг стола, он усадил её на табурет, и гордо водрузил себя во главу стола. Лихо свернув пробочку, он залпом выпил флакончик Боярышника. -Вась, а что это было? - робко подала голос жена. -Победа это была, Зинка, Победа!! Видала, а? Поняла? -Поняла, но не совсем - извиняющимся голосом проблеяла Зинаида. -Не удивлён - резюмировал Василий, откручивая голову голубю - Ты же баба. Глупая баба. Не умеешь намёки понимать. Ты думаешь Он что? Просто так танцевал? Неееее... Снежинок сколько было? -Сколько? -Писят одна! - рявкнул Васька, и засмеялся - Писят одна!!! Поняла!!! Пиздец пиндосам!!! Штат за штатом схаваем!!! Заживём теперь!!! Победаааааа!!!!

Bender: Аминь, блеать, аминь. Россия пытается родить Бога. Кровавого Повелителя Возмездия. Бога-Палача. Бога-Карателя. Громко, да? Но так и есть. Угнетённым нужен Мститель. Тот, кто покарает обидчиков и виновников. Всевидящий, всеслышащий, и всемогущий. Такой, что-бы ууууух, и всем всё понятно. И пока глупые европейцы замотавшись в простыню, скакали с флейтой у костров, взывая к мелким божкам, способным разве что на дождь в засуху для конкретной деревни, раха мыслила шире. Смешав кровь и дерьмо в чане, они затаив дыхание ждали что вот-вот из котла появится Божество. Всё в лучах света и с серафимами по бокам. Фанфары гремят, арфы музицируют. Но из котла вместо божества появлялся кукиш, нагло и дерзко издеваясь над этими уродцами. Этот кукишь регулярно подсовывал каких-то Перунов, Иисусов, Магометов, и прочий скам. Само Божество упорно не хотело являться. Почесав немытые жопы, большинство решило что в котле слишком мало говна, крови, и страданий. Переработка населения началась таки в промышленных масштабах. В древние времена вырезались города. В более поздние - народы. В более или менее современное время один из цехов, aka ГУЛАГ, ебашил в три смены. Тысячи их, мастерских этих. Масса полилась в котёл необхватной струёй. Когда своих для наполнения котла не хватало, с лёгкостью отправлялись туда и чужие. Назначались братушками, родственными народами. Наверное, что бы не так обидно было. Время шло, котёл, поглощая миллионы душ, кипел подогреваемый болью вброшенных, радостью кочегаров и ненавистью масс. А результата не было. Не являлось Божество. Даже хитрый кукиш, устав от переборчивости русомразей перестал подсовывать им хоть самых завалящих. Варево кипело, выплёскивалось, а результата не было. Русня исходила соплями от тщетности производимых манипуляций. Искались "враги" и "вредители". Весь мир был объявлен пидарасами. Боги римлян, греков, и прочих филистимлян хотя бы частично справедливы. Они злопамятны, иногда самодуры. Но справедливы в общечеловеческом понимании. Но не таких богов пытается выродить русня. Нет. Их божок будет всенепременно свирепым. И всенепременно на их стороне. По указу перста, он будет сжигать, испепелять, и всячески давать пасасать всем, кого руснявые мрази запишут в обидчики. Фантазия рашкоиванов, способна породить только чудовище. Это не будет гордый Зевс, или прозорливый Меркурий. Не получится даже любвеобильный Иисус. Получится Голгофинянин. Дерьмобожок. Дерьмодемон с повышением. Подстёгивает этот светский раут Создания, всем известный Верховный Жрец и Ко. Непрестанно, в круглосуточном режиме назначая братушек для котла. 86% уже готовы. Но Жрецу нужно 100. Золотая соточка. Сакральное значение. Менталитет обиженок требует возмездия. И по возможности не в загробной жизни, а вполне себе в этой. Наивные пиндосы чертят пентаграммы, и продают души оптом за бургеры, iPhone, и прирост ВВП. Мелочники. Куда им до размаха народа рогоносца? Огромный котёл, переваривший десятки, если не сотни миллионов душ, кипит сегодня как никогда сильно. В религиозном трансе пляшут вокруг него унтерменьши. И ждут появления своего Бога. Наивность наверное в том, что из этого котла не вылезает ничего достойного. Ибо и ингредиенты не те, и повара не умеют в кулинарию. Но они стараются. И попыток не прекращают. И невдомёк им, бедненьким, что ни один даже самый мелкий, прозорливый и глупый божок, не настолько ебанутый что-бы добровольно переезжать на ПМЖ в ракию.Но рано или поздно, они доебут его своими стенаниями и взываниями. И Бог родится. Не может не родиться. И возмездие будет. Только кому? Уж не тому ли, кто определил Богу место рождения в чане с дерьмом? Аминь.

Bender: За кулисами -Кожугетычь, ну скажи ему. Пусть он перестанет. Володя с мольбой глядел на того, к кому взывал о помощи. Он бы с радостью сложил руки на груди, как складывают их молящиеся. Но руки были крепко привязаны к подлокотникам стула. Попытки топать ногами тоже были тщетны. Ноги были привязаны к ножкам стула даже сильнее чем руки. Можно было конечно попытаться договориться с Димоном. Но именно Димон и хлестал Володю по лицу полуживым котом. Делал он это не без удовольствия, и достаточно самозабвенно. Кожугетычь лениво оторвался от поедания лосося. -А я чё? Это ваши разборки. Мне вообще похуй как-то... Пришлось вновь молить Диму. -Ну Димочка, ну хороший мой... Ну прекрати. Я же не специально. Оно само как-то. Я больше не буду. Дима отошёл от жертвы на два шага назад, прищурился. -Чё ты не будешь, блять? Чё ты не будешь? Тебя, сука, кто за язык тянул? А? Пусть поспрашивают, да? Устал ты блять ответы учить, сука? Дмитрий обмакнул потерявшего сознание кота в ведро с какой-то плохо пахнущей жижей, и снова принялся хлестать Вовку. Доевший рыбу Кожугетычь наконец проявил интерес к процессу. Откинувшись в кресле, он лениво отрыгнул, и сплюнул на пол. -Димончик, не перестараешься? -Та.. Нет... Не... В... Первой...-между ударами пропыхтел Дима - Нихуя... Ему... Не... Сделается... Он... Котик... Крепкий... -Тьфу ты, я не про блохастого твоего. Я про нашего всенародного Вовчика-ответил Кожугетычь. Димон подошёл почти в плотную к стулу с жертвой. Достав iPhone, он поднёс его ко рту подопечного, который вырубился ещё пару минут тому назад. Удовлетворённо заметив запотевшее пятно на экране, и пробормотав "Дышит, скотина", он отбросил потрёпанного кота куда-то за диван и направился к столу. -Я проебал. Недосмотрел. Мой косяк - сокрушался премьер - К Лавру нужно. Он порешает, как думаешь? -Лавр то порешает, но дорого - ухмыльнулся Кожугетовичь. -По фигу. С этого вон потом с процентами отобью. Дай свой сотовый. Позвоню ему. В кармане Лавра завибрировало. Быстрым движение метнув руку по направлению к источнику беспокойства, он достал телефон. -Да... Узнал... Смотрел... Пизды ему дать... Сложно будет... Хм.... Да.... Два обычных тарифа... Я сказал два. Так просто это на этот раз не расхлебать. Он и про наших сознался же, что есть. И турков обосрал. Мне теперь с Ататюрком этим ебучим делиться... Да.... Завтра привезёшь.... Не отвязал ещё?... Хорошо. Сейчас подъеду. Сам вломить хочу... У меня свой инструмент.... Всё. Выняв из ящика стола стремена, Лавр взбормотнул " Дебил, блеать", и нажал кнопку вызова водителя.

Bender: Вспоминая Номера -Воронежский я... Из Воронежа... Мама у меня там. А я вот здесь. А она не знает... Ищет наверное меня. Конечно ищет. Как по другому то? Нельзя по другому. Я ведь единственный у неё. Без бати рос. Всё она на своих плечах вытащила. Что значит зачем? Нужно же. Они же кругом, враги эти. Так мне сказали. Теперь я не знаю, где правда, а где враньё. Надеюсь, Там расскажут. Не не, я в Донецке того... Ну это... Самое... Дома сказал, что в Москву поехал. На зароботки. Обманул её. Плакала... Найдёт ли, как думаешь? -Не знаю. Может и найдёт, а может и не найдёт. Чё доебался то? Теперь то что об этом думать? Уже всё... Хи хи хи, блять. Всё. Финишь. Проебали мы. -Понимаю. Проебали... А вот как всё вышло... Но я же верил. Верил им. И Ему верил... Я то думал что цель есть у этого всего. Что не зря вот. Как думаешь, не зря? -А я ебу? Мне вообще похуй. Цели эти ваши, смыслы... Хули толку то? По мне, так пусть сегодня будет хорошо. А завтра... Ебал я это завтра, хи хи хи. Все вы, как только того... Ну это... Ну ты понял, бля. Все вы потом размышляете, типа можно косяки исправить. Хуй тебе, а не исправление. Раньше думать нужно было. Головой, хи хи хи. Ты хоть имя то своё помнишь? -Нет. Не помню... Даже как мама называла не помню... Мало теперь осталось там... Обрывки какие-то... И туман. Почему туман? И холодно. -Какой туман? Ебанулся что ли? Нет тумана никакого. Темнота есть. -А у меня туман... -А мне похуй. Хоть туман, хоть хуйман. Какая блять разница то? -Слушай, а как ты думаешь, что Там? -Там то? А нихуя там нет. Пусто там. Это блять попы придумали, что Там что-то есть. Наебали люд честной, хо хо хо. -А вдруг? А вдруг есть? Тогда же не так страшно было бы... А ты помнишь, как тебя? -Ебанутый? Кто о таком спрашивает то? Хотя... Хули теперь разницы то? Помню. Нас трое было. Я, Митька и Лузга.... Вот же блядь. Их имена помню, а своё забыл. Похуй. Воооот... Трое значит. Шли мы. Посадками пробирались, по полям... А чего шли? Не помню... Куда шли то? И вспышка... Пол чердака мне как отрезало, хи хи хи. Глаз вон в карман выпал. Раскажи кому, смеху будет шо пиздец. А ты? Помнишь? -Да. Помню. Я на блокпосту стоял. Снайпер меня наверное. Со спины. Я удивился ещё тогда. Думаю, почему из живота висит? Почему запах этот... А больно было не долго. Так, секунда... Тебя то, без башки если, труднее найти будет? А я просто с дыркой в животе. Меня быстро найдут. Мама найдёт. -Некому меня искать, блять, детдомовский я. Один я, горемыка. Один... Вот с мужиками и скорешился. Боевое братство, ёба. Только... Пидарасы они. Без понятий. Грабят, убивают кого попало... Я ещё в детдоме хотел военным быть. Погоны, какарда блестит... А эти... Зверьё тупое. Лишь бы с понтами своими... Я на таких ещё на зоне насмотрелся. Шохи позорные. И я с ними... А куда мне, блядь, одному? -Извини. -Да пошёл ты, хуйло блять. Мне твоя синтементальность в куй не упиралась. Извини он мне... А толку? Глаз мне назад твоё извини вернёт? Или оживит? Или что? -Слушай, а если бы мог, отказался бы тогда? Не пошёл бы? Всё бы по другому было бы... -А нахуя мне по другому? Какая мне нахуй разница? Не эти, так другие... Жизнь, она такая... Сам то нахера попёрся? Ты вроде из интелегентов. Похож. Очки вон... А я... Девки любили, терпилы боялись... Романтика. Сам то я местный наверное... А ты? Какого хуя не сиделось в этом блять... Откуда ты? Ты говорил же вроде... -Говорил. Из Воронежа я. Институт, перспективы...Поверил про всё. Про фашистов, про распятия, долг. Родине долг. От врага что бы... Слушай, а ты не знаешь как меня зовут? Холодно здесь... Почему холодно.... И туман... И холодно... И темно... Мне бы вспомнить имя... Тогда бы мама нашла меня.... ***************************************************************** -Иваныч, а это кто? Опознали их? -Нееее. Давние они. С весны видать лежали. Одного в посадке наши нашли. Ему пол башки осколком сняло. А второй в живот. На вылет. Молодой совсем. В очках. Неопознаные они. Да и кто ими заниматься теперь будет? Ладно, сворачиваемся. Материал отбери, и закапывай. Потом выяснять будут.

Bender: Бэд трип Закрыв за собой дверь, Василий на всякий случай посмотрел в глазок. Коридор по ту сторону двери, взглянул на Василия своей обшарпоностью, и подмигнул тусклой лампочкой. Брошеный в угол полиэтиленовый пакет звякнул чем то металическим. Дальше всё пошло как всегда. Раздеться, кухня, холодильник. Чайник, пачка Доширака и пиво. Дошлёпав до дивана, Василий вонзил в него своё худое, плохо пахнущее тело. Нащупав между диваных подушек пульт, Василий нажал на красную кнопочку. Через пару секунд на экране старенького Самсунга проявилась картинка. Показывали Его. Хлебнув из бутылочки паршивого пива, Васька откинулся на диван, и блаженно расслабился. -... ые. Мы уверены, что в следующем году ситуация выровняется. Социальные програмы будут профинансированы в полном объёме. Василий открыл один глаз, сфокусировал его на экране, смачно отрыгнул и молвил. - Опять пиздишь, плешивый. Говорящий в телевизоре моргнул, и вдруг совершенно неожиданно для Васьки - ответил. - Дед твой пиздел, обсос. Ишь ты, умник блять. Сидит тут, мудя чешет. И туда жи. В критику. Из этих что-ли? Белоленточник? Ты как с Президентом говоришь? Встаааать!!!! - вдруг крикнула голова из телевизора. Василию даже показалось, что Президент вот вот выскочит из ящика, и ворвётся в его, Васькину, комнату. Совершенно охуевший от такого поворота Вася, открыл второй глаз. Одновременно с глазом, открылся и рот, который стал просто с поразительной настойчивостью пытаться глотнуть воздуха. - Ваше сиятельство... Превосходительство... Господин Перзидент.... - Васька пытался подобрать что нибудь соответствующее торжественному моменту, но по привычке выдал самое простое - Да иди ты нахуй. Президент нахмурил одну бровь. Вторая взлетела вверх. - Димон, ты видал что этот холоп себе позволяет? Совсем охуели там. - обратился он к кому-то, кого не было в кадре. Ответ не заставил себя ждать. Очень знакомый Василию голос, сонно ответил. - Да заебал ты. Блять, сколько можно? Поспать не дают. В эту же секунду, ошеломлённый Василий увидел как в висок Президента ударил прилетевший iPhone. Сначала Вася ничего не понял, и не знал как на происходящее отреагировать. Но, пролетарская интуиция подсказала ему плеснуть в жертву пивом. Что и было проделанно. - Вот не пидар ты? А? Василий Михалычь? Пидор и есть - утираясь произнёс Президент - Я ж тебя в сортире замочу. За покушение на государственного деятеля. Президент многозначительно поднял палец, как будто пытался проткнуть потолок. Ну или в носу поковыряться. - Пидар ты, и вор. Опять гаек с работы припёр. Вот нахуя тебе столько гаек? Укреплять пятую колону? Пока мы тут земли собираем, с этими... Как их там... С терористами... Ты, сука, гайки пиздишь? Так и запишем. Димон, ты пишешь? - опять куда то в сторону спросил Президент. - Контора пишет. Не заёбуй, блять. Спать мешаешь. На этот раз, в голову прилетел iPad. Видя, что жертва стойко сносит подобное отношение, Василий воспрял духом, и совершил по ему мнению героический поступок. Набрав полную грудь воздуха, он во весь голос запел "Боже, царя храни", и запустил в терпилу бутылкой. Кинескоп старенького Самсунга не выдержал проявленного героизма, громко выдохнул, и потух навсегда. Василий стоял в центре комнаты. Глаза его всматривались в потухший телевизор. - Сука, сломал... Зинка скоро прийдёт... Орать будет... Да и пошла она нахуй, стерва. Сама виновата. Успокоив себя такой логикой, Васька потопал в кухню. Где в углу стоял старенький, доставшийся по наследству холодильник " Снайге", утроба которого хранила ещё одну бутылочку пива.

Bender: Лектор Из серии лекций "Обрывки памяти" - Да. Мы думаем там была цивилизация. Крайне примитивная, но была. Професор поправил очки, и переключил слайд. - Теперь перед нами открывается множество перспектив. Открытий. Это огромная територия. И понадобится не один десяток лет, что-бы хоть приблизительно понять проживающих там аборигенов. Теперь, если у вас есть вопросы, я постараюсь на них ответить. В силу моей компетенции. Професор Рейнбрад устало улыбнулся, и опустился в вовремя подлетевшее кресло. - Скажите, професор. У Вас есть какие нибудь данные, как может называться эта цивилизация? - Хороший вопрос, юноша. И сложный. Как вы все знаете, когда в 2221 году был снят Барьер, перед нами открылись совершенно новые територии и пространства. После войны 2020 года, когда дикие восточные племена, которые называли себя Рьюски, напали на западную цивилизацию , были потерянны сотни террабайт архивов. Что-то конечно уцелело, но...Названия давно утеряны. - А скажите. Как Вы относитесь к мнению доктора Вульфштанденберга о этих ямах с фекалиями? Поддерживаете ли Вы его теорию, что эти ямы могли служить так сказать, санитарными узлами? Професор снова улыбнулся. Сняв с носа очки, он прикусил дужку и откинулся в кресле. Из стола бесшумно выехал стакан с водой. Смочив горло, професор продолжил. - Эта теория совершенно не выдерживает критики. Совершенно. Как можно представить, что человек, а мы убежденны что эти территории были населенны людьми, так вот. Как можно даже допустить мысль, что человек будет справлять нужду в яму? Или в яме? Это не гигиенично совершенно. И совершенно дико. Конечно, на заре наших цивилизаций люди могли использовать ямы в земле, но в поздних веках... Исключенно. Я более чем уверен, что эти ямы во дворах хижин, представляли собой алтари. В то время, племена рьюски, были крайне религиозны. По залу прокатился смешок. - Да да. Это мы почерпнули из остатков архивов. Кое-что всё таки удалось спасти. Они поклонялись некому божку Вльядимьиру. Его изображения раскиданы повсюду. Вообще, эта територия полна загадок. Аборигены крайне не охотно идут на контакт. Из того, что нам удалось выяснить, можно прийти к выводу что эти алтари служили одной цели. Поклонению божку. По обрывкам того, что мы узнали из их старых книг, которые уцелели, главной целью поклонения было некое davanie pososat . Что это значит, нам выяснить не удалось. Так же они пытались торговать с первыми иследователями. Они прикатили бочку какой-бурой жижи. Они добывают её из земли, копая ямы поразительной глубины. Так же, они наполняли шкуры каки-то неизвестным газом, и то-же пытались это продать. Во всяком случае, так поняли наши, с позволения сказать, сталкеры. На отказ, они реагировпли странно. Сбивались в кучу, и что то кричали на непонятном языке. Да вот, у меня тут есть запись этих звуков. Професор нажал на какую-то кнопочку на столе, и аудитория наполнилась шумом. Гортанные звуки и плачь, разбавляли на удивление слаженные фразы "s kalen", " pindosi", "ligete-sosyote". - Усмирить их удалось только тем, что иследователи стали кидать им еду, за которую они тут же устроили что-то похожее на гладиаторские бои. Они кидали друг в друга грязь и камни. Победитель тут-же сбросил побеждённого в алтарь. Очевидно, что-бы тот молился. Это конечно не точно, но пока это основная теория. В воздухе появилась голограмма обращённая к професору. Она что-сказала ему, и растворилась. - Это неслыханно, господа. Случилось нечто грандиозное. Мне только что сообщили, что аборигены строят стену в том месте, где был Барьер... И строят её из содержимого алтарей... По залу прокотился рокот голосов. - Спокойно, господа, спокойно. На следующей лекции, мы уделим этому больше времени. А пока, позвольте откланяться. Я должен это увидеть лично. Голограммы в аудитории потухли. Старый професор остался в полумраке, наедине с тишиной. - Что же всё таки это такое - davanie pososat... Мда... Дикие племена... Море сюрпризов.

Bender: В кресле-качалке -Но ведь стремления души народа русского всегда главенствовали... -Чего? Как ты сказал? Души народа русского? Ахахах-Севастьян Владимировичь залился басистым смехом-Ну насмешил, ирод окоянный. Насмешил. Порадовал. Возьми себе чего нибудь со стола. Не стесняйся. Заслужил. Ишь каков плут-до слезы просмеялся. -Но Севастьян... -Молчи, скоморох. Какой народ? Какая душа? Ты про этих что ли?-кивнул окладистой бородой Губернатор на челядь, толпившуюся у дверей в полусогнутом положении-У этих то душа и стремления? Эй, смерды, есть у вас там эти... Стремления души? -Нет, батюшка, нееет-многоголосье-В тебе наши чаяния и стремления. Коли барину хорошо, то и мы не в обиде. -Вооот-широко улыбнулся Севастьян-а ты говоришь. Выходит, я их душа и стремление. -Позвольте, Севастьян Владимировичь, но как же Достоевский, Толстой, Сорокин? Ведь на стремлениях и порывах они писали. Ведь ради блага... -Вот ты долбоёб, писака, долбоёб и есть. Это когда было то? Когда дерьмократы эти правили? Тьфу, блять, вспомнил. Тёмное время.... Ажно морозец по спине пробежал... Тёмное время. Один у них порыв-служить. Мне служить. А я-Царю Владимиру служу. Значит, и они царю служат. А Царь-служит благу общему. И что выходит? Что и они благу служат. Какие порывы? Куда? Супротив блага? Вот смотри. У дьяка нашего районного-15 душ. Ему служат. Дьяк служит Патриарху-Мулле. А тот опять же ради блага общего. Значит и эти... Как их там леших... Народ. Вот. Все ради блага. -Но ведь свобода и есть.... -Чтоооо? Какая нахуй свобода? Эй, Гришка, хочешь на свободу? Жопу свою будешь голандским морякам торговать? А? Хочешь? Хоть сейчас пиздуй куда глаза глядат-опять расхохотался барин. -Что ты, что ты батюшка? Что ты кормилец? Как можно то? Не гони, родимый. Не гони, сокол ясный-почти зарыдал Гришка-Куда жи мы без тебя? Бабу мою пожалей, детишек пожалей. -Воооот. Видал, свободолюбец? Это в европах ваших, прости господи свабоды всякии-передразнил Севастьян гостя-У нас строго всё. Всё ради блага народного. Ишь, как довольны? А у вас что? Домик у меня в Ницце. Так холопы балованные. Права у них, видишь ли. Что есть твоя свобода? Смута. В головах смута. А у нас-порядок. Все как один на Благо работаем. Вот сейчас баньку растопят, мальчишек приведут, и поймёшь ты, голова содовая, что народу нужно. А стремления эти, порывы... Тьфу это. Пшик. Главное-благо. Коли барин сыт, то и народ доволен. Пошли, писака. Ждут нас.

Bender: Возвращение в реальность Он расставил их на кухонном столе. Ровно семь. Семь чёрных саморезов по дереву. 70мм. Они стояли ровным рядком, отбрасывая серую тень на потёртую клеёнку, который был накрыт стол. Они гордо устремляли вверх свои жала, с достоинством оборачиваясь нитями резьбы. -...не смели. Они не смели относиться к нам, как будто мы не равны. Они заразили нас этой неуверенностью в собственной силе.-Старый, китайский приёмник разносил речь по всему помещению кухни, лёгким эхом отбиваясь от стен, и ужом прорываясь в вентиляционное отверстие над плитой.-Что они принесли нам? Они принесли нам скверну, назвав это технологией. Они принесли нам духовный упадок, и назвали это прогрессом... Василий сидел на старом, хромом табурете, и вставлял в патрон дрели отвёртку-биток. Старенькая дрель лежала на коленях, и впивалась в коленную чашечку, когда Василий затягивал ключом патрон. Она ёрзала по старым, засаленым спортивным штанам, которые не видели стирки с того момента, когда жена и дочь Василия, предав его, уехали в Турцию. -... шно. Они источали свои сладостные речи, призывая нас к терпимости над безбожием и сатанизмом. Погрязнув в разврате, они учили нас морали. Они проникали во все сферы нашего быта. Они незаметно подменяли наши ценности... Василий взял дрель в правую руку, и слега подбросил её, как подбрасывают что бы определить вес, тяжесть чего то. Удовлетворённо ухмыльнувшись, он принялся приматывать штепсель, который отрезала жена Василия, когда он впервые рассказал ей об очищении. -...ин. Мы должны быть благодарны Богу нашему, который просветлил Президента, позволив ему узреть то, что в такое смутное время, лишь Церковь Кирила освещает путь. Лишь Церковь Кирила не поддалась влиянию этих адских исчадий. Этих жалких копий сынов Адама. Многих потеряла наша Родина, пока не познала Свет. Василий пошарил рукой по столу, в попытке наткнуться на старенький моток синей изоленты. Безрезультатно. Изоленты в доме не было с тех пор, как старший сын Василия-Пётр, на заработанные на полоскании в проруби деньги, выкупил у соседа старенький мини-трактор, и никого не предупредив-уехал. -...уки. Эти мерзостные шакалы, эти предатели. Глубоко было горе Отца нашего Кирила, когда он принёс Слово в Воронеж. В этот оплот западного греха. Гнездо содомии. В эту зловонный фурункул разврата. И огнём очистил он его. И радовался пламени над грехопреступникамт, и источал слёзы, над страданиями верных... Оставшись довольным произведённым ремонтом, Василий включил дрель в сеть, и стал наблюдать за часами. Они показали 19:58, и значит через две минуты, по проводам побежит Искра Божья, питающая электрические приборы. -...ор. Он есть у каждого. Выбор, делает нас теми, кто спасётся. Теми, кто унаследует Святую Русь. Выбор, это то, чего они не смогли лишить нас. Сделай свой выбор. Займи трон Священного Прихожанина Церкви Кирила. Ибо трон второй, усеян жалами острыми... Часы пропищали 20:00. Резким, чётким движением, Василий схватил дрель. Приладив к битку-отвёртке саморез, он поднял руку с дрелью к правому виску, и прижал жало с резьбой к голове. Маленькая капелька крови, выступившая под жалом, казалась почти чёрной в лучах уходящего дня. -Поймай меня, если догонишь-прошептал Василий, и с силой нажал на кнопку дрели.

Bender: Победа по телефону -... Да. Ты Герой. Герой, с большой буквы. Ты первым ворвался в Белый Дом ненавистного всем фашингтона. Мы помним, как ты яростно бился с охраной... Мы расскажем детям, как ты срывал ненавистный всем флаг США, и вешал флаг России. Народ никогда не забудет, как ты вламывался к геям мерзким, баптистам, амишам, и наставлял их на Путь Истины. Огнём и мечём Ты, именно Ты, нёс свет Свободы. Ты противостоял Империи Зла и Соблазна. Империи фальшивых Свобод, и фальшивых Богов. Чёрные Псы Гарлема, эта элитная дивизия SS, трепетали от одного Твоего имени. Когда Ты поднимал простых солдат в атаку, Ты всегда шёл первым. Твоя Смелость, твоя Преданность, твоя Вера... Они повергали врага в панику. Они бежали, но ты был суров. Ты не проявлял милости к врагу. Твои внуки будут помнить, как ты принёс огонь очищения корпорации, чей символ был символом грехопадения, и изгнания из Рая. О... Как они извивались под твоей пятой... Документалисты захлёбывались восторгом, снимая как ты дал пасасать целому корпусу Морской Пехоты США... Ты не знал жалости к старикам и детям. Ты обладал всеми женщинами, которых брал в плен. Ты сжигал мерзкие ножки Буша, и твой смех слышали даже в Канаде, трусливо закрывая окна..... Ты... ------------------------------------------ -Суммы на Вашем счету, не достаточно для использования услуги "Ты-Герой России. Пополните пожалуйста Ваш счёт" -Ёбаный рот блять, сука конченная. Чтоб тебя чурки хором ебли, блядота Рязанская. Кончить не дала, шалава триебучая. Василий вынул руку из трусов, и со злостью бросил мобильник на старый матрац. -Зинка, сука мудищенская, жрать неси. Оголодал я. Сходишь потом мне стольник на телефон поставишь. Да быстрее, тварь, быстрее. Или поучить, как нужно мужа любить, манда ты тухлая. Выдра гнилая. Василий поднялся со старой раскладушки, зевнул, одновременно почёсывая живот, и побрёл в кухню, шлёпая вспотевшими ступнями ног по старенькому линолиуму. -Пидарасы. Мы вам ещё покажем...

Bender: Подражая Сорокину Это кресло Отец приволок на днях. Он откопал его в какой то поликлинике, расположенной где то почти на окраине. Переносил частями. По вечерам, когда возвращался с работы. Вместе с Матерью, они собрали и установили его в самой большой комнате. Целый день, Мать отмывала, тёрла, и полировала его. Не то что бы старое гинекологическое кресло было совсем уж в печальном состоянии, но для торжества, оно должно было сиять. ---------------------------------------------------- -Это оно-то ли спросила, то ли одобрила четырнадцатилетняя Алиса-Оно... Отец молча посмотрел на дочь, погладив рукой её плечико. После, опустил глаза, и вышел из комнаты. Мать засуетилась, часто охая. Она шуршала юбкой по комнате, постоянно бросая взгляды на Алису, которая стояв в одних трусиках, прикрывала руками обнажённую, начинающую только появляться грудь. В больших, серых глазах, было и ожидание чего то торжественного, и страх одновременно. -Вот это сейчас приберём, и ладушки. Чистота нужна. Негоже такое дело в сору делать-бормотала Мать-Нежто в грязи то можна делать? -Маааам, мне зябко-подала голос Алиса. -Не мамкай. Стой, и жди. Тебе честь оказана. Смиренна будь. Алиса опустила глаза, и стала переминаться с ноги на ногу, надеясь хоть немного согреться. -Скоро уже-рявкнула мать, посмотрев на настенные часы, и перекрестилась на портрет Великого Отца, висевший в углу. ------------------------------------------------------- -Где отроковница, коей честь Великая оказана?-пробасил отец Пахомий. -Там, батюшка, там. Вы вперёд пройдите, и в право. Там Вас дожидается.-лебезила согнутая в поясе Мать. Подобрав рясу, поп широкими шагами пошёл туда, куда указала женщина. -Ты, баба, за дверью жди. Не твоего ума дело, как таинство великое твориться будет.-скомандовал Батюшка-Вон пошла, сучье племя. -Мать трижды поклонилась в пояс попу, трижды поцеловала фигурку серебрянного медведя, висевшую у того на животе, и вышла, тихо прикрыв дверь. --------------------------------------------------------- -Ты как ноги ложишь, блядища? Нежто в школе не проверяли, дева али блудница? Впервой что ли? Блядь тугоумная.... Сюда ногу клади, дура, прости господи... Руки прибери... Так вот.... Увлажню сейчас... Не ойкай мне, не ойкай.... Отец Пахомий извлёк откуда то из недр рясы пробирку, и огромную клизьму. -"Семя Государево, Высший Сорт"-прочитал он-Гордись, блядва, Высший сорт!!! Две пайки ржаного получать будешь. Две!!! Масла постного чекушку в неделю!!!! И за что тебе, прошмандовке-лимите, честь то такая? Не поймууу.... Ну, помогай Отец Великий, Вседержитель Руси Православно-Мусульманской, приступим помолясь. ---------------------------------------------------------- Отец с Матерью, сидели на кухне. На столе стояла свеча, и её пламя танцевало какой то танец, рисуя на стенах причудливые тени. Отец сжимал руку Матери, но в глаза её не смотрел. Когда раздался рёв батюшки, из которого они уловили только "и выносит она Сына Отца нашего", который разбавил девчачий вскрик, как будто она снова разбила каленку, Мать лишь прошептала " Вот и свершилось, спаси нас Аллах, и Рамзан, и Иисус, и сын их Владимир Луноликий". Отец лишь крепче сжал её руку, и улыбнувшись произнёс "Две пайки хлеба. Маслице постное. Норму на пять процентов сократят, Слава Великим Отцам. Теперь не пропадём, мать, теперь не пропадём".

Bender: Патриот в засаде. Взять это интервью, мне предложил редактор. Не долго думая, я согласился. Тем более, в такое напряжённое для страны время, нам так не хватало настоящих героев. Собрав миниммум вещей, я выехал на встречу с человеком, который обещал свести меня с объектом интервьюирования. ........ Меня посадили в белый Спринтер, и завязали глаза. Как пояснили-для конспирации. Ну ОК. ........ И вот, я наконец то на месте. Я вижу его. Он стоит у Газели, раскрашенной в цвета Священного Флага. Могучий казак, метров двух ростом. Не менее могучую грудь, украшает россыпь орденов, медалей, памятных значков с собочих выставок. Мы тепло пожимаем друг другу руки. Я представляюсь. -Эрнст Эннский. -Гной. Наслышан о Вас. Как то даже Вашу статью читал-улыбается Он. -Скажите, что вас сподвигло встать на путь конспирологической проституции? Он слегка улыбается, поправляет колготки на ноге, и начинает рассказывать о своём Пути. -Понимаешь, Эрнст, я бы не назвал это проституцией. Проституция, она там, в ЕС.-Гной трижды перекрестился-У нас всё по другому. Они, там, за деньги. Понимаешь? За мерзкие евро и баксы. Душу продают, ироды. Мы не такие. -Вас разве много?-перебиваю я. -Охохо, а то!! Чай у каждого аэропорта бригады дежурят. Ты понимаешь, им то чего нужно? Педерастам этим европейским? Зачем они сюда едут? За любовью? Неееет. За упругими попками едут. И ведь, тьфу твою в Бога душу мать, находят. И находятся такие среди Великого Русского Народа, кто им эту самую жопу подставляет!!!! Уууу, гамасеки, будь они прокляты именем Дмитриевым, сыном Анатолия. Ты спросишь, в чём разница? -ОНИ РАДИ УДОВОЛЬСТВИЯ!!!! Представляешь? Да да, ради него самого!!! Пока мы тут, на страже Родины, они там удовольствия ради. Тьфу, блять. Простите. -А Вы? Вы ведь тоже... Кхм... Получаете, это самое удовольствие? -Так то дело другое!!!! Ну смотри. Заманишь гейропейца в Газель, отдашься там проклятому педерасту, секрет выведаешь. И удовольствие от того, что Родине помог... Это самое высшее наслаждение. Они ведь в моменты эти свои педерастичные, совсем язык за зубами не держат. Тряпки. Он же как только увидит крепкие казачьи ягодицы, так у него помутнение происходит. Сопит своё "их либе дих", а я записываю. Две общих тетради исписал. А денег я не беру с них. Я же не шлюха какая то. Я Патриот Рассии.

Адинатх: Adinath Jayadhar 10 год · Притча о выборе... — Я уже умер? — Спросил человек. — Угу,— кивнул Демиург, не отрываясь от изучения толстой внушительной книги. — Умер. Безусловно. Человек неуверенно переступил с ноги на ногу. — И что теперь? Демиург бросил на него быстрый взгляд и снова уткнулся в книгу. — Теперь тебе туда, — он не глядя указал пальцем на неприметную дверь.— Или туда,— его палец развернулся в сторону другой, точно такой же, двери. — А что там?— поинтересовался человек. — Ад,— ответил Демиург.— Или рай. По обстоятельствам. Человек постоял в нерешительности, переводя взгляд с одной двери на другую. — А-а… а мне в какую? — А ты сам не знаешь? — слегка приподнял бровь. — Ну-у,— замялся человек.— Мало ли. Куда там мне положено, по моим деяниям… — Хм!— Демиург заложил книгу пальцем и наконец-то посмотрел прямо на человека.— По деяниям, значит? — Ну да, а как же ещё? — Ну хорошо, хорошо,— Демиург раскрыл книгу поближе к началу и стал читать вслух.— Тут написано, что в возрасте двенадцати лет ты перевёл старушку через дорогу. Было такое? — Было, — кивнул человек. — Это добрый поступок или дурной? — Добрый, конечно! — Сейчас посмотрим…— Демиург перевернул страницу,— через пять минут эту старушку на другой улице переехал трамвай. Если бы ты не помог ей, они бы разминулись, и старушка жила бы еще лет десять. Ну, как? Человек ошарашенно заморгал. — Или вот,— Демиург раскрыл книгу в другом месте.— В возрасте двадцати трёх лет ты с группой товарищей участвовал в зверском избиении другой группы товарищей. — Они первые полезли!— вскинул голову человек. — У меня здесь написано иначе,— возразил.— И, кстати, состояние алкогольного опьянения не является смягчающим фактором. В общем, ты ни за что ни про что сломал семнадцатилетнему подростку два пальца и нос. Это хорошо или плохо? Человек промолчал. — После этого парень уже не мог играть на скрипке, а ведь подавал большие надежды. Ты ему загубил карьеру. — Я нечаянно,— пробубнил человек. — Само собой,— кивнул Демиург.— К слову сказать, мальчик с детства ненавидел эту скрипку. После вашей встречи он решил заняться боксом, чтобы уметь постоять за себя, и со временем стал чемпионом мира. Продолжим? Демиург перевернул еще несколько страниц. — Изнасилование — хорошо или плохо? — Но я же… — Этот ребёнок стал замечательным врачом и спас сотни жизней. Хорошо или плохо? — Ну, наверное… — Среди этих жизней была и принадлежащая маньяку-убийце. Плохо или хорошо? — Но ведь… — А маньяк-убийца вскоре зарежет беременную женщину, которая могла бы стать матерью великого учёного! Хорошо? Плохо? — Но… — Этот великий учёный, если бы ему дали родиться, должен был изобрести бомбу, способную выжечь половину континента. Плохо? Или хорошо? — Но я же не мог всего этого знать!— выкрикнул человек. — Само собой,— согласился.— Или вот, например, на странице 246 — ты наступил на бабочку! — А из этого-то что вышло?! Демиург молча развернул книгу к человеку и показал пальцем. Человек прочел, и волосы зашевелились у него на голове. — Какой кошмар,— прошептал он. — Но если бы ты её не раздавил, случилось бы вот это,— Бог показал пальцем на другой абзац. Человек глянул и судорожно сглотнул. — Выходит… я спас мир? — Да, четыре раза,— подтвердил Демиург.— Раздавив бабочку, толкнув старичка, предав товарища и украв у бабушки кошелёк. Каждый раз мир находился на грани катастрофы, но твоими стараниями выкарабкался. — А-а…— человек на секунду замялся.— А вот на грань этой самой катастрофы… его тоже я?.. — Ты, ты, не сомневайся. Дважды. Когда накормил бездомного котёнка и когда спас утопающего. У человека подкосились колени и он сел на пол. — Ничего не понимаю,— всхлипнул он.— Всё, что я совершил в своей жизни… чем я гордился и чего стыдился… всё наоборот, наизнанку, всё не то, чем кажется! — Вот поэтому было бы совершенно неправильно судить тебя по делам твоим,— наставительно произнёс Демиург.— Разве что по намерениям… но тут уж ты сам себе судья. Он захлопнул книжку и поставил её в шкаф, среди других таких же книг. — В общем, когда решишь, куда тебе, отправляйся в выбранную дверь. А у меня еще дел по горло. Человек поднял заплаканное лицо. — Но я же не знаю, за какой из них ад, а за какой рай. — А это зависит от того, что ты выберешь,— ответил Демиург.

Таба: Дудка и Дура Хочется играть, для тебя....... Потому что отказывает слово... Стою у окна, и не знаю в какую сторону света тебе дуть.... Где твой город N..... И нижняя губа трескается....... А вместо звука, в мундштук летит кровь........ Продолжаю дуть..... и слезы мешаются с алым, на несчастной дудке....... Я ведь тоже дудка и не Божья, а твоя..... Беру инструмент за хрупкий гриф, и разбиваю на маленькие кусочки красно-колкого дерева. «Голову себе разбей дура, при чем тут флейта»-Спасибо здравый смысл, ты как всегда вовремя.......... Улыбнусь отражению.......Картинка сюр......слезы, мокрый нос и кровь размазанная по щекам...... Что-то напоминает........ Хочешь, я буду для тебя тоненькой, грустной Пьеро?

Таба: Дзенская притча на коленках Однажды, веселый Бог-перевёртыш, подарил Лисенку-танцующему огни, личное Небо. Но каждый из зверей считал, что это Небо, только для него. Свинья-ракушка, была убеждена, - там могут быть желуди в сахарной пудре. Свистящая змея-священных укладов, указала жалом, что в списке традиционных животных, нет, и не может быть никаких Лисов. Котопес - вечных сомнений (который ходил сам под себя), молчал. Но рассматривал личное Небо, как дополнительную возможность прятаться во время панических атак. Ну а Бык, видел в этом происки Юпитера. И только Лисенок ничего не знала. Потому что не она нуждалась в Небе, а Небо мечтало о её танцующих огнях.

Таба: В пепел, настоящее-прошлое... Метапространство, Твоих танцующих Милостей Метафизика Моей сладости В очень узком окошке – близости Где живешь Ты, всегда в радости Эротическим холодом-хохотом Хирургических инструментиков Хочешь, вскрою Свои секретики? Мои светлые сны-билетики. В пепел! Настоящее-прошлое! Были любящие, были заброшенные… Если Я, дышу тонами-ритмами-камертонами Ты, искришься солнцем-холстами-красками.

Таба: Кофе-паузы лишних чувств «Это Communication Tube*. Ты ухом в один конец, я ртом в другой». «Асса» У поэта может быть маска? В быту, сколько угодно. В поэзии? Вероятно, нет. Можно изъясняться, кодами- ритмами- образами, оставаясь вспорото - открытым. Поэтому поэт, это не просто бездна, а тот, кто может достичь дна бездны. Большинство этого боятся, поэтому так часто пишут истерическое - «о прошу не ассоциировать меня с моими героями»... Большинство мечтают о надсмотрщике... Такой собаке – рецензенте, которая придет к тебе, расставит все по полочкам, объяснит твои смыслы и наклеит ярлычки. Та простота, которой можно молиться, явление редкое. Вокруг - та Простота-Ряженная Пустота, которая хуже не только воровства, но даже убийства.

Таба: Житие веселого Бога-Перевёртыша Однажды, сонм важных, очкасто-бородатых богов, делил Вселенную и придумывал идиотские законы. Только веселый Бог-Перевертыш в этом не участвовал, он развлекался и валял дурака. Сочинил Мираж. Придумал Радугу. Выпустил в мир Бабочек. Изобрел черный юмор, Шутов и Фиалки. Подарил вселенной галлюцинации и солнечные зайчики......А попутно, перетрахал всех жён очкасто-бородатых богов. Он облетал мир, и раздавал людям краски и бубны. Альты и карнавальные маски. Когда мертво-бородатые функционеры учредили Министерство Любовных Отношений, юный бог покинул наш мир вместе с любовью. Просто бог-перевертыш, был единственным живым богом.... а живое и настоящее - это свобода от чьих либо распорядков и возможна она лишь в Хаосе..... Где он и живет.

Таба: Чем отличается —"блядь экзистенциальная", от "бляди метафизической"? Метафизическая блядь—выше в иерархии. Она способна волновать воображение , даже после смерти. В виде —портретов, скульптур, фотографий, мэйлов, сообщений и даже размытого образа.В то время, как "блядь экзистенциальная", сугубо рациональный объект, при этом ограниченный временными рамками.

Таба: Диалоги гадких лебедей (отрывок) Если трупам поют, значит это кому нибудь нужно 6. «…Эльза. Мясо. В смерти люди более разобщены, чем в жизни. Трупы тоже разные. Смешливые. Даже в смерти прикалывающиеся над собой и сотрупниками. Злобные. Добрые и скромные. Робкие, стесняющиеся своей и чужой наготы. Красивые, не успевшие окоченеть и беспомощно показывающие свои прекрасные тела. Эльза и относилась к ним, как к людям. Бесстрастно натягивая на лица снятые скальпы, заботливо одергивала складки кожи. Иногда пела вполголоса что нибудь из трип-хопа. Если трупам поют, значит это кому нибудь нужно…»

Таба: Встретились, похоронили. Однажды, возле Смоленского кладбища, встретились: Бабель, Зощенко, Хармс и Илья Ильф. Встретились и похоронили маленького человека русской литературы… На табличке написали— «Акакий Акакиевич Башмачкин 1843-1936» С тех пор в русской литературе тема «маленького человека» перестала существовать. Но не все это поняли. И родились у авторов новые, «полумаленькие окололюди», но уже совсем не из «Шинели» Гоголя… Кто-то выскочил чертиком из трубки Джугашвили… Кто-то появился на свет в кислых сенях станицы Вёшенской… Или материализовался, как Голем, в пропахших потом и страхом московских пыльных редакциях образца шестидесятых. Ряд «маленьких», появился в результате кесарева сечения, на кухнях и библиотеках, в кругу советской интеллигенции. Они то и продолжают проталкивать в литературу зомби – человечка, не-гоголевского, розового гномика-уродца ненавидящего весь мир и себя самого. А настоящий маленький человек…Он еще обязательно родится. От юноши, который сейчас трудится офисным планктоном, как и Акакий Акакиевич когда-то…. Ну а пока поезжайте в Питер, найдите на Волковом кладбище Литературные мостки, там между могил Белинского и Добролюбова и похоронили маленького человека русской литературы. Боюсь, что надолго.

Таба: Что такое болторез? Вот наступит зима, и знаете чем я займусь? Буду надувать цветные мыльные пузыри, когда за окошком -30. Они будут замерзать на лету и взрываться яркими блестками, падая на землю. Интересно, на язык можно набить татушечку? Он у меня очень красивый. Правда. Длинный, узкий и красный. Но чего-то в нем не хватает. Вероятно, иероглифа. Сегодня приснилась страшная и красивая женщина в желтом парике. Она трогала меня за плечи и гладила ноги клюковатой палкой с набалдашником из розового малахита. Когда галлюцинируешь в толпе народа, перестаешь различать звуки. Гул голосов сливается в один сплошной - бум. Движешься в толпе сотрудников-коллег, сидишь с ними в одном кабинете, а не слышишь никого. Создаешь искусственный вакуум вокруг себя, и начинаешь сладко дрожать. Начитаешься на ночь Зенона Китийского или Хокинга, а потом думаешь - лучше раздвигать ноги, чем раздвигать сознание. Одна знакомая девочка мечтала о сексе в туалете уютного кафе. Представляла, как она будет прижиматься горящей щекой к ледяному кафелю и красиво опираться руками о белоснежный фаянс. И всякий раз она приводила в кафе мужчин. Вскакивала и бегала в туалет каждые пять минут, прислушиваясь к шагам в коридоре и ожидая, что Он сейчас ворвется. Но глупые мужчины не понимали её намеков и думали, что она циститная дура. Найти бы кого нибудь, с кем погулять по заброшенным крышам, троллейбусным паркам и в зоне отчуждения железной дороги. Может быть, хоть он будет в курсе, что такое болторез?

Таба: Любимый Йорик Самое красивое в мужчине, это череп. Обязательно голый и глянцево-бликующий. Чтобы можно было дышать, как на линзу и смахнуть капельки ладошкой. Череп, он как купол. Есть в нем что-то храмовое, минаретно-культовое. Им можно любоваться сутками, впадая в сахарно-коматозное состояние. Можно держать на нем прохладную ладонь во время сиесты. Скользить подушечками пальцев в гипнотическом трансе. Череп мужчины, обязательно напоминает о других похожих частях. Череп любимого, должен быть ухоженным. Сначала, вы погружаете на его макушку горячее полотенце, вскипяченное в мятном настое и шалфее. Затем, достаете невыносимо прекрасные орудия наслаждения. Это могут быть бритвы Золинген или Шеффилд, а может быть бекеровский нож. Защелкиваете на лодыжке браслет ремня для правки бритвы, и пропускаете его под коленкой. Прижимаете клинок плотнее к поверхности и начинаете движение. Сначала от себя, затем – к себе и по кругу, по кругу. Идеальная правка бритвы, идеальное бритье, идеальный секс - это скольжение. Вверх и вниз, вверх и вниз. И масло. Свои искусно смешанные эфирные масла, для этого блестящего купола. Когда от шеи, до висков медленно втирается - мирт и можжевельник, розмарин и пихта, сандал, роза и эвкалипт. И нет ничего волшебнее этого служения, культа и таинства.

Юрий: Насущный эпос о Ленинборее и Раскольникоатлантиде, или Истина неотвратимости культурно-исторического сплава ─ Раскольников, вы зачем переспали с мёртвой старухой? ─ Да вы, дядя, в мотивах ни бум-бум… ─ ответил Раскольников, ─ Это я так воспитываю в себе коммунистическую терпимость к капиталистическому отродью. Но самовоспитание Раскольникова так и осталось лишь добрым намерением. Зато теперь к нему строятся шеренги на Красной Площади… *** ─ Раскольников, вы почему изнасиловали сразу трёх старух? ─ спросил следователь. ─ Но это же лучше, чем у Достоевского, ─ ответил Раскольников. ─ Мы пойдем другим путем! Вскоре половина человечества назовет его самым человечным человеком. *** ─ Я не Раскольников, я князь Мышкин, ─ сказал следователю Раскольников. ─ А я знаю, старуха торговала сыром, ─ ответил следователь… Раскольникову ответ следователя не понравился и он раскулачил полРоссии, чтобы сыра хватило на всех. Потом пионеры теряли девственность при одном лишь взгляде на его фотографию, которая висела во всех школах. *** ─ Раскольников, вы убивец??! ─ с надеждой спросил Чичиков. ─ Мне ваши поганые капиталистические души не нужны! ─ воскликнул его разум возмущенный и даже лысина побагровела, как будто на ней раздавили клопа. ─ Фас! ─ крикнул он своим душам рабочих и крестьян. А потом убогие материалисты это мистическое противостояние обозвали классовой борьбой. *** ─ Раскольников, вы зачем в извращенной форме изнасиловали Анку? ─ спросил следователь. ─ Какую Анку? Вы что, друг Чапаева? ─ спросил Раскольников ─ Анку Каренину, ─ сдвинув брови уточнил следователь. ─ Вы романы перепутали, я старуху прибил, ─ ответил Раскольников. ─ Надежду Константиновну, что ли? ─ уточнил Парфирий. ─ А брачные узы мы тоже порвём во имя счастья миллионов! *** ─ Раскольников, вы почему убили старуху? ─ спросил следователь. ─ Я Чапаев, это Петька ее откоммуниздил, блин, ─ ответил Раскольников, стушевываясь в суггестивной конспирации и пошел писать в замаскированный под сортир шалаш знаменитые апрельские тезисы. *** ─ Раскольников, вы зачем собаками затравили ребеночка на глазах у матери? ─ спросил следователь. ─ Я не Раскольников, я профессор Преображенский, я не затравил, а наоборот, я сделал из него чудную собачку! Скажи “гав”! ─ скомандовал он под стол. «Жить стало лучше, жить стало веселей!» ─ рыкнуло из под стола почему-то с грузинским акцентом. *** ─ Раскольников, с какого бодуна вы отчикотиздили старуху? ─ спросил следователь. ─ Я не Чикатило, я Мересьев, старуха со мной залетела, ─ невозмутимо ответил Раскольников. ─ Вы не боитесь, что у вас будет сифилис мозга, ─ сделал лирическое отступление следователь. ─ Мне это не грозит. Сифилис к сифилису не пристаёт, ─ также лирично ответил ему наш самый человечный человек. *** ─ Раскольников, вы же могли жениться на старухе, тем более у нее был такой чудный востренький носик! ─ участливо воскликнул следователь. ─ А я и женился, ─ сказал Раскольников, ─ только у нее был не востренький носик, а картошкой. *** ─ Раскольников, вы зачем ущипнули старуху за жопу? ─ сдвинув брови спросил Порфирий. ─ У меня с этим были связаны большие планы: учиться, учится и учиться делать массаж, ─ ответил Раскольников и невинно пошевелил ушами. ─ Мелко плаваете, ─ скептично заметил Парфирий…. Вот тогда-то и родилась великая идея всех старух к делу мирового пролетариата приобщить. *** ─ Я её, так сказать… ─ с многозначительной хитрецой сказал Раскольников… ─ Вы её убили или “так сказать”? ─ со скрытой завистью переспросил следователь. ─ Я её так сказать… ─ уже слегка смущенно повторил Раскльников. ─ Вы ее убили или “так сказать”? ─ уже не скрывая своей зависти настойчиво повторил следователь. ─ Да я собственно ничего и не делал, ─ умиротворенно улыбаясь ответил Раскольников, ─ она сама заигралась в мой коммунизм до смерти… *** ─ Как долго вы топором кромсали старуху? ─ No, no, старуху закромсали лебедь, рак и щука, и все по разным мотивам. ─ А вы тогда тут причём? ─ А это они по моему сценарию: я баснописец Крылов! ─ Врёшь, это я, блин, Крылов, а ты мой ягнёночек. Хи… хи! И ням… ням! ─ Но если ты с меня сдерешь мой невинный овечий комуфляж, тебе конец, потому что под ним я страшный лысый сифилитик! Диалектика жизни, так сказать, бе… *** (с) Юрий Тубольцев



полная версия страницы