Форум » САРМАТИЗМ-НЕОСАРМАТИЗМ-ФУТУРОСАРМАТИЗМ-МЕЗОЕВРАЗИЙСТВО » ИРАНСКИЙ СУБСТРАТ РАЗНЫХ НАРОДОВ » Ответить

ИРАНСКИЙ СУБСТРАТ РАЗНЫХ НАРОДОВ

Василиса: Читая М. Аджи... Читая М. Аджи «Азиатская Европа», невольно возникает вопрос: «А не путает ли что-то автор?». Если следовать логике М. Аджи, то оказывается-- это «тюрки» научили европейцев пахать и сеять, строить «терема и исбы», разводить лошадей. Готическую архитектуру «занесли» в Европу оказывается «тюрки». И христианство тоже призошло от «тюрок». Чтобы разобраться во всех этих исторических хитросплетениях, приведём прежде всего высказывание самого М. Аджи относительно «тюрок». М. Аджи (стр. 664) « …Современники Великого переселения народов отмечали «жёсткие голубые глаза, русые волосы, рослые тела» пришельцев. Эти качества отмечали и на Западе, и на Востоке . Например, китайский путешественник 7-го века Сюань-цзан отмечал «голубые глаза и светлые глаза» ТЮРКОВ как особую примету. В Индии, в Иране, в Северной Африке—всюду была единая оценка их внешности. Об этом лучше прочесть в «Синь Тан-шу», где о жителях Алтая сказано, что они «вообще рослые, с румяным лицом и голубыми глазами. Черные волосы считались нехорошим признаком». Буквально то же самое сообщает «Тайпинхуаньюйцзи» : «Их жители телом высоки и велики, с красными волосами, с зелёными глазами». И арабский географ 8-го века Ибн ал-Макаффа, и персидский географ Гаргизи отмечают «красные волосы и белую кожу» выходцев с Алтая. Исследуя курганы Алтая, профессор С.И. Руденко отметил преобладание останков людей европеоидного типа. А академик М.М. Герасимов восстановил облик ушедших по их черепам. Например, его «гунн из Кенколя» имеет лицо современного украинца, немца или голландца… Сведений о внешности кипчаков собрано достаточно. Чуть скуластые, рыжевато-белокурые, голубоглазые были они. Такими их увидел в 5-ом веке византийский посланник Приск, отметивший рыжую бороду Аттилы. А вспомним упомянутые стоны римлянина о «белокурых варварах», нагрянувших в Рим… Это доказал в 1977 гг и казахский ученый О. Исмангулов в книге «Этническая геногеография Казахстана». Так, О. Исмангулов пришел к выводу, что у «истоков древнего населения Казахстана …находится хорошо отличаемый, ярко выраженный европеоидный тип без какой-либо монголоидной примеси». М. Аджи (стр. 683) : «…Этих новых европейцев (тюрок), разумеется ,отличала не только натура, но и внешность---они были бородатыми или усатыми, светловолосыми и голубоглазыми, коренастыми, скуластыми и коротконогими. Их лица вполне узнаваемы по сохранившимся портретам и чеканным профилям. Кстати, любопытно в той связи читаются родословные римских епископов, едва ли не в каждый второй из них –тюрок, выходец с Востока, о чём говорило его лицо и что подтверждает тамга. «Степная геральдика» особенная, оспорить её очень трудно. Она консервативна и независима… Когда же оформились гербы в европейском их понимании, то «визитки» римских пап Иннокентия-3, Урбана-4, Клемента-4, Иоанна-21, Николая-3, Иоанна-22, Пия-2, Григория-13 и других украшала строгая тюркская символика. Драконы, равносторонние кресты , «алтайские лотосы» (лилии в Европе), иные, хорошо узнавемые штрихи Востока. Даже двойные треугольники—знак перемены веры. Тамги и монограммы, представленные на самых разнообразных изделиях из серебра, камня и на других предметах, находят от «Сибири до Европы, а также в Греции и на древнем Ближнем Востоке», то есть на пути продвижения ТЮРОК с Алтая на Запад». М. Аджи (стр. 557) : « Когда в кавказкой степи появились первые кибитки, грянуло время ТЮРКОВ, пришельцы обосновались здесь надолго. Они проложили дороги, возвели города, следы их государства фиксируют археологи. Известны, например, местоположения пятнадцати древних городов в степных районах нынешнего Дагестана. ( в данном случае говорится о древнем государстве Албания, и о городах и дорогах Албании. Под другими «тюрками» нужно понимать хонов Прикаспия и Кавказа, которых М. Аджи «зачисляет» также в «тюрки», как и албанов Кавказа—Е.C.).» «Из числа принцев рода Аркашидов лишь царь Армении Хозрой сохранил независимость. Чтобы выстоять, он обратился за помощью к братьям—«кавказским тюркам» и в союзе с ними выступил против Сасанидского шаха. Результат превзошел все ожидания: иранцы получили сильнейший удар, а Армения –гарантии назависимости». ( и в этом случае М. Аджи «передергивает», и под «кавказкими тюрками» описывает всё тех же хонов Кавказа –Е.C.) М. Аджи (стр. 848.) : «Чингисхана называют «монголом», рисуют узкоглазым, лицом и одеждой похожим на тюрка. И это очередной трюк Запада, его науки, умышленно искажающей прошлое. Из-за страха. Алтайский «варвар» и внешне иной, и по описанию современников, его отличали большие голубые глаза, утонченное, чуть скуластое лицо, густая рыжая борода, а его отца—зеленные глаза. Отсюда прозвище рода—Зеленоглазые (Борджигины). Внешность отца и сына была в точности такой, как у их предков, которых волны Великого переселения народов доставили в Европу. Европеоиды? Очевидцы утверждали, что да. ( здесь описывается племя Мэн-гу, восточный европеоидный народ, и племя Мэн-гу никакого отношения к Великому переселению не имеют. В этом сообщении М. Аджи явные противоречия: если все «тюрки» от Аджи—голубоглазые, то почему Чингисхан не «тюрок»? Ведь он тоже из рода голубоглазых или зеленоглазых.—Е.С.) М. Аджи (стр 542) : «Когда-то на Среднем Востоке процветала Бактрия, самая богатая восточная провинция Персии. Со 2-го века до Н.Э. она носила Тохаристан. То государство, как и Парфия, скрыто в густом «научном» тумане. С любым народом связывают его историю, только не с ТЮРКАМИ. Любопытно, «тохар» на Тибете означает «белая голова». Так народная этимология сохранила память о пришельцах с Алтая. Русыми, с рыжеватым отливом волосами, голубоглазыми, белокожими, с телами, «сияющих как месяц»--этими словами описывают алтайцев их современники и в Индии. Китайцы называли кушан Гуйшуань. В китайской мифологии «гуй» имел особые отличия. Их изображали демонами с остроконечными головами и рыжими волосами. Это передаёт облик алтайских пришельцев—рыжих, в остроконечных головных уборах из войлока. Как и все саки.» (в данном сообщении, наконец, проясняется: кого же М. Аджи имеет ввиду под термином «тюрки». «Тюрки» по М. Аджи—это оказывается саки, или ТУРАНЦЫ. По ходу всего повествования о «тюрках» М.Аджи сообщает о голубоглазых и светловолосых саках-туранцах. Саки-туранцы---это и есть «тюрки»--Е.С.) М. Аджи (стр 668): « Немецкие «Смерть Альпхарта» или «Песнь о Роланде» когда-то звучала иначе, ведь сюжет их взят из древних тюркских поэм—сходство разительное. До мелочей. Это заметил и академик Жирмунский. Оказывается знаменитые сказки о «Коте в сапогах», «Аленький цветочек», «Колобок», «Братья-лебеди» знали на Алтае до Великого переселения народов. Изучая германский эпос , академик Жирмунский отмечал особую роль коня. Это помощник героя, его собеседник. Мотив прослеживается от древних сказок Алтая и иранской «Шахмане» до старофранцузких и старонемецких баллад. Выходит, западные рыцари всего лишь «копировали» ТЮРКСКИХ богатырей?» «Уже давно было высказано предположение, что сакам принадлежит значительная часть иранского народного эпоса и эпический цикл, связанный с Рустамом,--пишет Р. Фрай—Благодаря открытию в Восточном Туркестане фрагмента согдийской версии сказания о Рустаме сакское происхождение большей части преданий о Рустаме, вошедших в «Шахмане» Фирдуоси, становиться вполне вероятным. Имеются данные о том, что именно парфяне придали иранскому эпосу ту форму, в которой он был записан при Сасанидах и дошёл до Фирдуоси». Журмунский же посмотрел ещё дальше, на то, как мотивы сказаний находят свой исток в алтайской сказке и распространяются в «Шахмане» и далее в старинном французком и немецком эпосах.» «О русских сказках не говорим, потому что они появились лишь в 18-ом веке как откровенный перевод ТЮРКСКИХ сказок. Вспомним хотя бы царя Салтана и богатыря Руслана. Колобок, Теремок, Золотая рыбка---всё это дары Алтая». Комментарии (-Е.С.): Если принять во внимание, что под «тюрками» М. Аджи понимает саков-туранцев (они же скифы Азии), то собственно, ничего «страшного» М. Аджи не сообщает. Единство сакского (туранского) эпоса и связь его с французами или германцами (или русскими сказками) объясняется всего лишь общностью в происхожении: индоевропейское и иранское общее прошлое. То же самое и с языком «тюрок», или саков-туранцев. Саки-туранцы ираноязычны по происхождению, как и персы, и скифы-сарматы Причерноморья. И так называемые «тюркизмы» в иранских языках—это всего лишь «иранизмы» по происхождению. Они эти «иранизмы» (или «тюркизмы» по М.Аджи) встречаются практически во всех индоевропейских и иранских языках. И происхождение этих «иранизмов» (или «тюркизмов» по М. Аджи) нужно рассматривать как единое общее в происхождении индоевропейских и иранских языков.

Ответов - 4

Василиса: ХАТА. Древнее заимств. восточными славянами из языка скифов и сарматов (kata "дом, землянка"), где оно является суф. производным (страд. причаст.) от кат- "копать". Хата буквально - "выкопанная в земле", ср. авест. kata "комната, кладовая, погреб".

Олег Гуцуляк: Земля незнаема» и иранский субстрат «Слова о полку Игореве» Константин Рахно This article deals with the semantics of the image of the Unknown Land in the Tale of Igor’s Campaign. It is proposed to examine it in the light of the warriors’ classification of lands peculiar to the Ossetians and reflected in the Ossetian Nart sagas. The ancestors of the modern Ossetians, the Alans, were the closest neighbours and allies of the Slavic population of the Kievan Rus. Therefore many folklore motifs and religious conceptions of the Iranian peoples are present in the above-mentioned epic poem, including the direct parallels with the Nart epos. Some characters of the poem, for example, the bard Boyan, who turns into a weasel, a wolf or an eagle and is apostrophized as Veles’s grandson, could not be explained correctly without bringing the Ossetian epic and mythology into the picture. Keywords: the Tale of Igor’s Campaign, Kievan Rus, Slavic mythology, Ossetian mythology, Nart epos, shamanism, Iranian substratum, Boyan, Syrdon, Soslan, the Unknown Land Темные места «Слова о полку Игореве» являются не просто литературоведче- ской или филологической проблемой. Они активно использовались и используют- ся, несмотря на субъективность и гипотетичность их истолкования, для обоснова- ния тех или иных исторических теорий и предположений. Одним из них является «земля незнаема»: Збися Дивъ, кличетъ връху древа: велитъ послушати земли незнаемѣ – Влъзѣ, и Поморию, и Посулию, и Сурожу, и Корсуню, и тебѣ, Тьмутороканьскый блъванъ! [Слово 1950, с. 12, IX, 37]. С одной стороны это словосочетание является вроде бы вполне понятным. Слово «незнайомий» до сих пор функционирует в украинском языке. С другой сто- роны, непонятно его значение в данном контексте, потребность в использовании. Одна за другой выдвигались версии, например, о том, что это свидетельство незнания указанных земель самим автором поэмы [Махновець 1989, с. 197; Сухобо- 92 «Земля незнаема» и иранский субстрат «Слова о полку Игореве» ков 2012, с. 303]. Другие исследователи, напротив, указывали, что, судя по многочис- ленным упоминаниям Тмуторокани, автору, возможно, доводилось в http://sms.zrc-sazu.si/pdf/17/05_sms17_Rakhno.pdf

Konrad: Абрагам Меррит. Обитатели миража Странный народ, эти уйгуры. О себе они говорят, что они потомки великой расы, которая правила всей Гоби, когда та была не пустыней, а земным раем, с широкими реками, многочисленными озерами и многолюдными городами. Они на самом деле отличаются от остальных племен, и хотя эти многочисленные племена при первой возможности убивают уйгуров, в то же время они их боятся. Вернее, боятся колдовства их жрецов. В нашем старом лагере уйгуры появлялись редко. А появившись, держались в отдалении. Мы уже с неделю находились в новом лагере, когда появился отряд уйгуров человек в двадцать. Я сидел в тени своей палатки. Они спешились и направились прямо ко мне. Ни на кого в лагере они не обратили внимания. Остановились в десяти шагах от меня. Трое подошли ближе и стали пристально меня разглядывать. У всех троих были странные серо-голубые глаза; у того, кто казался их предводителем, взгляд необычно холоден. Все они выше и массивнее остальных. Я тогда не владел уйгурским. Поэтому вежливо приветствовал их по-киргизски. Они не ответили, продолжая разглядывать меня. Наконец, поговорили друг с другом, кивая, как будто пришли к какому-то решению. Затем их предводитель обратился ко мне. Встав, я заметил, что он чуть ниже моих шести футов четырех дюймов. Я сказал ему, по-прежнему по-киргизски, что не понимаю его языка. Он отдал приказ своим людям. Они окружили мою палатку, как охрана, держа в руках копья и обнажив мечи. Я почувствовал прилив гнева, но прежде чем я смог протестовать, заговорил предводитель, на этот раз на киргизском. Он с почтением заверил меня, что их посещение исключительно мирное, они просто не хотят, чтобы им помешали мои товарищи по лагерю. Он попросил меня показать ему свои руки. Я вытянул их вперед. Он и два его спутника наклонились над ладонями, внимательно их рассматривая, указывая друг другу на те или другие пересечения линий. Закончив осмотр, предводитель коснулся лбом моей правой руки. И тут же, к полному моему изумлению, начал урок - и весьма квалифицированно - уйгурского языка. Для сравнения он использовал киргизский. Он не удивился тому, с какой легкостью я воспринимал новые слова; напротив, мне показалось, что именно этого он и ожидал. Я хочу сказать, что он скорее не учил меня новому языку, а заставлял вспомнить давно забытый. Урок продолжался целый час. Затем он снова коснулся лбом моей руки и отдал приказ кольцу стражников. Все уйгуры сели на лошадей и ускакали. Во всем этом происшествии было что-то тревожное. И больше всего меня беспокоило то, что, похоже, мой учитель был прав: я не изучал новый язык, а вспоминал забытый. Никогда я не усваивал язык с такой легкостью и быстротой, как уйгурский. Естественно, мои коллеги тоже были в недоумении и тревожились. Я немедленно направился к ним и рассказал о происшествии. Нашим этнологом был знаменитый профессор Дэвид Барр из Оксфорда. Фейрчайлд склонен был воспринимать все как шутку, но Барр встревожился. Он рассказал, что уйгурские легенды говорят о предках этого народа как о расе светловолосых синеглазых людей, обладавших большой физической силой. Было обнаружено несколько древних уйгурских настенных росписей, на которых изображен именно такой тип людей, так что, по-видимому, в легендах есть зерно истины. Однако, если нынешние уйгуры и восходят к той расе, они смешивались с другими народами и дошли почти до полного исчезновения древней крови. Я спросил, какое это имеет отношение ко мне, и он ответил, что, по-видимому, мои посетители считают меня чистокровным представителем их древней расы. В сущности, он не видит никаких других объяснений их странному поведению. Он считал, что их изучение моих ладоней и явное одобрение того, что они обнаружили, доказывает его правоту.

Konrad: Старик Фейрчайлд иронически спросил, не собирается ли Барр обратиться к хиромантии. Барр холодно ответил, что он ученый. И как ученый, знает, что определенные признаки могут передаваться по наследству через многие поколения. Определенное расположение линий на ладонях может сохраняться много столетий. И в случаях атавизма - а я явный пример атавизма - оно может возникать вновь. К этому времени у меня уже слегка кружилась голова. Но Барр добавил еще кое-что. К этому времени он уже был выведен из себя и сказал, что уйгуры, вероятно, совершенно правы в своей оценке меня. Я атавистический пример возврата к древним норвежцам. Прекрасно. Но совершенно несомненно, что асы, боги и богини древних норвежцев: Один и Тор, Фригга и Фрейя, Фрей и Локи и многие другие - все это когда-то были реальные люди. Несомненно, они были предводителями длительной и опасной миграции. После смерти они были обожествлены, как и многие подобные герои и героини других рас и племен. Этнологи считают, что древние норвежцы, подобно другим арийцам, пришли на северо-восток Европы из Азии. Их переселение происходило в период от 50999 до 999 лет до рождества Христова. И нет никаких научных возражений против их прихода из того района, который сейчас называется Гоби, и против того, что это и есть та раса светловолосых голубоглазых людей, которых современные уйгуры называют своими предками. Никто, продолжал Барр, не может сказать точно, когда Гоби стала пустыней и что вызвало появление пустыни. Части Гоби могли быть плодородными еще две тысячи лет назад. Какова бы ни была причина этого изменения, действовала ли эта причина быстро или медленно, но она дала толчок к переселению, предводительствуемому Одином и остальными асами, к переселению, которое закончилось колонизацией Скандинавского полуострова. Известно, что во мне проявились признаки моих далеких предков со стороны материнской линии. Почему в таком случае не проявиться и признакам древних уйгуров, если они действительно были предками норвежцев?



полная версия страницы