Форум » ОФИЦЕРЫ ДХАРМЫ-СИНАРХИЯ-РЕНОВАТЫ » ПРОБЛЕМЫ БУДУЩЕГО ОБЩЕСТВА » Ответить

ПРОБЛЕМЫ БУДУЩЕГО ОБЩЕСТВА

goutsoullac: Классовая структура будущего общества Критическим недостатком многих марксистских (и не только) проектов общества будущего является то, что они для своей реализации требуют прежде всего изменения сознания людей. Такой подход эффективен для моделей, построенных на базе философии идеализма или популистских идеологий. Но никак не может быть принят историческим материализмом. Производственные силы первичны — пока нет более развитых производственных сил, чем индустриальные, значит и ничего, более развитого, чем капитализм, невозможно. Возможно только что-нибудь менее развитое. Что в общем-то и было доказано на практике — капиталистический Запад пока что держит пальму первенства технологического и экономического развития. Другое дело — концепции, учитывающие революционные технологии. Как показано в моей прошлой статье на аналогичную тему, уже сейчас идёт формирование заиндустриальных — кибернетических производственных сил, основанных на компьютерных и аналогичных технологиях. Предыдущая статья была в основном посвящена производственным силам, в этой я бы хотел затронуть вопрос классовой структуры будущего общества. Прежде всего отметим уже упоминавшийся класс производителей информации — основного блага кибернетического общества — просьюмеров. Название их происходит от слияния слов «производить» и «потреблять». Причина этого — производят они то, что каким-то образом интересует их самих. То есть независимость от государства (если таковое конечно останется) и преодоление отчуждения от производства у них присутствуют. С другой стороны, это не означает, что просьюмер будет специально работать на удовлетворение потребностей всех людей. Чтоб это понять, достаточно обратить внимание на opensource-технологии, вроде ОС Linux. Которые заточены в первую очередь для самих создателей. Linux, и только в последнее время стал приобретать дружественный интерфейс, хотя до сих пор многие функции выполняются в режиме, доступном для понимания лишь техническим специалистам — людям с техническим складом ума и высоким интеллектом. Многие другие opensource-решения заточены исключительно на самих технических специалистов. Щедрость просьюмеров объясняется обычной выгодой, которую они желают получить, делясь друг с другом своими решениями. И если от кого-то выгоду в виде, например, сотрудничества в разработке или производства благ другого рода - получить не удастся, то и затачивать для него свои решения просьюмеры не будут спешить. Поэтому-то и не стараются делать Linux для чайников. Однако, если человек не является техническим специалистом, то нельзя сказать, что он не может дать ничего полезного. Прежде всего, деятельность художников, писателей и им подобных — это тоже есть производство благ, причём благ разделяемых. Этих личностей целесообразно тоже отнести к классу просьюмеров. Есть ещё большая категория просто пользователей. Они не могут писать программы, но они будут их тестировать, много раз используя для своих нужд и сообщать об ошибке. Они не могут писать музыку, но они могут голосовать за понравившиеся произведения. Таким образом, люди, не способные на активное создание благ, также участвуют в производственном процессе пассивным образом. Целенаправленно ничего не производя, а лишь потребляя и оценивая. «Всякое потребление есть производство» - в данном случае, производство не самой информации, а её оценки, позволяющей просьюмерам сделать выводы и корректировать дальнейшее производство. Таким образом, помимо просьюмеров, можно выделить ещё один класс в кибернетическом обществе — класс потребителей. Класс просьюмеров и класс потребителей являются высщим и низшим классами кибернетического общества. Действительно — класс просьюмеров решает, какая информация будет производится, а класс потребителей лишь пассивно следует их воле — они действуют по правилу — бери, пока дают бесплатно. Класс просьюмеров именно потому и отнесён к высшим, поскольку владеет всеми производственными мощностями. А потребители ничем не владеют, кроме своих копий информации. Можно также сказать, что потребители находятся под принуждением со стороны просьюмеров — они могут потреблять только ту информацию, которую им предоставляют просьюмеры, а приспособлена она в первую очередь не для них. Вот такая эксплуатация. Форма власти просьюмеров над своей собственностью отличается от формы власти капиталистов или феодалов. Если власть последних двух держится в большей мере на силе, то власть просьюмеров держится на их творческих способностях, которых нет у других. Для старта такого общества нет необходимости как-то коренным образом менять сознание людей — тем более, зачатки этого общества уже существуют внутри капитализма. В отличии от утопического коммунизма где побудительным мотивом щедрости является альтруизм, в этой модели щедрость есть делом выгодным. Кем же являются сейчас будущие члены просьюмерского класса? Отношения, в которых они находятся друг с другом и со средствами производства, не являются свойственными ни капиталистам, ни пролетариату. То есть ни капиталисты, ни пролетариат не могут служить основными источниками будущего класса просьюмеров. С другой стороны, от членов этого класса требуется наличие высокого интеллекта, творческий подход и независимость. Эти качества больше всего свойственны нынешним учёным и фрилансерам, которых мы и отнесем к среднему классу. Требование «независимость» означает, что, например, чиновники среднего звена или богатые, но полностью зависимые от хозяина высокооплачиваемые рабочие сюда не входят. Капиталисты среднего звена, по всей видимости, тоже. Требую заметить, что понятие среднего класса, используемое здесь, отличается от используемого в быту. Вообще, следует обратить внимание на одну закономерность. Не только при капитализме — а при любом общественном строе есть три класса — высший, низший и средний. При рабовладельческом строе высшим классом были рабовладельцы, низшим — рабы, средним — свободные крестьяне. При рабовладельческом строе сельским хозяйством занимался средний класс — свободные крестьяне, а при феодальном — высший (феодалы) и низший (крепостные). Средний класс — мещане — при феодальном строе занимались ремеслом (примитивной формой промышленности) и торговлей. При индустриальной формации промышленность и торговля стали занятием высшего и низшего классов. Сами капиталисты — высший класс - в свою очередь произошли от среднего класса предыдущей формации, так же, как и просьюмеры — новый высший класс - происходят от среднего класса капиталистической формации. Также, наука — производство информации — которое при капиталистическом строе является занятием среднего класса, при следующем должно стать занятием высшего и низшего. То, что является побочной отраслью производства при определённой формации, при следующей становится основной. То, что при определённой формации является занятием среднего класса, при следующей становится занятием высшего и низшего. Во-вторых, зависимость среднего класса от остальных всегда была наименьшей. Рабовладельцы не могли выживать и развивать своё производство без рабов, а рабы были в принудительном порядке привязаны к рабовладельцам. То же можно сказать о феодалах и крепостных. В свою очередь, свободные крестьяне и ремесленники сами куда в меньшей степени подвергались эксплуатации, и не нуждались в эксплуатации другого класса. Аналогичное касается фрилансеров и opensource-программистов. Как и при предыдущих формациях, в кибернетической должен существовать свой средний класс и своя побочная отрасль промышленности. Чем он будет, сказать тяжело. Средний класс, с одной стороны, должен как можно меньше зависеть от того, что производит высший класс — не быть низшим классом, и в то же самое время не принадлежать и к высшему классу. Наука при индустриальном обществе служит целям расширения и улучшения промышленного производства — т.е. дополнительная отрасль экономики занимается усилением основной. Аналогично, дополнительная отрасль экономики при кибернетическом обществе должна служить целям усиления производства информации. Вероятно, что при кибернетической экономике средним классом станут те, кто обеспечивают возможности интеллектуального и творческого развития — кто-то вроде учёных-генетиков или специалистов по искусственному интеллекту. При этом должны исчезнуть нынешние запреты против трансгуманизма и биополитики, против всех форм творческого развития и проявления себя, которые в современном обществе считаются «странными», «ненормальными» или «антиобщественными». Это станет экономической необходимостью, так же как отказ от феодальных средневековых обычаев и сословных привелегий стал необходимостью при переходе к индустриальному обществу. Собственно, для нынешних представителей среднего класса переход к такому обществу является выражением их классовых и личных интересов. Так как при других строях будут править родовые аристократы, денежные толстосумы, партия, кто угодно — но не творческие люди. Однако, это не значит, что рабочий или капиталист не может поддерживать это новое общество. Если рабочий не хочет всю жизнь быть тем, кто пашет на хозяина, а хочет поработать на себя, и имеет на то задатки, то у него в случае революции как раз будет возможность попробовать подняться выше по классовой лестнице в просьюмера. То же касается и капиталиста. Современный капитализм олигархов и монополий близок к пределу своего развития. И чтоб капиталисту не дегенерировать, а сохранить своё положение «сливки» общества, он должен перестраиваться, что и делают некоторые наиболее прогрессивные фирмы, постепенно отказываясь от проприетарного софта и всё более переходя на opensource. Наконец, кибернетическое общество не является вершиной эволюции. И оно когда-нибудь придёт к своему концу. Чтоб заглянуть в отдалённое будущее, попробуем применить уже выявленную нами закономерность. Итак, побочная отрасль экономики кибернетической формации — увеличение интеллекта — при следующей должна стать основной, должна стать занятием нового высшего и низшего класса. Чем при этом будет заниматься средний класс, и как тогда вообще будут жить люди (точнее, благодаря трансгуманизму это будут уже не люди физическом, а возможно и не люди в психическом смысле этого слова) — остаётся только гадать. Ясно только одно — рано или поздно последует новая технологическая революция, открытие принципиально новых технологий — и, как следствие, новое переустройство общества. http://volgota.com/iddragon/eshchyo-ob-informacionnom-obshchestve

Ответов - 7

goutsoullac: Экономика индустриальная и экономика кибернетическая Переход к более высокоразвитой формации немыслим без смены производственной базы. Это подразумевает не просто увеличение производства вроде «в 2 раза больше заводов». В количественных показателях переход на новую производственную базу требует отказ от экстенсивного роста и иногда даже снижение количественных показателей ввиду того, что новая технология является ресурсосберегающей. Новая технология должна радикально отличаться от старой. Подобно тому как капитализм был основан не просто на увеличении количества ручных станков и посевных площадей, а заменой ручного производства на машинное. Точно так же и переход от индустриальной формации к следующей за ней должен сопровождаться сменой технологий. За-индустриальная — кибернетическая экономика уже сейчас существует в мире opensource-софта. Смысл её заключается в том, что программы изготовляются добровольным коллективом разработчиков и затем бесплатно тиражируются среди потребителей. Такая логика производства кажется абсурдной с точки зрения капитализма. Так же, как бы рабовладельцу показалось бы абсурдным поведение капиталиста, который не принуждает кнутом работать рабочих и при этом держит их на работе по 8 часов, хотя мог бы и, скажем, по 15. Да и платят даже низкоквалифицированным рабочим всё же больше, чем рабам в рабовладельческом обществе. А рабочие сами почему-то приходят на работу, хотя никто их силой туда не гонит. В глазах не вникшего в дело рабовладельца капиталист выглядел бы просто жутко добрым хозяином, а рабочие — сами приходят на работу, потому что влюблены в своего босса. На самом деле — ничего подобного. Хотя, поведение энтузиастов-разработчиков и кажется целиком альтруистичным на первый взгляд, всё же оно имеет целью получение вполне конкретной выгоды — как и поведение капиталиста и рабочих в индустриальном обществе диктуется вовсе не альтруизмом. Итак, прежде всего о бесплатном тиражировании. Если у меня есть кусок хлеба, то я не могу поделится им без ущерба для себя с другими. Я могу съесть его сам весь — и буду сытый. Могу поделить напополам с другом — тогда совсем сыты мы не будем, но, по крайней мере, не будем голодать. Разделить кусок хлеба же на большое количество человек не является возможным. Другое дело — информация. Если я копирую у другого человека компьютерную программу, то она у него не исчезнет. Поделиться информацией — не значит обделить себя. Поэтому сам факт того, что opensource-разработчики разрешают скачивать свои программы бесплатно не говорит о каком-то великом альтруизме с их стороны. Вообще, все блага можно разделить на две категории. Неразделяемые и разделяемые. Неразделяемые — это такие блага, что использование их одним потребителем уменьшает возможность использовать их остальными потребителями. В случае разделяемого блага использование этого блага одним потребителем не ущемляет возможности использовать его другими потребителями. Хлеб относится к неразделяемым благам, а информация — к разделяемым благам. Однако, ограничится только таким анализом недостаточно, чтоб понять смысл opensource-движения. Бесплатное распространение программ совершается не просто потому, что это не ущербно, а потому что это выгодно. Прежде всего отметим, что многие серьёзные opensource-программы оборудованы средствами отправки bugreport — т.е. сообщений об ошибках. Чтоб создать работающую программу, недостаточно просто написать её. Нужно её протестировать. А самый лучший способ протестировать программу — это распространить её среди большого количества потребителей. Которые её самостоятельно, бесплатно и без всякого принуждения со стороны производителей протестируют. Потому что им эта программа так или иначе нужна. Более того, коль скоро программа нужна потребителям, они постараются поддержать процесс её улучшения — если это не потребует от них больших усилий. Тестирование программы в практических условиях — т.е. одновременно с использованием по назначению — и отправка bugreport'ов не требуют больших усилий. Конечно, такой способ производства на настоящий момент будет иметь недостатки — и имеет их. Например, многие opensource-программы не годны к применению на ответственных объектах. Многие — не значит все. Кампания QNX Software Systems не случайно открыла исходный код своей одноимённой операционной QNX, предназначенной для управления теми самыми ответственными объектами АСУ ТП. Некоторые потребители идут дальше роли простых бета-тестеров. Например, коль скоро исходные коды программы являются доступными, то возможно со стороны конечного потребителя самостоятельно исправить ошибку. И даже внести новую возможность в программу. В результате чего потребитель превращается в очередного производителя и пополняет их ряды. И самое главное, пополняет не по принуждению и не за зарплату — а по причине того, что ему нужен сам продукт производства. Т.е. это означает, что в opensource-сообществах во-первых, отсутствует как внеэкономическое, так и экономическое принуждение. Во-вторых, в них отсутствует отчуждение от продукта производства — производитель производит то, что непосредственно интересует его и таким образом, каким он считает это нужным. Т.е. производит благо непосредственно для потребления. Для обозначения таких людей был введён термин «просьюмеры». Просюмер (producer + consumer = prosumer) это индивид, производящий в основном то, что сам и потребляет (а потребляющий то, что сам производит). Остаётся последний вопрос — допустим, новый просьюмер смог усовершенствовать программу. Для чего ему непременно делится своим достижением с окружающими? Ведь утаив от других своё достижение, он сможет стать сильнее их. И в случае чего получить больший доступ к каким-то неразделяемым благам. Насчёт «непременно» - конечно, можно поспорить. У многих матсеров есть свои секреты, и мастера программирования здесь не исключения. Но всё же в большинстве случаев (где-то в 99 из 100 — процент взят как говорят «от балды», но суть дела отражает) гораздо выгоднее делится своими достижениями с другими. Во-первых, в мире информации практически все блага разделяемы. А во-вторых, делясь своими достижениями, ты поддерживаешь привычку делится своими достижениями среди других производителей. Если, например, имеется 1000 разработчиков, и каждый из них поделится бесплатно с остальными одним своим достижением, то это будет очень выгодно для каждого разработчика. В итоге, дав остальным 1 достижение, разработчик получает за него 999 других достижений. Очень выгодный обмен! Следует отметить, что в роли разработчика — как мы ввели термин — просьюмера — может выступать не только конкретная личность, но и другой объект, например, фирма. Из этого видно, что вовсе не из филантропических побуждений, а из соображений выгоды IBM, Sun Microsystems, Red Hat и прочие поддерживают opensource-разработки и даже открывают исходники своих ранее проприетарных проектов. И QNX наверняка была открыта из тех же соображений. Opensource-сообщество оказывается в некоторых случаях выгоднее и эффективнее, чем штат работников. Производственные отношения в таких фирмах следует относить к смешанным — частично к индустриальным, частично к кибернетическим. Однако, экономика на настоящий момент ещё не способна целиком перейти на те порядки, которые приняты в opensource-сообществах. Невозможно сменить производственные отношения, оставаясь при старых производственных силах. Большинство благ всё ещё производятся по-старинке. В отличии от компьютерной программы, где лишь создание первого экземпляра требует больших усилий, а остальные создаются чисто механически, в индустриальной экономике создание каждой единицы конкретного блага требует больших растрат. Поэтому, большинство благ сейчас являются неразделяемыми. И с ними невозможно организовать то же, что организованно в opensource-сообществах. Эту ситуацию возможно изменить. Научно-техническая революция ознаменовалась тем, что возросла роль науки в производстве. Т.е. на разработку проекта какого-либо нового товара стало тратится много усилий — проводятся длительные разработки, тестирования. А затем само производство экземпляров товара стало более автоматическим. Причём с течением времени он всё более автоматизируется. Т.е. тиражирование объекта — производство его экземпляров — является всё более автоматизированным. Это процесс в ближайшее время достигнет своего логического завершения — когда процесс создания копии вещи будет по уровню автоматизированности и простоты приближен к копированию программы. Тогда вещественные блага станут также разделяемыми. 3D-принтер — это машина, способная печатать вещи. Вот что о нём сообщается: "Сцены из фантастических фильмов в скором будущем станут реальностью. Принтер, разработанный компанией Objet, может «печатать» 3D объекты - главное, сделать грамотный 3D макет. Принтер Alaris30 использует патентованную разработку Objet Polyjet Inkjet чтобы создавать 3D объект слой за слоем, используя картридж со специальным фотополимером. Разрешение печати (хотя, тут больше подошло бы слово «литьё») 600х600х900 dpi, толщина слоя - 0.0004 мм (меньше тысячной доли миллиметра!) при допустимых размерах объекта до 300х250х150 мм. Самое удивительное - девайс в состоянии напечатать даже предмет с движущимися частями (например, у «отпечатанной» машинки крутятся колёса). Принтер имеет размеры 87х86х104 см, а весит 83 кг. Естественно, рассчитан 3D принтер Objet Alaris, прежде всего, на крупные компании, занимающиеся инженерными разработками, дизайном или любым другим делом, требующим визуализации." По-началу, принтер будет действительно доступен лишь богатым кампаниям. Но, как только он научится во-первых, печатать детали для себя, во-вторых, использовать более дешёвое вещество — тогда он быстро подешевеет и станет доступным широким массам. Аналогичное устройство было недавно разработано кампанией Xerox — принтер, печатающий схемы. Его внедрение позволит помимо Free and open source software также открыть мир free and open source hardware. Ещё одной вариацией на ту же тему является биопринтер — объект, способный создавать живых существ с заданными свойствами — пока что ещё не созданный. Так как принтеры вещей печатают конкретную вещь по некторой программе, то после их внедрения производство будет совершаться следующим образом. Будет создаваться программа печатания некоторой вещи — а затем рассылаться потребителям. Они будут её автоматически воплощать в вещество. При этом любое вещественное благо станет если не разделяемым, то по крайней мере приблизится к разделяемым. Цена вещи будет составлять цену энергии для её печатания плюс цену материалов, необходимых для её печатания. Стоить килограммовый ноутбук будет максимум в два-три раза больше килограммовой пары обуви. Возникает логичный вопрос — а как же оплата труда разработчиков? Они будут работать бесплатно? Что разработчики могут работать бесплатно и при этом иметь большую выгоду, я уже показал на примере opensource-сообщества. Вся та часть ныне существующей интеллектуальной собственности, которая действительно существует для поддержки разработчиков, существует лишь потому, что им приходится жить в индустриальном мире - мире неразделяемых благ. Еду по интернету не скачаешь. Но с внедрением биопринтеров это станет возможным. Также интерес представляют разработки в области виртуальной реальности. Например, недавно были созданы осязаемые голограммы. Если эта технология будет развиваться дальше, то многие вещи могут быть заменены своими виртуальными аналогами и вообще не требовать вещества для воплощения. Для перехода к кибернетический формации необходимым является во-первых, внедрение новых производственных сил, во-вторых, слом прежних производственных отношений — например, борьба против копирайта и софт-патентов. Если на настоящий момент полная отмена копирайта окажется невозможной, то следует минимально его урезать, например, сократить срок копирайта до 15 лет или разрешить хотя бы некоторые формы бесплатного некомерческого использования объектов интеллектуальной собствености. http://i-ddragon.livejournal.com/20743.html

Василиса: (c) Максим Борозинец: АРХЕОКРАТИЯ обозначает изначальный социальный строй, где власть считалась прямой проекцией Архе (Первопринципа) и поэтому была безальтернативно сакральна, и тем самым легитимирована. Это власть жрецов-старейшин, хранителей Знания и стражей врат, ведущих по ту сторону мира. По правую руку от Царя-Жреца - Воин, по левую - Артизан (земледелец / ремесленник / торговец). Они выполняют фундаментальные социальные функции, администрируемые жрецами - осью архео-социума, и вместе с ней составляют Сакральную Триаду Археократии. Мы считаем, что единственный способ преодолеть Глобализацию - это, не входя с ней в открытый конфликт, прорастать сквозь нее глобальной сетью археократических общин, самодостаточных и связанных друг с другом. Эта децентрализованная сеть централизуется самим Первопринципом, Традицией, которая явлена в различных мифах и метафизических концепциях, лежащих в основе каждой отдельной общины. Такая сеть являет собой живой организм, где все уровни культур и цивилизаций взаимосвязаны в единое целое - от пасторальных индейских племен до городских высокотехнологических сект. Эта сеть лежит поверх как Государства, границы которого определяются насилием воинов, так и транснациональных корпораций, где границы стираются потопом Капитала.

Василиса: "... По стеклянной дороге двигалось сборище молодых людей, размахивая короткими палочками и ударяя ими в звенящие и гудящие диски. Некоторые несли на перекинутых через плечо ремнях маленькие красные с золотом коробочки, настроенные на одну и ту же музыку, которую земляне причислили бы к зелено-голубому спектру. До сих пор вся слышанная ими музыка Торманса принадлежала лишь к красному или желтому вееру тональностей и мелодий. Камера телеприемника приблизилась к идущим, выделив среди толпы две четы, оглядывавшиеся на спутников и дальше на город со странным смешением тревоги и удальства. Все четверо были одеты в одинаковые ярко-желтые накидки, расцвеченные извивами черных змей с зияющими пастями. Каждый из мужчин подал руку своей спутнице. Продолжая двигаться боком к лестнице, они вдруг запели, вернее - пронзительно заголосили. Вызывающий напев подхватили все сопровождавшие. Чеди Даан, Фай Родис и Тивиса Хенако, лучше всех овладевшие языком Торманса, стали напряженно вслушиваться. Щелкнул специальный фильтр звукозаписи, модулирующий учащенную неразборчивую речь. - Они воспевают раннюю смерть, считая ее главной обязанностью человека по отношению к обществу! - воскликнула Тивиса Хенако. Фай Родис молчала, наклонившись к экрану, как делала всегда, пораженная чем-либо виденным. Чеди Даан закрыла ладонями лицо, повторяя наспех переведенный напев, мелодия которого сперва понравилась землянам. "Высшая мудрость - уйти в смерть полным здоровья и сил, избегнув печалей старости и неизбежных страданий опыта жизни... Так уходят в теплую ночь после вечернего собрания друзей... Так уходят в свежее утро после ночи с любимыми, тихо закрыв дверь цветущего сада жизни. А могучие мужчины - опора и охрана - идут, захлопывая ворота. Последний удар разносится во мраке подземелий времен, равно скрывающих грядущее и ушедшее..." Чеди оборвала перевод и, удивленно взглянув на Фай Родис, добавила: - Они поют, что долг смерти приходит на сто первом году их жизни. Или по их второму календарю Белых Звезд, который не отличается от нашего, после двадцати пяти лет. Этих четырех провожают в Храм Нежной Смерти! ................ - Вир, вы забыли, что перед нами не коммунистическое и даже не социалистическое общество, а классовая социальная структура. По-моему, чудовищный обычай ранней смерти имеет прямое отношение к перенаселенности и истощению ресурсов планеты, - возразила Родис. - Понимаю, - сказала Чеди, - ранняя смерть не для всех! - Да. Те, кто ведет технический прогресс, должен жить дольше, не говоря уже о правящей верхушке. Умирают не могущие дать обществу ничего, кроме своей жизни и несложного физического труда, то есть не способные к высокому уровню образования. Во всяком случае, на Тормансе два класса: образованные и необразованные, над которыми стоят правители, а где-то между ними люди искусства - развлекающие, украшающие и оправдывающие. - Они тоже не умирают в двадцать пять лет! - воскликнула Олла Дез. - Естественно. Но, пожалуй, для артистов, там, где требуется молодость и красота, предел жизни немногим больше, - ответила Фай Родис." Иван Ефремов "Час Быка". 1968 год.

Василиса: Класс производителей информации — основного блага кибернетического общества — просьюмеров. Название их происходит от слияния слов «производить» и «потреблять». Причина этого — производят они то, что каким-то образом интересует их самих. То есть независимость от государства (если таковое конечно останется) и преодоление отчуждения от производства у них присутствуют. С другой стороны, это не означает, что просьюмер будет специально работать на удовлетворение потребностей всех людей. Чтоб это понять, достаточно обратить внимание на opensource-технологии, вроде ОС Linux. Которые заточены в первую очередь для самих создателей. Linux, и только в последнее время стал приобретать дружественный интерфейс, хотя до сих пор многие функции выполняются в режиме, доступном для понимания лишь техническим специалистам — людям с техническим складом ума и высоким интеллектом. Многие другие opensource-решения заточены исключительно на самих технических специалистов. Щедрость просьюмеров объясняется обычной выгодой, которую они желают получить, делясь друг с другом своими решениями. И если от кого-то выгоду в виде, например, сотрудничества в разработке или производства благ другого рода - получить не удастся, то и затачивать для него свои решения просьюмеры не будут спешить. Поэтому-то и не стараются делать Linux для чайников. Однако, если человек не является техническим специалистом, то нельзя сказать, что он не может дать ничего полезного. Прежде всего, деятельность художников, писателей и им подобных — это тоже есть производство благ, причём благ разделяемых. Этих личностей целесообразно тоже отнести к классу просьюмеров. Есть ещё большая категория просто пользователей. Они не могут писать программы, но они будут их тестировать, много раз используя для своих нужд и сообщать об ошибке. Они не могут писать музыку, но они могут голосовать за понравившиеся произведения. Таким образом, люди, не способные на активное создание благ, также участвуют в производственном процессе пассивным образом. Целенаправленно ничего не производя, а лишь потребляя и оценивая. «Всякое потребление есть производство» - в данном случае, производство не самой информации, а её оценки, позволяющей просьюмерам сделать выводы и корректировать дальнейшее производство. Таким образом, помимо просьюмеров, можно выделить ещё один класс в кибернетическом обществе — класс потребителей. Класс просьюмеров и класс потребителей являются высщим и низшим классами кибернетического общества. Действительно — класс просьюмеров решает, какая информация будет производится, а класс потребителей лишь пассивно следует их воле — они действуют по правилу — бери, пока дают бесплатно. Класс просьюмеров именно потому и отнесён к высшим, поскольку владеет всеми производственными мощностями. А потребители ничем не владеют, кроме своих копий информации. Можно также сказать, что потребители находятся под принуждением со стороны просьюмеров — они могут потреблять только ту информацию, которую им предоставляют просьюмеры, а приспособлена она в первую очередь не для них. Вот такая эксплуатация. Форма власти просьюмеров над своей собственностью отличается от формы власти капиталистов или феодалов. Если власть последних двух держится в большей мере на силе, то власть просьюмеров держится на их творческих способностях, которых нет у других. Девственно чистых потребителей (в твоем понимании этого слова) существовать не будет, все в той или иной мере выразят себя как просьюмеры - ведь потеряется профессиональное распределение, творчество/производство станет добровольным, и в таком формате каждый найдет себе самовыражение. Да, иерархичность может быть поддержана при помощи "авторитетности" - когда наши просьюмеры (выступая в данном случае исключительно как потребители) будут оценивать достижения других. Популярность будет определят статусность. Но, в любом случае, разрыв неизбежно сокращается, приближаясь к отметке чисто личностной дифференциации. Для старта такого общества нет необходимости как-то коренным образом менять сознание людей — тем более, зачатки этого общества уже существуют внутри капитализма. В отличии от утопического коммунизма где побудительным мотивом щедрости является альтруизм, в этой модели щедрость есть делом выгодным. Просьюмеры — новый высший класс - происходят от среднего класса капиталистической формации. Также, наука — производство информации — которое при капиталистическом строе является занятием среднего класса, при следующем должно стать занятием высшего и низшего. То, что является побочной отраслью производства при определённой формации, при следующей становится основной. То, что при определённой формации является занятием среднего класса, при следующей становится занятием высшего и низшего. Как и при предыдущих формациях, в кибернетической должен существовать свой средний класс и своя побочная отрасль промышленности (увеличение интеллекта). Чем он будет, сказать тяжело. Средний класс, с одной стороны, должен как можно меньше зависеть от того, что производит высший класс — не быть низшим классом, и в то же самое время не принадлежать и к высшему классу.

Василина: (с) miteigi_nemoto posting in ru_transhuman Недавно начал работу над книгой под названием "Инволюция. Эволюция и развитие Интернета". Здесь выкладываю основные наброски, темы и идеи об эволюции Интернета, которые будут исследоваться мною и раскрываться на страницах книги. Безусловно это лишь короткие черновые наброски и некоторые из них очень смелые, требующие очень пристального внимания и философской проработки, надеюсь с вашим участием. Однако скелет эволюции я вам подробно раскрываю. Каждый пункт будет описываться и развиваться в книге, которую представлю через какое-то время в виде сайта. Конечно, добавятся еще десятки пунктов. Мне предстоит провести очень сложное и многолетнее исследование истории и будущего, все только начинается. Итак предлагаю вашему вниманию следующую классификацию и теорию эволюции Интернет, кажется до меня такого еще никто не делал, по крайней мере мне не встречалось. Периоды указаны условно. Воспоминание об Интернет (1837 года по 1970) — длительность 133 года Первые идеи и предсказания о Сети. Эпоха создания сети Интернет (с 1970 по 2000) — длительность 30 лет. Пиковый объем сети 1000 Тбайт Формирование технологий для создания Всемирной Сети. Глобализация Интернета. Появление WWW, электронной почты, IRC-чата. Представляет собой возникновение доменных имен и распространение Сети по основным государствам. Создана группа Internationalized Domain Name (IDN). Возникновение Интернет-коммерции. Интерактивный Интернет (с 2000 по 2030) — длительность 30 лет Объем сети 100 000 000 Тбайт Поисковые системы Поисковые системы получили широкое применение, грандиозное шествие Google. Мультимедиа Массовое распространение музыкальных файлов, фотографических и видео файлов через Интернет. Просмотр видео онлайн, IP-телефония, Skype, видео-конференции, онлайн-игры и прочие развлечения. Широкополосный Интернет. P2P-сети. Социальный Интернет Представляет собой бум социальных сетей, все пользователи находят друг друга через Интернет. Информационный зум Интернет экономика доминирует. Большая часть населения планеты использует Интернет. Эмоциональный Интернет с 2030 по 2060 — длительность 30 лет. Объем сети 100 000 000 000 000 000 Тбайт Развитие виртуальных 3D-реальностей. Виртуальные живые миры с полным погружением сознания как в сон. Полные виртуальные копии географических местностей и городов. Полное стирание физических границ. Человек может посетить множества географических мест в считанные минуты в таком же качестве, как если бы он перемещался физически по Земле. Становится трудно отделить что реально, а что виртуально. И невероятное количество развлечений, связанный с этим, например — видеть мир глазами другого человека или существа, слетать на Луну или Марс, приблизится к Солнцу исполнив мечту Икара. Интеллектуальный Интернет (с 2060 по 2090) Объем сети 100 000 000 000 000 000 * 10 100 000 Тбайт Все формы интеллекта — ИИ, человека, дельфинов и других живых существ Земли соединяются через Интернет. Нет никаких языковых барьеров. Прямое соединение искусственного интеллекта с человеческим интеллектом. Появятся люди с кибермозгом. Возникают первые виртуальные государства. Физическая территория больше не является основой для создания государства. Возникновение Киберматрицы — участие в добровольной системе автономного жизнеобеспечения, где тело помещаются в специальную колбу, а сознание подключается к Интернету. (Примерно как в фильме Матрица). Смерть от физических причин практически стремится к нулю, в такой форме человек может легко прожить несколько сотен лет в полном здравии. Можно вернуться в предшествующие состояния сознания. Появятся первые интернет-дети, дети рожденные в сети, т.е. подключенные от рождения в Сеть. Сингулярный Интернет (с 2090 по неопределенное время) 100 000 000 000 000 000 000 000 000 * 10 100 000 000 000 000 000 Тбайт В качестве даты начала технологической сингулярности называется 2020 или 2030 год. Я полагаю, что начало технологической сингулярности наступило с приходом индустриальной эпохи в 17 веке нашей эры. Только сингулярность описывается не по экспоненте, как обычно предлагают, а по сложной закрученной кривой — спирали сингулярности. Переломные моменты сингулярности. Завихрения сингулярности. Стираются языковые барьеры между разумными расами. Вся вселенная как на ладони. Объединение миллиардов звездных систем и всех разумных рас в единую Межгалактическую Сеть. Любое количество нужной информации в любой точке Вселенной. Понятие времени и пространства стирается. Постсингулярный Интернет или Инволюция При достижения пика сингулярности происходит некий коллапс памяти и информация уплотняется, подобно земле, поглощающей в себя заброшенные города. История выворачивается на изнанку. Происходит мгновенная инволюция и множество параллельных уплотнений, возникают параллельные миры. Техническая Сеть, которую мы сейчас наблюдаем, в постсингулярный период скручивается в некий метауровень, некий слой или свойство материи. Информация переходит в материю. Сознание попадающее в пик сингулярности уплотняется до звездной величины и образует звездные системы и планеты. Начинается новый цикл. Что такое Интернет забывается. На некоторых таких звездных системах имеются планеты, где зарождаются новые формы жизни и эволюция начинается снова. Разумные формы жизни как феномен развития памяти пытаются вспомнить откуда они родом и каковы их истинные возможности. Далее они либо приходят к еще одной сингулярности, либо нет, что не особо важно. Главная идея: скорее всего мы уже находимся сейчас в постсингулярной Сети, причем не обязательно первого поколения. В общем приглашаю к дискуссиями и общению на эту тему — пишите, буду рад. Присылайте полезные ссылки на любую информацию, которая как-то касается будущего и истории Интернет. С интересом выслушаю любые ваши идеи и замечания по заданной теме. Если вы хотели бы стать постоянным участником проекта - хотелось бы об этом узнать, в этом случае общение можно продолжать в индивидуальном порядке и за пределами ЖЖ. Я смог бы задавать вам свои вопросы, а вы мне свои, в частности те, которые я не могу сам себе задать. Глядишь и вспомним что-нибудь стоящее вместе. http://community.livejournal.com/ru_transhuman/172359.html

Admin: Поворотный момент в истории человечества Английский футуролог Джеймс Мартин считает, что человечество подошло к поворотному моменту своей истории. В начале 80-х годов прошлого века Мартин предсказал эру Интернета. Теперь он представил публике свою новую книгу-предсказание «The Meaning of the 21st Century» («Смысл 21 века»). В которой говорит о том, что сейчас уже можно представить себе, какое будущее ожидает нас, и попытаться к нему приспособиться, поскольку изменить теперь уже ничего не удастся. Человечеству предстоит выйти на качественно новый уровень развития, который зависит от отношения человека к четырем факторам будущего: климату, ускорению развития, глобализму и новым технологиям. Грянет буря По словам Джеймса Мартина, независимо от того, каков будет вектор дальнейшего изменения климата – глобальное потепление или, наоборот, постепенное похолодание (по расчетам некоторых ученых, Земля в 2008 году достигла пика потепления и уже «остывает»), – новый климат кардинально изменит жизнь человека. «Надеяться на лучшее поздно, но имеет смысл и есть время приготовиться к худшему, – говорит Мартин. – Из-за идущих перепадов температур (то потепление, то похолодание) будущее будут определять стихии: ураганы, наводнения и засухи. А их следствие – беженцы, голод, сокращение земель, пригодных для сельского хозяйства». Как считает Мартин, стоит прислушаться к прогнозам датских, чилийских и российских ученых, которые предрекают раскол Тихого океана на две части с появлением посередине океана куска суши. Одна из причин будущей «перекройки» Земли – резкий рост за последние 30 лет количества 4-5-балльных ураганов. Их стало на 75% больше. По прогнозам ученых, средний балл штормов к 2030 году вырастет до отметки 5-7, а периодичность – до 2-3 в год. Это приговор: жизнь на территориях, которые сегодня остаются самыми населенными – северное и юго-западное побережье Тихого океана, западное Индийского и Атлантического, все берега Карибского моря и Мексиканского залива, – станет похожа на жизнь у подножия Везувия. Мартин разделяет мнение ряда ученых о том, что под воду могут уйти часть западных побережий США и Европы, часть Юго-Восточной Азии и Японии. Из-за подтопления льдов потеряют территории страны Скандинавии, а на севере и северо-западе – Россия. В результате всего этого сельское хозяйство многих регионов перестанет кормить людей, как раньше. Так, производство риса в Китае снизится на 10-15%, производство кукурузы в Африке – на 30-35%, а из-за заболоченности части земель Америки и юго-востока Азии культивировать сельское хозяйство там будет сложно. Один из возможных выходов, по мнению Мартина, – новые подходы к развитию сельского хозяйства: без артезианской воды, без почв и даже, возможно, без солнца. Обезьяна с гранатой Футуролог полагает, что данность современного развития – непрерывное усложнение мира. «Уже сегодня процессорная мощность компьютеров, объем их памяти увеличиваются вдвое каждые 18 месяцев, – говорит Мартин. – Скоро компьютеры получат возможность самостоятельной эволюции. Перемены будут идти так быстро, что наступит качественный скачок – стремительные перемены превратятся в норму. С одной стороны, они качественно изменят жизнь. Технологии станут массовыми, люди будут открывать дверь в свою квартиру, просто приложив палец к сенсору, который будет считывать индивидуальные характеристики генома человека. С другой стороны, психика человека не всегда будет успевать за скоростью перемен». Усложнение мира, по словам Мартина, требует экспертных знаний, а значит, спроса на узких специалистов на стыке ИТ-технологий и медицины, биохимии и биофизики. Например, специалисты по выращиванию биосырья и биоеды (пшеница, рис и т.д., растущие в условиях наносреды в 5-7 раз быстрее и на площадях в 100 раз меньших, чем на обычной почве) должны владеть основами биоинженерии, биохимии и ИТ-навыками. Также усложнение развития мира потребует постоянной смены программного обеспечения, которое будет быстро устаревать. Его замена, то есть очередное усложнение, вещь затратная. В итоге капитал будет дрейфовать туда, где дешевле выживать – где дешевле рабочая сила, но она менее образованная и подготовленная. Там и подстерегает человечество новая опасность – можно не только не успеть за обновлением, но и отдать ИТ-технологии в руки не готовых к их использованию людей. Неоглобализм Как считает Мартин, мировой технологический коллапс может быть вызван разными причинами. Но главная из них – взаимосвязанность компьютерных систем. Она будет не только нарастать, но и превратится в разновидность нового глобализма. Проблема в том, что в обществе, где все тотально взаимосвязано, возможно мощное разрушение. Например, ядерный удар по одному городу может стать настоящей катастрофой для всех. Тем не менее, убежден футуролог, от достижений науки и техники отказываться поздно, поскольку они указывают магистральный путь развития. Во-первых, наука подскажет новую среду обитания взамен утерянных земель. Во-вторых, если не перейти на биоеду, человечество просто не прокормит себя. Правда, есть в достоинствах науки существенный недостаток. В будущем перед человеком встанет не только проблема безопасности использования атомной энергии, биоеды, но и проблема взаимоотношений машин и человека. Хотя Мартин оптимист. Он считает, что появление искусственного интеллекта не будет угрожать интеллекту человеческому. «У нас будут машины, которые в миллиарды раз умнее нас, но только в очень узких областях, – пишет в своей книге Мартин. – Пока же ученые не приблизились к созданию искусственного интеллекта потому, что пытаются повторить человека. А как показывает практика, следует пользоваться особенностями, характерными для компьютеров». Тогда, считает Мартин, технологический мир станет служить человеку, а не наоборот. Причем кардинально поменяется суть жизни. Болезни будут не лечить, а предотвращать, продлевая жизнь человека до 150-200 лет. С преступностью не придется бороться: перерабатывая гигантский объем информации о действиях каждого человека, искусственный интеллект будет выявлять потенциальных преступников еще в детстве. Но главное, изменится суть мировой экономики. Богатство стран и народов будет определяться не природными ресурсами, а интеллектуальными. Homo futuries Перед тем как Homo sapiens превратиться в Homo futuries, человека будущего, ему придется пережить помутнение разума. Сегодня, говорит Мартин, людей можно разделить на два типа. Первый – «люди книги». Они получают информацию от чтения, поэтому их главная отличительная черта – хороший объем внимания и склонность к анализу. Второй тип – «люди экрана» – кардинально отличается от первого. Этих людей отличают «быстрый отклик» и «тяга к новому клику». Верная примета такого человека – общаясь, он, не дослушав, постоянно хочет сменить тему разговора и двигаться дальше. Один из признаков наступающего помутнения разума – дети с ранних лет имеют дело с машинами и при этом не читают книг. То есть растет поколение людей, привыкших к тому, что на экране происходит несколько вещей одновременно, и желающих, чтобы окружающая среда немедленно реагировала на их запросы. По данным исследований ученых США и России, сегодня у подростков 9-12 лет диапазон внимания уже, чем у тех, кто старше 18 лет. Таковы издержки привыкания человека к меняющимся условиям эволюции. И пока, по Мартину, издержки будут расти, психика не всех людей будет успевать за скоростью перемен, а биофизические данные человека могут не приспособиться к меняющемуся климату планеты. Как утверждает Мартин, есть два выхода. Человечеству придется либо усовершенствовать свои гены с помощью генной инженерии, что чревато опасной мутацией, либо объединить компьютеры и человеческий мозг. «Скорее, придется пойти вторым путем, – убежден Джеймс Мартин, – если мы хотим, чтобы биологические организмы превосходили электронные». http://earth-chronicles.ru/news/2012-01-09-14703

Василина: ... Ключ к нашему сегодняшнему состоянию дел — в давнем римском прошлом. Я не любитель исторических примеров, но уж очень похоже у нас получилось. Правильно говорят, что наша держава – третий (по более точному счету — третий с половиной) Рим. А в Риме № 1, в эпоху его имперского расцвета, где-то к концу второго века нашей эры, нашли изящный способ соединить гражданские и демократические ритуалы с железными сословными разграничениями. Как сейчас у нас, только нагляднее. Всех римских граждан, до этого равноправных, там разделили на две категории – honestiores ("почтенных") и humiliores ("смиренных"). "Почтенные" — это депутатский корпус всех уровней, от членов советов (курий) в небольших городках и до римских сенаторов, и все силовики, начининая от рядовых легионеров (по-нашему, контрактников). А "смиренные", которых было раз в десять больше, — это все прочие. "Почтенных" не допрашивали под пытками и с повышенным гуманизмом наказывали за провинности. Со "смиренными" не церемонились. Всенародных выборов должностных лиц больше не устраивали, или они были фиктивными. Выборные должности, дававшие статус "почтенного", официальным порядком передавались по наследству. Движение за политические права отсутствовало, так как эти права не были нужны ни высшим, ни низшим. Городское простонародье получало очень приличный, по тогдашним меркам, социальный пакет – продуктовые раздачи, дармовые зрелища, доступ к городским удобствам. А потомственные депутаты и военные всех рангов добивались от императорской власти укрепления и развития своих корпоративных привилегий. Для политической демократии или хотя бы для борьбы за нее в этой системе места не было. Но тот демократический режим, который когда-то был реальностью в раннем Риме, аккуратно сохранялся в виде ритуалов и государственных декораций. "Почтенные" трогательно опекали "смиренных", а те отвечали им искренней или хотя бы притворной благодарностью. Вот типичная сценка, изображенная Апулеем в романе "Метаморфозы". Конец второго века. Герой романа приобретает на рынке у старика-торговца корзинку рыбы себе на ужин и вдруг сталкивается с приятелем – "выборным" городским чиновником, ведающим продовольствием: "У кого, — спрашивает, — купил ты эти отбросы? – Я указываю на старикашку. Тут же он на него набросился и стал грубейшим образом распекать его по-эдильски: – Так-то ты обращаешься с нашими друзьями! Продаешь паршивых рыб по такой цене! Узнаешь ты, как под моим началом поступают с мошенниками! – И, высыпав из корзинки рыбу на землю, велел он своему помощнику всю ее растоптать ногами… Изумленный этим происшествием, я ухожу, лишившись, благодаря остроумной выдумке моего энергичного товарища, и денег, и ужина…". Сооружение очень похожей системы идет у нас в стремительном темпе. У наших "почтенных" теперь свое пенсионное обеспечение, своя медицина и свое судопроизводство, которое только за последние недели несколько раз поразило публику своей человечностью. Превращение начальственных статусов в потомственные зашло еще не так далеко, как при Марке Аврелии и Септимии Севере, но выглядит уже почти как норма. Все руководящие учреждения, от местных самоуправлений и до кремлевской администрации, нацелены на передачу статусов по блату или по наследству. Любые другие процедуры, будь то конкурентные выборы или отбор по профессиональным качествам, тут одинаково мешают. Именно поэтому цензовая демократия, при которой голосуют только состоятельные люди, предлагаемая иногда в качестве спасительного рецепта, так же неприемлема для привилегированного слоя, как и демократия всеобщая. "Почтенным" нужны привилегии, а вовсе не политическая конкуренция, которая в любой момент может поставить эти привилегии под удар. Что же до незнатного большинства, то оно на редкость кротко воспринимает свое приниженное положение и старается радоваться его преимуществам – отсутствию необходимости мучительно думать и охотно признаваемому системой праву умолять начальство о заботе и всевозможных поблажках. В этих координатах какие-либо выборы не породят и намека на народовластие, даже если будут менее скрупулезно руководимы свыше. Возможна ли у нас демократия? Честно скажу: не знаю. Хочу верить, что возможна. Все-таки не второй век на дворе. Но она не может возникнуть как пристройка к нынешней сословной системе. Только без нее. Только на ее обломках. Сергей Шелин Подробнее: http://www.rosbalt.ru/blogs/2015/05/27/1402352.html



полная версия страницы