Форум » ДЕМИУРГИ ЗА НАС! » ЭЛЬФИЙСКИЕ ЯЗЫКИ (продолжение) » Ответить

ЭЛЬФИЙСКИЕ ЯЗЫКИ (продолжение)

Василиса: Квэнья - Древний Язык 1. История языка 2. О том, как назывался язык 3. СТРУКТУРА КВЭНЬЯ 3.1 Элементарная фонология 3.2 Существительные 4. Глаголы 5. Прилагательные 6. Причастия 7. Местоимения Приложение: Примеры полностью склоняемых существительных Квэнья. 1. История языка Квэнья или Высшеэльфийский - наиболее видный язык Аманской ветви семейства эльфийских языков. В Амане имелись два диалекта Квэнья: Винарин и Нолдорин. По историческим причинам, только последний использовался в Средиземье. Третий Эльдарский язык, на котором говорят в Амане - Тэлэрин, мог бы так же рассматриваться как диалект Квэнья, но это все-таки отдельный язык, и этой статье не рассматривается. Квэнья также приняла и приспособила некоторые слова из языка правителей Амана - Валар, Ангелов, охраняющих мир от имени своего Создателя. Тем не менее, Валары сами побуждали Эльфов "делать новые слова своего собственного стиля, или... переводить значение имен в Эльдарские формы" вместо рабского копирования или приспосабливания Валарских слов (WJ:405). Известно, что Нолдоры " были изменчивы в речи, поскольку они очень любили слова, и стремились находить имена для всех вещей, которые они знали или предполагали их существование " (Сильмариллион глава 5). В Амане, на Квэнья говорили не только Ваньяры и Нолдоры, но также и Валары: " Валары, кажется, быстро принимали Квэнью ". После прибытия Эльфов, собственный язык Валаров не часто был слышан в Амане Эльдарами: " Действительно, часто можно было услышать, как Валары и Майяр говорят на Квэнья между собой " (WJ:305). Пенголод, мудрец Гондолина написал: ' В истории, Валары всегда упоминаются говорящими на Квэнья, при всех обстоятельствах'. Действительно, те истории или легенды, которые относятся к временам предшествующим пробуждению Квэнди, или к отдаленнейшему прошлому, или к вещам, которые Эльдары могли и не знать, должно быть были описаны в Квэнье Валаром или Майяром, когда они обучали Эльдаров. Действительно, даже Мелькор изучил Квэнью, и изучил ее хорошо. "Увы", писал Пенголод: " в Валиноре Мелькор использовал Квэнью с таким мастерством, что все Эльдары были поражены, и никто не мог бы говорить лучше, даже поэты и мудрецы. " (VT39:27)

Ответов - 15

Василиса: Valarin - like the glitter of swords Also called: Valian, and (in Quenya) Valya or Lambë Valarinwa INTERNAL HISTORY The Valar had made their own language, undoubtedly the oldest of all the tongues of Arda. They did not need a spoken language; they were angelic spirits and could easily communicate telepathically. But as the Ainulindalë tells, "the Valar took to themselves shape and hue" when they entered Eä at the beginning of Time. They became self-incarnate. "The making of a lambe [language] is the chief character of an Incarnate," Pengolodh the sage of Gondolin observed. "The Valar, having arrayed them in this manner, would inevitably during their long sojourn in Arda have made a lambe for themselves" (WJ:397). There was no doubt that this was indeed the case, for there were references to the language of the Valar in the old lore of the Noldor. When the Eldar arrived in Valinor, the Valar and the Maiar quickly adopted Quenya and sometimes even used it among themselves. Yet Valarin was by no means displaced by Quenya, and it could still be heard when the Valar were having their great debates. "The tongues and voices of the Valar are great and stern," Rúmil of Tirion wrote, "and yet also swift and subtle in movement, making sounds that we find hard to counterfeit; and their words are mostly long and rapid, like the glitter of swords, like the rush of leaves in a great wind or the fall of stones in the mountains." Pengolodh is less lyrical, and also less courteous: "Plainly the effect of Valarin upon Elvish ears was not pleasing." (WJ:398) Valarin employed many sounds that were alien to the Eldarin languages. Nonetheless, Quenya borrowed some words from Valarin, though they often had to be much changed to fit the restrictive phonology of High-Elven. From the Silmarillion we remember the Ezellohar, the Green Mound, and Máhanaxar, the Ring of Doom. These are foreign words in Quenya, adopted and adapted from Valarin Ezellôchâr and Mâchananaškad. The names of the Valar Manwë, Aulë, Tulkas, Oromë and Ulmo were borrowed from Valarin Mânawenûz, A3ûlêz, Tulukastâz, Arômêz and Ulubôz (or Ullubôz). So is the name of the Maia Ossë (Ošošai, Oššai). The names Eönwë and possibly Nessa also seem to be adopted from Valarin, though the original forms of the names are not recorded. Sometimes a Quenya word derived from Valarin does not mean exactly the same as the original word. Quenya axan "law, rule, commandment" is derived from the Valarin verb akašân, supposedly meaning "He says" - "he" being none other than Eru Himself. The Vanyar, who were in closer contact with the Valar than the Noldor, also adopted more words from their tongue, like ulban "blue" (original Valarin form not given). But the Valar themselves encouraged the Elves to translate Valarin words into their own fair tongue rather than adopt and adapt the original Valarin forms. And so they often did: The names Eru "the One = God", Varda "the Sublime", Melkor "He who arises in Might" and several others are one hundred percent Elvish, but also translations of the Valarin names. See WJ:402-403 for a full list of such translated words and names. By mysterious routes, Valarin also influenced other tongues than Quenya. It is interesting to note that the Valarin word iniðil "lily, or other large single flower" appears in Adûnaic (Númenórean) as inzil "flower" (as in Inziladûn "Flower of the West", UT:227). How could a Valarin word get into Adûnaic? Via Elves, possibly even Vanyar, visiting Númenor? Via Khuzdul, if Aulë put this word into the tongue he devised for the Dwarves? There is little doubt that the speech of the ancestors of the Edain was heavily influenced by Dwarvish. There is no record of any Vala ever visiting the Númenóreans and speaking to them directly, and even if one did, he would certainly use a language they could understand, not Valarin. Anthony Appleyard has pointed out that one word in Sauron's Black Speech, nazg "ring", seems to be borrowed from Valarin naškad (or anaškad? The word is isolated from Mâchananaškad "Ring of Doom", so we cannot be sure of its exact form). As a Maia, Sauron would know Valarin. Was pure Valarin ever heard outside the Blessed Realm? Melian the Maia would know it, but she obviously did not have many opportunities to speak it during her long incarnation as Queen of Doriath. Much later, in the Third Age, the Istari would know Valarin; one may speculate that they would speak it among themselves. When Pippin took the palantír from sleeping Gandalf, it is recorded that the wizard "moved in his sleep, and muttered some words: they seemed to be in a strange tongue" (LotR2/III ch. 11). Could this be Valarin, the Maia Olórin slipping into his native tongue when asleep? (But from an "external" point of view, it is not even certain that Tolkien envisioned any distinct Valarin tongue at the time LotR was written; see below.) EXTERNAL HISTORY Tolkien's ideas about the tongue of the Valar changed over time. His original concept was that Valarin was the ultimate ancestor of the Elvish tongues - that Primitive Elvish arose when the Elves attempted to learn Valarin from Oromë at Cuiviénen (see LR:168). This idea was later rejected; in the published Silmarillion, the Elves invented speech on their own before Oromë found them. For a while, the entire concept of a Valian language was abandoned: In 1958, in a letter to Rhona Beare, Tolkien stated that "the Valar had no language of their own, not needing one" (Letters:282). But soon after, in the essay Quendi and Eldar from about 1960, the Valarin language reappeared, though it was now conceived as being very different from the Elvish tongues and most certainly not their ancestor (WJ:397-407). As noted above, Quenyarized Valarin words appear in the published Silmarillion: Ezellohar, Máhanaxar. In earlier sources we find Elvish etymologies for the names now explained as borrowings from Valarin. For instance, the name of Aulë, god of craft, is derived from a stem GAWA "think out, devise, contrive" in the Etymologies (LR:358). The Valarin name A3ûlêz entered later. It has been suggested that Tolkien's inspiration for Valarin was ancient Babylonian; some feel that the general style of Valarin is reminiscent of such words as "Etemenanki", the name of the great tower (ziggurat) of Babylon. However, such views are purely conjectural, and we may rightly ask why Tolkien would use Babylonian as a model for the language of the gods of his mythos. More likely he simply aimed for a very peculiar style, since this is supposed to be a language wholly independent of the Elvish language family, and moreover a tongue developed and spoken by superhuman beings. THE STRUCTURE OF VALARIN Valarin employs a great number of sounds, and Tolkien also used exceptionally many special letters to spell it. There are at least seven vowels, a, e, i, o, u (long and short), plus æ (as a in English cat) and a special, open variety of o, probably midway between the English vowels a, o as in card and sore. There are quite a few spirants: ð (as th in the), þ (as th in thing), 3 (not in English; the spirant equivalent of g, spelt gh in Orkish ghâsh), and ch as in German or Welsh ach (that Tolkien actually represents with the Greek letter chi in his spelling of Valarin). The plosives include voiced b, d, g and unvoiced p, t, k. The digraphs ph, th, bh presumably represent aspirated plosives, i.e. p, t, b followed by h. There are at least three sibilants, z, s and š, the latter like sh in English she. Two nasals, m and n, are attested. Valarin also has the vibrant r and the lateral l, plus the semivowels y and w. Most words are of the pattern (V)CVCV...etc, with few consonant clusters, though br, lg, ll, gw, šk, st are attested medially. A plural infix -um- occurs in Mâchanâz pl. Mâchanumâz "Authorities, Aratar". That is all we can say about Valarin grammar. (See, however, ayanûz in the wordlist below concerning a possible inflexional ending.) The word dušamanûðân "marred" would seem to be a passive participle by its gloss; if we had known the verb "to mar", we could have isolated the morphemes used to derive such participles. However, the sole attested verb is akašân, said to mean "he says". Presumably this word can be split into a root "say" and affixes meaning "he" and "present tense", but we cannot isolate the morphemes with any shadow of confidence. As pointed out by Rúmil, words, especially names, tend to be rather long, up to eight syllables as in Ibrîniðilpathânezel "Telperion". All the known names of various Valar end in -z: A3ûlêz "Aulë", Arômêz "Oromë" (see the wordlist concerning the spelling), Mânawenûz "Manwë", Tulukastâz "Tulkas", Ulubôz or Ullubôz "Ulmo". Other names do not have this ending, not even the name of the Maia Ossë (Ošošai, Oššai). But perhaps significantly, the words ayanûz "ainu" and Mâchanumâz "Aratar" have the same ending. In the entry for ayanûz in the wordlist below, it is suggested that some kind of inflexional ending is present in this word. The only thing we can say about syntax is that adjectives seem to follow the noun they describe: Aþâraphelûn Amanaišal "Arda Unmarred", Aþâraphelûn Dušamanûðân "Arda Marred". VALARIN WORDLIST Long vowels are indicated by means of circumflexes (^); the source uses macrons instead. A sound corresponding to German ach-Laut is spelt with the Greek letter chi in the source; here the digraph ch is used instead. In the source, the back-spirant often spelt gh by Tolkien is spelt by a special letter similar to the number 3, which is used here. The Vanyarin colour-words nasar "red" and ulban "blue" were derived from Valarin, but as the original forms are not given, they are not included in this list. A3ûlêz name of unknown meaning, altered to produce Quenya Aulë. (WJ:399) amanaišal "unmarred" (WJ:401) aþar "fixed time, festival" (adopted into Quenya, becoming asar in the Noldorin dialect with the general change þ [th] > s). (WJ:399) Cf. aþâra. aþâra "appointed" (cf. aþar) (WJ:399) In Aþâraigas, said to mean "appointed heat" and used of the Sun, and Aþâraphelûn, supposedly meaning "appointed dwelling", but used in the same sense as Quenya Arda (this meaning of this word, itself of purely Elvish origin, was influenced by Aþâraphelûn). Aþâraphelûn Amanaišal "Arda Unmarred", Aþâraphelûn Dušamanûðân "Arda Marred". (WJ:399, 401) akašân supposedly means "He says" with reference to Eru; the source of Quenya axan "law, rule, commandment". (WJ:399) Arômêz (in the source, the letter ô has a diacritic indicating that it is open and a-like) a name adapted to Quenya as Oromë and to Sindarin as Araw. (WJ:400) According to Elvish folk etymology, Oromë meant "horn-blowing" or "horn-blower", but the original Valarin name simply denotes this Vala and has no etymology beyond that (WJ:401). ašata "hair of head", also just šata. (WJ:399) ayanûz "ainu" (WJ:399; the Quenya word ainu is indeed adopted and adapted from Valarin). Compare PM:364, where Tolkien states that in the Valarin language, ayanu- was "the name of the Spirits of Eru's first creation". Are we to infer that ayanu- is the stem of the word, implying that in ayanûz, the lengthening of the final vowel and the suffixing of -z indicate some kind of inflexion - say, nominative singular? Dâhan-igwiš-telgûn probably the Valarin name of Taniquetil; see WJ:417. The Quenya name is partly an adaption, partly a "perversion" motivated by folk etymology: Taniquetil may be interpreted "high white point", though this is not good Quenya. More common, but probably less accurate spelling: Dahanigwishtilgûn. delgûmâ a Valarin word the exact meaning of which is not given. (WJ:399) It is, however, stated that it influenced Quenya telumë "dome, (especially) dome of heaven" (LR:391 stem TEL, TELU), which was altered to telluma "dome", especially applied to the "Dome of Varda" over Valinor; also used of the domes of the mansion of Manwë and Varda upon Taniquetil. The former meaning seems to be relevant in Namárië: Vardo tellumar...yassen tintilar i eleni... "Varda's domes...wherein the stars tremble..." (LotR1/II ch. 8) dušamanûðân "marred" (WJ:401) Ezellôchâr "the Green Mound", incorporating a Valarin word for "green" that is not given as such, but was adopted into Vanyarin Quenya as ezel, ezella (WJ:399). Adapted to Quenya as Ezellohar (likely becoming *Erellohar in the Exilic Noldorin dialect with the general change z > r). Ibrîniðilpathânezel Valarin name of Telperion (WJ:401), etymology not given, but the name seems to incorporate iniðil "flower" and possibly ezel "green" (see Ezellôchâr above). David Salo suggests the interpretation *"Silver-flower leaf-green", which if correct would imply the existence of the elements ibri "silver" (or "white"?) and pathân "leaf". igas "heat", tentatively isolated from Aþâraigas "appointed heat" (q.v.) iniðil "lily, or other large single flower" (the source of Quenya indil, and evidently also Adûnaic inzil) (WJ:399) mâchanâz, pl. mâchanumâz "Authorities", used of the greatest Valar, called Aratar in Quenya. The Valarin word was also adapted to Quenya as Máhan pl. Máhani. machallâm properly one of the seats of the Valar in the Ring of Doom, the source of Quenya mahalma "throne" (WJ:399, cf. UT:305, 317) mâchan supposedly means "authority, authoritative decision" (WJ:399). The source of Quenya Máhan, one of the eight chiefs of the Valar, though the translation Aratar was more usual. It is an element in Mâchananaškad "Doom-ring", Ring of Doom, adapted to Quenya as Máhanaxar or translated as Rithil-Anamo. (WJ:401) Mânawenûz "Blessed One, One (closest) in accord with Eru". In Quenya reduced and altered to produce Manwë. (WJ:399) mirub- "wine", an element also occurring in mirubhôzê- (supposedly the beginning of a longer word) = Quenya miruvórë, miruvor, the name of a special wine or cordial, rendered "mead" in the translation of Namárië in LotR, where this word occurs (yéni ve lintë yuldar avánier...lisse-miruvóreva, "the long years have passed like swift draughts of the sweet mead", LotR1/II ch. 8) Likely, the word was originally adapted as *miruvózë, becoming miruvórë in the Noldorin dialect with the general change of z > r. It would remain *miruvózë in Vanyarin. RGEO:69 confirms that miruvórë was "a word derived from the language of the Valar; the name that they gave to the drink poured out at their festivals". naškad (or anaškad?) an element tentatively isolated from Mâchananaškad and possibly meaning "ring", cf. Black Speech nazg. Næchærra (not capitalized in source) the original Valarin name that was adapted to Quenya as Nahar, Oromë's horse, supposedly onomatopoeic after his neighing. (WJ:401) Ošošai, Oššai a name supposedly meaning "spuming, foaming", adapted to Quenya as Ossai > Ossë, Sindarin Yssion, Gaerys. (WJ:400) Phanaikelûth (sic, not **Phanaikelûþ) supposedly means "bright mirror", used of the moon (WJ:401) phelûn "dwelling", tentatively isolated from Aþâraphelûn, q.v. rušur "fire" (also uruš) (WJ:401) šata "hair of head", also ašata (WJ:399) šebeth (sic, not **šebeþ) "air" (WJ:401) tulukha(n) "yellow" (WJ:399). Adapted to Vanyarin Quenya as tulka. Tulukhastâz (sic - read Tulukhaštâz?) is supposedly a compound containing tulukha(n) "yellow" and (a)šata "hair of head", hence "the golden-haired". Adapted to Quenya as Tulkas. (WJ:399) Tulukhedelgorûs Valarin name of Laurelin, etymology not given, but the word apparently incorporates a form of tulukha(n) "yellow" (WJ:401) ulu, ullu "water" (WJ:400, 401). In Ulubôz, Ullubôz. Ulubôz, Ullubôz a name containing ulu, ullu "water", adapted to Quenya as Ulmo and interpreted "the Pourer" by folk etymology. (WJ:400) uruš "fire" (also rušur) (WJ:401)

Василиса: RÍANNA by Vicente Velasco (Tatyandacil) Namárië, Ríanna vanima, Heriméla! Antanelyë men melmë ar alassë, ar renuvammet oialë. Namárië, Ríanna vanima, Ardalótë! Coacalinalya firnë ve lícuma súrinen, nó melmemma len úva firë indommassen. Namárië, Ríanna vanima, Indotári! Sí wila Númenna rámainen laurië, ar nai fëalya seruva oialmaressë. Translation and commentary by Helge K. Fauskanger: Farewell, beautiful Princess, loving lady! You gave us love and joy, and we will remember them forever. Farewell, beautiful Princess, Flower of the Realm! The light of your house died like a candle in the wind, but our love for you will not die in our hearts. Farewell, beautiful Princess, Queen of Hearts! Now fly into the West on golden wings, and may your soul rest in eternal bliss. Ríanna I have translated "princess"; it is the Quenya cognate (constructed by Vicente from primitive rîg-anna, LR:383) of Sindarin rían "queen", but also alluding to the name Diana itself. Indeed Quenya r is sometimes derived from Primitive Elvish d (though not initially as here); otherwise, the normal Quenya word for "princess" is aranel. Herméla "loving lady" (heri "lady" + méla "loving, affectionate", VT39:10). In Quenya, an adjectival element usually appears as the first part of a compound, but the opposite order, as here, is by no means impossible (in the Silmarillion, Tolkien himself uses Herumor for *"Dark Lord", literally *"Lord-Dark"). renuvammet "we will remember them" (sc. the melmë ar alassë, love and joy). The verb ren- "remember" is not directly attested as a Quenya word, but the base REN "recall, have in mind" is genuine Tolkien (PM:372). The ending -mmë denotes exclusive "we"; the person addressed is, all too literally, no longer among us. Ardalótë "Flower of the Realm" (or indeed "Flower of Arda", though E.J.'s "England's rose" was the inspiration. Cf. lótë "large single flower", VT42:18). Coacalinalya firnë ve lícuma súrinen "your coacalina died (or faded) like a candle in (the) wind" (literally by the wind, because of the wind: instrumental case). Coacalina "light of the house" is an Elvish metaphor for the soul inside the body (MR:250). This line represents, as Vicente notes, "a nod to E.J." (your candles burned down long before your legend ever will). Nó, conjuction "but" (VT41:18); melmemma "our love": the possessive ending -mma "our" corresponds to -mmë "us". len "for you" (dative of le "you"). úva firë "will not fade (or die)": úva "will not", future tense of the negative verb u- (LR:72; first person aorist uin "I am not", LR:396). firë is an infinitive form (or aorist stem) of fir- "fade, die" (cf. quetë from quet- "speak" in polin quetë "I can speak", VT41:6). Hence úva firë = "will not die". Indotári: "Heart-queen", Queen of Hearts. wila: "fly", imperative following the pattern of such words as ela "behold!" (WJ:362). rámainen "on wings", or literally "by wings, using wings": plural instrumental in -inen. (Conceivably the dual instrumental could have been used here, rámanten, referring to a pair of wings - but in such highly symbolic language there seems to be little reason to insist on this, even if we think of the departed as an angel.) nai fëalya seruva: "may your soul rest" (nai + a future tense-form like seruva is the normal Quenya "wishing formula"; fëalya is fëa-lya "soul-your"). oialmaressë "in eternal bliss": oi- "ever(lasting)" + almarë "bliss" + -ssë locative ending "in".

Василиса: Hríveressë By Vicente Velasco (Tatyandacil) Et marinyallo mallenna vantan hríveressë helka, nu fanyarë fuinehiswa, lumboinen Naira nurtaina. Hláranyë ringa Formessúrë, asúy' aldassen úlassië, alussa olbalissë nornë, alamya ve Nuru-nainië. Formessúrë-yalmë quéla, ar Númello holtan hwesta nísima asúya ninna, ar nainië ahya lírinna. Kénan tuilindo awilë Hyarmello úrima súrë, nu rámaryat circa-cantë, alir' aldannar úlassië. Autar i lumbor, ar Naira kénan anúta Númenna, et Rómello Tilion orta, ar undómess' elen síla. Ar lómelindë-lírinen, entúlan yanna ettullen, nu menel elentintaina, hrívëo lómessë sina. Thanks to Tatyandacil for kindly permitting me to have his poem on my page - despite a very few potentially controversial points, this is a fine piece of Quenya. The spelling is according to the specifications of the poet (I would have used C rather than K throughout). Translation (by the poet), my comments interspersed: HRÍVERESSË IN A WINTER'S DAY Et marinyallo mallenna From my home to the street vantan hríveressë helka, I walk in a cold winter's day, nu fanyarë fuinehiswa, under shadowy-grey skies, lumboinen Naira nurtaina. the sun hidden by clouds. The poet asked me to mention that he is not sure about the form marinyallo; perhaps it should be mardinyallo if oromardi "high halls" in Namárië contains a form of már , mar "home" rather than an independent word *mardë "hall"; cf. sar "stone", stem sard- as in pl. sardi. The word nurtaina "hidden" is the past participle of *nurta- "hide"; this verbal stem is isolated from nurtalë "hiding", attested in the phrase Nurtalë Valinóreva or "Hiding of Valinor" mentioned in the Silmarillion. Hláranyë ringa Formessúrë, I hear the cold Northwind asúy' aldassen úlassië, blowing through the leafless trees, alussa olbalissë nornë, whispering in the twisted branches, alamya ve Nuru-nainië. sounding like a Death-lament. Formessúrë = formen + súrë with assimilation ns > ss. The verb asúy' is ellided from asúya; see below. Úlassië "leafless", pl. of. *úlassëa, sc. ú- "un-" + lassë "leaf" + the adjectival ending -a, hence literally "unleaved". Olbalissë is the partitive pl. locative of olba "branch" [PM:340]; the Etymologies gives olwa [GÓLOB], and I would generally prefer the latter form. Nornë is the pl. of norna "stiff, tough" [WJ:413], though the poet here uses the translation "twisted". Formessúrë-yalmë quéla, The clamour of the Northwind fades, ar Númello holtan hwesta and from the West I smell a nísima asúya ninna, fragrant Zephyr blowing towards me, ar nainië ahya lírinna. and the lament changes to song. The verb *quel- "fade" is based on the stem KWEL and the noun quellë "fading, late autumn". Verb *holta- "to smell", based on the stem ÑOL whence Quenya holmë "odour"; some, including the poet, doubt that this is the correct reading. The stem ÑOL means "smell" in the intransitive sense (give out a smell instead of sensing a smell), but the ending -ta is often used to derive transitive verbs and hopefully gives "smell" a transitive meaning. -Adj. nísima "fragrant" isolated from the name of the Nísimaldar or "Fragrant trees" of Númenor (UT:167); verb ahya- "change", attested in the past tense, ahyanë, in PM:395. *Lírinna rather than *lírenna as the allative of lírë "song" is a questionable - but also defendable - form. Kénan tuilindo awilë I see a swallow flying Hyarmello úrima súrë, from the South, the hot wind nu rámaryat circa-cantë, under its sickle-shaped wings alir' aldannar úlassië singing towards the leafless trees. Alir' is elided from alirë; cf. awilë in the first line of this stanza. The poet makes good use of the prefix a-, that prefixed to a verbal stem indicates what something is doing while it is also the object of another verb, like "I see a swallow flying". Concerning our attested examples of this prefix, see my comments on the Markirya poem. That "basic" verbal stems, derived directly from primitive roots without any suffix, may take the ending -ë is seen from the attested example ava carë "don't do [it]"; cf. car- "do, make". Contrast asúya - elided asúy' - and alussa from the non-basic verbs súya- "breathe" and lussa- "whisper" in the second stanza. Autar i lumbor, ar Naira The clouds pass, and I see kénan anúta Númenna, the Sun setting in the West, et Rómello Tilion orta, and from the East the Moon rises, ar undómess' elen síla. and in the twilight the star shines. Naira, Tilion: other names of the Sun and Moon, besides the more usual terms Anar, Isil. The name Naira is also found earlier in the poem. Ar lómelindë-lírinen, And by the song of the nightingale entúlan yanna ettullen, I return to whence I came, nu menel elentintaina, under the starlit heavens, hrívëo lómessë sina. in this winter's evening. Ettul- *"come out", et- "out, forth" + tul- "come". Translated "be at hand" in SD:290.


Василиса: Genesis 2 Revised Version (October 2003) OK, we boldly continue our Bible translation with Genesis, chapter 2...necessary comments are found in the verse-by-verse discussion below. 1 Sië menel ar cemen ar ilya hossento ner telyainë. 2 Ar i otsëa auressë Eru telyanë carierya ya carnes, ar sendes i otsëa auressë ilya carieryallo ya carnes. 3 Ar Eru laitanë i otsëa aurë ar airitánë sa, an sassë Eru sendë ilya carieryallo ya ontanes ar carnes. 4 Sin ná i nyarna menelo ar cemeno írë nentë ontainë, i auressë ya carnë Yehóva Eru menel ar cemen. 5 Voro palúressëa tussa lá engë cemendë, ar olvar voro úmer tuita, an Yehóva Eru lá tyarnë mistë lanta cemenna, ar lá engë Atan mótien i palúressë. 6 Mal hísië ortanë cemello, ar ánes nén ilya i palúren cemeno. 7 Ar Yehóva Eru carnë i Atan astonen i cemello ar súyanë cuilesúlë mir nengwirya, ar i Atan né cuina onna. 8 Ar Yehóva Eru empannë tarwa Erendë, Rómenna, ar entassë panyanes i Atan i carnes. 9 Ar Yehóva Eru tyarnë tuita cemello ilya alda i ná vanya cenien ar mára matien ho sa, ar yando i alda cuilëo endessë i tarvo, ar i alda istyo márava ar ulcuva. 10 Engë sírë i lendë et Erenello antien nén i tarwan, ar entallo nes hyárina mir canta celumi. 11 I essë i minyo ná Píhyon; sa ná i sirë os ilya i nórë Havíla, yassë ëa malta. 12 Ar tana nórëo malta ná mára. Entassë ëar yando nísima suhtë ar ahyamírë. 13 Ar i essë i attëa sírëo ná Íhon; sa ná i sirë os ilya i nórë Cús. 14 Ar i essë i nelya sírëo ná Hirrecel; sa ná i celë rómessë Ahyuro. Ar i cantëa sírë ná Perat. 15 Ar Yehóva Eru mampë i Atan ar panyanë se Ereno tarwassë mótien sassë ar tirien sa. 16 Ar Yehóva Eru cannë i Atanen, quétala: "Ilya aldallo i tarwassë lertalyë matë. 17 Mal i aldallo istyo márava ar ulcuva áva matë, an i auressë ya matilyë sallo, anwavë firuvalyë. 18 Ar equë Yehóva Eru: "Umë mára sa i Atan ná eressëa. Caruvan sen restar i ná ve se." 19 Yehóva Eru carnë cemennen ilyë celvar palúrëo ar ilyë aiwi menelo, ar tulyaneryet i Atanna cenien mana estaneryet. Ya i Atan estanë ilya cuina onna, sa né esserya. 20 Ar i Atan estanë ilyë lamni ar i aiwi menelo ar ilyë hravani celvar, mal Atanen úmes hirë restar i né ve se. 21 San Yehóva Eru tyarnë núra fúmë lanta i Atanna, ar írë fumnes, mampes minë hónaxoryaron ar quantë hrávenen. 22 Ar Yehóva Eru carnë i hónaxo ya mampes i Atanello mir nís, ar tulyaneryes i Atanna. 23 San equë i Atan: "Lú sina nas axor axonyaron ar hrávë hrávenyo! Sin nauva estaina Nís, an Nerello nes mapaina." 24 Sië nér autuva ataryallo ar amilleryallo ar himyuva vesserya, ar nauvantë hrávë er. 25 Nentë heldë, i Atan ar vesserya, mal úmentë naityanë. Or verse by verse: 1 Sië menel ar cemen ar ilya hossento ner telyainë. Thus heaven and earth and all of their army were completed [lit. finished]. [Sië "thus", VT43:24. Hossë "army", see the Qenya Lexicon (QL) p. 41; here hossento "of their army". Telyainë "completed" or literally "finished", plural passive participle of the verb telya- "finish, wind up, conclude", WJ:411.] 2 Ar i otsëa auressë Eru telyanë carierya ya carnes, ar sendes i otsëa auressë ilya carieryallo ya carnes. And on the seventh day God concluded his work that he [had] made, and he rested on the seventh day from all his work that he [had] made. [Otsëa "seventh", VT42:25. - Here the need for a true pluperfect is felt; lacking published information on that, I have to use simple preterites instead. Concerning the verb telya-, see verse 1 above. Carië "work" as noun; literally the gerund of the verb car- "do, make, build". Sendë past tense of the verb ser- "rest" - not **sernë since the original stem is SED and not SER (LR:385). Compare rendë as the past tense of rer- "sow" because the stem is RED (LR:383).] 3 Ar Eru laitanë i otsëa aurë ar airitánë sa, an sassë Eru sendë ilya carieryallo ya ontanes ar carnes. And God blessed the seventh day and hallowed it, for on it God rested from all his work that he (had) created and made. [Verb laita- "bless", a word used when Frodo and Sam were praised on the fields of Cormallen: A laita, laita te "bless [them], bless them", translated in Letters:308. Airita- "hallow", pa.t. airitánë, a verb found in an unpublished Tolkien manuscript quoted in Vinyar Tengwar #32, November 1993, page 7. The article is also available online, though Carl F. Hostetter has for his own reasons deleted the original reference to the unpublished manuscript. - The Hebrew text of this verse ends in the strange wording mela`khto `asher bara` laґasoth, literally "his work that he had created to make [?it / ?something]". I simply translate "that he (had) created and made", as do several modern versions.] 4 Sin ná i nyarna menelo ar cemeno írë nentë ontainë, i auressë ya carnë Yehóva Eru menel ar cemen. This is the story of heaven and earth when they were created, on the day that Jehovah God made heaven and earth. [Sin "this" as an independent word, according to one interpretation of a sentence occurring in PM:401: Sin Quentë Quendingoldo Elendilenna = ?"This Pengolodh Said to Elendil". Another word for "this", sina, is rather an adjectival word connecting with a noun. Írë "when" from Fíriel's Song, LR:72. - The divine name YHWH (Yahweh, Jehovah) is here Quenyarized as Yehóva. In the first version of this translation, I followed the common if not universal practice of substituting "the Lord", Quenya i Heru. However, YHWH is not a title but a proper name, and should be preserved as such. (Even if i Heru Eru "the Lord God" sounds cool, Hebrew Yahweh `Elohim has no such rhyme!) While "Yahweh" is certainly a better approximation of the original pronunciation of YHWH than is "Jehovah", Yahweh as a word is difficult to Quenyarize without clashing with existing words (like yávë "fruit", yáwë "ravine"). We therefore base our Quenya form of the divine name on the traditional pronunciation "Jehovah" instead.] 5 Voro palúressëa tussa lá engë cemendë, ar olvar voro úmer tuita, an Yehóva Eru lá tyarnë mistë lanta cemenna, ar lá engë Atan mótien i palúressë. There was not yet any bush on the field on earth, and plants still did not grow, for Jehovah God [had] not made rain fall upon earth, and there was no man to cultivate [lit. work on] the field. [Voro "continually", here used together with a negative for "not yet", "still...not". Palúrë "surface, bosom, bosom of Earth", LR:380 s.v. PAL; here translated "field". The phrase palúressëa tussa, "a bush on the field [or, surface of earth]" includes palúressëa as an adjective (in -a) derived from the locative form (in -ssë) of palúrë. (For "[being] in heaven", Tolkien himself used the adjective menelessëa or meneldëa, based on menelessë, meneldë as locative forms of menel "heaven"; see VT43:13, VT44:16.) Lá engë, lit. "not existed" = did not exist or "there was not..." Tuita "grow", QL:96.] 6 Mal hísië ortanë cemello, ar ánes nén ilya i palúren cemeno. But a mist rose from the earth, and it gave water to the entire surface of the earth. [Mal "but", VT43:23. The precise meaning of Hebrew `edh is disputed. Even the translators of ancient times seem uncertain; they rendered it "fountain" or "cloud". Some modern versions read "mist" or "vapor", hence I use hísië here. (In Sindarin, mith "wet mist" would perhaps have been the perfect rendering!) Ánes "it gave"; see QL:31 for ánë as the past tense of anta- "give".] 7 Ar Yehóva Eru carnë i Atan astonen i cemello ar súyanë cuilesúlë mir nengwirya, ar i Atan né cuina onna. And Jehovah God made the man out of dust from the earth and breathed [/blew] life-breath into his nose, and the man was [/became] a living creature. [I assume that the instrumental case in -nen can also denote a material being consumed in the making of something, hence astonen = "out of dust". - I cemello "from the earth". Normally the article i is not here used with cemen "earth", but in this case cemen refers to the substance of the earth rather than being a "name" of earth as a world or planet, and then the definite article may properly be included. - Some translations read "living soul" instead of "living creature", but Hebrew nephesh refers to a creature or living being, hardly to a "soul" in the normal modern sense, sc. some kind of inner spirit. - The Hebrew word for "man" or "human being", `adham (Adam), may well be Tolkien's real-world inspiration for the Quenya word Atan; the Sindarin cognate Adan is similar to the Spanish form of Adam, and Spanish was a language Tolkien liked. By using Quenya Atan for Hebrew `adham in a Bible translation, we may have come full circle. - Nengwirya "his nose"; the noun nengwë "nose" should evidently have the stem *nengwi-, since Tolkien derived it from NEÑ-WI, LR:376.] 8 Ar Yehóva Eru empannë tarwa Erendë, Rómenna, ar entassë panyanes i Atan i carnes. And Jehovah God planted a garden in Eden, toward the East, and there he placed the Man that he [had] made. [The name "Eden" may be Quenyarized as Eren, not to be confused with a word for "steel" occurring in the early Qenya Lexicon (QL:36, LT1:252). Following a vowel, earlier *d had become r in Quenya, and the Eldar imitated this development when adapting foreign words to High-elven. Hence, Dwarvish Khazâd was adapted as Casar (Kasar); see WJ:388, 389. Following this example, I adapt Eden as Eren, here in locative form Erendë: Words in -n may have locative forms in -dë; compare cemendë as the locative of cemen "earth" (VT43:17) - Tarwa "garden", QL:87. - For "there" we use *entassë, literally "in yonder (place)"; this is the probable Quenya cognate of Sindarin ennas "there", occurring in the King's Letter (SD:128-9). The ablative entallo "from yonder (place)" occurs in verse 10. - For "planted", I adopt the word empannë from the early "Two Trees" sentence, starting Valar empannen Aldaru, probably meaning "the Valar planted the Two Trees" (read perhaps *Valar empanner Aldu in more LotR-compatible Quenya). The Qenya Lexicon, p. 80, has a verb rista- "plant", but this clashes with a later verb "cut" (LR:384 s.v. RIS) and is therefore not used here.] 9 Ar Yehóva Eru tyarnë tuita cemello ilya alda i ná vanya cenien ar mára matien ho sa, ar yando i alda cuilëo endessë i tarvo, ar i alda istyo márava ar ulcuva. And Jehovah God made grow from the earth every tree that is beautiful to look upon [cenien, "for seeing", dative] and good to eat from [lit. "good for eating from it"], and also the tree of life in the midst of the garden, and the tree of (the) knowledge of good and evil. [Yando "also", QL:104. This early "Qenya" word for "also" may well have been rejected along with the word ya for "and" - Tolkien's later Quenya has ar instead - but we know no other word for "also". - Tarvo, genitive of tarwa "garden". The combination wo is probably impossible in Quenya, and in this position it would likely turn into vo. Compare the name Curvo (Kurvo) in PM:352; this probably represents the impossible form *Kurwo, since the stem is clearly KURU as in Curufinwë, the longer form of this name (*Curuo > *Curwo > Curvo). - I alda istyo "the tree of knowledge", istyo being the genitive of istya "knowledge". Márava ar ulcuva "of good and evil": Ulco with stem ulcu- denotes "evil" as a noun, VT43:23-24. In the phrase márava ar ulcuva I use the "possessive" or "adjectival" case in -va rather than the genitive in -o, since the va-case seems to function as an "object genitive" in such phrases as nurtalë Valinóreva "hiding of Valinor" (Silmarillion ch. 11), Valinor being the logical object of the "hiding". In the case before us, mára "good" and ulco, ulcu- "evil" are the logical objects of the istya or "knowledge": good and evil are the things that are "known".] 10 Engë sírë i lendë et Erenello antien nén i tarwan, ar entallo nes hyárina mir canta celumi. There was a river that went out from Eden to give water to the garden, and from there it was parted into four streams. [Engë "(there) existed" = "there was". Hyárina "parted", literally "cleaved", past participle of the verb hyar- "cleave", LR:389 s.v. SYAD. Perhaps this could simply be hyarna, but we may also ask whether primitive *syadnâ = *sjadnâ would not yield ?hyanda, which would clash with another word. So I prefer the long past participle ending -ina, combined with lengthening of the stem-vowel.] 11 I essë i minyo ná Píhyon; sa ná i sirë os ilya i nórë Havíla, yassë ëa malta. The name of the first [river] is Pishon [Hebrew: Pîshôn]; it is the one that flows around all the land (of) Havíla [Chawîlâ], where there is gold. [The Quenya sound that is closest to sh is hy; indeed Gondorians substituted sh for hy when pronouncing Quenya. Hence I Quenyarize Pîshôn as Píhyon. Sirë "flows", aorist of the verb sir- "flow", LR:385 s.v. SIR - not to be confused with the related noun sírë "river", occurring in the previous verse. - The unattested preposition os "(a)round" is based on the stem OS of this meaning (LR:379) and has also been used by other writers.] 12 Ar tana nórëo malta ná mára. Entassë ëar yando nísima suhtë ar ahyamírë. And the gold of that land is good. There are also fragrant gum and onyx stone. [Hebrew bedholach refers to bdellium gum, a kind of myrrh made from a certain kind of fragrant resin; I first thought of simply Quenyarizing the Hebrew word as verola, but nísima suhtë "fragrant gum" should roughly cover the meaning. Nísima "fragrant" is isolated from Nísimaldar "Fragrant Trees", name of a region in Númenor (UT:167). Suhtë "resin, gum" is an updated form of Tolkien's early "Qenya" word sukte of this meaning (QL:86); he later decided that kt became ht in Quenya. - No word for "onyx" appears anywhere in the published material; my hopefully not too lame construct ahyamírë prefixes ahya- "change" (PM:395) to mírë "jewel"; this would refer to the "changing" or alternating layers of colour found in an onyx.] 13 Ar i essë i attëa sírëo ná Íhon; sa ná i sirë os ilya i nórë Cús. And the name of the second river is Gihon; it is the one that flows around all the land (of) Cush. [The name Gihon, Hebrew Gîchôn, must become Íhon in Quenya (might be spelt 3íhon = Ghíhon in Rúmilian orthography!) Normally hy may be used as the closest equivalent of sh, as in Píhyon for Pîshôn above, but hy cannot occur finally, so Cush must become Cús (with a long vowel as in Hebrew: Kûsh). - Again, do not confuse sirë "flows" with sírë "river".] 14 Ar i essë i nelya sírëo ná Hirrecel; sa ná i celë rómessë Ahyuro. Ar i cantëa sírë ná Perat. And the name of the third river is Hiddekel; that is the one that goes east of Assyria. And the fourth river is the Euphrates. [Nelya "third", cf. Nelyar "Thirds" as the name of the Third Clan of the Elves, WJ:380. Hebrew Chiddeqel, evidently a name of the Tigris, I Quenyarize as Hirrecel (using R for D as in Eren = Eden; see verse 8). The Hebrew name of Assyria, Ashshur, we adapt as Ahyur, while Perath, the Euphrates, may be adopted as Perat. - Referring to what Hiddekel does east of Assyria, the Hebrew text says that it "goes" (holekh, actually a present participle "[is] going"). For "goes" we could of course use the normal Quenya word, lelya, but this seems such a good place to use a verb celë, considering that in LR:363, the stem KEL is defined "go, run (especially of water)". This verb is not directly attested in Quenya, but the same stem occurs in celumë "stream" (pl. celumi in verse 10).] 15 Ar Yehóva Eru mampë i Atan ar panyanë se Ereno tarwassë mótien sassë ar tirien sa. And Jehovah God took the man and placed him in the garden of Eden to cultivate it [lit. work in it] and watch [over] it. [I use mampë as the past tense of mapa- "grasp, seize, take", though the Qenya Lexicon (p. 59) lists nampe instead. If this unexpected past tense (due to confusion with another verb of similar meaning) had still been valid when Tolkien wrote the Etymologies, he would surely have mentioned it there as well, but in LR:371 s.v. MAP-, only the verb mapa- itself is listed. - We have no word for "cultivate", so I simply write mótien sassë "work in it" (sc. in the garden); the verb móta- "labour, toil" may have less than "paradisiacal" connotations, but I cannot readily think of anything better without having to invent new words. Compare mótien i palúressë "to work on/in the field" in verse 5.] 16 Ar Yehóva Eru cannë i Atanen, quétala: "Ilya aldallo i tarwassë lertalyë matë. And Jehovah God commanded the man, saying: "From every tree in the garden you may eat. [Verb can- "command, order" or with things as object: "demand" (PM:361-362, where only the basic root KAN is directly quoted, but the existence of a Quenya verb of such meaning derived from this root is clearly presupposed, so I use can- here.) Tolkien did not discuss the exact syntax relating to this verb, but since the (direct?) object is said to be something that is demanded, I conclude that in the case of an order, the action that is commanded would likewise be the the direct object. The one that receives the order would then probably be the indirect object, appearing in the dative case; hence i Atanen here. - Lerta- verb "can" in the sense of "be allowed to", well expressed by English "may" (cf. VT41:6).] 17 Mal i aldallo istyo márava ar ulcuva áva matë, an i auressë ya matilyë sallo, anwavë firuvalyë." But from the tree of (the) knowledge of good and evil do not eat, for on the day that you eat from it, you will surely die." [In Quenya, negative commands are formed with the word áva "do not" + an uninflected verbal stem, as in áva carë! "don't do [it]" (WJ:371); hence áva matë = "do not eat". - Sallo "from it", ablative of sa "it" (locative sassë "in it" in verse 3 and 15). Anwavë "surely, certainly", adverb derived from the attested word anwa "real, actual, true", LR:348 s.v. ANA2-.] 18 Ar equë Yehóva Eru: "Umë mára sa i Atan ná eressëa. Caruvan sen restar i ná ve se." And Jehovah God said: "It is not good that the man is lonely. I will make him a helper that is like him." [Umë "(it) is not", negative verb (1st person umin "I do not, am not", LR:396). Sa: this is a nominalizer "that" according to the so-called Merin sentence, a somewhat questionable source (see Lesson 20 of my Quenya course for details); currently we have no better source for this feature of Quenya grammar. Sa is also the pronoun "it", and is so used elsewhere in this text. - Sen "(to) him, (for) him", dative of se. Restar "helper", derived by me from the verb resta- "aid", QL:79.] 19 Yehóva Eru carnë cemennen ilyë celvar palúrëo ar ilyë aiwi menelo, ar tulyaneryet i Atanna cenien mana estaneryet. Jehovah God made out of earth all the animals of the field and all the birds of heaven, and he lead them to the man to see what he called [/would call] them. [Fairly straightforward. Cemennen, instrumental form of cemen "earth". Atanna allative of Atan, contraction of Atanenna. Mana "what", PM:395.] 19 (cont.) Ya i Atan estanë ilya cuina onna, sa né esserya. What [lit. (that) which] the man called any living creature, it was (to be) its name. [I would have liked to know how to say "was to be" in Quenya, instead of having to use a simple preterite.] 20 Ar i Atan estanë ilyë lamni ar i aiwi menelo ar ilyë hravani celvar, mal Atanen úmes hirë restar i né ve se. And the man named all the beasts and the birds of heaven and all wild animals, but for Man he did not find a helper that was like him. [Úmes hirë "he did not find": the negative verb úmë "did not" (here with a pronominal ending) combined with the verbal stem hirë "find".] 21 San Yehóva Eru tyarnë núra fúmë lanta i Atanna, ar írë fumnes, mampes minë hónaxoryaron ar quantë hrávenen. Then Jehovah God had a deep sleep fall upon the man, and while he slept, he took one of his ribs and filled [up] with flesh. [Tyarnë...lanta lit. "caused...to fall". Fúmë "sleep", LT1:253/QL:39, verb fum- "sleep", QL:39. In Tolkien's earliest "Qenya" as set down in the Qenya Lexicon, the past tense of fum- was fúme or fumbe, but it may seem that in Tolkien's later Quenya the pa.t. would rather be fumnë; compare for instance tamnë as the past tense of tam- "tap" (LR:390 s.v. TAM). - We have no ready-made word for "rib", only axo = "bone" in general; obvious compounds like "chest-bone" or "side-bone" can't be made either, since we don't have any words for "chest" or "side". I settled on hónaxo "heart-bone", since the ribs cover the heart.] 22 Ar Yehóva Eru carnë i hónaxo ya mampes i Atanello mir nís, ar tulyaneryes i Atanna. And Jehovah God made the rib that he took from the man into a woman, and he lead her to the man. [Tulyaneryes "he lead him/her/it", in this case "her".] 23 San equë i Atan: "Lú sina nas axor axonyaron ar hrávë hrávenyo! Sin nauva estaina Nís, an Nerello nes mapaina." Then the man said: "This time it is bones of my bones and flesh of my flesh! This one will be called Woman, for from Man she was taken." [The Hebrew word-play îsh / ishshâ = "man / woman" barely works in English; the Quenya pair nér / nís shows only a vague parallelism (alliteration). A footnote would have to be included: The point of the Hebrew text is that Adam coins a word for "woman" by adding a feminine ending to the word for "man".] 24 Sië nér autuva ataryallo ar amilleryallo ar himyuva vesserya, ar nauvantë hrávë er. Therefore [lit. thus] a man will leave [lit. pass from] his father and his mother and stick to his wife, and they will be(come) one flesh. [Ataryallo "from his father": contraction of atar-rya-llo "father-his-from". In full this would have been atareryallo; compare amilleryallo for "from his mother". Hrávë er "flesh one", one flesh. As for this word order, compare Tolkien's phrase Eru er "one God", VT44:17.] 25 Nentë heldë, i Atan ar vesserya, mal úmentë naityanë. They were naked, the man and his wife, but they were not ashamed. [The Qenya Lexicon, p. 65, has a word naitya- "put to shame"; the passive participle naityana (here pl. naityanë) should then mean "(a)shamed". In the first version of this text, I used the form naityaina. When the ending -ina used to derive passive participles is added to a stem ending in -a, a diphthong -ai- naturally arises (which then receives the stress). However, it seems that when the verbal stem already contains the diphthong ai, the shorter participial ending -na may be used, so as to avoid ai in two concomitant syllables: Tolkien expressed "blessed" as aistana rather than *aistaina (VT43:30).]

Василиса: I Yessessë The First Chapter of Genesis in Quenya Revised Version (September 2003) Some years ago, I observed: "Newly written Quenya texts tend to be in verse. Prose is rare. Well, let's try to produce a relatively long Quenya text in prose. Let's translate the first chapter of the Bible into Quenya!" I did produce a suggested rendering of this text. However, Quenya research has since made some progress; more source material has been published. My original Quenya translation of Genesis 1 has long been overdue for revision. As I wrote in the introduction to the original translation, most of the vocabulary we need is readily available. One of the very first words, "beginning", is however a little problematic. In the Etymologies we have essë "beginning", but this clashes with the word for "name", well attested in later sources and also listed in the previous entry in Etym! The entry ESE-, ESET-, that yielded essë "beginning", was marked with a query: Tolkien had to think about this! Another word derived from the same stem was esta "first", and this gives us a clue to how Tolkien eventually decided to remove the homophony: In LotR Appendix D, in the descriptions of the calendars, we find the word yestarë, the name of the first day of the year. Yestarë can hardly mean anything else than "first-day" (the element -rë "day" also appears in many other words). It seems, then, that Tolkien had decided to prefix a y to the stem ESE-, ESET- to keep the words derived from it apart from the derivatives of ES, having to do with names and naming. Esta "first" thus became yesta, and we must assume that essë "beginning" likewise became yessë. So the first words of the Bible, "in the beginning", may be rendered i yessessë. In the original article I wrote: "It's a pity that we don't know what the nominalizer 'that' (as opposed to the pronoun 'that') is in Quenya. It would be needed in such sentences as 'God saw that the light was good'." In the original article I simply left out the word 'that', since in English at least, "God saw the light was good" is also possible. However, for this kind of "that" we now have the word sa, though the relevant source is rather obscure (see Lesson 20 of my Quenya course for details). I would now translate "God saw that the light was good" as Eru cennë sa i cálë né mára. The verb "to be" is a problem. In the original article I observed that in the more LotR-compatible forms of Quenya, only the forms ná "is", nar "are" and nai "may it be" are attested. Since then a couple of more forms have luckily turned up. It is now known that the future tense "will be" is nauva (VT42:34). This was indeed my first guess also in the original article (though I listed two other possible alternatives as well), but I did not have the courage to use nauva in my translation; instead I used the form yéva, attested in Fíriel's Song in LR:72. This language of this song however differs somewhat from LotR-style Quenya, and I was painfully aware that I was probably mixing different conceptual phases: For "is" the language of Fíriel's Song has ye rather than ná, the attested form in LotR-style Quenya: Nauva for "will be" clearly goes with the latter form, whereas ye "is" and yéva "will be" clearly reflect another stem. But we're going to need a word for "was", too, and the material that has been published in recent years has not thrown any light on what the past tense of "to be" may be. If the verb is regular, we would expect "was" to be something like *nanë, but who's heard about a language with a regular verb "to be"? (Yes, there is esti, estas, estis, estos, estus, estu, but Esperanto doesn't count!) In her Basic Quenya, Nancy Martsch points out that there is some tradition for using né as the Quenya word for "was", and this form is as good as any until Tolkien's linguistic papers are published. As for the imperative of "to be", I originally used na in conjunction with the independent imperative particle á - hence ána. New material however suggests that na by itself can function as the imperative, as in Tolkien's translation of the Lord's Prayer (another Biblical text!): Na airë esselya, literally probably *"be holy thy name". Where the verb "to be" is not a mere copula, but acquires a more absolute sense ("to exist"), we will use the verb ëa. I originally assumed that its past tense would be **ëanë, but it is now known that because of the special derivation of this verb, its past tense is actually engë (VT43:38). Hence we will here use formulas like engë mornië or i undumë = "there was darkness (darkness existed) upon the abyss". The Ainulindalë tells how Eru gave the Music independent being with this verb: "Eä! Let these things Be!" Therefore, we can probably use constructions like ëa cálë! = "there be light!" It should be noted that the verb ëa is also used in an "absolute" sense, referring to an entire situation; Tolkien used the past tense engë when rendering a line from the Gloria Patri: "as it was in the beginning..." (VT43:36). This suggests that engë should likewise be used in the phrase "and it was so", occurring repeatedly in the Biblical creation account. Notice that so used, engë has no real subject (in English the dummy-subject "it" is filled in, though this "it" does not actually refer to anything). We are also going to need a verb "divide". The Etymologies provides us with a primitive stem KIL having this meaning, but no Quenya verb. We could simply use *cil-, but cilmë, that would be the corresponding verbal noun, is used for "choice" in later works. Hence cil- = "choose"? This may represent the same basic idea "divide": by choosing you pick one alternative, thereby dividing or separating it from the other options. Even so, for "divide" we should probably try to find another word than cil-. By adding a very frequent verbal ending to KIL we derive *cilta- (a verb I believe I have seen in another Quenya text, not my own). The ending -ta may have a causative meaning, as in tulta- "summon" (make come) as compared to the stem TUL "come", but sometimes it adds nothing to the meaning of the basic root, as when the stem LEK "loose, let loose" yields the Quenya verb lehta- of similar meaning (*kt becoming ht in Quenya). Therefore a verb cilta- can have the same meaning as the basic stem KIL, "divide". (Cilta- is translated "separate" below.) In the original version of this article, I wrote: "Then there is the problem of ordinals." I observed that we only had attested words for "first, second, third" (minya, tatya, nelya). What about "fourth", "fifth" and "sixth"? I tried to deduce these forms from the corresponding cardinals. I settled on canya for "fourth", and lempëa and enquëa for "fifth" and "sixth". The two latter forms were actually confirmed by Tolkienian material later published in VT42:25-26. However, the same material indicates that "fourth" should rather be cantëa, and Tolkien also noted that tatya was an archaic word for "second", later (in Arda time) replaced by attëa. I have used these ordinals in this revised version of the translation. There are a few other problems, too; we shall have to invent a word for "insect" as we go along (what about celvallë, diminutive of celva "animal"?) But there are verse-by-verse comments below for those who need them. Vocabulary items not especially mentioned can be found (I hope) in the Quenya wordlists available on this site. In the original version of this translation, I used the ending -lmë for inclusive "we", and the corresponding ending -lma for inclusive "our". It now appears that Tolkien later redefined this pronoun, turning it into exclusive "we/our" instead; it seems he decided that the inclusive forms should have -lv- instead of -lm-. I have implemented this revision here. All right...let's do it! 1. I yessessë Eru ontanë Menel ar Cemen. 2 Cemen né cumna ar lusta, ar engë mornië or i undumë, nan Eruo Súlë willë or i neni. 3 Ar equë Eru: "Eä cálë!" Ar engë cálë. 4 Eru cennë sa i cálë né mára, ar Eru ciltanë i cálë i morniello. 5 Ar Eru estanë i cálë Aurë, ar i mornië estanes Lómë. Ar engë sinyë, ar engë arin, i minya aurë. 6 Ar equë Eru: "Eä telluma endessë i nenion, ar ciltuvas nén nenello." 7 Ar Eru carnë i telluma ar ciltanë i neni or i telluma i nenillon nu i telluma. Ar engë sië. 8 Ar Eru estanë i telluma Menel. Engë sinyë, ar engë arin, i attëa aurë. 9 Ar equë Eru: "Na i neni nu menel hostainë minë nómessë, ar na i parca nór cénina!" Ar engë sië. 10 Ar Eru estanë i parca nór Cemen, nan i hostainë neni estanes Eär. Ar Eru cennë sa nes mára. 11 Ar equë Eru: "Á colë cemen salquë, olvar carila erdi, yávaldar colila yávë nostalentassen, cemendë." Ar engë sië. 12 Cemen collë salquë, olvar carila erdi, nostalentassen, ar aldar colila yávë yassë ëar erdentar, nostalentassen. Ar Eru cennë sa nes mára. 13 Ar engë sinyë, ar engë arin, i nelya aurë. 14 Ar equë Eru: "Eä calmar tellumassë menelo ciltien aurë lómillo, ar nauvantë tannar asarion ar aurion ar coranárion. 15 Nauvantë calmar tellumassë menelo caltien cemenna." Ar engë sië. 16 Eru carnë i atta altë calmar, i analta calma turien auressë ar i pitya calma turien lómissë, ar i eleni. 17 Ar Eru panyanë ta tellumassë menelo caltien cemenna 18 ar turien auressë ar lómissë ar ciltien cálë morniello. Ar Eru cennë sa nes mára. 19 Ar engë sinyë, ar engë arin, i cantëa aurë. 20 Ar equë Eru: "Á ëa úvë cuinë onnolíva i nenissen, ar á wilë aiweli tellumassë menelo." 21 Ar Eru ontanë i altë ëarcelvar ar ilya i úvë cuinë onnaiva i rihtar i nenissen, nostalentassen, ar ilyë rámavoiti onnar nostalentassen. Ar Eru cennë sa nes mára. 22 Ar Eru laitanë te ar quentë: "Na yávinquë ar na rimbë, á quatë nén i ëarion, ar na i aiwi rimbë cemendë!" 23 Ar engë sinyë, ar engë arin, i lempëa aurë. 24 Ar equë Eru: "Á colë cemen cuinë onnar nostalentassen, lamni ar celvaller ar cemeno hravani celvar, nostalentassen." 25 Ar Eru carnë cemeno hravani celvar nostalentassen, ar i lamni nostalentassen ar ilyë celvar i vantar cemendë, nostalentassen. Ar Eru cennë sa nes mára. 26 Ar equë Eru: "Alvë carë Atan venwelvassë, canta velvë; ar turuvas ëaro lingwi ar menelo aiwi ar i lamni ar ilya i cemen ar ilyë celvar i vantar cemendë." 27 Ar Eru ontanë Atan venweryassë, Eruo venwessë ontaneryes; hanu ar ní ontaneryet. 28 Ar Eru laitanë te, ar equë Eru tienna: "Na yávinquë ar na rimbë, á quatë cemen ar ása panya nu le, ar á turë ëaro lingwi ar menelo aiwi ar ilyë cuinë onnar i vantar cemendë." 29 Ar equë Eru: "En! antan len ilyë olvar carila erdi, ilya i ëar ilya i palúressë cemeno, ar ilyë aldar carila yávi yassen ëar erdi. Nas ya matuval. 30 Ar ilyë hravani celvain ar ilye menelo aiwin ar ilyan i vanta cemendë, ilya cuinan, antan ilyë laiquë olvar matien." 31 Ar Eru cennë ilya ya carnes, ar en! nes ammára. Ar engë sinyë, ar engë arin, i enquëa aurë. Or verse by verse: 1. I yessessë Eru ontanë Menel ar Cemen. In the beginning God created the Heavens and the Earth. [I don't think Menel "Heavens" and Cemen "Earth" require the article i "the" in Quenya; they are almost proper names. Tolkien did not include any articles in the versions of his Quenya Lord's Prayer translation that used these words in the phrase "on earth as in heaven" (VT43:10-12). However, in verse 26 we include the article before "earth" in the phrase ilya i cemen "all the earth", since ilya cemen would rather mean "every earth".] 2. Cemen né cumna ar lusta, ar engë mornië or i undumë, nan Eruo Súlë willë or i neni. The Earth was [*né] void and empty, and there was darkness upon [or, over] the abyss, but the Spirit of God hovered above the waters. [Others take the Hebrew text to mean "in the beginning, when God created the Heavens and the Earth, the Earth was void and empty..." = i yessessë, írë Eru ontanë Menel ar Cemen, Cemen né cumna ar lusta...] 3. Ar equë Eru: "Eä cálë!" Ar engë cálë. And God said, "There be light!" And there was light. [In this text, we can make good use of the tenseless verb equë "says, said". According to WJ:392, it was used to introduce quotations. Tolkien noted that this strange form was used before a name or an independent pronoun, the whole phrase of verb and name/pronoun then being followed by the actual quote. Earlier versions of this text failed to take into account Tolkien's note on word order, and we had the name Eru preceding equë instead of following it.] 4. Eru cennë sa i cálë né mára, ar Eru ciltanë i cálë i morniello. God saw that the light was good, and God separated the light from the darkness. [Verb *cilta- "separate" based on the stem KIL- "divide", LR:365.] 5. Ar Eru estanë i cálë Aurë, ar i mornië estanes Lómë. Ar engë sinyë, ar engë arin, i minya aurë. And God called the light Day, and the darkness he called Night. And it became evening, and it became morning, the first day. 6. Ar equë Eru: "Eä telluma endessë i nenion, ar ciltuvas nén nenello." And God said, "Let there be a firmament in the middle of the waters, and it shall separate water from water." 7. Ar Eru carnë i telluma ar ciltanë i neni or i telluma i nenillon nu i telluma. Ar engë sië. And God made the firmament and separated the waters above the firmament from the waters below the firmament. And it was [became? remained?] so [sië "thus", VT43:24]. 8. Ar Eru estanë i telluma Menel. Engë sinyë, ar engë arin, i attëa aurë. And God called the firmament Heaven. And it became evening, and it became morning, the second day. 9. Ar equë Eru: "Na i neni nu menel hostainë minë nómessë, ar na i parca nór cénina!" Ar engë sië. And God said: "Let the waters under the heavens be gathered in one place, and let the dry land appear!" And it was [became?] so. [*Na = "be", imperative, hence literally "be the waters...gathered..., and be the dry land seen".] 10. Ar Eru estanë i parca nór Cemen, nan i hostainë neni estanes Eär. Ar Eru cennë sa nes mára. And God called the dry land Earth, but the waters [that were] gathered he called Sea. And God saw that it was good. [Nes "it was" - it is here assumed that *né "was" is shortened to *ne- before pronominal endings like -s "he, she, it". Compare the attested present-tense form ná, which is shortened to na- before a pronominal suffix in the attested form nalyë "you are", VT43:10.] 11. Ar equë Eru: "Á colë cemen salquë, olvar carila erdi, yávaldar colila yávë nostalentassen, cemendë." Ar engë sië. And God said: "Let the earth bear [forth] grass, plants making seeds, fruit-trees bearing [forth] fruit according to their kinds, in the earth." And it was [became? remained?] so. [Nostalë "species, kind": Qenya Lexicon p. 66, also LT1:272. Pl. locative nostalentassen is literally "in their kinds". Cemendë is the locative of Cemen "earth", attested in Tolkien's translation of the Lord's Prayer.] 12. Cemen collë salquë, olvar carila erdi, nostalentassen, ar aldar colila yávë yassë ëar erdentar, nostalentassen. Ar Eru cennë sa nes mára. The earth bore [forth] grass, plants making seeds, according to their kinds, and trees bearing fruit in which their seeds are, according to their kinds. And God saw that it was good. 13. Ar engë sinyë, ar engë arin, i nelya aurë. And it became evening, and it became morning, the third day. 14. Ar equë Eru: "Eä calmar tellumassë menelo ciltien aurë lómillo, ar nauvantë tannar asarion ar aurion ar coranárion. And God said: "Let there be lights [or, lamps] on the firmament of the heavens to separate day from night, and they will be signs of times and days and years. [According to SD:415, the noun lómë "night" has the stem lómi-, hence ablative lómillo here. Noun tanna "sign": MR:385.] 15. Nauvantë calmar tellumassë menelo caltien cemenna." Ar engë sië. They will be lights on the firmament of the heavens to shine upon the earth." And it was [became?] so. 16. Eru carnë i atta altë calmar, i analta calma turien auressë ar i pitya calma turien lómissë, ar i eleni. God made the two great lights, the greatest light to rule at day and the lesser [pitya, "small"] light to rule at night, and the stars. 17. Ar Eru panyanë ta tellumassë menelo caltien cemenna And God placed them on the firmament of the heavens to shine upon the earth [For "them" I originally used te, attested in the Cormallen Praise in LotR. However, VT43:20 suggests that the pronoun te "they, them" refers to persons/animates; the plural pronoun referring to inanimates (as here) should rather be ta. In Tolkien's earlier conception, ta was assigned the singular meaning "that, it" (LR:389), and was so used in earlier versions of this article - written before the new information became available. As for the "personal" or "animate" form te, compare verse 22, where te "them" refers to animals, and verse 28, where this pronoun refers to the first humans.] 18. ar turien auressë ar lómissë ar ciltien cálë morniello. Ar Eru cennë sa nes mára. and to rule by day and by night and to separate light from darkness. And God saw that it was good. 19. Ar engë sinyë, ar engë arin, i cantëa aurë. And it became evening, and it became morning, the fourth day. 20. Ar equë Eru: "Á ëa úvë cuinë onnolíva i nenissen, ar á wilë aiweli tellumassë menelo." And God said: "Let there be a swarm [úvë = "abundance"] of living creatures in the waters, and let birds fly in the firmament of the heavens." [In this verse I use li-plurals for "creatures" and "birds"...just my intuition!] 21. Ar Eru ontanë i altë ëarcelvar ar ilya i úvë cuinë onnaiva i rihtar i nenissen, nostalentassen, ar ilyë rámavoiti onnar nostalentassen. Ar Eru cennë sa nes mára. And God created the great animals of the sea and the whole abundance of living creatures that move in the waters, after their kinds, and all winged creatures after their kinds. And God saw that it was good. 22. Ar Eru laitanë te ar quentë: "Na yávinquë ar na rimbë, á quatë nén i ëarion, ar na i aiwi rimbë cemendë!" And God blessed them and said, "Be fruitful and be[come] many, fill the water of the oceans, and the birds shall be many in the earth [lit. "be the birds numerous on earth]!" [*Yávinqua pl. *yávinquë "fruitful", yávë + -inqua; rimbë pl. of rimba "numerous". - When no name or pronoun follows, we prefer quentë to equë for "said".] 23. Ar engë sinyë, ar engë arin, i lempëa aurë. And it became evening, and it became morning, the fifth day. 24. Ar equë Eru: "Á colë cemen cuinë onnar nostalentassen, lamni ar celvaller ar cemeno hravani celvar, nostalentassen." And God said: "Let the earth bring forth [lit. bear] living creatures according to their kinds, beasts and insects and the wild animals of the earth, according to their kinds." [*Celvallë: "insect", lit. "small animal", diminutive of celva; for the ending -llë cf. nandë "harp", ñandellë "little harp", LR:377. Hebrew remes seems to refer to something that creeps or moves.] 25. Ar Eru carnë cemeno hravani celvar nostalentassen, ar i lamni nostalentassen ar ilyë celvar i vantar cemendë, nostalentassen. Ar Eru cennë sa nes mára. And God made the wild animals of the earth according to their kinds, and the beasts according to their kinds and all animals that walk the earth [cemendë, locative], according to their kinds. And God saw that it was good. 26. Ar equë Eru: "Alvë carë Atan venwelvassë, canta velvë; ar turuvas ëaro lingwi ar menelo aiwi ar i lamni ar ilya i cemen ar ilyë celvar i vantar cemendë." And God said: "Let us make Man in our image, shaped like us; and he shall rule the fish of the sea and the birds of the heavens and the beasts and all the earth and all animals that walk the earth." [Alvë "let us", the imperative particle with the ending -lvë "we" attached, here expressing a command directed to "ourselves". One Tolkienian example demonstrates that the imperative particle á, a- can receive pronominal endings denoting the one who is to carry out the command: alyë anta *"give thou" (VT43:17). Venwë "shape, *image": Qenya Lexicon p. 100, also LT1:254. Velvë "like us": the preposition ve + the pronominal ending -lvë for inclusive "we".] 27. Ar Eru ontanë Atan venweryassë, Eruo venwessë ontaneryes; hanu ar ní ontaneryet. And God created Man in his image, in the image of God he created him; male and female he created them. [Ontaneryes "he created him", ontaneryet "he created them" - as suggested by extrapolation, we assume *-rye- as a longer form of the pronominal ending -s, used before secondary object endings as in these examples.] 28. Ar Eru laitanë te, ar equë Eru tienna: "Na yávinquë ar na rimbë, á quatë cemen ar ása panya nu le, ar á turë ëaro lingwi ar menelo aiwi ar ilyë cuinë onnar i vantar cemendë." And God blessed them, and God said to them: "Be fruitful and be[come] many, fill the earth and subdue it [place it under you], and rule the fish of the sea and the birds of the heavens and all living creatures that walk the earth." [Tienna allative "to them"; Tolkien used the dative form tien in his translation of the Lord's Prayer. Ása is the imperative particle á + the pronoun sa "it", the object of the imperative phrase.] 29. Ar equë Eru: "En! antan len ilyë olvar carila erdi, ilya i ëar ilya i palúressë cemeno, ar ilyë aldar carila yávi yassen ëar erdi. Nas ya matuval. And God said: "Behold! I give you all plants making seeds, all there are on the entire surface of the earth, and all trees making fruits in which there are seeds. It is what you will eat. 30. Ar ilyë hravani celvain ar ilye menelo aiwin ar ilyan i vanta cemendë, ilya cuinan, antan ilyë laiquë olvar matien." And to all wild animals and all the birds of heaven and to everything that walks the earth, to all that lives, I give all green plants to eat [matien "for eating", gerund in dative]." 31. Ar Eru cennë ilya ya carnes, ar en! nes ammára. Ar engë sinyë, ar engë arin, i enquëa aurë. And God saw all that he [had] made, and behold! it was very good. And it became evening, and it became morning, the sixth day. [ammára < an-mára, sc. mára "good" with the "superlative or intensive" prefix an- mentioned in Letters:385.] Well, that was the first chapter of the Bible. 1188 chapters to go...

Василиса: Валарин - как сверканье клинков Другие названия: Валиан, Валья (на Квенья) или Ламбе Валаринва (Lambë Valarinwa) Helge K. Fauskanger, Ardalambion Перевод - Drauger Примечание: символом * обозначены реконструированные слова. Внутренняя история Валар создали свой собственный язык, несомненно, самый древний из языков Арды. Им не был необходим звучащий язык, так как, будучи духами, они могли общаться телепатически. Но, как говорит Айнулиндалэ, "Валар придали себе форму и цвет", когда пришли в Эа в начале времен. Они стали самовоплощенными. "Создание lambë (языка) - главный признак Воплощенного", заметил Пенголод, мудрец из Гондолина. "Валар, воплощенные таким образом, неизбежно создали бы lambë во время своего долгого пребывания в Арде" (WJ:397). Это, несомненно, случилось, судя по упоминаниям языка Валар в древних трудах Нолдор. Когда Элдар прибыли в Валинор, Валар и Майар быстро усвоили Квенья и иногда даже использовали его, общаясь между собой. Тем не менее, Валарин никоим образом не был вытеснен Квенья, и его по-прежнему можно было услышать, когда Валар вели свои великие споры. "Голоса Валар сильны и суровы," - писал Румил из Тириона, - "а также быстры и неуловимы, многие звуки нам трудно повторить. Их слова обычно длинны и стремительны, как сверканье клинков, как вихрь из листьев, подхваченных сильным ветром, или камнепад в горах". Пенголод менее лиричен и учтив: "Валарин был неприятен для ушей Эльфов" (WJ:398). В Валарине было много чуждых для языков Элдар звуков. Несмотря на все это, в Квенья есть довольно много слов, заимствованных из Валарина, хотя они часто сильно изменены, чтобы соответствовать ограниченной фонологии Высокого Эльфийского. Из "Сильмариллиона" мы помним Эзеллохар (Ezellohar) - Зеленый Холм - и Маханаксар (Máhanaxar) - Кольцо Судьбы. Это иностранные слова в Квенья, заимствованные из Валаринских Ezellôchâr and Mâchananaškad и адаптированные к языку Эльфов. Имена Валар Манве (Manwë), Ауле (Aulë), Тулкас (Tulkas), Ороме (Oromë) и Ульмо (Ulmo) произошли от Валаринских Mânawenûz, A3ûlêz, Tulukastâz, Arômêz и Ulubôz (или Ullubôz). Таково же и происхождение имени Майа Оссе (Ossë) < Ošošai, Oššai. Имена Эонве (Eönwë) и, возможно, Несса (Nessa) также выглядят заимствованными из Валарина, хотя их исходные формы неизвестны. Значения Квенийских слов, заимствованных из Валарина, иногда отличаются от первоначальных. Квенийское axan (закон, правило, заповедь) произошло от Валаринского глагола akašân, предположительно означавшего "Он говорит". "Он" - никто иной, как Эру. Ваньяр, которые были гораздо ближе к Валар, чем Нолдор, заимствовали больше слов из их языка, например, ulban (синий, исходная Валаринская форма неизвестна). Но сами Валар поощряли Эльфов переводить Валаринские слова на свой прекрасный язык, а не заимствовать и изменять Валаринские формы. Эльфы зачастую так и делали: имена Эру (Один = Бог), Варда (Высочайшая), Мелькор (Тот, кто восстал в Мощи) и несколько других стопроцентно Эльфийские, но они являются переводами (кальками) соответствующих Валаринских имен. В WJ:402-403 представлен полный список таких калькированных слов и имен. Загадочными путями Валарин также оказал влияние и на другие языки. Интересно отметить, что Валаринское слово iniðil (лилия, или другой крупный одиночный цветок) появляется в Адуунаике (Нуменорском) как inzil -цветок (в Inziladûn - Цветок Запада, UT:227). Как могло Слово из Валарина попасть в Адуунаик? Через Эльфов, возможно, Ваньяр, посещавших Нуменор? Через Кхуздул, если Ауле использовал это слово в языке, созданном им для Гномов? Нет почти никаких сомнений, что на речь предков Эдайн сильное влияние оказал язык Гномов. Записей о том, что какой-либо Вала посещал Нуменор и говорил с его жителями, не осталось, и, даже если бы такое было, Вала, несомненно, использовал бы понятный для нуменорцев язык, а не Валарин. Энтони Эпплйард отметил, что одно слово в Черном Наречии Саурона - nazg (кольцо) - выглядит заимствованным из Валаринского naškad (или anaškad? Это слово выделено из Mâchananaškad, поэтому мы не можем быть уверены относительно его точной формы). Как Майа, Саурон мог знать Валарин. Слышали ли чистый Валарин за пределами Благословенного Королевства? Майа Мелиан могла знать его, но она, очевидно, имела немного возможностей говорить на нем во время своего долгого воплощения в качестве Королевы Дориата. Много позже, в Третью эпоху, Валарин могли знать Истари. Можно предположить, что они говорили на нем между собой. Когда Пиппин взял палантир у спящего Гэндальфа, мудрец "повернулся и пробормотал несколько слов на странном языке" (LotR2/III-11). Возможно, это был Валарин, родной язык Майа Олорина? (Но, с "внешней" точки зрения, не ясно, планировал ли Толкин отдельный язык Валар в то время, когда был написан LotR; см. далее). Внешняя история Идеи Толкина о языке Валар менялись со временем. Согласно его первоначальной концепции, Валарин был самым отдаленным предком всех Эльфийских языков - Протоэльфийский возник, когда Эльфы пытались учить Валарин, встретив Ороме у Куивиэнен (см.LR:168). Позже эта идея была отвергнута. Согласно опубликованному "Сильмариллиону", Эльфы сами создали свой язык еще до того, как Ороме нашел их. На какое-то время была отвергнута сама идея языка Валар: в 1958, в письме к Роне Беаре (Rhona Beare), Толкин говорит, что "Валар не имели собственного языка, не нуждаясь в нем" (Letters:282). Но вскоре после этого, в эссе "Квенди и Элдар" (около 1960), Валарин появился вновь, хотя теперь он представлялся сильно отличным от Эльфийских языков и, безусловно, не их предком (WJ:397-407). Как отмечалось выше, Квениаризованные Валаринские слова появились в опубликованном "Сильмариллионе" (Ezellohar, Máhanaxar). В ранних источниках мы можем найти Эльфийские этимологии для имен, которые сейчас объясняются заимствованиями из Валарина. Например, имя Ауле (Aulë), бога ремесел, в Этимологиях производилось от основы GAWA - изобретать, выдумывать (LR:358). Валаринское имя A3ûlêz появилось позже. Предполагается, что при создании Валарина Толкин вдохновлялся древневавилонским языком. Иногда кажется, что общий стиль Валарина напоминает такие слова, как Этеменанки (Etemenanki - название вавилонского зиккурата). Однако, это только гипотеза, и мы можем задать справедливый вопрос: почему бы Толкин стал использовать древневавилонский как модель языка богов своих мифов? Более вероятно, что он просто стремился придать Валарину очень необычный стиль, поскольку он задумывался как язык, полностью независимый от Эльфийской языковой семьи, и, кроме того, как язык, созданный и используемый сверхчеловеческими существами. Структура Валарина В Валарине имеется огромное количество звуков, и Толкин использовал исключительно много специальных букв для их обозначения на письме. Существует, по меньшей мере, 7 гласных: a, e, i, o, u (долгий и краткий), плюс æ (как a в английском cat) и особая открытая разновидность o, вероятно, нечто среднее между английскими гласными a и o, как в card и sore. Имеется довольно много спирантов: ð (как th в английском the), þ (как th в английском thing), 3 (отсутствует в английском, спирантный эквивалент g, писался как gh в языке Орков: ghâsh), и ch, как в немецком или валлийском ach (Толкин обозначал этот звук греческой буквой "хи"). Существуют звонкие взрывные согласные b, d, g и глухие p, t, k. Диграфы ph, th, bh предположительно обозначают аспирированные взрывные согласные, то есть, p, t, b, произносимые с придыханием. Имеется по крайней мере 3 сибиланта: z, s и š (английский sh в she, русский ш). Известны 2 назальных звука, m и n. Используются также вибрант r и боковой l, плюс полугласные y и w. Большинство слов построены по шаблону (V)CVCV... и т.д., с группами согласных в конце, хотя br, lg, ll, gw, šk, st встречаются и в середине слов. Примечание: C - согласный звук (англ. consonant),V - гласный звук (англ. vowel). Инфикс мн.ч. -um- встречается в Mâchanumâz - "Власти, Аратар" (ед.ч. Mâchanâz). Это все, что мы можем сказать о грамматике Валарина. Слово dušamanûðân (искаженный), похоже, является пассивным причастием. Если бы мы знали глагол "искажать", мы могли бы выделить морфемы, используемые для образования таких причастий. Однако, единственный известный нам глагол akašân означает "Он говорит". Вероятно, это слово можно разделить на корень "говорить" и аффиксы, означающие третье лицо мужского рода ("он") и настоящее время, но мы не можем сделать это с какой-либо долей уверенности. Как указывал Румил, слова в Валарине, особенно имена, обычно довольно длинны, до 8 слогов, как в Ibrîniðilpathânezel (Тэлперион). Все известные имена Валар оканчиваются на -z: A3ûlêz (Aulë), Arômêz (Oromë), Mânawenûz (Manwë), Tulukastâz (Tulkas), Ulubôz или Ullubôz (Ulmo). Другие имена не имеют этого окончания, даже имя Майа Оссе (Ossë, Ošošai, Oššai). Может иметь значение тот факт, что слова ayanûz (Айну) и Mâchanumâz (Аратар) имеют то же окончание. О синтаксисе нам известно только одно - прилагательные следуют за определяемыми существительными: Aþâraphelûn Amanaišal - Арда Неискаженная, Aþâraphelûn Dušamanûðân - Арда Искаженная. Словарь Долгие гласные представлены при помощи знака циркумфлекса (^) вместо макрона, используемого в источниках. Звук, соответствующий немецкому ach-Laut и обозначаемый Толкином греческой буквой "хи", представлен при помощи диграфа ch. Символ 3 используется для представления заднего спиранта, часто обозначаемого диграфом gh. Слова nasar (красный) и ulban (синий) в языке Ваньяр заимствованы из Валарина, но их первоначальные формы неизвестны, поэтому здесь они не приводятся. A3ûlêz - имя неизвестного значения, изменившееся в Aulë в Квенья. (WJ:399) amanaišal - неискаженный. (WJ:401) aþar - срок, праздник (перешло в Квенья, изменившись в asar в Нолдорине с общим изменением þ [th] > s). (WJ:399) Ср. aþâra. aþâra - назначенный, определенный (WJ:399) - в Aþâraigas, означающем "назначенный жар" и используемом как название Солнца, и Aþâraphelûn, предположительно означающем "назначенное жилище", но используемом в том же смысле, что и Квенийское "Арда" (на значение этого чисто Эльфийского по происхождению слова повлияло Aþâraphelûn). Aþâraphelûn Amanaišal - Арда Неискаженная, Aþâraphelûn Dušamanûðân - Арда Искаженная (WJ:399, 401). akašân - предположительно означает "Он говорит" в отношении Эру; первоисточник Квенийского axan - закон, правило, заповедь. (WJ:399) Arômêz (в источнике буква ô имела диакритический символ, указывающий на то, что она открыта и напоминает a) - имя, изменившееся в Oromë в Квенья и в Araw - в Синдарине. (WJ:400) Согласно Эльфийской народной этимологии, Oromë означает "дующий в рог", но оригинальное Валаринское имя просто указыват на этого Валу и не имеет этимологии (WJ:401). ašata - волосы на голове, также просто šata. (WJ:399) ayanûz - Айну (WJ:399; Квенийское слово ainu в действительности заимствовано из Валарина). В PM:364 Толкин утверждает, что в Валарине ayanu- было "именем Духов, первыми созданных Эру". Можем ли мы заключить, что ayanu- - это основа слова, подразумевая, что в ayanûz долгота конечного гласного и суффикс -z указывают на некий тип склонения, скажем, именительный падеж единственного числа? Dâhan-igwiš-telgûn - вероятно, Валаринское название Таникветил (Taniquetil); см. WJ:417. Квенийское название является частью изменением, частью "искажением", обусловленным народной этимологией: Taniquetil можно перевести как "высокое белое место", хотя это и не хороший Квенья. Более общее, но, вероятно, менее точно написание - Dahanigwishtilgûn. delgûmâ - Валаринское слово, точное значение которого не известно. (WJ:399) Однако, утверждается, что оно повлияло на Квенийское telumë - "свод, купол, (особенно) небесный свод" (LR:391, основа TEL, TELU), которое изменилось в telluma (свод, купол). dušamanûðân - искаженный (WJ:401). Ezellôchâr - Зеленый Холм, включает Валаринское слово со значением "зеленый", которое неизвестно как таковое, но было заимствовано Ваньар в форме ezel, ezella (WJ:399). Изменилось в Квенья в Ezellohar (вероятно, превратилось в *Erellohar в диалекте Нолдор-Изгнанников с общим изменением z > r). Ibrîniðilpathânezel - Валаринское название Тэлпериона (WJ:401). Этимология неизвестна, но похоже, что это название включает в себя слово iniðil (цветок) и, возможно, ezel (зеленый). Дэвид Сало предлагает перевод *"Серебряный-цветок лист-зеленый". Если это правильно, можно допустить существование слов ibri (серебряный или белый?) и pathân (лист). igas - жар, экспериментально выделено из Aþâraigas (назначенный жар). iniðil - лилия или другой крупный одиночный цветок (первоисточник Квенийского indil и, очевидно, Нуменорского inzil). (WJ:399) mâchanâz, мн.ч. mâchanumâz - Власти, величайшие из Валар, называемые Аратар на Квенья. Перешло в Квенья в форме Máhan, мн.ч. Máhani. machallâm - одно из кресел Валар в Кольце Судьбы, первоисточник Квенийского mahalma - трон (WJ:399, ср. UT:305,317). mâchan - предположительно, означает "власть, официальное решение" (WJ:399). Первоисточник Квенийского Máhan - один из восьми старших Валар, хотя чаще использовался перевод Аратар (Aratar). Составной элемент слова Mâchananaškad (Кольцо Судьбы), измененного в Квенья в Máhanaxar (прямой перевод на Квенья - Rithil-Anamo). (WJ:401) Mânawenûz - Благословенный. В Квенья сократилось и изменилось в Manwë. (WJ:399) mirub - вино, встречается в mirubhôzê- (предположительно, начало более длинного слова), соответствует Квенийскому названию особого вина или ликера miruvórë, miruvor, представленному словом "мед" в переводе Namárië в LotR. Вероятно, первоначально слово было заимствовано в форме *miruvózë и изменилось в miruvórë в Нолдорине с общим изменением z > r. Возможно, в Ваньярине сохранилась форма *miruvózë. RGEO:69 подтверждает, что miruvórë было "словом, заимствованным из языка Валар; это имя они дали напитку, наливаемому на их праздниках". naškad (или anaškad?) - элемент, экспериментально выделенный из Mâchananaškad и, возможно, означающий "кольцо", ср. nazg (Черное Наречие). Næchærra (в источнике с маленькой буквы) - оригинальное Валаринское имя коня Ороме, предположительно, звукоподражание его ржанию. Перешло в Квенья в форме Nahar. (WJ:401) Ošošai, Oššai - имя, предположительно означающее "пенящийся", перешедшее в Квенья в форме Ossai > Ossë, в Синдарине - Yssion, Gaerys. (WJ:400) Phanaikelûth (заметьте, не **Phanaikelûþ) - предположительно означает "светящееся зеркало", использовалось для обозначения Луны (WJ:401). phelûn - жилище, экспериментально выделено из Aþâraphelûn. rušur - огонь, также uruš (WJ:401). šata - волосы на голове, также ašata (WJ:399). šebeth (заметьте, не **šebeþ) - воздух (WJ:401). tulukha(n) - желтый (WJ:399). Перешло в Ваньярин в форме tulka. Tulukhastâz (Tulukhaštâz?) - предположительно, сложное слово, состоящее из tulukha(n) (желтый) и (a)šata (волосы на голове), отсюда значение - золотоволосый. Перешло в Квенья как Тулкас (Tulkas). (WJ:399). Tulukhedelgorûs - Валаринское название Лаурелина (Laurelin). Этимология неизвестна, но слово, несомненно, включает форму tulukha(n) - желтый (WJ:401). ulu, ullu - вода (WJ:400, 401). Встречается в Ulubôz, Ullubôz. Ulubôz, Ullubôz - имя, содержащее элемент ulu, ullu (вода) и перешедшее в Квенья как Ulmo ("Льющий", согласно народной этимологии). (WJ:400) uruš - огонь, также rušur (WJ:401).

Василиса: Аварин - все шесть слов Helge K. Fauskanger, Ardalambion Перевод - Drauger Примечание: символом * обозначены реконструированные слова. "Авари - это те Эльфы, которые остались в Средиземье и отвергли призыв Валар; но они и множество их тайных языков не имеют отношения к данной книге",- писал Толкин в ранней версии Приложения о языках, которое он готовил для LotR (PM:29-30). Значит ли это, что некоторые Авари умышленно развили или даже создали новые языки в целях секретности? Но некоторые языки Авари были, несомненно, похожи на языки Элдар: Фелагунд быстро понял язык народа Беора, и одной из причин этого было то, что "эти Люди долгое время общались с Темными Эльфами на востоке от гор и переняли многое из их языка; а поскольку все языки Квенди были одного происхождения, язык Беора и его народа походит на Эльфийский язык во многих словах и конструкциях" (Silm17). В самом деле, сказано, что "на севере и западе Старого мира [Люди] узнали язык прямо и полностью от Эльфов, которые помогали им в их младенчестве и ранних странствиях" (PM:30). Фарамир даже утверждал, что "все языки людей в этом мире - Эльфийские по происхождению" (WR:159, PM:63). В ранние дни это эльфийское влияние на языки Людей могло оказываться только Аварином. Даже Гномы, похоже, заимствовали несколько слов от Эльфов не-Элда, вероятно, задолго до того, как они встретили Элдар в Белерианде. В WJ:391, Толкин пишет, что "гномское название Орков, Rukhs, мн.ч. Rakhâs, выглядит родственным эльфийским названиям, и было, возможно, заимствовано из Аварина". Известно, что в языках Авари (так же, как и в языках Элдар) было много производных Протоэльфийской основы RUKU, первоисточника Квенийских и Синдаринских названий Орков. (WJ:389) Интересы Толкина лежали в Элдаринской ветви Эльфийской языковой семьи, и похоже, что он оставил языки Авари фактически неизученными. Единственными Аваринскими формами, упоминавшимися в опубликованном материале, и, очень возможно, единственными Аваринскими формами, когда-либо упомянутыми Толкином, являются шесть производных Протоэльфийского kwendî (отсюда Квенийское Quendi), которые перечисляются в WJ:410: kindi, cuind, hwenti, windan, kinn-lai, penni. (Сказано, что производные Протоэльфийского kwendî "часто встречались" в языках Авари.) Эти формы названы "упоминавшимися мудрецами [Элдар?]", которые, очевидно, имели определенный научный интерес к языкам Авари. Каждая из этих форм принадлежит отдельному языку Авари, поэтому таких языков должно было быть, по меньшей мере, шесть, а, возможно, и намного больше. (Согласно WJ:410, диалекты Авари "были многочисленны, и часто так же отличались друг от друга, как и от языков Элдар".) Эти Аваринские слова на самом деле не означают в точности то же, что и родственное им Квенийское Quendi - 'Эльфы в целом'. Они были самоназваниями Авари. Как отмечает Толкин, "они, очевидно, продолжали называть себя *kwendî - 'народ', относясь к тем, кто ушел [Элдар] как к дезертирам". Сравнивая формы, упомянутые Толкином, с Протоэльфийской формой *kwendî, мы можем получить только общее представление о звуковых изменениях в Аварине: Kindi: потерялся w, и e изменился в i, возможно, при ассимиляции с окончанием множественного числа -i, о чем также говорит нам то, что исходный долгий конечный гласный стал кратким (как в Квенья, ср. также hwenti, penni ниже). Cuind: (существенно ли, что Толкин использовал c вместо k?) исходный полугласный w превратился в полный гласный u. Исчезло исходное окончание. Является ли i просто позднейшей формой исходного e, или это инфикс множественного числа (возможно, какой-либо вид умлаута, вызванный окончанием мн.ч. -î перед тем, как оно было утеряно?) Возможно, форма ед.ч. - *cund? (< *kuend < *kwend < kwende?) Hwenti: изменения kw > hw и d > t, исходный долгие конечный -î стал кратким -i (как в kindi выше и penni ниже). Если hw означает тот же звук, что и в Квенья (глухой w, как английский wh в тех диалектах, где which по звучанию отличается от witch), этот звук может быть результатом соединения [x] (немецкий ach-Laut) с [w]. Возможно, в этой ветви Аварина исходные глухие взрывные звуки превратились в спиранты ([k] > [x]), а звонкие взрывные стали глухими ([d] > [t]). Windan: исчез исходный начальный k, e превратился в i, и, очевидно, исходное окончание ед.ч. -e Протоэльфийского kwende усилилось в -a. В этом языке Авари, похоже, появилось новое окончание мн.ч. -n, не восходящее напрямую к исходному -î. Оно, вероятно, произошло от элемента мн.ч. -m, который встречался в Протоэльфийском языке (см. LR:360, основа 3Ô). Некоторые из падежей Квенья также имеют во мн.ч. элемент -n, например, окончание мн.ч. локатива -ssen; это также должно происходить от Протоэльфийского -m. Kinn-lai: может принадлежать языку Авари, близко связанному с тем, в котором использовалось kindi (выше); мы отметили сходные изменения kwe- > ki. Здесь мы также имеем ассимиляцию nd > nn. Последний элемент lai определенно не является производным Протоэльфийского окончания мн.ч. -î. Скорее всего, он связан с Квенийским lië - 'народ', то есть, kinn-lai - 'народ kinn'. Основа LI, от которой произошло Квенийское lië, могла быть преобразована в lai через A-инфиксацию (хорошо известную в Протоэльфийском языке). Penni: эта форма выделена Толкином как особенно интересная. В ней присутствуют те же изменения kw > p, что и в Общем Телерине (от которого произошли Синдарин и Телерин Амана), что наводит на мысль о том, "что они уже встречались среди Линдар [Телери] до Разделения" (WJ:410). С другой стороны, мы видим ассимиляцию nd > nn, сходную с kinn-lai, в то время, как производное от Протоэльфийского окончания мн.ч. -î по-прежнему присутствует, хотя оно стало кратким, как в kindi и hwenti. Толкин сообщает нам, что "форма penni считается заимствованной из языка Лесных Эльфов долины Андуина". Кроме этого, мы знаем очень немного. Имя Темного Эльфа Эол (Eöl), которое не поддается анализу (WJ:320), может быть Аваринским. Сказано, что, хотя среди Авари по-прежнему помнили первоначальные кланы, "нет записей об использовании ими имени Ñoldo [которое является прямым производным Протоэльфийского ñgolodô] в сколь-нибудь узнаваемой Аваринской форме" (WJ:381). Те, кто желает заниматься "fan fiction", могут начать конструировать языки Авари, которым принадлежат слова kindi, Cuind и т.д., развивая их из Протоэльфийского языка Толкина.

Василиса: Нандорин - язык Зеленых Эльфов Другие названия: Даниан, Лесной, Лесной Эльфийский, Сильван Helge K. Fauskanger, Ardalambion Перевод - Drauger Примечание: символом * обозначены реконструированные слова. Во время долгого путешествия от Куивиэнен к морю некоторые из Эльфов Телери отказались пересекать вселяющие ужас Туманные горы. Они прервали марш к морю, по которому Ульмо перенес бы их в Валинор (Silm.3). На Квенья эти Эльфы позже стали называться Нандор (Nandor) - "Те, кто вернулся", хотя похоже, что никто из них в действительности не возвращался на восток. Они просто остались за Хитаэглиром (WJ:384). Ведомые Денетором (Denethor), некоторые из Нандор в конце концов вошли в Белерианд, хотя они и лишились корабля в Валинор на несколько тысячелетий. Они поселились в Оссирианде, переименовав эту область в Линдон, и Синдар стали называть их Зелеными Эльфами (Laegil, Laegelrim на Синдарине). Относительно связи между языками Зеленых и Серых Эльфов известно, что, "хотя диалекты Лесных Эльфов, когда они снова встретились со своими родственниками, настолько отдалились от Синдарина, что были едва понимаемы, потребовалось лишь небольшое изучение, чтобы обнаружить родство между ними, как языками Элдар" (UT:257). В WJ:385 подтверждается, что Синдар признавали Зеленых Эльфов "как родственный народ Линдарского происхождения (...), использующий язык, который, несмотря на огромные отличия, по-прежнему воспринимался как близкий их собственному". Однако, все, что известно о Нандорине - это около тридцати слов, большинство из которых найдены в "Этимологиях" (Etymologies, The Lost Road and Other Writings). По словам Толкина, "хотя сравнение Лесных диалектов с их собственным языком очень интересовало мудрецов, особенно мудрецов Нолдор, сегодня мало известно о Лесном Эльфийском. Лесные Эльфы не изобрели письменности, и те, кто научился этому искусству от Синдар, писали на Синдарине" (UT:257). Некоторые из Синдар, пришедших в королевство Трандуила, спасаясь после разрушения Дориата, приняли Нандорин и взяли себе имена, Нандоринские по форме и стилю, совсем как Нолдор, столетиями раньше изменившие свои Квенийские имена на Синдаринские. Эти Синдар "действительно хотели стать Лесным народом и вернуться, как они говорили, к простой жизни, которая была естественной для Эльфов до того, как приглашение Валар нарушило ее" (UT:259). Синдарин так или иначе проник в общины Лесных Эльфов: "к концу Третьей эпохи Лесные языки, вероятно, перестали употребляться в двух областях, влиятельных во время Войны Кольца - Лориэне и королевстве Трандуила в северном Темнолесье. От них осталось в записях только несколько слов, имен и названий" (UT:257). Только Нимродель могла говорить на Лесном языке даже после того, как он перестал употребляться в Лориэне (см. UT:241). В UT:252-253 высказывается предположение, что само название Лориэн (Lórien) могло происходить от Нандоринского Lórinand - "Долина Золота" - или даже более древнего Lindórinand - "Долина Певцов" (= Линдар, Телери). Согласно примечанию к Приложению F, не только Лориэн, но также названия Карас Галадон (Caras Galadhon), Амрот (Amroth) и имя Нимродель (Nimrodel), "вероятно, Нандоринского происхождения, приспособленные к Синдарину". О структуре Нандорина мы можем сказать совсем немного. Из нескольких известных нам слов можно извлечь очень мало грамматической информации. Образование мн.ч. при помощи умлаута, как в Синдарине, наблюдается в urc, мн.ч. yrc - Орк (в Синдарине orch, yrch). Этот умлаут должен был развиться независимо от Синдаринского по другую сторону Туманных гор (следы умлаута в Квенья и Телерине Амана, языках, развившихся из Общего Элдарина после отделения Нандор от остальных Элдар, отсутствуют). В слове Lindi, самоназвании Нандор, присутствует потомок древнего Протоэльфийского окончания мн.ч. -î. Является ли окончание -on в Caras Galadhon признаком родительного падежа мн.ч., идентичным соответствующему окончанию в Квенья? В этом случае Caras Galadhon имело бы правдоподобное значение *"Крепость деревьев". Слово Galadh (дерево) могло бы быть Синдаринским, но этот язык не имеет окончаний родительного падежа. Словарь с этимологическими заметками Имена Нимродель (Nimrodel - "Госпожа Белой пещеры") и Амрот (Amroth - "Поднимающийся"), вероятно, Нандоринского происхождения, но в примечании к Приложению F они названы "адаптированными к Синдарину" и могут в чем-то отличаться от своих исходных форм, поэтому они не включены в этот словарь. (См. UT:457, 245 относительно их значения.) Название Карас Галадон (Caras Galadhon) также является адаптированным и не включено в словарь, но слово caras, приведенное в UT:257, оставлено. В этимологических заметках Протоэльфийские формы, реконструированные самим Толкином, не обозначены звездочкой (*). alm - вяз, вероятно, из *almâ, образованного от основы ÁLAM - "вяз" (LR:348 - заметьте, что Квенийское alalmë и Синдаринское lalf, очевидно, происходят от других форм). Зная другие Нандоринские формы, мы могли бы ожидать нечто вроде *ealm или *elm. beorn - человек, произошло от besnô - "муж" (основа BER - жениться, LR:352), но "смешивалось с ber(n)ô" - "храбрый человек, воин", произведенным от основы BER - "храбрый" (LR:352). Сдвиг e > eo очень странен и не имеет прямых аналогов, хотя можно сравнить его с изменением eo < i в meord - "мелкий дождь" (< Протоэльфийского mizdê). Обычный конечный -ô в Нандорине превратился в -â (см. golda), но здесь он просто утерян (должно быть *beorna). Ср. с meord, другим словом, где мы могли бы ожидать увидеть конечный -a (в этом случае из -ê). Возможно, что конечные гласные исчезали в тех словах, которые в противном случае имели бы больше двух слогов. Сдвиг s > r в besnô > beorn может быть приписан, главным образом, смешению с ber(n)ô, но r < z встречается в meord < mizdê. Возможно, s в besnô сначала превратилось в z, а затем в r. Такие переходы распространены в Квенья. caras - "крепость, обнесенная рвом" (UT:257). Вероятно, сравнимо с Синдаринским ("Нолдоринским") caras - "город (построенный выше земли)", произведенным от основы KAR - "делать, создавать" (LR:362). Основное значение может быть просто "нечто созданное, сооружение" (ср. с Квенийским car - "здание, дом"). Конструкции "Основа - Гласный - Конечное -s" известны, сравните, например, основу SPAL и производную от нее форму SPALAS (LR:387). Следовательно, KAR легко могло иметь более длинную форму *KARAS. Синдаринское caras, очевидно, включает словообразовательное окончание -as. Хотя -as в основном использовалось для образования отглагольных существительных (как английское -ing), они часто могли принимать более конкретное значение. car-as, вероятно, можно сравнить с английским build-ing - здание. Нандоринское окончание может быть связано с Синдаринским. Еще одна возможность: это окончание -as может совпадать с собирательным окончанием, известным из слова Danas. Если предположить, что car означает "дом" (как в Квенья), то caras = "группа домов, деревня". Значение "крепость, обнесенная рвом" могло появиться позже, когда Нандор стали обносить свои деревни рвами. cogn - дуга, Протоэльфийская форма ku3nâ, произведена из KU3 - "дуга" (LR:365). Возможно, что ku3nâ первоначально было прилагательным "дугообразный", поскольку -nâ является преимущественно окончанием прилагательного. cwenda - Эльф - сомнительное слово в свете последней толкиновской концепции Эльфийской лингвистической истории. В той ветви Элдарина, к которой принадлежал Нандорин, Протоэльфийское KW превратилось в P (WJ:375, ср.407, заметка 5). Это не было проблемой в более ранней концепции, в которой Даниан вышли из Нолдор, а не Телери (см. PM:76). В "развитом Нолдорине" слово cwenda, вероятно, лучше игнорировать. Простое исправление его на *penda вызвало бы конфликт со словом pendâ - "косой" (ср. WJ:375). В "Этимологиях" Толкин производит cwenda из kwenedê - "эльф" (основа KWEN(ED) того же значения, LR:366; сдвиг исходного конечного -ê > -â в Нандорине можно сравнить с образованием hrassa - "пропасть" из khrassê). Но позже Протоэльфийское слово, уступившее место Quendë (Квенья), было реконструировано как kwende (WJ:360). Несомненного примера, показывающего, как исходный краткий конечный -e проявлялся в Нандорине, нет, поэтому мы не можем сказать, могло ли kwende превратиться в cwenda. Danas - Зеленые Эльфы, Нандор. В "Этимологиях" производится от основы DAN (LR:353), определенной как "элемент, встречающийся в именах Зеленых Эльфов", и сравниваемой с NDAN - "назад" (поскольку Нандор "вернулись назад" и не завершили путь к Морю). Сформировавшаяся точка зрения Толкина на происхождение названия Зеленых Эльфов (WJ:412) состоит в том, что основа dan- и ее усиленная форма ndan- в действительности имели одно значение: они были связаны с "обратным действием, уничтожающим или отменяющим результаты первоначального". Предполагалась исходная форма ndandô - "тот, кто нарушает свои слова или решения". Однако выглядит неправдоподобным, что Нандор называли себя таким именем. Действительно, в WJ:385 Толкин говорит, что "этот народ по-прежнему называл себя старым родовым именем Lindai [= Квенийскому Lindar], которое в это время приняло в их языке форму Lindi". Возможно, Толкин отверг идею о том, что Нандор называли себя Danas. Окончание -as можно сравнить с Синдаринским классовым окончанием мн.ч. -ath. Действительно, Синдаринская ("Нолдоринская") форма Danath, очевидно, соответствует Danas (LR:353). dóri- - земля в Lindórinan. Независимая форма слова может отличаться. Неясно, какой части составного слова Lindórinan может принадлежать i. В "Этимологиях" Элдаринские слова со значением "земля" производятся от основы NDOR - "жить, останавливаться, отдыхать, обитать" (LR:376). Нандоринское слово не приводится, но известно, что Синдаринское dor происходит от Протоэльфийского ndorê. Заметьте, что позднее Толкин производил Элдаринские слова со значением "земля" от основы DORO - "высохший, жесткий, твердый" (WJ:413). Однако, этот более поздний источник подтверждает форму ndorê в Протоэльфийском, возникшую, как думают теперь, при начальном обогащении d > nd. Эта форма определялась как "твердая, сухая земля как противопоставление воде или болоту", позднее появилось значение "земля в общем как противопоставление морю", и окончательно также "земля" как отдельная область "с более или менее определенными границами". То, что dóri- действительно произошло от ndorê, очень сомнительно (в Нандорине это скорее было бы *dora), но оно должно было образоваться от того же набора основ. dunna - черный. Может показаться, что это слово образовано от *dunnâ < DUN - "темный (цвет)" (LR:355), либо при помощи окончания прилагательного -nâ, либо при срединном усилении n > nn и добавлении более простого окончания прилагательного -â. Однако, другие Нандоринские слова, похоже, потеряли конечный -â, например, ealc - "лебедь" из alk-wâ и (полностью аналогичный пример) cogn - "дуга" из ku3nâ. В -a в Нандорине превратилось Протоэльфийское -ô (golda - "Нолдо" из ñgolodô), поэтому dunna могло произойти от *dunnô, хотя эта первичная форма скорее являлась существительным *"темный человек/вещь", поскольку -ô и -nô - окончания существительного, а не прилагательного. Конечно, в Нандорине исходное существительное могло превратиться в прилагательное, либо могло опять появиться окончание прилагательного -a, но все, что касается формы *dunnâ, по-прежнему является лучшей реконструкцией первичной формы. Слова dunna и scella порождают вопрос о том, был ли исходный конечный -â действительно сохранен в Нандорине как -a после двойных согласных (в отличие от сочетаний различных согласных). ealc - лебедь. Протоэльфийская форма alk-wâ образована от основы ÁLAK - "шипящий" (LR:348). Форма alk-wâ выглядит похожей на прилагательное (окончание -wâ), поэтому Протоэльфийское слово, вероятно, имело то же значение, что и основа - "шипящий", а позднее стало использоваться как существительное "(некто) шипящий" и применяться к птице. Согласно поздней концепции Толкина, в Нандорине kw, скорее всего, превратилось в p, а не в c; см. cwenda. Превращение a > ea - это странный сдвиг, не имеющий прямых аналогов, хотя можно сравнить его с изменениями eo < i в meord, eo < e в beorn и ie < a в sciella. Возможно, нам следует думать, что плавные l и r вызывают такие изменения в предшествующих гласных, но тогда мы могли бы ожидать, например, *ealm вместо alm. edel - Элда, Высокий Эльф. Как утверждается в "Этимологиях", происходит от основы ÉLED (LR:356), определенной как "Звездный народ". Толкин отмечал, что в Дориатрине и Даниане употреблялась "транспонированная" форма, в которой согласные L и D были поменяны местами. В "Этимологиях", очевидно, имеется в виду развитие eledâ (эта Протоэльфийская форма приведена в Letters:281) > edela > edel. Позднее Толкин реконструировал первичную форму Квенийского Elda как eldâ (WJ:360). Неясно, могла ли она превратиться в edel в Нандорине через перестановку -ld > -dl и появление гласной, разорвавшей это конечное сочетание согласных. В "Этимологиях" Толкин сначала привел Нандоринскую форму elda, а затем изменил ее. *Eledâ не могло измениться в elda, так как конечный -â в Нандорине обычно терялся. [garma - волк из -3ARAM (LR:360, зачеркнуто)] Поскольку соответствующие слова в Квенья и "Нолдорине" (Синдарине) написаны как harma и araf (и отвергнуты вместе с garma), Протоэльфийская форма должна выглядеть как *3aramâ. Слово golda - "Нолдо" подтверждает, что в Нандорине второй из двух одинаковых гласных в смежных слогах сокращался. Однако другие примеры показывают, что конечный -â просто исчезал, а не переходил в -a (см., например, ealc). golda - Нолдо. Первичная форма Квенийского Noldo (а, следовательно, и Нандоринского golda) дана в WJ:364, 380 как ñgolodô. Этот пример - единственный, который показывает, что в Нандорине, как и в Квенья (но не в Синдарине), второй из двух одинаковых гласных в смежных слогах сокращался. Также это слово является единственным ясным примером изменения конечного -ô в -a. Форма golda также предполагает, что в Нандорине, как и в Синдарине, исходные начальные назальные взрывные ñg, nd, mb были упрощены в g, *d, *b, хотя примеры *d и *b отсутствуют в небольшом списке известных нам Нандоринских слов. Исходные основы приведены в LR:377: ÑGOL - "мудрый" и расширенная форма ÑGOLOD - "один из мудрого народа". Ñgolodô образовано от ÑGOL при помощи ómataina (гласной, присоединяемой к основе), суффикса D и окончания существительного -ô (часто имеющего значение мужского рода или источника действия), либо при помощи более длинного окончания того же значения -dô, присоединенного к ómataina-форме основы ÑGOL (ñgolo-). hrassa - пропасть. Известна Протоэльфийская форма khrassê, образованная от основы KHARÁS (LR:363), которая не определена, но сравнивается с основой KARAK - "острый клык, шип, зуб" (LR:362). В форме khrassê потерян безударный гласный основы, что часто встречается в первичных формах (ср., например, с d'râk - "волк" из DARÁK-); окончание -ê известно в нескольких словах, обозначающих неодушевленные объекты (хотя это также и окончание женского рода). Дублирование конечного s известно в слове lassê - "лист" из LAS1 (LR:367). hr - единственный пример того, как изменилось в Нандорине Протоэльфийское khr. hr, несомненно, обозначает глухой r, как и в познем толкиновском написании слов в Квенья (например, hroa - "тело"). Протоэльфийское -ê в Нандорине превратилось в -a (ср. с cwenda из kwenedê). Lindi - самоназвание Нандор, соответствует Квенийскому Lindar (Телери) (WJ:385). Вероятная форма ед.ч. - *lind, возможно, входила в имя Lindórinan. Считается, что эта форма происходит от более древнего кланового имени Lindai (WJ:385), или, на самой древней стадии, Lindâi (WJ:378). Слово Lindâ первоначально было названием представителя Третьего клана Эльфов, среди Элдар также называемого Teleri. Нандор вышли из этой ветви народов Элдар. В WJ:382 говорится, что Lindâ образовано от основы LIN, основное значение которой - "издавать мелодичный или приятный звук", при помощи срединного укрепления и добавления окончания прилагательного -â. Похоже, что это слово изначально было прилагательным, но позже стало применяться к Третьему клану Эльфов и, в итоге, стало использоваться как существительное, напоминая о их любви к пению (заметьте, что Толкин переводил название Lindórinan как "Долина Страны Певцов", UT:253). Нандоринское Lindi является единственным из немногих известных нам слов Зеленых Эльфов, в котором проявляется прямой потомок Протоэльфийского окончания -î, тогда как другая точно известная Нандоринская форма мн.ч. образована при помощи умлаута (перегласовки): urc ("орк") - мн.ч. yrc. Возможно, окончание -i сохранялось у слов, имеющих в основе гласный i. (Этот гласный уже был идентичен звуку, который появлялся при умлауте, поэтому ассимиляция была невозможна.) Следовательно, формы единственного и множественного числа могли быть одинаковы, если окончание мн.ч. -i было отброшено, как в yrc. (простое объяснение из "реального мира": мысли Толкина о Нандорине изменились за за тридцать лет, отделяющих источник, в котором встречается слово yrc, от источника, давшего нам Lindi.) Lindon - область в восточном Белерианде, где поселились Зеленые Эльфы, первоначально называемая Ossiriand (WJ:385). В "Этимологиях" говорится, что Lindon - слово из Илкорина (Ilkorin - язык Телери в первоначальной лингвистической системе Толкина), образованное от Lindân-d (LR:369, LIN2) и определяемое как "музыкальная страна" ("из-за воды и птиц"). Однако, согласно окончательной концепции Эльфийских языков, название Lindon представляет первичное Lindânâ (WJ:385), явно состоящее из Lindâ ("Линда, Эльф из Третьего клана") и хорошо известного окончания прилагательного -nâ. Следовательно, Lindânâ означает просто "[Страна] Линдар", "Линдарская [страна]". Интересно, что это Нандоринское слово, взятое из гораздо более позднего, чем "Этимологии", источника, подтверждает потерю Протоэльфийского конечного -â, встречающуюся во многих словах из "Этимологий". Lindon из Lindânâ - это также наш единственный пример того, что в Нандорине срединное â превратилось в o. (Ср. с Дориатрином, в котором Протоэльфийское срединное â перешло в ó.) Lindórinand - "Долина Страны Певцов (= Линдар, Телери)", "Lórien" (UT:253). Очевидно, состоит из lind- ("певец, Линда" - ср. с формой мн.ч. Lindi выше), dóri- ("земля, страна" - незаисимая форма может отличаться, см. dóri-) и nand ("долина"). Lórinand - "Долина Золота (золотого света)", "Lórien". Измененное Lindórinand (UT:252-253). Видимо, в Нандорине lóri- (независимая форма может слегка отличаться) означает "золото, золотой свет". Очевидно, lóri- происходит от основы LÁWAR (LR:368) с точно таким же значением, в "Этимологиях" приведена Протоэльфийская форма laurê. Это слово свидетельствует о произошедшем в Нандорине сдвиге au > ó. (Однако, следовало бы ожидать, что конечный гласный laurê в Нандорине превратится в -a; ср. hrassa из khrassê. Возможно, что lóri- скорее представляет прилагательное цвета *lauri. Если это так, конечный -i может сохраняться только перед окончаниями и в составных словах, а независимая форма будет выглядеть как *lór.) lygn - бледный. Протоэльфийская форма lugni ("синий"), возможно, образована от основы LUG1 (LR:370, не определена) при помощи окончания -ni (больше нигде не встречается, хотя окончание -i встречается во многих прилагательных, обозначающих цвет). Окончание -i является причиной умлаута u > y; сравните с yrc - мн.ч. от urc ("орк"). То, что Протоэльфийский конечный краткий -i был способен послужить причиной такого умлаута на стадии Общего Элдарина, до некоторой степени удивительно, поскольку в Протоэльфийском на этой стадии lugni должно было бы превратиться *lugne, а конечный -e вряд ли мог вызвать умлаут. Возможно, нам следует считать, что изменение конечного -i в Общем Элдарине произошло сравнительно поздно, после того, как Элдар пересекли Хитаэглир и расстались с Нандор? meord - мелкий дождь. Протоэльфийская форма mizdê образована от основы MIZD (LR:373), которая не была определена, хотя Кристофер Толкин, несомненно, прав в том, что основы MISK (дающая слова со значением "влажный") и MITH (дающая слова со значением "влажный туман" и "серый"), скорее всего, связаны с MIZD. Окончание -ê в mizdê в данном случае, похоже, указывает на вещество. Несмотря на то, что конечный -ê в языке Зеленых Эльфов иногда превращается в -a, здесь он потерян (см. beorn). Это слово демонстрирует переход i в eo. nand - долина в Lindórinand, Lórinand. Хотя это слово не приведено в "Этимологиях", очевидно, что оно образовано от основы NAD (LR:374) и, следовательно, близко родственно подобному Дориатринскому слову nand - "поле, долина". Соответствующее Квенийское слово nanda (означающее "заливной луг") указывает на Протоэльфийскую форму *nandâ; как и в большинстве случаев, конечный -â в Нандорине потерян. scella, sciella - тень, завеса. Протоэльфийская форма skalnâ образована от основы SKAL1 - "защищать, скрывать [от света]" (LR:386). Поскольку -nâ - это окончание прилагательного, часто приобретающее значение страдательного причастия, skalnâ должно означать "защищенный, скрытый [от света])". В Нандорине оно стало существительным "тень, завеса". Слово scella, sciella говорит нам, что ln в Нандорине ассимилировалось в ll, и, как и в dunna, spenna, Протоэльфийский конечный -â, обычно теряющийся, сохранился как -a после двойного согласного. Сдвиг a > e в skalnâ > scella аналогичен подобному сдвигу *spannâ > spenna. Однако, такой сдвиг не всегда происходил перед двойным согласным (hrassa, а не *hressa, из khrassê). Возможно, e могло в дальнейшем распасться в ie, поскольку слово scella имело альтернативную форму sciella. snæ^s - острие, клин, треугольник. Не совсем ясная исходная форма образована от основы SNAS/SNAT (LR:387), не определенной Толкином, но, очевидно, являющейся усиленной формой основы NAS - "острие, острый край" (LR:374). В статье SNAS/SNAT упоминается первичная форма мн.ч. natsai. Слово snæ^s может быть образовано от чего-то, подобного *snatsâ через *snats, *snas. Переход исходного a в долгий æ^ (предположительно, тот же гласный, что и в английском слове cat, но более долгий) известен только в этом слове, но есть несколько примеров перехода a в e (spenna, scella). Возможно, a превращался в æ^ в ударных односложных словах, где не было следующего за гласным сочетания нескольких согласных (как в nand). spenna - облако. Образовано от основы SPAN - белый (LR:387), но вряд ли является прямым соответствием Квенийского fanya и Телеринского spania (оба слова, вероятно, произошли от *spanjâ), также, как и Синдаринского faun, образованного от spâna. Слово spenna скорее произошло от *spannâ, то есть, основы SPAN с окончанием прилагательного -nâ (или более простым окончанием прилагательного -â со срединным усилением n > nn). Относительно сдвига a в e, ср. scella из skalnâ. swarn - испорченный, упрямый, несговорчивый. Образовано от основы SKWAR - "искаженный" (LR:386). Протоэльфийская форма, несомненно, выглядела как *skwarnâ (с окончанием прилагательного -nâ). В данном случае конечный гласный этого окончания утерян, хотя он сохранился в таких словах, как dunnâ < *dunnâ, scella < skalnâ и spenna < *spannâ. Возможно, гласный сохранялся только после двойного согласного? urc (мн.ч. yrc) - орк. В "Этимологиях" приведена Протоэльфийская форма этого слова - órku ("гоблин"), образованная от не определенной Толкином основы ÓROK (LR:379). Возможно, эту основу следует рассматривать как вариант основы ROK ("конь") с гласным-префиксом, предполагая, что изначально она указывала на коня преследовавшего Эльфов у Куивиэнен чудовищного "темного Всадника на диком коне", и что основа ROK изначально была связана с созданиями Мелькора. Однако позже Толкин производил Эльфийские слова, обозначающие орков, от связанной со страхом основы RUKU (WJ:389), от которой были образованы первичные формы urku, uruku, urkô. Поскольку Протоэльфийский конечный -u был потерян в Нандорине (ср. с Utum из Utubnu), формы urku и uruku могли превратиться у Зеленых Эльфов в urc (тогда как urkô скорее перешло бы в *urca; ср. с golda "Нолдо" из ñgolodô). В форме мн.ч. yrc явно присутствует умлаут, вызванный потерянным Протоэльфийским окончанием мн.ч. -î (ср. с умлаутом, вызванным Протоэльфийским окончанием прилагательного -i, в lygn из первичного lugni - "синий"). Utum - Utumno, первая крепость Мелькора. Протоэльфийская форма Utubnu образована от не определенной Толкином основы TUB (LR:394), от которой произошли несколько слов, имеющих основное значение "глубокий, подземный". Префиксация основы гласным - это общая особенность усиления первичных форм. Окончание -nu больше нигде не известно, но Utubnu определенно следует понимать как *"очень низкое [место]". Исходное сочетание bn в Нандорине превратилось в m (ср. с Квенийским Utumno). Очевидно, развитие слова происходило следующим образом: Utubnu > *Utumnu > *Utumn > Utum.

Василиса: Адуунаик - родной язык Нуменора Варианты написания: Adunaic в "Отчете Лаудхэма" (Lowdham's Report), Adûnaic в приложениях к LotR Другие названия: Нуменорский (Númenórean) Helge K. Fauskanger, Ardalambion Перевод - Drauger Примечание: символом * обозначены реконструированные слова. Внутренняя история Когда Люди проснулись в Хилдориене (Hildórien) при первом восходе солнца, они начали создавать свой язык, как это сделали Эльфы у Куивиэнен за тысячелетия до этого. Но, как нам известно, Люди никогда не могли творить как Перворожденные: "В нас проснулась страсть к словам, и мы начали создавать их. Но нас было мало, а мир был большим и незнакомым. Хотя мы очень хотели понимать, учиться было трудно, и создание слов шло медленно" (MR:345). Если даже и существовал абсолютно уникальный язык Смертных Людей, он был уже сильно разбавлен, когда их первые представители появились в Белерианде. Фелагунду не потребовалось много времени, чтобы понять язык Беора и его народа, ибо "эти Люди долго общались с Темными Эльфами к востоку от гор и приняли многое из их речи, а, поскольку все языки Квенди были одного происхождения, язык Беора и его народа походил на Эльфийский во многих словах и конструкциях" (Silm.17). Кроме того, ясно, что Люди имели контакты с Гномами и многое заимствовали из Кхуздула, языка, созданного Ауле для своих детей. В PM:317 Толкин упоминает о "теории, согласно которой в неописанном прошлом некоторые языки Людей, включая язык основной части Атани, от которого произошел Адуунаик, испытали влияние Кхуздула". Мы не располагаем достаточным количеством материала, чтобы выделить из этой смеси чисто Людские элементы. В Белерианде Люди активно изучали Синдарин, "но их собственная речь не была забыта, и от нее произошел язык Нуменора" (Silm.17). Первая эпоха завершилась Войной Гнева. Валар в конце концов обрушили свою катастрофическую мощь на Средиземье и победили Моргота, но Белерианд был сильно разрушен и опустился под воду. Люди получили щедрую награду за свои страдания в войнах с Морготом. (Между прочим, как мог кто-либо пережить гибель Белерианда? Профессор ни разу не побеспокоился объяснить это. Неужели Моргот не заподозрил бы неладное, если бы его враги вдруг начали эвакуировать целый континент? Ладно, неважно...) Валар подняли из океана огромный остров, ближе к Валинору, чем к Средиземью. Эдайн пересекли море и нашли там свой новый дом. Ведомые Элросом, сыном Эарендила (Eärendil), они основали королевство Нуменор (Númenor). Оно просуществовало 3287 лет до того ужасного дня, когда Ар-Фаразон (Ar-Pharazôn) нарушил Запрет Валар и отплыл на запад, чтобы завоевать Благословенное Королевство. Какой была языковая ситуация в Земле Звезды? Названия на карте Нуменора в UT:164 приведены на Квенья. Однако, та же книга говорит нам, что Квенья не был разговорным языком в Нуменоре. Все объекты имели "официальные" названия на Высоком Эльфийском, которые использовались в государственных документах, но в повседневной речи вместо них использовались названия на Синдарине или Адуунаике, обычно того же значения. Синдарин, язык Сумеречных Эльфов, был знаком большинству людей, Нуменорская знать даже использовала его в качестве повседневной речи. Но родным языком, на котором говорило большинство людей, был Адуунаик (Adûnaic) - язык, произошедший от языков Людей, которые сражались вместе с Эльфами против Моргота. В Анадунэ (Anadûnê), как назывался Нуменор на Адуунаике, этот язык за три тысячи лет существования королевства испытал определенные изменения. Некоторые звуки исчезли, другие слились, поэтому некоторые согласные были потеряны. С другой стороны, появились новые гласные. Первоначально в Адуунаике были только основные гласные a, i и u, но позже дифтонги ai и au упростились в долгие ê и ô. Помимо фонологических изменений происходил определенный приток заимствованных Эльфийских слов. Например, Квенийское lómë (ночь) вошло в Адуунаик как lômi. Интересно, что слово сохранило свой Валинорский смысл: lômi - это прекрасная ночь под звездами, и тьма здесь не воспринимается как нечто мрачное и печальное. Мы также можем распознать другие Эльфийские имена, главным образом, имена Валар: Amân (Манве - Manwë), Avradî (Варда - Varda), Mulkhêr (Мелькор - Melkor). Однако, некоторые слова, выглядящие как заимствования из Квенья, на самом деле таковыми не являются. Хотя слово "небо" выглядит как menel в Квенья и minal в Адуунаике, последнее предки Эдайн должны были заимствовать из Аварина задолго до того, как Люди пришли в Белерианд. Оно похоже на Квенийское слово просто потому, что языки Высоких и Темных Эльфов в конечном счете являются потомками одного праязыка. В действительности, среди слов Адуунаика, упоминаемых в "Отчете Лаудхэма" (Lowdham's Report), довольно много очевидных Эльфийских заимствований, ранних и поздних: adûn - запад, (SD:247), в Синдарине dûn (LR:376). ammî, ammê - мать (SD:434), в Квенья ammë (LR:348). Вероятно, позднее заимстование из Квенья. attû, attô - отец (SD:434), в Квенья atar, уменьшительное atto (LR:349). azra - море (SD:429), очевидно, от основы AYAR, в Квенья ëar (LR:349). bâ - запрет (SD:250). В Протоэльфийском *BA (нет!), в Квенья vá, в Телерине bá ("я не буду" или "не делай"), в Синдарине baw! ("Нет! Не делай!") (WJ:370-371). bêth - выражение, высказывание, слово (SD:427). В Синдарине peth (ленитированное beth) - "слово". Поскольку bêth происходит от основы BITH (SD:416), оно, вероятно, было заимствовано предками Эдайн из какого-либо языка Авари, в котором Протоэльфийское *KWET (говорить) приняло такой вид. (Мы знаем, что был, по крайней мере, один язык Авари, в котором Протоэльфийское *kw превратилось в p, поэтому вполне правдоподобно, что мог существовать диалект, в котором это p стало звонким b.) Ср. также с более поздним Вестронским batta (говорящий). khôr - повелитель, владыка, господин (как в Adûnakhôr - Повелитель Запада), от Эльфийской основы KHER - править, управлять, властвовать (LR:364), в Квенья heru - владыка, господин. lâI - народ, в Квенья lië (SD:435), очевидно, lai в одном из диалектов Авари (WJ:410). lôkhî - изогнутый, искривленный, искаженный (SD:247), от Элдаринской основы lok- (изгиб, петля - Приложение к Silm.). narû - человек (SD:434), от Эльфийской основы NERE (WJ:393, хотя, согласно "Этимологиям", Протоэльфийская основа выглядела как DER с особой Квенийской формой NÊR - см. LR:354, 376). Можно привести еще примеры. Все они придают вес словам Фарамира, не попавшим в опубликованный LotR, о том, что "все языки Людей в этом мире - Эльфийские по происхождению" (WR:159/PM:63). В случае с Адуунаиком мы должны, однако, принимать во внимание не менее сильное влияние языка Гномов. Но, несмотря на все это, Адуунаик считался Человеческим языком. Он был языком простого народа и не почитался так же высоко, как Эльфийский. Мы можем сравнить это с ситуацией в средневековой Европе: народные языки стояли гораздо ниже латинского, независимо от того, как немного людей в действительности знало его. В "Акаллабет" (Akallabêth) говорится, что "помимо своих собственных имен [на Адуунаике] все правители Нуменора также имели Элдаринские имена", а у первых пятнадцати королей были только Квенийские имена. Известно, что Алдарион (Aldarion), шестой король, предпочитал Адуунаик Элдарину, но сам факт, что об этом упоминалось, говорит о том, что это было необычно. Звезда Адуунаика все же взошла, но только потому, что все Эльфийское попало в немилость. Во время правления Тар-Кириатана (Tar-Ciryatan) и его наследника Тар-Атанамира (Tar-Atanamir) нуменорцы стали завидовать бессмертию Эльфов. Дружба между Валинором и Нуменором остыла, и, хотя Эльфийские языки прежде были в большом почете, нуменорцы перестали учить им своих детей во время правления Тар-Анкалимона (Tar-Ancalimon). Короли продолжали использовать Квенийские имена, но только потому, что этого требовала тысячелетняя традиция. Известно, что шестнадцатый король имел имена и на Высоком Эльфийском, и на Адуунаике: Тар-Калмакил (Tar-Calmacil) и Ар-Белзагар (Ar-Belzagar) соответственно - и "люди короля", враждебные ко всему Эльфийскому, использовали последнее. Но только двадцатый монарх взошел на трон под именем на Адуунаике: Ар-Адунакор (Adûnakhôr) - Повелитель Запада. Друзья Эльфов были не слишком довольны, даже когда он перевел его на Квенья и записал в официальном Списке Королей имя Тар-Херунумен (Tar-Herunúmen), поскольку только Манве мог зваться Повелителем Запада. Два наследника Адунакора последовали его примеру и использовали имена на Адуунаике. Однако, двадцать четвертый король, Ар-Инзиладун, решил восстановить дружбу с Эльфами и Валар и принял Квенийское имя Палантир (Palantir) - Прозорливый, Дальновидный. Он был последним, кто отверг Адуунаик. У него не было сыновей, и его дочь Мириэль (Míriel) должна была стать правящей королевой. Однако, ее кузен Фаразон (Pharazôn) насильно взял ее в жены и стал королем. Он не мог оставить ей Квенийское имя Мириэль и перекрестил ее в Зимрафель (Zimraphel) на Адуунаике (снова без ее согласия, как можно догадаться). Ар-Фаразон бросил вызов Саурону в Средиземье, и злой Майя прибыл в Нуменор, притворившись сдавшимся. Хорошо известно, что благодаря своей хитрости он вскоре стал главным советником короля, а позднее - высшим жрецом учрежденного им культа Моргота. Если Эльфийские языки были не слишком почитаемы до появления на острове Саурона, то после этого стало еще хуже. Главной целью Саурона было соблазнить короля на вторжение в Аман и таким образом спровоцировать войну между нуменорцами и Валар с хорошо известным ему финалом. В конечном счете, он добился своего, и, как он и предвидел, это был конец Нуменора. Это также означало конец классического Адуунаика. Большинство из немногих нуменорцев, переживших катастрофу, были Друзьями Эльфов, ведомыми Элендилом, Анарионом и Исилдуром (Elendil, Anárion и Isildur). Согласно PM:315, Средиземье не услышало Адуунаик: выжившие говорили на Синдарине и не испытывали особой любви к речи мятежных королей, пытавшихся запретить Эльфийские языки. Нелюбимый язык превратился в Вестрон, Всеобщий язык последующих эпох. Нам не известно, пытались ли Черные Нуменорцы, появившиеся в Средиземье до катастрофы и в конечном итоге вошедшие в силу среди Харадрим, сохранить более чистую форму Адуунаика, хотя бы в своей среде в качестве языка знати или науки.

Василиса: Внешняя история Толкин разработал Адуунаик вскоре после Второй мировой войны. Он должен был иметь "едва заметный семитский аромат" (SD:240). Этот новый язык вырос из его работы над так называемыми "Записками воображаемого клуба" ("Notion Club Papers") и пересмотра легенды о Нуменоре. Один из членов этого придуманного клуба, прообразом которого послужил кружок Инклингов, предположительно изучил Адуунаик в видениях о далеком прошлом. Он даже написал доклад об этом, "Отчет Лаудхэма о языке Адуунаик" ("Lowdham's Report on the Adûnaic Language"), опубликованный Кристофером Толкином в SD:413-440. Тот факт, что Толкин не завершил "Отчет Лаудхэма", - он прерывается, не достигая главы о глаголе, - и больше не работал над Адуунаиком, может, как это ни странно, быть полезным для нас. Кристофер пишет: "если бы он вернулся к разработке Адуунаика, 'Отчет Лаудхэма', который мы имеем, несомненно, был бы обращен в развалины, поскольку новые концепции вызвали бы сдвиги и перевороты в структуре. Более чем вероятно, что он начал бы снова, совершенствуя историческую фонологию - и, может быть, опять не дошел бы до глагола... 'Незавершенность' и непрерывные изменения, часто расстраивающие тех, кто изучает эти языки, присущи этому искусству. Но в случае с Адуунаиком все сложилось так, что была достигнута определенная, хотя и незавершенная, стабильность: мы имеем солидный доклад об одном из великих языков Арды" (SD:439-440). Похоже, однако, что при написании приложений к LotR Толкин был близок к тому, чтобы отвергнуть саму идею существования особого Нуменорского языка, несмотря на всю проведенную менее чем за десять лет до этого работу над Адуунаиком. Он обдумывал идею, согласно которой Эдайн отвергли свой Человеческий язык и приняли вместо него "Эльфийский Нолдорин" (то есть, Синдарин, PM:63). Идея о том, что нуменорцы говорили на Эльфийском, является возрождением более ранней концепции: в LR:68 говорится, что Саурон, ненавидевший все Эльфийское, обучал нуменорцев их старому Человеческому языку, забытому ими. Напрашивается вывод, что нуменорцы говорили на Квенья (см. комментарий Кристофера Толкина в LR:75). Но Толкин несколько раз изменял свои взгляды. Последним является мнение, что Эдайн никогда не отвергали свой собственный язык. Будучи упомянутым в приложениях к LotR, Адуунаик стал неотъемлемой частью мифа.

Василиса: Источники Связные тексты на Адуунаике отсутствуют. За исключением отдельных слов, рассеянных в "Отчете Лаудхэма", большинство источников представляют собой обрывки фраз, приведенных в SD:247 с подстрочным переводом Лаудхэма, на котором основан и перевод, представленный здесь. (Согласно рассказу Толкина, Лаудхэм не знал значений нескольких слов, но их легко можно отыскать в других местах: Zigûrun - это Чародей, то есть, Саурон, а Nimruzîr - перевод на Адуунаик Квенийского имени Элендил. Кроме того, автором добавлены некоторые заглавные буквы, так как Лаудхэм не знал, какие именно слова были именами и названиями.) Kadô Zigûrun zabathân unakkha... - "И так / Чародей / смиренный / он пришел..." ...Êruhînim dubdam Ugru-dalad... - "...Эрухини [Eruhíni - Дети Эру] / падали / под Тень..." ...Ar-Pharazônun azaggara Avalôiyada... - "...Ар-Фаразон / воевал / против Валар..." ...Bârim an-Adûn yurahtam dâira sâibêth-mâ Êruvô - "...Повелители Запада / раскололи / Землю / с согласия / Эру..." ...azrîya du-phursâ akhâsada - "...моря /чтобы хлынуть/ в разлом..." ...Anadûnê zîrân hikallaba... - "...Нуменор / любимая / пала..." ...bawîba dulgî... - "...ветры [были] черные..." (букв. "ветры / черные") ...balîk hazad an-Nimruzîr azûlada... - "...корабли / семь / Элендила / на восток..." Agannâlô burôda nênud... - "Смертоносная тень / тяжелая /на нас..." ...zâira nênud... - "...жажда / на нас..." ...adûn izindi batân tâidô ayadda: îdô kâtha batîna lôkhî... - "...запад / прямой / путь / некогда / шел / теперь / все / пути / искривленные..." Êphalak îdôn Yôzâyan - "Далекая / теперь / Земля Дара..." Êphal êphalak îdôn hi-Akallabêth - "Очень далекая / теперь / Она-что-пала [Падшая]" Известно также несколько восклицаний на Адуунаике, сделанных членами Воображаемого клуба: Bâ kitabdahê! - "Не трогай меня!" (SD:250) Narîka 'nBâri 'nAdûn yanâkhim - "Орлы Повелителей Запада приближаются" (SD:251) Urîd yakalubim! - "Горы наклоняются!" (SD:251) Приведенные здесь переводы - это фразы, написанные рядом со словами на Адуунаике. Точно не сказано, что это - именно переводы, но сами исходные слова явно подтверждают это предположение.

Василиса: Структура Адуунаика Как отмечал Кристофер Толкин, его отец действительно написал солидную работу об Адуунаике ("Отчет Лаудхэма", SD:413-440). Эта ситуация уникальна для толкиновской лингвистики. Обычно нам приходится собирать информацию и анализировать примеры, рассеянные по огромному числу книг. На Адуунаике мы могли бы достаточно уверенно говорить, если бы известный нам лексикон не был так мал. Поскольку имеется сравнительно подробный доклад, для серьезного изучения Адуунаика лучше обратиться к SD. Здесь дается лишь краткий обзор основных моментов грамматики, а довольно подробное описание фонологии и ее развития опущено. Воспроизводить всю приведенную в "Отчете Лаудхэма" информацию нецелесообразно, поскольку легко доступна собственноручная работа Толкина. Так или иначе, сложные сведения относительно различных классов существительных и их склонения представлены здесь почти слово в слово. В случае с глаголом, нам придется положиться на собственный анализ, так как Толкин не дошел в своей работе до этой части речи. Также в "Отчете Лаудхэма" почти ничего не говорится о прилагательных. В основном он затрагивает фонологию и общую структуру языка, также в нем даются исчерпывающие сведения о склонении существительных. Общая структура Подобно семитским языкам нашего времени, в Адуунаике использовалась система триконсонантных основ, видимо, заимствованная из Кхуздула. (Некоторые основы состояли только из двух согласных.) Но, в отличие от Кхуздула, каждая основа была связана с определенным гласным, который присутствовал во всех образованных от нее словах. Таким образом, слово KARAB, произведенное от основы K-R-B с "характеристическим гласным" a, имеет значение, совершенно отличное от значения слова KIRIB, образованного от другой основы K-R-B, отличающейся от первой только иным "характеристическим гласным" - i. Обычно "характеристический гласный" (CV - "characteristic vowel") располагался между первым и вторым согласными основы. Таким образом, от основы G-M-L с CV i, означающей "звезда" или "звёзды", образуются слова gimli, gimlê, gimlu, gimlat, gimlî, gimlîya (SD:413), представляющие существительное "звезда" в различных падежах и числах. Но CV также может быть приставкой (IGMIL), суффиксом (GIMLI) или вообще отсутствовать в своей обычной позиции между первым и вторым согласными (-GMIL, с каким-либо другим гласным в приставке). Новые слова могут образовываться перемещением CV, например, gimli - это просто "звезда", igmil - "фигура в форме звезды" (SD:427). Но если бы CV исчез полностью, стало бы невозможно отличать слова с одинаковыми согласными в основе. Следовательно, мы имеем золотое правило: одним из гласных основы должен быть либо CV, либо один из обычных вариантов его перегласовки (варианты перегласовки описаны в SD:423). Существительное В Адуунаике, как и во многих современных языках, имеются существительные мужского, женского и среднего рода. Однако в Адуунаике есть еще так называемый "общий" род. В таких языках, как немецкий или скандинавские, чаще всего нет никакой связи между сущностью предмета и его родом. Действительно, немецкие Mann (мужчина), Frau (женщина), Haus (дом) - мужского, женского и среднего рода, соответственно, но такие слова, как Mädchen (девочка) и Weib (жена) - среднего, а не женского рода. С другой стороны, семантически нейтральное существительное Mensch (человеческое существо) - принадлежит к мужскому роду. В Адуунаике нет такого произвольного распределения родов. На самом деле Толкин/Лаудхэм сомневался, применимо ли вообще слово "род" к классам существительных в Адуунаике, поскольку они напрямую связаны с полом (SD:426) или, в случае со средним и общим родом, с его отсутствием. Существительные мужского рода (м.р.) связаны с существами мужского пола и их функциями (например, "отец"), аналогично существительные женского рода (ж.р.) связаны с существами женского пола, а существительные среднего рода (ср.р.) - с неодушевленными объектами, за исключением персонифицированных. Например, ûrê ("солнце" - ср.р.) превращается в Ûrî (ж.р.), если Солнце рассматривается как женское существо (это связано с эльфийским мифом о том, что Солнце - это последний плод Лаурелин, который носит по небу Майя Ариэн - женщина). К общему роду (о.р.) относятся существительные, которые невозможно охарактеризовать в отношении пола, как, например, слово anâ ("человеческое существо"), а также названия животных вообще: karab - "лошадь" - о.р., karbû - "жеребец" - м.р., karbî - "кобыла" - ж.р. Существительные мужского рода часто оканчиваются на -k, -r, -n, -d (Gimilkhâd, Gimilzôr, Pharazôn), женского рода - на -th, -l, -s, -z (Inzilbêth, Zimraphel). Эти правила не абсолютны, особенно в отношении личных имен: Azrubêl, перевод на Адуунаик Квенийского Eärendil ("Любящий море"), - явно не женское имя. Формы существительных среднего и общего рода менее определенны, но Толкин/Лаудхэм в SD:427 приводит несколько общих правил, в частности, о предпочтении гласных -a, -â в последнем слоге существительных о.р. Более важным, чем деление по родам, является разделение существительных на сильные и слабые: "сильные существительные образуют форму множественного числа и некоторые другие формы путем изменения последнего гласного основы, к слабым всегда добавляется окончание" (SD:425). Существительные в Адуунаике изменяются по трем числам: единственному (ед.ч.), двойственному (дв.ч.) и множественному (мн.ч.). Более того, в Адуунаике есть три формы, которые можно назвать падежами: так называемая нормальная, субъектная (именительная) и объектная (косвенная) формы. Более подробная информация о различных классах существительных и их склонении приведена в SD:436-438. Как понятно из названия, нормальная форма - это основная, неизмененная форма существительного. Другими словами, существительное в нормальной форме ед.ч. морфологически не отмечено какими-либо аффиксами. Нормальная форма используется в тех случаях, когда грамматика Адуунаика не требует применения субъектной или объектной форм (см. ниже). Обычно это предложения, в которых рассматриваемое существительное является дополнением или сказуемым. Например, в предложении "Ar-Pharazônun Bâr" ("Король Фаразон - Повелитель") слово Bâr (Повелитель) является сказуемым и стоит в нормальной форме. Возможно использование существительного в нормальной форме в качестве подлежащего, но в этом случае следующий за ним глагол должен иметь местоименный префикс. Двойственное число нормальной формы образуется при помощи окончания -at, то есть, дв.ч. от huzun ("ухо") будет huznat ("два уха"). Гласный в слоге, предшествующем окончанию -at, может теряться, при этом образуется новое сочетание согласных, в данном случае - zn, но это зависит от того, к какому классу принадлежит существительное. Долгие гласные не теряются. Множественное число нормальной формы образуется при помощи изменения гласного последнего слога на долгий î, то есть, мн.ч. от huzun - huzîn ("уши"). В некоторых классах существительных î добавляется к слову в качестве нового последнего слога, например, мн.ч. от batân ("дорога") будет batâni - но также и batîna. Отметьте различие между двойственным и множественным числами: можно подумать, что двойственное обозначает два предмета, а множественное - три и более, но все совсем не так просто. Двойственное число используется в случае наличия "естественных пар", как, например, huznat - "два уха" (пара ушей одного человека). Если мы отрежем одно ухо у Дика и положим его на стол вместе с ухом Тома, нуменорцы скажут, что на столе лежат huzin, а не huznat, так как эти уши не являются естественной парой. Субъектная форма используется, когда существительное является подлежащим (отсюда и название). Также она применяется, когда существительное присоединено к другому существительному, как в "Ar-Pharazôn kathuphazgânun" - Король Фаразон Завоеватель" (в отличие от именного предложения "Ar-Pharazônun kathuphazgân" - "Король Фаразон - завоеватель" со сказуемым kathuphazgân в нормальной форме). Субъектная форма может образовываться различными способами в зависимости от принадлежности существительного к определенному классу. В сильных существительных ср.р. подвергаются определенным изменениям гласные основы, например, zadân из zadan ("дом"), khibêl из khibil ("весна"), huzôn из huzun ("ухо"). (Эти формы в конечном счете являются результатами a-инфиксации, или, используя термин Лаудхэма, "a-укрепления": в измененных формах *zadaan, *khibail, *huzaun сочетание aa превратилось в долгий â, а дифтонги ai и au монофтонгизировались в долгие ê и ô соответственно.) Слабые существительные ср.р. в субъектной форме имеют окончание -a, которое в сильных существительных является инфиксом. Субъектная форма существительных м.р. и ж.р. образуется при помощи окончаний -un и -in соответственно: "Ar-Pharazônun azaggara avalôiyada" - "Король Фаразон воевал против Валар", "*Zimraphelin banâth 'nAr-Pharazôn" - "Зимрафель - жена короля Фаразона". Последний пример сконструирован автором, поскольку Толкин/Лаудхэм не оставил нам примеров субъектной формы ж.р. на -in. Как заметил Эрендис (Erendis) в UT:207, мы вообще не слишком много слышали о нуменорских женщинах! Существительные о.р. в субъектной форме имеют окончание -(a)n. Множественное число субъектной формы образуется при помощи окончаний -a у существительных ср.р. и -im в остальных случаях. Двойственное число субъектной формы образуется удлинением окончания -at нормальной формы до -ât. Объектная форма не является самостоятельной формой существительного и употребляется только в составных словах. Она образуется добавлением гласного u в качестве инфикса или суффикса, часто заменяющего гласный основы или вызывающего исчезновение гласного в предыдущем слоге: minul, azru, huznu, batânu - объектные формы от minal ("небо, небеса"), azra ("море"), huzun ("ухо") и batân ("дорога"), соответственно. Существительные в объектной форме используются в качестве первого элемента в составных словах, когда второй элемент обозначает источник действия, направленного на первый элемент. Например, Квенийское Eärendil ("Любящий море") переводится на Адуунаик как Azrubêl с azru - объектной формой от azra ("море"), так как море является объектом любви. Azrabêl со словом "море" в нормальной форме означает что-то вроде "любящий из моря". Иногда объектные отношения между первым и вторым элементами составного слова могут быть достаточно неясными. Например, Квенийское Meneltarma - "Опора Небес" - на Адуунаике выглядит как Minultârik. Существительное minal ("небо, небеса") здесь стоит в объектной форме minul. Смысл в том, что târik или опора поддерживает небо, то есть, небо является объектом действия опоры. Объектная форма не имеет ни множественного, ни двойственного числа, поэтому в титуле Варды "Зажигающая звезды" не могла использоваться объектная форма gimlu от gimli ("звезда"). "Зажигающая звезды" на Адуунаике выглядит не как Gimlu-nitîr, что могло бы означать "Зажигающая (конкретную) звезду", а как Gimilnitîr с собирательным (то есть, с точки зрения грамматики стоящим в ед.ч.) gimil - "звезды" (см. SD:427-428). Известно, однако, несколько составных слов, в которых первый элемент, стоящий в объектной форме, имеет значение мн.ч. или, по крайней мере, является неисчислимым (см. статьи Ar-Balkumagân и Nimruzîr в словаре). Возможно, Толкин пересмотрел грамматику, и неисчислимые существительные могли иметь объектную форму. В Адуунаике нет родительного падежа. Вместо него часто использовались составные слова. Обладание могло выражаться префиксом an-, часто сокращавшимся до 'n: "Bâr 'nAnadûnê" - "Повелитель Запада", "Narîka 'nBâri 'nAdûn" - "Орлы Повелителей Запада" (SD:251, 428). Предложные аффиксы В "Отчете Лаудхэма" упоминаются несколько "предложных" элементов: ô - "из, от", ad, ada - "к, по направлению к", mâ - "с", zê - "в". Эти элементы добавляются в качестве суффиксов к нормальной форме существительного. В "Отчете Лаудхэма" они не рассматриваются как падежные окончания. Еще один предложный элемент - это, очевидно, dalad - "под", как в Ugru-dalad - "под Тень". Аффикс dalad может включать в себя элемент -ad ("к"), ибо из контекста ясно, что имеется в виду не статичное положение под Тенью, а движение к этому положению: "Êruhînim dubdam ugru-dalad" - "Эрухини падали под Тень". Нам известно несколько примеров употребления элемента ada ("к, по направлению к, против, в, в сторону"): Avalôiyada - "против Валар", akhâsada - "в разлом", azûlada - "к востоку". Примеры употребления mâ ("с") и ô ("из, от") встречаются во фразе "sâibêth-mâ Êruvô - "с согласия [букв. от] Эру". И в Avalôiyada, и в Êruvô между конечным гласным основы и суффиксом появляется скользящий согласный - y и v, соответственно (SD:424). Частица "родительного падежа" an, 'n, описанная выше, также может рассматриваться как предложный аффикс.

Василиса: Прилагательное Нам известны прилагательные izindi - "прямой", burôda - "тяжелый", êphalak - "далекий" (и усиленное êphal êphalak - "очень далекий"), а также anadûni - "западный" (SD:435). Неизвестно, как образуются формы сравнительной и превосходной степени, если они вообще были в Адуунаике. В отличие от таких языков, как немецкий, в Адуунаике "нет форм прилагательных м[ужского,] ж[енского] или ср[еднего] рода" (SD:425). Видимо, прилагательные согласовывались с определяемыми существительными в числе: слова dulgî ("черные") и lôkhî ("искривленные") имеют окончание -î, характерное для множественного числа в Адуунаике. Существительные, которые они определяют, также стоят во мн.ч.: "bawîba dulgî" - "ветры [были] черные", "kâtha batîna lôkhî" - "все пути искривленные". Немногое можно сказать об образовании прилагательных. Слово anadûni ("западный") образовано от существительного adûni ("запад") при помощи частицы an, имеющей значение родительного падежа, и буквально означает *"запада", но его можно рассматривать как прилагательное. Король Ар-Фаразон в Акаллабет называется "Золотым", и pharaz означает "золото". Если pharazôn - это "золотой", то окончание -ôn должно использоваться для образования прилагательных. Но pharazôn также может быть и существительным, так как -ôn в SD:425 определяется как окончание существительных. Известно, что "прилагательные обычно предшествуют существительным" (SD:428). "Bawîba dulgî" не означает "черные ветры", это именное предложение "ветры [были] черные". Наречие Нам известно только два наречия: tâidô - "однажды" - и îdô - "теперь", последнее имеет вариант îdôn. Видимо, форма с конечным -n использовалась перед словами, начинающимися на гласный (включая полугласный y: îdôn Yôzâyan). Это напоминает употребление артикля a/an в английском или таких предлогов, как об/обо, в русском языках, хотя an и об не употребляются перед полугласными. Существительное Adûn ("запад"), очевидно, может быть использовано в значении "к западу". Частица bâ ("не делай, *нет", SD:250) также может рассматриваться как наречие. Причастие Мы имеем два примера причастия прошедшего времени на -ân: zabathân - "покорный, смиренный" - и zîrân - "любимый". Это окончание, очевидно, соответствует окончаниям *-nâ в Протоэльфийском -na или -ina в Квенья. Оба причастия следуют за определяемыми словами. Числительное Известны только два числительных: satta - "два" - и hazid - "семь" (SD:427, 428, hazad в SD:247). В SD:432 говорится, что основа слова "один" - ?IR (? - глоттальный взрывной согласный), отсюда божественное имя Êru - "Один, Единый" (Eru на Квенья), но действительная форма числительного "один" не приводится. Известно, что все количественные числительные, кроме "один", на самом деле являются существительными. В предложении они следуют за определяемыми существительными: gimlî hazid - "семерка звезд = семь звезд". Местоимение Нам неизвестны самостоятельные местоимения Адуунаика, хотя они должны были существовать. Несколько местоименных элементов можно выделить из глаголов (см. ниже). В SD:425 говорится, что в Адуунаике "местоимения в третьем лице различались по родам (или даже полам)". Согласно SD:435, u и i "являются главными компонентами основ местоимений 'он' и 'она'", но не ясно, как выглядели слова "он" и "она" на самом деле. "Hi-Akallabêth" переведено как "Она-что-пала" (SD:247), и можно предположить, что "она" на Адуунаике - hi. Может быть, "он" - это *hu? (На иврите hu' - "он", hi' - "она".) Слово nênud переведено как "на нас", возможно, "мы" или "нас" будет *nên? См. также список местоименных префиксов в разделе "Глагол".

Василиса: Глагол Кристофер Толкин из тех немногих заметок о глаголе в Адуунаике, которые сделал его отец, извлек следующее: "Было три класса глаголов: 1) биконсонантные (kan - 'держать'); 2) триконсонантные (kalab - 'пасть'); 3) производные (azgârâ - 'вести войну', ugrudâ - 'затемнять, омрачать'). Было четыре времени: 1) аорист, соответствующий настоящему времени в английском, но чаще использовавшийся как историческое настоящее или прошедшее в повествовании; 2) продолжительное настоящее; 3) продолжительное прошедшее; 4) прошедшее (часто использовалось как предпрошедшее вместе с аористом в значении прошедшего или как будущее совершенное вместе с аористом в значении будущего). Будущее время, условное и желательное наклонения образовывались при помощи вспомогательных слов. Страдательный залог передавался безличными формами глагола с подлежащим в винительном падеже". (SD:439; видимо, "винительным падежом" здесь названа нормальная форма существительного) Под производными, очевидно, имеются в виду глаголы, образованные от существительных. Слово ugrudâ ("затенять, омрачать") явно произведено от ugru ("тень"). Azgârâ ("вести войну"), вероятно, включает существительное "война" (azgâ? azgâr?). Ниже приведены глагольные формы, встречающиеся в "Отчете Лаудхэма" и в окончательных вариантах известных фрагментов на Адуунаике, вместе с подлежащими, так как глагол мог каким-либо образом согласовываться с подлежащим. Прошедшее время: unakkha - "он пришел". Очевидно, производное от NAKH - "прийти, подойти". dubdam - "[Эрухини] падали". yurahtam - "[Повелители Запада] раскололи". hikallaba - "она-пала" (она = Нуменор). ukallaba - "[Властелин] пал". Bâr ukallaba - "Властелин пал", bârun (u)kallaba - "это был Властелин, который пал" (см. SD:429). Все это производные от KALAB - "падать" (SD:416, 439). ayadda - "[прямой путь] шел". usaphda - "он понял" (основа SAPHAD, SD:421). Продолжительное прошедшее время: azaggara - "[Ар-Фаразон] воевал" (по-английски - "[Ar-Pharazôn] was warring"). Продолжительное настоящее время: yanâkhim - "[Орлы] приближаются" (SD:251), от глагольной основы NAKH - "прийти, подойти" (SD:416). yakalubim - "[горы] наклоняются". Очевидно, производное от KALAB - "падать". (SD:251) Форма, напоминающая условное наклонение: du-phursâ "[моря] чтобы хлынуть". Повелительное наклонение: Bâ kitabdahê! - "не трогай меня!" (SD:250) Bâ - это отрицание "не делай, нет" (WJ:370-371). Прежде, чем анализировать сами глагольные формы, необходимо выявить различные аффиксы и отделить базовые формы глаголов. Глаголы во мн.ч. определенно имеют окончание -m: yanâkhim - "(они) приближаются", yakalubim - "(они) наклоняются", dubdam - "(они) падали", yurahtam - "(они) раскололи". Сюда можно добавить также nam - "(они) есть" (английское "are") из раннего варианта фрагмента, приведенного в SD:312. Очевидно, этот глагол связан с Эльфийской основой NA - "быть" (LR:374). Большинство глаголов имеют местоименные префиксы, которые переводятся местоимением только в тех случаях, когда в предложении отсутствует подлежащее: u- "он" в unakkha - "он-пришел", ukallaba - "[он] пал", usaphda - "он понял". hi- "она" в hikallaba - "она-пала" (ср. с ukallaba выше). yu- и ya- "они": yurahtam - "(они) раскололи" (они = Повелители Запада), yanâkhim - *"(они) приближаются" (они = орлы), yakalubim - "(они) наклоняются" (они = горы). Относительно возможных различий между yu- и ya- см. ниже. ki- "ты"? в Bâ kitabdahê - "не [ты] трогай меня" (см. ниже). a- "оно"? в ayadda - "шел", подлежащее - неодушевленный объект (путь). Эти элементы должны присоединяться к глаголы, когда подлежащее стоит в нормальной форме (оно должно непосредственно предшествовать глаголу). Местоименные префиксы также могут использоваться и в тех случаях, когда подлежащее стоит в субъектной форме (как в Bârim an-Adûn yurahtam dâira - "Повелители Запада раскололи Землю"), но это не обязательно. Примечание: в ранних версиях данной статьи на основе примера dubdam ("[они] падали") утверждалось, что du- может означать "они", но, как отметил Мэтью Кервран (Matthieu Kervran), du-, скорее всего, является частью основы *DUBUD ("падать"). Автор предполагал, что основа выглядела как *BADAM, но -am, вероятно, является окончанием, сформированным из признака прошедшего времени *-a и признака множественного числа *-m (ср. с yurahtam - "они раскололи"). В данном случае местоименный префикс отсутствует, поскольку подлежащим при dubdam является существительное в субъектном падеже Êruhînim. Существование двух различных префиксов со значением "они" может объясняться тем, что yu- указывает на группу мужчин и происходит от префикса u- "он" (подлежащее при yurahtam означает Повелителей Запада), а ya- связано с группой предметов или животных и происходит от префикса a- "оно" (подлежащими при yakalubim и yanâkhim были горы и орлы, соответственно). Возможно, на группу женщин будет указывать префикс *yi- (от hi- "она"). В единственном известном нам примере повелительного наклонения, крике "bâ kitabdahê!" - "не трогай меня!" (SD:250), bâ, очевидно, означает запрет, отрицание. Следовательно, Kitabdahê должно означать "трогай меня". Возможно, основа со значением "трогать" выглядит как *TABAD, *ki- представляет собой местоименный префикс "ты", а -hê - суффикс "меня". Есть также предположение, что -hê - это окончание повелительного наклонения, и что буквальное значение фразы "bâ kitabdahê" - *"ты не трогай". В Эльфийских языках можно найти элементы, соответствующие почти всем известным местоименным префиксам в Адуунаике, но там нет ничего даже отдаленно напоминающего суффикс -hê. Этот факт укрепляет последнюю версию о значении этого суффикса. Убрав из известных глагольных форм все местоименные суффиксы и окончания мн.ч., мы получаем следующий список базовых форм глаголов: Настоящее время: nâkhi - "приближается" (основа NAKH - "прийти, подойти"). kalubi - "наклоняется" (основа, очевидно, KALAB - "падать"). Возможно, -i в действительности является частью окончания мн.ч. -im (ср. с окончанием мн.ч. существительных в субъектной форме, например, в слове Bârim - "Повелители"), и базовые формы будут выглядеть как nâkh и kalub, но ничего определенного здесь сказать нельзя. Система будет более симметричной, если предположить, что -i является частью базовой формы глагола. Прошедшее время: nakkha - "пришел" (основа NAKH - "прийти, подойти"). dubda - "падал" (основа *DUBUD). rahta - "расколол" (*RAHAT). kallaba - "пал" (KALAB). yadda - "шел" (*YAD). usaphda - "понял" (SAPHAD). azaggara - "воевал" (в SD:439 говорится, что слово azaggara образовано от базовой формы azgârâ). Условное наклонение: du-phursâ - "чтобы хлынуть" (*PHURUS). Повелительное наклонение: tabda или tabdahê - "трогай". Образование форм глаголов (попытка объяснения) Форма настоящего продолжительного времени от биконсонантных глаголов образуется при помощи a-усиления гласной основы (то есть, перехода a, i, u в â, ê, ô соответственно) и добавления окончания -i. Отсюда nâkhi ("приближается") из NAKH. Настоящее время от основы ZIR ("любить") будет выглядеть как *zêri, от RUTH ("ранить") - *rôthi. Настоящее время от триконсонантных глаголов образуется по шаблону 1-CV-2-u-3-i, то есть, между первым и вторым согласными располагается характеристический гласный, между вторым и третьим - гласный u, и добавляется окончание -i. Отсюда kalubi ("наклоняются, *падают") из KALAB ("падать"). Примеры настоящего времени производных глаголов отсутствуют. Прошедшее время от биконсонантных глаголов образуется при помощи удвоения конечного согласного и добавления окончания -a. Отсюда nakkha из NAKH ("прийти, подойти"), yadda ("шел") из *YAD. Что касается прошедшего времени от триконсонантных глаголов, в источниках представлены два различных шаблона. Во всех формах присутствует окончание -a, так же как и в формах прошедшего времени от биконсонантных глаголов, но второй согласный основы ведет себя по-разному. Три глагола образованы по шаблону 1-CV-23-a: saphda ("понял") из SAPHAD, dubda ("падал") из *DUBUD и rahta ("расколол") из *RAHAT. Но глагол kallaba ("пал") образован от основы KALAB по шаблону 1-CV-22-CV-3-a, то есть, при помощи удвоения второго согласного основы и вставки между ним и третьим согласным характеристического гласного. Является ли этот глагол формой того же прошедшего времени? Возможно, соответствующая saphda, dubda, rahta форма от KALAB будет выглядеть как kalba, а соответствующие kallaba формы от SAPHAD и *DUBUD - как sapphada и dubbuda, соответственно? Толкин использовал форму kalba, но впоследствии заменил ее на kallaba с префиксом hi- (SD:288). Изменил ли он время или саму грамматику? Возможно, он просто решил использовать другое время. Толкин отмечал, что в Адуунаике, кроме прошедшего продолжительного времени, использовался аорист, "соответствующий настоящему времени в английском, но чаще использовавшийся как историческое настоящее или прошедшее в повествовании" (SD:439). То есть, возможно, что одна из форм, которые мы определили как прошедшее время, в действительности является аористом, использовавшимся в качестве прошедшего в повествовании, а другая - прошедшим продолжительным временем. В таком случае, что есть что? Единственный известный нам пример прошедшего времени производного глагола - azaggara ("воевал") - в английском переводе ("was warring") более близок к форме прошедшего продолжительного времени. В SD:439 приведена базовая форма этого глагола - azgârâ ("вести войну"). Интересно, что в форме прошедшего продолжительного времени удваивается второй согласный g. Можем ли мы рискнуть назначить продолжительное значение всем глаголам с удвоенным согласным в корне, то есть, nakkha - *"приходил", а не "пришел", kallaba - *"падал", а не "пал"? И можем ли мы точно так же объявить глаголы saphda, dubda и rahta формами аориста? Единственный известный нам пример глагола в условном наклонении, образованного, как сказано в SD:439, при помощи "некоторого рода служебного слова", это du-phursa - "чтобы хлынуть". Возможно, префикс du- и является служебным словом? Phursa (очевидно, от триконсонантной основы *PHURUS - "хлынуть"), походит на форму, экспериментально определенную выше как аорист. Следовательно, мы можем заключить, что в Адуунаике условное наклонение образовывалось добавлением префикса du- к форме, похожей на аорист. Форма условного наклонения не имела окончания мн.ч. -m, даже, если подлежащее (в данном случае "моря") стояло во мн.ч. Глагол в повелительном наклонении, скрытый во фразе bâ kitabdahê ("не трогай меня"), выглядит либо как tabdahê, либо как tabda, в зависимости от того, чем является последний слог -hê: окончанием повелительного наклонения или местоименным суффиксом "меня". Слово tabda (очевидно, от триконсонантной основы *TABAD) также походит на аорист. Мы должны заключить, что в Адуунаике форма повелительного наклонения либо была идентична аористу, либо образовывалась от него добавлением суффикса -hê.

Василиса: Словарь Адуунаика Долгие гласные обозначены при помощи циркумфлекса (^), в отличие от "Отчета Лаудхэма", где использовался макрон. Диграфы th, ph, kh обозначают спиранты (th - как в английском think, ph = f, kh - немецкий ach-Laut), тогда как tth и kkh - это аспираты (t + th, k + kh), pph = p + f (см. SD:419). -a - окончание субъектной формы мн.ч. существительных ср.р. (SD:430). abâr - сила, выносливость, верность (SD:431). Очевидно, связано с bâr - повелитель, властелин. -ad, -ada - к, по направлению к (предложные аффиксы) (SD:429). Ср. Avalôiyada, akhâsada. Adrahil - мужское имя (PM:439). adûn - запад, на запад, к западу (SD:247, 435). Adûnâim - нуменорцы (Númenóreans), или, возможно, дунаданы (Dúnedain) (SD:426). agan - смерть, ср.р., персонифицированное Agân - Смерть, м.р. (SD:426). Agathurush - *"Болотистая земля Тени" = Gwathló на Синдарине (UT:263). Aglahad - мужское имя (PM:440). AK(A)LAB(A), (A)KALBA - очевидно, модификации KALAB (SD:418). Akallabêth - "Она-что-пала" (SD:312), затонувший Нуменор (также hi-Akallabêth). akhâsada - "в разлом" (SD:247). Включает частицу -ada, отсюда, возможно, *akhâs - разлом, пропасть. Alkarondas - "Замок моря", корабль Ар-Фаразона (PM:156, в SD:385 Alcarondas). Видимо, было заменено словом Aglarrâma того же значения. Иногда слово Alcarondas рассматривают как Квенийское, перевод с Адуунаика названия Aglarrâma. Amatthâni - "Земля Амана", ассимилированное Amân-thâni (SD:435). ammî, ammê - мать (SD:434). an - префикс прилагательного со значением родительного падежа, часто сокращался до 'n (SD:435): Narîka 'nBâri 'nAdûn - "Орлы Повелителей Запада" (SD:251), thâni anAmân, thâni n'Amân - "Земля Амана" (SD:435, также Amatthâni). -an - окончание субъектной формы существительных о.р. (также -n, SD:430). anâ - человек, человеческое существо (SD:426, 434, 437); м.р. anû - мужчина, самец, ж.р. anî - женщина, самка (SD:434) (более специальные слова, чем naru - мужчина, kali - женщина). Anadûnê - Западная земля, Нуменор (SD:247, 426). anadûni - западный (SD:426, 435). Ar-Abattarîk - Тар-Ардамин (Tar-Ardamin, UT:222). Возможно, в Адуунаике *Abatta соответствует Квенийскому Arda? Ar-Adûnakhôr - Тар-Херунумен (Tar-Herunúmen), Повелитель Запада (UT:222). Ar-Balkumagân - Тар-Кириатан (Tar-Ciryatan), *"Король-Корабел" (PM:151). Интересно, что это имя содержит объектную форму от *balak ("корабль"), то есть, оно должно означать "строитель (конкретного) корабля", поскольку у объектной формы нет мн.ч. Тар-Кириатан "построил великий флот королевских кораблей" (UT:221), а не один. Ср. с Gimilnitîr - Gimlu-nitîr. Хотя мы знаем и другой пример существительного мн.ч. (или, по крайней мере, неисчислимого) в объектной форме - Nimruzîr. Возможно, Толкин отверг идею о том, что существительные в объектной форме не изменялись по числам? Ar-Belzagar - Тар-Калмакил (Tar-Calmacil, UT:222). Квенийское имя, видимо, включает в себя слово macil - "меч". Возможно, на Адуунаике "меч" - *zagar? (В любом случае, этот элемент связан с глаголом azgarâ - "вести войну".) Менее вероятно, что Квенийское имя содержит слово calma - "фонарь" (соответственно, *bel или *belza на Адуунаике). Ar-Gimilzôr - Тар-Телемнар (Tar-Telemnar, UT:223). Telemnar может означать *"серебряное пламя", но имя на Адуунаике, видимо, содержит слово gimil - "звезды". Ar-Inziladûn - Тар-Палантир (Tar-Palantir, UT:223). Квенийское имя означает "дальновидный, прозорливый", но Inziladûn в Адуунаике имеет значение "Цветок Запада" (UT:227). Arminalêth - название города, Armenelos на Квенья (PM:145). Ar-Pharazôn - "Король Фаразон", Тар-Калион (Tar-Calion, SD:435). От pharaz - золото. Субъектная форма Ar-Pharazônun (SD:247). Ar-Pharazôn kathuphazgânun - "Король Фаразон Завоеватель" (SD:429). Ar-Sakalthôr - Тар-Фалассион (Tar-Falassion, UT:223). Квенийское имя, видимо, содержит слово falassë - "берег". Возможно, "берег" на Адуунаике - *sakal? Ar-Zimraphel - Тар-Мириэль (Tar-Míriel, UT:224), см. Zimraphel. Ar-Zimrathôn - Тар-Хостамир (Tar-Hostamir, UT:223). Квенийское имя содержит mir (mírë) "драгоценный камень" = *zimra на Адуунаике; ср. с Zimraphel = Míriel. Âru - Король (SD:429). -at - окончание двойственного числа (SD:429). attû, attô - отец (SD:434). Avalê - богиня, Валиа (SD:428). Avalôi - Валар, Силы (SD:305). Субъектная форма мн.ч. - Avalôim (SD:241); Avalôiyada - "против Валар" (SD:247), содержит суффикс -ada. Avallôni - *Avallónë (SD:241, 305). Avradî - Варда (Varda, SD:428). ayadda - шел (SD:247). azaggara - воевал, очевидно, от azgarâ- (SD:247, 439). azar - звезда (согласно PM:372), но в "Отчете Лаудхэма" говорится, что на Адуунаике "звезда" - gimli, а azra (в SD:431 azar) означает "море". azgarâ - вести войну (SD:439), ср. с azaggara и Ar-Belzagar. azra - море (SD:431). Объектная форма - azru- в Azrubêl; субъектная форма мн.ч. - azrîya (SD:247); также в azra-zâin - "морские земли" (SD:435). Azrubêl - "Любящий море", Eärendil на Квенья (SD:429, 305). azûlada - на восток, к востоку (SD:247), содержит суффикс -ada. bâ - нет, не делай (SD:250). *balak - корабль (мн.ч. balîk), объектная форма - balku- в Ar-Balkumagân. Ср. с huzun - "ухо", мн.ч. - huzîn, объектная форма - huznu (SD:430). balîk - корабли (SD:247). Ед.ч. - *balak? banâth - жена (SD:437). Bâr - Повелитель, Властелин (SD:428, 438). Субъектная форма - bârun (SD:429); Barîm an-Adûn - "Повелители Запада", Валар (SD:247). Здесь субъектная форма мн.ч. - barîm, в SD:438 - bârîm (вероятно, более правильно). batân - путь, мн.ч. - batîna (SD:247, 431; см. прим.16 в SD:435). *bawâb - ветер (см. bawîba). bawîba - ветры, субъектная форма мн.ч. (SD:247). Ед.ч. - *bawâb? (Ср. с batân - "путь", мн.ч. batîna). bêth - выражение, высказывание, слово; в составных словах, например, в izindu-bêth, имеет значение источника действия - "говорящий" (SD:427). BITH - говорить (SD:416). burôda - тяжелый (SD:247). dâira - Земля (SD:247). dâur - тьма, мрак (ранее *daw'r, SD:423). DAWAR - *тьма (см. dâur). dolgu - ночь (с оттенком зла, в отличие от lômi, SD:306). dubdam - пали (SD:247). dulgî - черные (SD:247). Очевидно, от той же основы, что и dolgu - "ночь". du-phursâ - чтобы пасть (SD:247). êphalak - далекий; êphal êphalak - очень далекий (SD:247). Êru - Один, Единый, Эру (Eru на Квенья); Êruvô - "от Эру" (SD:248, 249); Êruhînim - "дети Эру", Eruhíni на Квенья (SD:247, 249). gimil - звезды, собирательное существительное, относящееся к звездному небу вообще (SD:427). Gimilnitîr - "Зажигающая звезды", титул Варды, Elentári на Квенья (SD:428). Gimlu-nîtir - "зажигающая (конкретную) звезду", неправильный перевод Elentári, иллюстрирующий тот факт, что объектная форма не имеет мн.ч. (SD:428, см. выше). Gimilkhâd - мужское имя, видимо, содержит gimil - "звезды" (UT:223). gimli - звезда, мн.ч. gimlî (SD:427, 431). hazad - семь (SD:247, в SD:427, 428 - hazid). Возможна связь с Кхуздульским Khazâd - "Гномы", поскольку гномы были разделены на семь домов. hi-Akallabêth - "Она-что-пала", Нуменор (SD:247). hikallaba - она пала (SD:247). huzun - ухо, дв.ч. huznat - пара ушей (SD:428, 430, см. также прим.15 в SD:435). Îbal - мужское имя (UT:194). idô - сейчас, idôn перед словами, начинающимися с гласного (SD:247). igmil - фигура в форме звезды, мн.ч. igmîl (SD:427). -im - окончание субъектной формы мн.ч. существительных всех родов, кроме ср.р. (SD:430). В Adûnâim, Avalôim. Imrahil - мужское имя (UT:246). Imrazôr - мужское имя (UT:447). -in - окончание субъектной формы слабых существительных ж.р. (SD:430). Indilzar - Элрос (Elros, PM:164). inzil - цветок в Inziladûn - "Цветок Запада" (UT:227), Rothinzil - "Пенный цветок", также в женском имени Inzilbêth ("Говорящий цветок"?). izindi - прямой (SD:247). izindu-bêth - говорящий правду, пророк (SD:427). izrê (< izrêi < izrêyî) - возлюбленный, любимый (SD:424, 438). От основы ZIR. ?IR - один, единственный, одинокий (? - глоттальный взрывной согласный, SD:432). kadar - город; kadar-lâi - городские люди (SD:435). kadô - и так (SD:247). KALAB - падать (SD:416). kali - женщина (SD:434). kallaba - пал, от KALAB (SD:429). kan - держать (SD:439). karab - лошадь, мн.ч. karîb (SD:434), м.р. karbû - жеребец (SD:434, 435), ж.р. karbî - кобыла (SD:434). kâtha - все (SD:247). kathuphazgân - завоеватель, субъектная форма kathuphazgânun (SD:429). Видимо, содержит объектную форму от kâtha - все (или от слова, с ним связанного). Возможно, "завоеватель" понимался как "тот, кто покорил всех/все"? К сожалению, конечный элемент *phazgân невозможно перевести. Он может обозначать источник действия, поскольку содержит то же окончание -ân, что и [Ar-]Balkumagân - *"[Король-]Корабел"). khâu, khô - ворон, мн.ч. kwâwi(m), khôi (SD:426). khibil - весна (SD:430). kitabdahê! - трогай меня! (из фразы bâ kitabdahê - "не трогай меня!", (SD:250). Возможно, от основы *TABAD - "трогать" в форме -tabda- с местоименными аффиксами *ki- ("ты") и *-hê ("меня")? kulub - корни, овощи, зелень, корнеплоды (SD:431), собирательное существительное. Мн.ч. kulbî - определенное количество овощей, зелени, корнеплодов, корней растений (SD:424). lôkhî - искривленные (SD:247). lômi - ночь (SD:414), без оттенка зла (SD:306) - в отличие от dolgu. -mâ - с (SD:429). *magân - плотник в Ar-Balkumagân - "Король-Корабел", "Король - Корабельный плотник". manô - дух (из *manaw-, *manau), мн.ч. manôi (SD:424, 438). mîk - маленький мальчик (SD:427). minal - небо, небеса (SD:414). Объектная форма minul в названии горы Minul-Târik - "Опора небес", Meneltarma на Квенья (SD:429, 241). Minal-târik значило бы "Небесная опора" (SD:429). Ср. также с Minal-zidar - "парить в небесах" (SD:200, в SD:241 minil вместо minal). mîth - маленькая девочка (SD:427, 437, 438). miyât - близнецы (младенцы) (SD:427). MIYI - маленький (SD:427). -n - окончание субъектной формы существительных о.р. (также -an, SD:430). nadroth - "задний след", след корабля; возможно, nad - задний? (PM:376) NAKH - подойти, прийти (SD:416). Ср. с unakkha. nâlo - тень в agannâlo. *narâk - орел? Мн.ч. narîka; ср. с batân - путь, мн.ч. batîna. nardu - солдат (SD:438). narîka - Орлы (ед.ч., возможно, *narâk). Narîka 'nBâri 'nAdûn - "Орлы Повелителей Запада" (SD:251). naru - мужчина (SD:434, 437), альтернативная форма narû. nênud - на нас (SD:247). nîlo - луна, ср.р., персонифицированное Nîlû - Луна, м.р (SD:426, 431). NIMIR - сиять (SD:416). nimir - Эльф (SD:436). Нормальная форма мн.ч. Nimîr, объектная форма nimru- в Nimruzîr. Ср. также с WJ:386: "Дунаданы называли Эльфов Nimîr (Прекрасные)". Nimriyê - Эльфийский язык, Квенья (SD:414). Nimruzîr - Элендил (Elendil), "Любящий Эльфов" (SD:247). Удивляет использование объектной формы nimru-: поскольку объектная форма не имеет мн.ч., Nimruzîr должно означать "Любящий (конкретного) Эльфа", а не "Любящий Эльфов вообще". Ср. с Gimilnitîr - Gimlu-nitîr. Nimruzîrim - "Друзья Эльфов" (PM:151), субъектная форма мн.ч. от Nimruzîr. nîph - дурак (SD:426), также nûph (SD:437). nithil - девочка, девушка (SD:427, 436). nitîr - зажигающий, зажигатель в Gimilnitîr. nûlu - ночь, с оттенком зла (SD:306). nûph - дурак (SD:437), также nîph (SD:426). nuphâr - родитель, дв.ч. nuphrât - "отец и мать" как пара (SD:434). -ô - из, от, предложный аффикс в Êruvô. obroth - "перед-след", бурление воды у носа корабля (PM:376). Отсюда, возможно, ob - "перед". (PM:376). pâ - рука (< *pa3a), мн.ч. pâi (SD:416, 426). pharaz - золото (SD:426, приложение E к LotR). Ср. с Ar-Pharazôn. phazân - принц, сын короля (SD:436). pûh - дыхание, вздох (SD:426, 431). raba - собака, м.р. rabô - кобель, ж.р. rabê - сука (SD:434, 437). roth - след в nadroth, obroth (от основы RUTH). Слово roth также использовалось для обозначения следов на воде от кораблей и, следовательно, могло иметь значение "пена" (PM:376); ср. с Rothinzil. Rôthinzil - "Пенный цветок", корабль Эарендила, Vingilot на Квенья (SD:360). См. inzil. В PM и в первых абзацах "Акаллабет" записано как Rothinzil (например, PM:370). rûkh - крик (SD:426). RUTH - царапать, бороздить. Основа, от которой образовывались слова, означающие плуг и пахоту, но "в применении к кораблям означала следы на воде" (PM:376). См. roth, nadroth, obroth. SAPHAD - понимать (SD:416). См. usaphda. saibêth - согласие; saibêth-mâ - с согласия (SD:247). sapthân (p часто произносилось как f) - мудрец, чародей (SD:421). satta - два (SD:428). sûla - труба (SD:419). sulum - мачта (SD:419). Возможно, родственно Квенийскому tyulma. tâidô - однажды. tamar - кузнец (SD: 436). târik - опора в Minul-târik - "Опора небес" (SD:429). Дв.ч. târikat (SD:430). thâni anAmân, thâni n'Amân - "Земля Амана" (SD:435). Также Amatthâni. ugru - тень; ugru-dalad - "под Тень" (SD:247; ср. с 306); ugrudâ - затенять, омрачать (SD:439). ukallaba - пал (SD:429). Ulbar - мужское имя (UT:195). -un - окончание субъектной формы существительных м.р. (SD:430). unakkha - "он пришел", от NAKH (SD:247). ûrê - солнце, ср.р, персонифицированное Ûrî - Солнце, ж.р. (SD:426); Ûriyat - "Солнце и Луна" (SD:428; в действительности ûriyat = Ûri + окончание дв.ч., луна подразумевается как пара солнца); Ûrinîl(uw)at - "Солнце и Луна" (составное слово: Ûri + Nîlu + окончание дв.ч.), Ûriyat nîlo - еще один способ сказать "Солнце и Луна", окончание дв.ч. присоединяется к первому слову, второе стоит в ед.ч. urîd - горы (SD:251). Ед.ч. *urud? *urud - гора, мн.ч. urîd (SD:251). Ср. с huzun - ухо, мн.ч. huzîn (SD:430). urug - медведь (SD:426), urgî - медведица (SD:435). uruk - гоблин, орк (SD: 436). usaphda - он понял (SD:420), от SAPHAD. Менее употребительный вариант произношения usaptha. yakalubîm - наклоняются (SD:251). Очевидно, от KALAB - падать. yanâkhim - приближаются (SD:251). Очевидно, от NAKH - прийти, подойти. Yôzâyan - "Земля Дара", Нуменор, Andor на Квенья (SD:241, 247, ср. с UT:184). Содержит zâyan (отсюда, возможно, *yô - дар). yurahtam - раскололи (SD:247). zabathân - смиренный, покорный (SD:247). zadan - дом (SD:430). zâin - земли, мн.ч. от zâyin. zâira - жажда (SD:247), zaira, zâir в SD:423. Zamîn - женское имя (UT:194). zâyan - земля (SD:423), мн.ч. zâin. -zê - в (SD:429). zigûr - мудрец, чародей (SD:437). Субъектная форма Zigûrun - Чародей (имеется в виду Саурон) в SD:247. Zimraphel - Мириэль (Míriel), женское имя. *Zimra, видимо, означает "драгоценный камень"; см. Ar-Zimrathôn. Квенийское Míriel можно перевести как "дочь драгоценного камня", возможно, дочь на Адуунаике - *phel? zini - женщина (SD:437), альтернативная форма zinî. ZIR - любить, желать (SD:423), ср. с -zîr - "любящий" в Nimruzîr. zirân - возлюбленный, любимый (SD:247). zôrî - няня, кормилица (SD:438).



полная версия страницы