Форум » ИДЕИ-ТЕМЫ-РАБОТЫ » НЕОБОНАПАРТИЗМ » Ответить

НЕОБОНАПАРТИЗМ

goutsoullac: Мы - моральное большинство! Восточно-бонапартистское движение и, более масштабно, необонапартизм как особое мировоззрение и метаполитический активизм постепенно становятся, поистине, грандиозным Проектом Моста Дружбы между народами (о чём в своё время лишь "намекала" наша ассоциация «Мезогея» и близкородственные проекты, будучи своего рода «золотым зародышем» того, что сегодня, наконец, обрело свою форму). Необонапартисты Восточной Европы выступают за сотрудничество и единство Западных и Восточных цивилизаций, а не за постоянную делёжку и междоусобную вражду народов. А потому громогласно что-то там говорить об «исключительности» Святой Руси, неумно игнорируя при этом европейскую Традицию (будь то античная, средневековая христианская, Ренессансная или идеи Просвещения), абсолютно нелепо и необоснованно. «Святые чудеса» Европы вдохновляют пилигримов (пусть и немногочисленны они) нашего времени, ищущих Мудрости и Знания в отдалённых пределах Царства Пресвитера Иоанна. В свою очередь Святая Европа прислушивается к удивительным посланникам сего Царства и с благодарностью принимает их дары. Восточно-бонапартистское движение/необонапартизм (экзотерический круг), восточный фалангизм/постфалангизм (эзотерический круг), сарматизм/неосарматизм (геофилософский, геокультурный и «прогрессорский» аспект фалангизма), Суверенный Рыцарский Орден Храма Престола Святой Девы Галиции (духовно-рыцарский аспект необонапартизма)? инициативы, отнюдь не ограниченные одной только Украиной (где они некогда впервые заявили о себе), но и имеющие самое непосредственное отношение к России, а также другим странам Европы. То есть восточный необонапартизм - явление БОЛЕЕ ЧЕМ не «узкотерриториальное» и, значит, не являющееся чьей либо «собственностью». Примечательно, что именно российские христианские традиционалисты-монархисты с пониманием и одобрением отнеслись к деятельности, что особенно немаловажно, организации, которая почитает историческую фигуру, ассоциирующуюся, как правило, в России с кровавой драмой Отечественной Войны 1812 года. Наполеон в Эрфурте как-то сказал великому Гёте: «Политика - это судьба». Современные восточные необонапартисты утверждают, что «дух есть судьба и судьба есть дух». «Сущность духа, однако, есть свобода» (Мартин Хайдеггер). Вот в чём состоит постановка идеи «с головы на ноги». Если во времена Наполеона и Канта идею нравственности, морального закона, непременно связывали с религией, то теперь под нравственностью понимаются «… элементарные правила хорошего поведения ? это абсолютное условие свободной личности. Без этой субстанции, без этой густой сети неявных правил мы не могли бы действовать как свободные личности» (С. Жижек «Фундаментализм - это весело»). Добро ? не абстрактно. Оно пребывает внутри Человека. Чтобы победить монстра, необходимо одолеть Зло в себе, то есть быть, невзирая ни на что, подлинно Нравственным Человеком. НРАВСТВЕННОСТЬ понимается, однако, не как самоцель. Но только она единственно рождает людское правовое САМОСОЗНАНИЕ, а если оно присутствует у людей, то, следовательно, у них же есть в наличии и ДОСТОИНСТВО: «Любовь к родине ? первое достоинство цивилизованного человека» (Наполеон Бонапарт). «МЫ - МОРАЛЬНОЕ БОЛЬШИНСТВО!», - именно таков актуальный ныне лозунг восточного необонапартизма. Не пафосная и самовлюблённая «аристократия духа», не доморощенные снобы или ворчащие ригористы, а, если угодно, «большевики морали». БОГ, РОДИНА, ЗАКОН! СВОБОДА - ЭТО МОРАЛЬ! Олег ГУЦУЛЯК, Алексей ИЛЬИНОВ http://vkontakte.ru/club3876800

Ответов - 10

goutsoullac: Обращение к монархистам Украины! Украинцы на протяжении двух веков – были лишены государственности, и само существование нации было под сомнением. Тем более злободневен для Украины: 1) поиск сопричастности — по закону и по духу — Традиции, непрерывно длящейся сквозь тысячелетия; и решающе важно — 2) обретение доказательств прямого и равного родства украинской Державы с христианской цивилизацией, с Европой. Самый ясный, осязаемый символ родовой сопричастности Истории и кровного родства – это символы монархического устройства: Корона и Династия. И по многим другим параметрам монархическая власть на Украине представляется нам наилучшей. Свидетельством тому служат политические события последнего десятилетия. Очевидно, что современные украинцы слишком свободолюбивы, и потому не смогут снова отдаться единопартийной или единоличной власти политического диктатора. И при этом слишком нуждаются в покое и упорядоченности бытия – почему и не удовлетворяются суетной и зыбкой парламентской республикой. Запад и восток Украины – это две во многом различные концепции государственности, два геополитических вектора, две национальные истории. Запад сохраняет наследие королевства Галиции и Лодомерии, Восток – наследие Гетманства. Впрочем, оба течения сходятся в главной позиции — необходимости наследственности власти, в поисках Династии. Для успеха монархического движения решающе важно Династическое Имя; монархия не может быть безымянной, или стремительно меняющей имена (как республика). Имя должно быть не просто результатом исторических хитросплетений. В наше время в нём должна заключаться нуменозная энергия, оно должно быть сияющей Орифламмой Нации, даже при отсутствии знаменосцев. Между тем Династии в Украине сейчас нет. Прекратились – без следа – роды первого и последнего Гетманов – Хмельницкие и Скоропадские. Лотаринг-Габсбурги, наследники королевской короны Галиции, отождествляются совершенно с монархическими движениями Австрии и Венгрии (эти страны Глава Дома, Эрцгерцог Отто и Кронпринц Карл считают своей родиной). Еще в меньшей степени также их готовы признать монархисты Чехии, Мексики, Словакии, Словении. Габсбурги сейчас готовятся унаследовать престол Великого Герцогства Люксембург и, вероятно, Королевства Бельгии. Украина может претендовать только на самое последнее место в этом ряду. Между тем – в наше время — монархическое движение является авангардом движения националистического, для коего решающим условием является именно национальная идентичность Династии. Кроме того, Королевство Галиция охватывало малую часть современной Украины и призыв Габсбургов две трети страны воспримут как попытку доминации греко-католического Запада. Традиционный метод разрешения династического вопроса, если он представляется безысходным, приглашение иноземного принца, происхождение которого безупречно и безусловно доказано. Так был призван на Русь Рюрик Варяг и Ваза Польский, так на трон Польши пришли Ваза Шведские, Капетинги Французские, Веттины Саксонские, Баторий Трансильванский. Мы полагаем, что претендент на трон Украины может быть назван. Это — принц Жан-Кристоф Наполеон, нынешний глава Императорского Дома Франции. Бонапарт – имя, само по себе атакующее, имя, которое коснулось каждой нации и оставило до сих пор ещё ощутимый след по всей Европе, вошло в Большую Историю. И для Украины этим именем означена поворотная веха державной истории. Весной и летом 1805 года королевство Галиция и Лодомерия было выведено – никто не знал, временно или навсегда — из состава Австрийской Империи и эта страна получила статус Протектората Великой Армии, и правителем её непосредственно был главнокомандующий Grande Armee Наполеон, император Франции, король Италии, протектор Рейнской Конфедерации и медиатор Гельвеции. В 1805-м, время, когда и имени страны Украина не было на политических картах, проектировал воссоздание (через половину тысячелетия – после утраты государственности) независимого королевства Галиция и Лодомерия, со столицей во Львове. Только 12 августа 1809го, под давлением России, главного тогда союзника Великой Армии, Наполеон был вынужден отказаться от этого геополитического подвига. По воле Наполеона кандидатом на трон Галиции был намечен тогда Фердинанд фон Лотаринг-Габсбург фон Тоскана, великий герцог Вюрцбургский. Это – предок принца Жана Кристофа Наполеона в восьмом поколении. Принц – подданный Франции; он – прямой потомок Жерома, короля Вестфалии, младшего из братьев Наполеона I. По завещанию деда принц Жан-Кристоф – Наполеон VII, Глава Императорского Дома Франции. Отец его — принц Шарль Наполеон Бонапарт граф де Монфор, в прошлом – предприниматель, ныне – региональный политик во Франции. Мать – Беатрикс де Бурбон принцесса Дву-Сицилийская, из восточно-европейской (польской) ветви этого Дома. Дед принца со стороны матери – Фердинанд де Бурбон принц Дву-Сицилийский – родился в Подзамче (Podzamcze), в Галиции, 28 мая 1926. Прадед, принц Райнер де Бурбон Дву-Сицилийский герцог ди Кастро 12 сентября 1923 вступил в брак в галицийском имении Дружбаки (Druzbaki). Его супругой стала принцесса Мария Каролина, урождённая графиня Замойская (подданная Австро-Венгрии, родилась в 1896 году, в Кракове). Её отец, прапрадед принца, — граф Анджей Замойский (Andrzej Przemyslaw Konstanty Jan Wladislaw Zdislaw August Stanislaw Kostka Adam Albert comte Zamoyski), родился в Варшаве в 1852 году, в подданстве тогдашнего Царства Польского, и. соответственно, России. Отец последнего – граф Станислав Андреевич (Станислав Костка Анджей Салезиус Регинальд) Замойский, член Государственного Совета Российской Империи, кавалер орденов св. Андрея Первозванного и св. Александра Невского. Предки принца Наполеона по этой линии – князья Чарторийские и графы Потоцкие. Графы Замойсчь-Замойские, герба Елита, род, который имеет все основания считаться украинским; и по крови, и согласно позициям, которые Замойские пять веков занимали в истории Украины. В XVI столетии коронный гетман Ян Замойский – основатель города Шаргорода (нынешней Винницкой области), в XVII веке – владетели города Ровно, в XIX столетии дворец графов Замойских – один из спиритуальных столпов Львова. По родству своему дом Бонапартов, и прежде всего сам принц Жан Кристоф Наполеон, – это ветвь Дома Габсбургов. Предок принца в восьмом поколении – Леопольд II Император Священной Римской Империи, с 1790 года – король Галиции и Лодомерии. Принцу – двадцать два года, возраст, когда ещё достаточно времени для самых невероятных вариантов судьбы. В частности – для того, чтобы стать – украинцем. Как в своё время сумел обрести свою духовную отчизну в Украине троюродный брат его прадеда — архикнязь и полковник УСС Василько Вишеванный, эрцгерцог Вильгельм фон Лотаринг-Габсбург. На фото: prince Jean-Christophe Napoleon VII, né le 11 juillet 1986, élève à HEC et princesse Caroline Marie Constance Napoleon, née le 24 octobre 1980 et diplômée de l'European Business School de Paris НАШ САЙТ: http://bonapart-orient.clan.su/ Наполеоновское Сообщество Интернета: http://my.mail.ru/community/nikitanapoleon/ Наши группы и сообщества: http://vkontakte.ru/club3876800 http://bonapart-oriental.blogspot.com/ http://community.livejournal.com/bonapart_orient http://my.mail.ru/community/bonapart-orient/ ПОДПИСАЛИ: Кирилл Серебренитский, медиатор Восточного Бонапартистского Комитета (Москва, Россия). Олег Гуцуляк PhD, хефе Украинской Фаланги, Союза Фалангистов Восточной Европы (Ивано-Франковск, Украина). Александр Гребенюк, комендант колонны Норд-Ост-Украина Союза Фалангистов Восточной Европы (Луганск, Украина). Никита Редько, директор Наполеоновского Сообщества в Интернете (Уральск, Казахстан).

goutsoullac: Что такое бонапартизм? Бонапартизм — это не идеология Наполеона I, сам император-король-протектор как раз вдохновляет тем, что он, в отличие от вождей ХХ века, с коими его всё время сравнивают, НЕ БЫЛ ПОЛИТИЧЕСКИМ ДЕЯТЕЛЕМ. Он обошелся собственно без партии. В определененой степени его политическим активом была Великая Армия. Её офицеры после падения Империи создали бонапартистские движение, которое в 1830х выдвинуло своего уже вполне политического лидера — Наполеона III. Этот последний — гораздо в большей степени может претендовать на роль создателя бонапартизма как политической доктрины. Поэтому для того, чтобы ответить на вопрос, что такое бонапартизм, следует осознать, что такое Великая Армия. Наполеон І НЕ ПЫТАЛСЯ ЗАВОЕВЫВАТЬ ВЕСЬ МИР. Он лишь возглавил сопротивление завоеванию мира. Для противостояния вторжению с Острова была создана в 1805 году Великая Армия. Это ни в коем случае не была регулярная армия Франции. Великая Армия — это военный континентальный союз, точнее — объединенные вооруженные силы европейских стран под командованием Наполеона. Система организации была весьма гибкой, и статус каждого национального соединения определялся особо — в соответствии с договорами. С 1807 года к этому союзу принадлежала Россия, в 1809 году в Великую Армию входил русский корпус князя Голицына (в Галиции). В 1812 году Великая Армия — в походе, который и сейчас постоянно именуют «войной с французами». Она вступила в Россию и в её составе было около 50 % этнических немцев и около 15 % славян (примерно 90 000 поляков, 22 000 белорусов, около 5 000 хорватов и словенцев, не менее 6 000 чехов и словаков). Великая Армия — это было, по сути, самостоятельное вооруженное государство, со своей гражданской администрацией, экономикой, дипломатией, существующее параллельно с Французской Империей. Это было блуждающее государство, постоянно менявшее территорию, и для этих территорий был особый статус — «протекторат Великой Армии». В 1809 г. — Галиция, в 1810-11 гг. — север Германии (т. наз. 32-й военный округ, присоединенный к Империи, но лишь ВРЕМЕННО, для блокады от британцев берегов Северного и Балтийского моря), в 1812 г. — южная Белоруссия, северная Украина, Смоленская и Московская губернии, 1813 г. — земли в центре и на севере Германии. На территории протектората Великой Армии упразднялась власть других государств, все местные власти временно подчинялись администрации Великой Армии, даже в церквях официально на литургиях поминался император Наполеон и императрицы — Жозефина и Мария-Луиза. Геостратегическая доктрина Наполеона предполагала проект, который можно обозначить как "Шесть Империй". В Европе, на равных основаниях, это — континентальный союз Трех Империй: Западной, Восточной, Срединной. Франции, России, Австрии. Тесный союз России и Франции — не имеющих общих границ, непосредственных предметов для споров, — был гарантией рановесия. Этот союз должен был создать общую Великую Армию. Континентальный Союз должен был при помощи сложной системы милитарных и пацифитарных методов воздействия установить контроль над следующими Тремя Империями Азии: Османией, Персией, Гор-Моголией (Турко-Аравия, Иран, Индия). Ни в коем случае не шла речь о завоевании Азии (хотя и предполагалось создавать там прямые колонии — точечные укрепленные форпосты в стратегически важных пунктах). Ключевая роль в азаитском направлении отводилась России, в ее распоряжении были ключи к сухопутным дорогам на Восток. Итак, речь шла о создании евразийской системы, способной противостоять агрессии Британии. Конечно, смирением Наполеон не отличался. Роль верховного координатора он отводил, разумеется, себе, и пост командующего Великой Армией уступать в будущем никому не собирался. Но не был он и сумасшедшим, желающим в одиночку править миром. Проект «Великая Армия — Шесть Империй» возник в 1805 г., только после того, как он осознал, что в одиночку Франция с агрессией Британии не справится. Ради создания этого союза он и нанес превентивные удары — по Австрии в 1809 г. (вместе с Россией) и по России в 1812 г. (вместе с Австрией). Затем этот проект полностью принял Александр І. В 1814 г. Александр сделал всё, что мог, чтобы сохранить систему Трех Империй в Европе, и занять место Наполеона (Россия, соответственно, должна была занять доминирующую позицию, как ранее — Франция). Он попытался: создать свою Великую Армию (германский и иберийский легионы, приглашение Моро и Жомини, удержание с таинственными целями 200 000 пленных французов, инкорпорация в полном составе под знамёна России Польского корпуса Великой Армии), удержать режим Империи во Франции (выдвижение на трон Франции русских кандидатов — наполеоновских маршалов Богарнэ и Бернадотта, поддержка Наполеона ІІ, пенсии от русской казны Бонапартам). Он перехватил главный проект Наполеона на востоке Европы — герцогство Варшавское и занял его трон (на который собирался сначала сам Наполеон, потом готовил своего брата Жерома). И даже звал в Россию самого низложенного Наполеона (но отказался тот, а жаль, был бы светлейший князь Наполеон Карлович Бонапарте, российский генерал-лейтенант и андреевский кавалер, калужский и волынский помещик). После 1815 г. Россия стала одним из главных убежищ эмигрантов-ветеранов Великой Армии (среди них такие громкие имена как Моран, маркиз де Пире, полковник Друвилль). Но планы Александра рухнули из-за противостояния Англии и Австрии. Священный Союз — это была лишь блёклая тень Наполеоновского проекта. Очень долго, вплоть до смерти Николая І, Россия стремилась к восстановлению единой европейской Великой Армии, хотя бы на временных основаниях (Россия бескорыстно предлагала свои корпуса и эскадры для решения проблем в Греции, Бельгии, Италии, эскадры для Испании, но Англия и Австрия эти предложения отвергали непременно, исключение — Венгрия (когда Австрии действительно грозило полное крушение). Бонапартистская геостратегичская доктрина == Три Империи – «Шесть Империй — Великая Европейская Армия» была возобновлена к началу ХХ века, под напором необходимости. В 1894 г. как русско-французский Оборонительный союз, 1904 г. как Антанта. В 1918-19 гг. Антанта по существу воссоздала Великую Армию, которая некоторое время контролировала континент, определяла границы, смещала и ставила правительства, но снова, под давлением уже другой Островной империи (США), этот вооруженный гигант в 1919 г. был превращен в сборище вечно спорящих между собой болтливых карликов — в Лигу Наций, затем в ООН, точно так же, как в 1815 г. Англия превратила Великую Армию в бессильный Священный Союз. В 1948 г. был заключен Брюссельский пакт и этим была восстановлена по иницативе Франции стратегическая континентальная структура — Союз Запада, но в 1949 г. в это вмешались США и в 1950 г. ядро новой Великой Армии было подчинено НАТО. В 1955 г. де Голль попытался воссоздать Великую Армию как Западно-Европейский Союз. Эта структура существует до сих пор, но практически задавлена волей США. В 1966 году Франция вышла из НАТО, что также можно считать слабым отзвуком наполеоновского наследия, суть которого — противостояние, хотя бы условное, Угрозе с Моря. Однако новый президент Франции и австро-венгерский еврей Николя Саркози окончательно возвращает Францию под безоговорочный контроль США. Исходя из всего вышеизложенного осмеливаемся сделать следующие выводы: 1) Наполеон I, Император французов, Король Италии, Медиатор Гельвеции и Протектор Рейнской Конфедерации — деятель как национальный (французский и итальянский), так и континентальный. Современная Европа испытала столь же сильное воздействие этой личности, как и современная Франция. Соответственно, кроме бонапартизма французского, имеет право быть бонапартизм пан-европейский. 2) В основе доктрины наполеоновской Европы — Три Империи (Франция, Австрия, Россия). Соответственно каждая из этих держав может в определенной степени считаться геополитической наследницей Наполеона. 3) И Россия и Австрия не совершенно отвергли, а адаптировали и интегрировали наполеоновские наследие. Даже по крови: членом Императорской Семьи Лотаринг-Габсбургов был Наполеон II Шарль, он же Франц Карл герцог Рейхштадтский; членом Российского Императорского Дома стал Максимилиан герцог Лейхтенбергский, сын Эжена де Богранэ, пасынка и приемного сына Наполеона (в какой-то степени они оба — на равных: до рождения Наполеона Шарля именно Эжен Александр считался наиболее вероятным наследником престола Франции и официально — наследником Италии). 4) После 1814 г. Россия стремилась почти 50 лет подряд восстановить континентальный союз и Великую Армию. 5) Исходя из этог можно говорить о существовании российского бонапартизма как ветви бонапартизма европейского. Основные параметры бонапартистской доктрины, обращенной вовне (о внутренней поговорим позже) таковы: 1) Максимально возможное (при бережном сохранении прав национальных правительств) континентальное объединение Европы. Создание единого экономического и юстициального пространства. 2) Создание Европейской Великой Армии. 3) Задачи Великой Армии — противостояние угрозе с Моря; контроль над исламскими империями Ближнего и Срединного Востока; вооруженная охрана мира и равновесия сил на континенте. 4) Постоянное стратегическое взаимодействие России и Франции как основа равновесия сил. Пунктов можно еще много выделить, но эти — главные. Но насколько это возможно в настоящее время — вопрос сложный. По крайней мере, можно утверждать, что расстановка сил в целом сохранилась. Австрию сменила Германия, Англию — США. Но и генеалогически (Германия — порождения габсбургской Римской Империи, США — Англии), и генетически (языки — немецкий и английский) — эти державы исходят из наполеоновского мира. Мы полагаем, что наполеоновская эпоха — это было время предельного обострения геополитического противостояния, время формирования современного этатического мира. Четыре основных имперских нации — франко-романская, срединно-германская, англосаксонская, русская, — сражались за геополитическое преобладание, за стратегически важные пункты на континентах и на океанах. Война шла между нациями (Британия и Франция), где буржуазия имела весьма значительное влияние. Понимание внешней политики Наполеона как просто завоевание вооруженной силой всего континента, как превращение Европы в Большую Францию, — извращенная, но господствующая точка зрения. Именно на этом была основана пропагандистская кампания против Наполеона I, еще со времен его побед в Италии. И с тех пор образ мрачного завоевателя всего и всех накрепко утвердился. И из пропагандистской мифологемы проник в историю и социальную психологию. То же сое происходило и происходит со всеми поверженными политическими лидерами. Начнем с того, что сотворение всемирной Империи при помощи вооруженных сил, простыми стратегическими ударами и последующей оккупацией — занятие, технологически бессмысленное. Это доказывает опыт всей Большой Истории. На наших глазах очередной раз бесполезность иностранной оккупации продемонстрировали США (страна, которая умеет многое, но совершенно не способна учиться) в Сомали, Ираке, Афганистане, ранее — во Вьетнаме, даже на Гренаде, Гаити и Никарагуа. Даже доктрина СССР (структуры, по определению глупой), Диктатуры Выдвинутого Пролетариата, никак не предполагала русскую оккупацию всего мира (лишь её окоёмочной толики). Эти мотивы стали звучать уже разве что в 60-х гг. и то — глухо. А затем — в романах Проханова и всяческих фантастов. Не были оккупацией колонии в Африке и Азии. Это были государства, в которых европейская экономика, европейские администраторы и воинские контингенты были важнейшим элементом системы, и более 100 лет не воспринимались как оккупанты. Исключением был романтик Гитлер. Он действительно был убежден в тотальном, в том числе простом физическом, превосходстве германо-ариев над прочими расами. Его практика также показывает, что оккупационные империи — структуры ошибочные. В отличие от партийных идеологов ХХ века, создававших теории в своих замкнутых кружках, Наполеон был безусловный ПРАКТИК. Прошедший — хотя и быстро — по всем ступеням офицерской карьеры. Если романтик Гитлер видел в войне эстетику и метафизическую телеологию ариософии, если интернационалисту Ленину было, в общем, всё равно, с какой страны начинать построение планетарного СССР, то Наполеон как раз осознавал, что обречь Францию на роль всемирного оккупанта — значит принести ее в жертву, а не возвеличить. Как французский патриот, он и приступил к созданию Великой Армии, где французам отводилась лишь роль структурного элемента. Когда он пришел к власти, его страна непрерывно воевала уже 7 лет. И конца войне не было видно. Единственным выходом из этой ситуации виделась эмпирически объединенная Европа (объединение условное, виртуальное, подобие современной ООН, уже было: примерно 1000 лет к тому времени — Священная Римская Империя, к которой условно принадлежала и Франция), в которой правят три Империи и одна Великая Армия. Очень простая формула: если армия на континенте ОДНА, то и воевать ей не с кем; раз не с кем воевать — наступит МИР. Кирилл Серебренитский, магистр истории Олег Гуцуляк, кандидат философских наук P.S. 26 июля 09. В Петербурге подготовлены и подписаны документы, фиксирующие создание Восточной Ассоциации потомков комбаттантов Великой Армии при Постоянном Совете Объединённых Дворянских Обществ России.

goutsoullac: Comite Bonapartiste Oriental — слова Наполеон и Бонапарт - Эти имена — могучие нуменозы, если пользоваться юнговским термином. То есть — своего рода код, который вызывает — в сочетании с определенными методами воздействия или случайными обстоятельствами, — радикальные изменения сознания. И в России этот код, возможно, действует резче, чем в Европе. Для человека. выросшего в русской культуре, имя Наполеон — это не привычный адаптированный исторический образ, не памятник на площади, обгаженный голубями. Наполеоновский цикл — это опорный героический миф современной Европы. И в том числе — России, Россия — страна вполне европейская. Миф, нацеленный на Россию, насквозь пронизывающий мировосприятие. Причём миф всё еще не замирающий. В образе Наполеона заключён геополитический и, если угодно, метафизический даже, диалог, — он длится уже двести лет. И это ещё не всё. Имена Наполеон и Бонапарт — это ключ к такому директивному дуалу, как успех и неудача. Победа и поражение. От предела до предела. Образы, которые можно выстроить как шкалу измерений: на вершине ее — неимоверный взлёт ввысь: исторический капитан Бонапарт — Император Наполеон. В двадцать пять — измученный нищетой неудачник, в двадцать девять — диктатор половины Европы. В сорок лет — почти повелитель планеты Земля. Постепенно спускаясь вниз — целая галерея последователей — бонапарты и кандидаты в бонапарты. Ниже — нечто забавное и приятное: крышка графина Евгения Онегина, просто сувенирная пузатая фигурка в огромной шляпе. Коньяк. Тортик. И наконец — в самом низу: Раскольников с окровавленным топором, и — далее — жалкий и страшный сумасшедший, одержимый манией наполеоновского величия, потерявший собственную личность. - В знаменитой докладной записке 1945 г. Шарлю де Голю «Набросок доктрины французской политии», Александр Кожев обосновывал идею ЛАТИНСКОЙ ИМПЕРИИ как наилучшего обустройства европейского пространства. Такая империя могла бы стать достаточно сильным политическим и экономическим союзом латинских католических стран Европы, прежде всего французской, итальянской и испанской нации, опирающимся на ЕДИНУЮ АРМИЮ. «Чтобы быть политически жизнеспособным, современное государство должно опираться на «широкий» «имперский» союз родственных наций. Современное государство только тогда является государством, когда оно является Империей» „Любовь к родине — первое достоинство цивилизованного человека” (Наполеон Бонапарт). Подробности - здесь: http://www.apn.ru/publications/article21250.htm Тень Бонапарта приводит в трепет, а синдром Наполеона заставляет смеяться и тот, кто получает власть над этим образом — получает власть над обществом, власть над жизнью. НАШ САЙТ http://bonapart-orient.clan.su/

Кирилл: Сейчас монархизм, если его вопринимать серьёзно, - это самое революционное, самое роматично-невероятное, из всего, что можно придумать. Он хорош именно как вызов устоявшемуся будничному миропорядку. Если появился серьёзный претендент на престол, - он должен это осознавать. Совремнный претендент - это не чопорный богомольный манекен, бормочущий заученные архачиные пошлости о традициях и преемственности. Современный принц может реализоваться только п схеме Наполеона III: бесстрашные политические авантюры, тюрьма, репутация флибустьера.

Кирилл: ... мои штудии в недрах наполеоновской эпохи выказывают, практически каждый день, роковую ущербность господствующих версий российской историософии: пренебрежение Украиной. Не только народом, не только событиями, но и территорией пренебрегают: мол, а чего там происходило-то? После воссоединения, после Богдана Хмельницкого, - ничего там не было, на этих малороссийских задворках. Двести лет грелись на солнышке пузатые кавуны, хрюкали миргородские свиньи да гоготали диканьские гуси, и всё. ... ну, ещё Шевченко там. И то в Оренбурге. Не только советские, но и вполне вменяемые историки, когда касается событий в украинских землях, вдруг превращаются в унылых школьников. Словно домашнее задание дописывают, перед сном, ближе к полуночи: напихать в пару страничек букв каких-нибудь, и ладно. На четвёрку, может, потянет. Королевство Обеих Галиций, - огромная страна, которая существовала, воевала и вела переговоры - полгода (май - октябрь 1809го); столица первые три недели - Львов. Нынешние областные центры, Тернополь и Станиславов, (он же Ивано-Франковск), галицийские уланы держали под контролем до сентября. И на троне этого Королевства - всё-таки, - Наполеон, фигура известная. Оказалось, что я - первооткрыватель этого королевства, и, самое поразительное: не только для русскоязычного, но и для украинского когнитивного пространства. " ... за Наполеонскую Галицию ніколи не чив, - пишут мне украинские гуманитарии, из этого же самого Львова, - бо в той період була Австрія". ... Не усмотреть в национальной истории Наполеона - это суметь надо, поднатужиться. 1812 год. Джоакино Мюрат, король Обеих Сицилий, намеревался в 1812ом сотворить Королевство Козакия, и занять трон Гетмана; вёл какие-то переговоры - с атаманами таинственного народа "запорогуэн", они же Cossaques; и недаром в Москве остановился - в доме графа Разумовского, среди гетманских регалий. В июле 1812го шляхта Овручского уезда готовилась поднять мятеж навстречу наполеоновским дивизиям; во главе - Прушинский, Глембоцкий и атаман Пшеничный, (не поляки! " ... еще при Ягеллонах ...когда не хватило места, они пошли козаковать на Днепр и за пороги...Когда Мазепа наварил пива, Гленбоцкие пили его до дна..." - говорил о своей фамилии Михайло Глембоцкий, правнук гетмана Брюховецкого). И об этом - ничего нигде, приходится выцарапывать крохотные фрагменты, и составлять мозаику - годами. В интернете - завалы текстов о военных действиях в 1812ом, казалось бы. Но я - уже час, - не могу отыскать просто даты: когда полки Саксонского корпуса Великой Армии вошли в Луцк, когда вышли из него. День, желательно час. Оказывается, это затруднительно. Луцк упоминается в геройских хрониках побед российского оружия брезгливо, словно это гадость какая-то скользкая, прикоснуться противно. ... Эта привычная, застарелая, напыщенная величавость - похабно глупа, на самом деле; того и гляди, слюни потекут с толстых губ, выпяченных по-цесаревски. Отсюда и пьяная полуслепота, туман и раздвоение в глазах у российских стратегов высшего уровня, в последние два года.

Кирилл: в 7 утра мою заметку неожиданно перехватил на свою страничку Дмитро Корчинский герба Корчак - (знаменитый в своё время), - и сразу: достаточно живая реакция, по крайней мере - для рассуждения сугубо исторического. Я убеждён, что вернуть украинской истории Королевство Обеих Галиций, внедрить в украинское мировосприятие наполеоновский компонент, - это крайне важное, радикальное действие, которое может иметь значимые последствия.

Кирилл: Alexandr Zhdanov Королевство обеих Галицкий - это польская история, никаким боком к Украине не относящаяся. И мало ли какие проходимцы воображали себя основателями государства в Диком Поле. Ещё "короля" Олэлька вспомнить забыли... Kirill Serebrenitski Ну да, я - именно об этом и написал. Галиция и Лодомерия - австрийская история, Мазепа - шведская, Павло Скоропадский - немецкая (или русско-белогвардейская, на выбор), князь Дмитро Вищневецкий и Пжецлав Ланцкоронский - польская, Османская Сичь - турецкая история, и тд. Именно так советская концепция и упразднила девять десятых украинской истории. Далее логический вывод "не было такого государства - Украина".

Кирилл: ..Вчера я полдня провёл - в Тверском суде, на процессе Людмилы Есипенко. Кто не знает, - это ультраконсервативно-православная исповедница (активистка, как сейчас говорят), - которая в прошлом году штурмовала выставку в манеже и помяла рисунок Сидура (на котором, насколько я помню, апостолы вытаскивали и ели кишечник распятого Христа). Два гланых её сподвижника (на фото) - Ольга Юркевич и Андрей Беляев - оказались, оба, из литовской шляхты. А Ольга к тому же была замужем за ирландцем, традиционным католиком-лефевристом. Так что внезапно вырисовался изощрённый шляхетский заговор в недрах ультраправославия. (Я достаточно далёк от этого пространства, по крайней мере - не воцерковлён православно, уже давно. (И то, - если не считать моих похождений внутри Ислама и полутора лет в католических монастырях Ордена св. Антонио Кларета). Мила Есипенко мне нравится - потому, что я вижу в ней белогвардейского постанца, и о убеждениям (я с ней поговорил сегодня, да и раньше - читал её записи), и по происхождению (кубанская казачка; её родич, несомненно, - старший урядник Евлалий Есипенко, участник 1го Кубанского похода).

Кирилл: ... итак, 1812 год, июль: на территории Российской Империи и на сопредельных территориях возникла новая наполеоновская система: Конфедерация Королевства Польского - уния суверенных государств. В него входили: Герцогство Варшавское (Варшавия). Герцогство (или Великое Герцогство) Литовское (Литва). Герцогство Курляндское (Курляндия, Семигалия и Пильтен). Генерал-губернаторство Белорусское (временная администрация Великой Армии). Часть Волынской губернии (временная администрация Великой Армии). За пределами этой системы сформировался временный Протекторат Великой Армии в России: территории Московской и Смоленской губерний, на короткое время - оккупированные территории Калужской и Тверской губерний, а также большая часть Лифляндской губернии. Презес Рады Конфедерации Королевства Польского - князь Адам Казимир Чарторыйский (1734 + 1823), генерал-фельдмаршал австрийской службы. Он фактически исполнял обязанности главы государства. (78 лет - самый старый глава государства в Европе того времени). Одновременно на троне Герцогства Варшавского пребывал герцог Фридрих Август Саксонский. Его полномочия были приостановлены (по его же указу), но де-факто он оставался монархом для основной части Королевства. Рада Генеральной Конфедерации Королевства Польского: епископ Ян Клеменс Голашевский (1748 + 1820) епископ Кароль Скурковский (1768 + 1851) каноник Каэтан Кожьмян (1771 + 1856), сенатор Александр Линовский (1760 + 1820) Фредерик Скужевский (? + ?), Францишек Венжик (1785 + 1862) граф Антоний Островский (1782 + 1845) граф Станислав Костка Замойский (1775 + 1856), Презес правительства Герцогства Варшавского - граф Станислав Август Потоцкий; фактический глава правительства - граф Тадеуш Матушевич, министр государственных имуществ. Презес Комиссии Временного правительства Герцогства Литовского - Юзеф Сераковский, затем (с небольшим перерывом) Станислав Пересвит-Солтан. Презес Белорусской Рады Конфедерации (Временная Административная Комиссия Белорусского генерал-губернаторства) - статский советник Викентий Голынский, действующий маршалок дворянства Могилёвской губернии. Президент временного правительства Герцогства Курляндия (Ландесрегерунг) - граф Карл Фридрих фон Медем. При этом на всех экс-российских территориях Конфедерации правящим монархом признавался император и король Наполеон. Насколько известно, он на этот раз так и не принял официально титул Протектора Королевства Польского, но именно этот акт с 1 июля 1812 года ожидался ежедневно. Во всех поветах Литвы, Беларуси и Курляндии в римско-католических храмах на литургии поминался Император Наполеон и Императрица Мария Луиза. Гражданские власти и военные формирования ополчения (рушения), полиция и судебные инстанции приносили присягу именно Наполеону. 30 апреля 1813 года Рада (уже в изгнании) объявила о том, что Генеральная Конфедерация Королевства Польского более не существует. Времнная Комиссия Герцогства Литовского действовала в изгнании, по крайней мере, до июля 1813 года. Уже в Дрездене Презес Станислав Пересвит-Солтан сложил свои полномочия. 21 мая 1815 года Фридрих Август Саксонский, герцог Варшавский, подписал, как король Саксонии, мирный договор с Пруссией и Россией. 22 мая Фредерик Август подписал манифест, адресованный "польскому народу". Этот текст был воспринят - как отречение от короны Герцогства Варшавского. Хотя формально отречения не было. Де-юре Герцогство Варшавское не было уничтожено; скорее, эта государственность была предана забвению. ... Пропустил важную дату: 12 июля 1812 года Фридрих Август Саксонский герцог Варшавский особым декретом объявил о том, что он признаёт Генеральную Конфедерацию Королевства Польского (Генеральношчь, Генеральность). Герцогство Варшавское стало фундаментом Конфедерации. 14 июля 1812 года Конфедерация признала Комиссию Временного Правительства в Вильно и официально распостранила свою власть на территорию Герцогства Литовского и Белорусского генерал-губернаторства. Комиссии Литвы с этого для действовала на основании полномочий Генеральной Конфедерации Королевства. Таком образом, после того, как воссоединились Герцогство Варшавское (Великая Польша (Варшавия), Малая Польша (Западная Галиция), Познань, Литва и Белоруссия) - прежнее Королевство Польское было восстановлено. Насколько я знаю, в официальной (школьной) версии истории этот эпизод не рассматривается в качестве периода польской государственности. Считается, что Королевство было упразднено официально после отречения короля Станислава Августа Понятовского 25 ноября 1795 года, восстановлено в 1815ом (в унии с Россией).

Кирилл: Белое движение - это ориентальный вариант европейского бонапартизма. Фатальная ошибка последних ста лет - это надрывные попытки вовлечь Белое движение в поиски собственной идеологии. Если бы из этого ничего не получалось, - было бы полбеды. Увы: получается: или - сервантесовская трагедия (например, попытки пристроиться в фарватер германского наци-соци), или - захер-мазохова тошнотная гадость (великодержавная белосоветчина, розовое большевизанство). Прежде всего: бонапартизм (в моём понимании) - это не идеология, а наоборот. Никакой собственной идеи у Бонапарта нет и быть не может. Бонапарт (любой) - это политический эмипирик, эгоцентрик и профессиональный авантюрист; изредка он использует обрывки разнообразных идей, если ничего иного нет под рукой, - но всегда брезгливо, в перчатках. Бонапартизм - это война (иногда в самом прямом смысле: герцог Франко, барон Маннергейм, рыцарь Хорти) против идеологии. Это - деидеологизации социальных институтов. Силы, ведущие войну против идеологии - это этика и эстетика. В этом - скрытая, на первый взгляд, но сильная и обширная бонапартистская демократичность: идеология - это инструментарий, которым государство управляет нацией, этика - инструмент, которым нация стремится воздействовать на государство. Бонапартистский принцип формирования гувернальной элиты - это меритократия: хочешь власти - будь бонапартом; (сначала завоюй, например, Египет, а потом претендуй на пост главы государства; ни в коем случае - не наоборот). Это и есть - этика. (( и ещё - эстетика: способностей стратега не всегда достаточно, для начала желателен ещё эпический подвиг: хотя бы раз лично пройти впереди своих солдат по Аркольскому мосту под картечью)).



полная версия страницы